Эли Берг.

Книжный ниндзя



скачать книгу бесплатно

Фрэнки и Кэт застыли.

– Джин Су! Джин Су!

– Это наше, – прошептала Фрэнки.

Джин Су поднял голову от телефона и тут же увидел Кэт. Он улыбнулся в явной растерянности.

– Джин Су! – снова позвал бариста.

– Бежим, – прошипела Кэт.

– Что?

– Бежим! – повторила Кэт и сорвалась в места настолько быстро, насколько позволяли ее короткие ноги.

Забыв про напитки, Фрэнки помчалась за ней, пытаясь подавить смех. Отбежав на безопасное расстояние в два с половиной квартала, Фрэнки остановилась. Согнувшись, тяжело дыша, она оперлась руками о колени.

– Господи, ну ты и спортивная, – крикнула она в спину Кэт. – О боже, теперь я еще больше вспотела. И до сих пор не выпила кофе! – простонала она между вдохами.

– Извини, глупо было так делать.

– А я глупо пошутила с именем, – поморщившись, возразила Фрэнки. Посмотрев на часы, она окинула себя взглядом. – Мне пора; я грязная, и мне еще надо разложить тайные книги. Удачи у акушера, – улыбнулась она.

– Спасибо. Увидимся через пару часов, Фрэнкстон, – засмеялась Кэт и пошла в другую сторону, оставив Фрэнки одну садиться на поезд с книгами, ожидавшими посева.

* * *

Фрэнки шла по станции Ричмонд и смотрела на расписание поездов на электронном табло. Минута до поезда во Фрэнкстон; она рванулась к третьей платформе и в последнее мгновение влетела в закрывавшиеся двери поезда. Прислонившись к двери, она закрыла глаза и попыталась перевести дыхание. «Господи, я в такой плохой форме; мне действительно надо больше двигаться. Может, заняться кей-попом?» Открыв глаза, она окинула взглядом вагон. Большинство сидений было занято пассажирами, уткнувшимися в телефоны, ноутбуки и киндлы. Никто не листал страницы настоящих бумажных книг.

– Как обычно, – пробормотала Фрэнки, пробираясь на свободное сиденье.

Усевшись, она медленно вынула из рюкзака «Потерять и найти» и положила на колени, незаметно оглядываясь по сторонам, чтобы проверить, не смотрит ли на нее кто-нибудь. Но все были с головой заняты своими гаджетами. Открыв книгу на седьмой с конца странице, она погладила кончиками пальцев вмятины, оставшиеся от ее ручки, а закрывая, Фрэнки поцеловала ее и незаметно положила на соседнее сиденье.

«Пожалуйста, пусть мужчина, который найдет эту книгу, окажется моей второй половинкой».

– Бо-же мой. Вы – Фрэнки Роуз? – услышала она у себя за спиной высокий голос.

Медленно обернулась.

– Да, – скептическим тоном ответила Фрэнки.

– Бо-же мой! Бо-же мой! Бо-же мой! – заверещала тощая девочка-подросток, встав со своего сиденья и без приглашения плюхаясь на соседнее с Фрэнки, почти на «Потерять и найти».

– Извините, мы разве знакомы? – спросила Фрэнки.

– Нет, просто я – ваша самая большая фанатка! Я читала «Современную Остин» и «Кое-что про Джейн», наверно, миллион раз. Они реально потрясающие. Бо-же мой, не могу поверить, что это вы. Я вас узнала по фото на обложке. Хотя там у вас больше макияжа, – сказала девочка, оценивая растрепанный вид Фрэнки.

Фрэнки неловко улыбнулась, ерзая на сиденье.

– Так что, вы собираетесь выпустить третий том? Я должна знать, что случится с Шарлоттой и Уиллом.

Должна! – Девочка придвигалась все ближе и ближе, пока Фрэнки не почувствовала соленый запах ее дыхания.

– О, хм, нет. Боюсь, больше никаких книг. Я перестала писать, – сказала Фрэнки, отодвигаясь подальше.

– Что? Почему? Я ничего хуже не слышала за всю свою жизнь. Серьезно, не обращайте внимания на эти ужасные отзывы, милая. Не знаю, о чем они говорят. «Хуже этой книги ничего не публиковали»? Да ладно, они что, не читали «Отелло»? Нам пришлось читать в школе, и было скучно с большой буквы «С». – Девочка рассмеялась, шутливо похлопав Фрэнки по плечу.

«Только не это, только не сейчас», – взмолилась про себя Фрэнки. Ей нужно было сбежать от этой фанатки, ругающей Шекспира.

– Я… я… кажется, я вижу свою коллегу, – сказала она, внезапно растерявшись. Закинув рюкзак на плечо, она поспешила к внутренним дверям вагона.

– Вы забыли книгу, милочка! – крикнула ей в спину девочка.

Фрэнки проскользнула в следующий вагон, плюхнулась там на свободное сиденье и уронила голову на руки.

– Черт возьми, что за кошмар, – тихо ругнулась она.

– Тяжелый день? – спросил сидевший напротив мужчина.

Она подняла голову и обмерла: перед ней был Джон-Найтли-Мистер-Дарси-Эдмунд-Бертрам из магазина, мужчина, которого она недавно поцеловала без приглашения прямо в самый нос. И Фрэнки только что выругалась – про себя – на девочку-подростка. И она выглядела… вот так.

– Можно и так сказать. – Она попыталась улыбнуться, но чувствовала, что, скорее, поморщилась.

– Я могу чем-нибудь помочь? – спросил он; ослепительно синие глаза мерцали во все стороны.

Он выглядел еще идеальней, чем при ужасной первой встрече. На этот раз на нем были рубашка в клетку и бежевые брюки-чинос.

«Кто этот парень?» – подумала Фрэнки, чувствуя, как краснеет. Мужчина, ничуть не смущаясь, тепло улыбнулся и вернулся к своей книге. «Голодные игры». Фрэнки не могла перестать разглядывать его, поэтому достала из рюкзака «Мэнсфилд-парк» и притворилась, что читает.

Он поднял глаза от своей книги.

– Что вы читаете?

– Э-э-э, «Мэнсфилд-парк». В сотый раз. – Она выдавила низкий смешок.

– О, никогда не слышал об этой книге. Хорошая?

«Никогда не слышал про «Мэнсфилд-парк»? – Фрэнки чуть не вскрикнула. – Но посмотри в эти глаза, – сказала она себе, пытаясь не разевать рта от удивления, – на эти скулы. Может, я смогу его перевоспитать, как в «Пигмалионе»?».

Но, прежде чем она успела ответить на его вопрос, мужчина достал бумажник и кивнул на группу контролеров, заполонивших поезд.

– Черт! – подумала и сказала Фрэнки, вспомнив, что ее транспортная карта осталась в спортивной сумке, дома. – Мой проездной – он в другой сумке. Я поменяла их сегодня утром. – Она знала, что ее несет, но не могла остановиться. – Я так спешила на кей-поп, что…

– Ваши билеты! – сказал контролер сидевшей позади них паре.

– Не волнуйтесь. Я разберусь, – с полуулыбкой сказал этот великолепный мужчина. «О боже, я могла бы потеряться в этой улыбке», – подумала Фрэнки, а потом прогнала эти мысли и сосредоточилась на том, что ее ждет штраф в двести долларов.

Контролеры подошли к ним, и Фрэнки уже искала оправдание, которое звучало бы разумно, но в этот момент мужчина опустил свою книгу и придвинулся опасно близко к Фрэнки, лицом к лицу. В этот раз ошибиться в его намерениях было невозможно. Он обхватил ее лицо, наклонился и поцеловал ее. Его пальцы оказались у нее в волосах, и из ее губ вырвался легкий стон. Мужчина целовал ее яростно, порывисто, с жаром, какого Фрэнки никогда не доводилось испытывать. Если бы они были персонажами книги, то все вокруг них оказалось бы вдруг далеко, пуговицы летели бы во все стороны, обувь падала с ног. А потом он внезапно взял и остановился.

– Они ушли, – с улыбкой сказал он.

– Кто? – отозвалась Фрэнки дрожащим шепотом.

– Контролеры.

– О, э-э-э, спасибо, – хрипло сказала Фрэнки.

– Не за что. Это всегда срабатывает.

«Всегда? Вот ушлый тип». Фрэнки выдохнула неловкий смешок. Щеки у нее горели, сердце трепетало, как у бабочки с передозом кофеина.

– Что ж, это было лучше, чем наш первый поцелуй. – Красивый незнакомец подмигнул ей и вернулся к своим «Голодным играм» как ни в чем не бывало.

Глава 5
Ромео, как мне жаль, что ты Ромео!

Ходить на свидания – все равно что начинать новую книгу.

Сначала трепет. Ты спрашиваешь себя: что я ищу в книге? В каком я настроении? Что читают мои друзья? Много ли у меня работы, есть ли у меня время, которое можно посвятить какой-нибудь «Войне и миру», или я ищу что-нибудь полегче, может, что-то вроде «Автостопом по галактике»?

Следом приходит ослепительная надежда. Ты наконец выбрала книгу, и настроение чертовски хорошее. Ты заварила чашку чая, раскинулась на диване, обогреватель включен на максимум. Книга аккуратно лежит у тебя на коленях, и ты вся загораешься от возможностей, которые она обещает. Ты мечтаешь о насыщенных диалогах и завораживающих персонажах (ты полюбишь даже отрицательных персонажей!). Представляешь, как тебя увлекут повороты сюжета, настолько, что ты забудешь о плитке шоколада, которую не следовало покупать. Фейсбук внезапно станет скучным, ты задумаешься, не продать ли телевизор, и тебе не придется больше никогда ходить в спортзал, потому что предстоящее эмоциональное путешествие – единственное упражнение, которое тебе нужно. Может произойти что угодно.

На следующем этапе ты открыта всему. Ты прочитала несколько страниц, и невозможно отрицать, что сюжет захватил тебя. Наслаждаешься оригинальным (но сдержанным) описанием обстановки, и тебе нравится образ главного героя. Думаешь про себя: «Да, эта книга может мне действительно понравиться» и «Возможно, чрезмерное использование аллитерации на самом деле мне по вкусу?». Поэтому продолжаешь читать.

«Ой, персонаж действительно это сказал?» Ты оказываешься в патовой ситуации. Диалоги начинают повторяться, а главный герой никак не сделает то, что должен! Но тебе нравились все предыдущие работы этого автора, и фоновые темы книги вполне себе ничего. Ты уже столько прочитала. Может, через несколько глав все станет лучше?

Потом наступает фаза ухудшения: СНОВА РАСЩЕПЛЕННЫЙ ИНФИНИТИВ?! ОТЛИЧНО, ЕЩЕ ОДИН НАТЯНУТЫЙ ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК! И ЭТО ДОЛЖНО БЫТЬ ОТВЛЕКАЮЩИМ МАНЕВРОМ? ДА ЛАДНО УЖЕ!

А затем ты достигаешь стадии отказа признавать реальность. Тебя ужасно бесит то, как автор снова и снова использует одни и те же прилагательные, но каждый раз, когда слева входит сестра, ты такая: #ЛОЛ. К тому же ты ненавидишь бросать книги на середине. Хотя, может, Джеймс Джойс был прав, говоря, что жизнь слишком коротка, чтобы читать плохие книги? Поэтому ты продолжаешь, предложение за предложением, главу за главой. Но замечаешь, что откладываешь чтение. Начинаешь искать оправдания. Ты уже перегладила все белье (А ведь сейчас в моде неглаженое, правда?), и твои брови никогда не были выщипаны так хорошо. Может, ты читаешь всего пару страниц зараз, но, по крайней мере, убеждаешь себя, что делаешь все возможное.

Все изменится. Все будет по-другому. Если не обращать внимания на лишние главы, явно написанные только для того, чтобы увеличить объем книги и накрутить напряжение, то книга была бы и в самом деле интересной. Может, автор прислушается к отзывам на Goodreads и немного подстрижет лишние сюжетные линии во второй части? Или, если оживить происходящее забавной закладкой, все станет лучше?

У тебя уже заканчивается терпение. Ты пыталась. Сделала все, что могла, но связи с книгой не чувствуешь. Настало время посмотреть реальности в лицо и понять, как все закончить.

Что ты сделаешь?

А. Позволишь книге исчерпать себя. Увеличишь перерывы между чтением и постепенно, незаметно прекратишь читать.

Б. Начнешь одновременно читать другую книгу, потому что у вас же не эксклюзивные отношения.

В. Будешь откровенной. (Стоит заметить, что небольшая ложь во спасение никому еще не вредила.) Объяснишь книге, что дело не в ней, а в тебе. Тебе очень нравилось проводить с ней время (помнишь ту смешную сцену, когда главный герой застает своих родителей, занимающихся сексом?), но так больше не пойдет. У тебя сейчас много забот, потому что у коллег маленькие дети, а еще ты взялась за «левый» проект вне работы. Книга, если ты не против, может, пока мы все оставим как есть? Останемся друзьями?

Г. Поменяешь имя, номер телефона и уедешь из города подальше.

До следующего раза, мои дорогие.

До нового дня, до нового свидания.

Скарлетт О’ хх


Оставить комментарий (7)

Кошка в Сапогах > Я тебя люблю.

Ничего личного, но… > Будь честной и открытой, как положено взрослому человеку. Пункты А – Г звучат по-подростковому.

Без ума от любви > Обожаю твои работы, Скарлетт О’! Ты как будто читаешь мои мысли.

Стивен Принс > @ничеголичногоно… Ты просто образцовая зануда.

Ничего личного, но… > @СтивенПринс Ты просто образцовый грубиян. Не лезь не в свое дело.

Кошка в сапогах > @СтивенПринс @ничеголичногоно… мне нравится, как вы ругаетесь.

Глава 6

Джон Стейнбек, «О мышах и людях»

Поезд из Белгрейва до Флиндерс-стрит

– Наконец мне будет с кем поговорить! – Фрэнки набросилась на долговязого парня, едва тот вошел в дверь.

– Пригаси пары, Роуз. Что такая отчаянная? – Себ пытался изображать безразличие, но легкий изгиб губ намекал на то, что на самом деле он в восторге оттого, что его приветствуют с таким энтузиазмом. При первом же знаке внимания Фрэнки его щеки неизменно становились свекольно-красными.

– Ой, Себ. Себ! Как я рада, что ты тут. Ты не поверишь, что со мной случилось! – едва не вопила Фрэнки, притягивая Себа за плечи.

– Роуз, – строго сказал Себ, без энтузиазма отодвигая ее от себя, – сначала новые издания, потом взрослые разговоры.

Ярко-рыжий и усыпанный веснушками Себ был постоянным посетителем «Маленького книжного на Брунсвик-стрит». Он старался заглядывать к ним почти каждый день после уроков, всегда в бледно-голубой школьной форме, на пару размеров больше, чем требовалось для его нескладной фигуры. Каким-то образом семнадцатилетний Себ умудрился стать одним из самых доверенных лиц Фрэнки. В обмен на сигнальные экземпляры новых книг (желательно из жанра политической сатиры) Себ выслушивал ее жалобы и выдавал на удивление полезные советы о том, «как избежать самосаботажа». Время от времени Фрэнки становилось стыдно из-за того, что ее второй ближайший друг едва достиг пубертата, но она признавала, что найти другого человека, который будет выслушивать ее жалобы, успокаивать и давать советы за жалкую плату в виде книг с большой скидкой и иногда сладостей, практически невозможно.

Фрэнки затащила Себа за стойку и толкнула на стул. Пока он доедал остатки M&M’s, Фрэнки перерывала книги, сложенные у дальней стены.

– Отложено, отложено, отложено, – комментировала она, роясь на полке. – Ага! Вот, это тебе, Себ. Только что прибыло в Брунсвик. – Фрэнки протянула ему стопку книг, театрально склонив голову.

Себ перебрал книги, не торопясь проводя пальцами по краткому содержанию и медленно пролистывая первые страницы. Не поднимая головы, он сунул одну в свой портфель, а две другие – обратно в протянутые руки Фрэнки.

– Запиши на мой счет, дорогая, – с ухмылкой сказал он, скрещивая ноги. – А теперь – чем могу тебе помочь?

– Во-первых, напомню, что мы уже говорили про то, можно ли тебе называть меня «дорогая». Во-вторых, дай мне M&M’s.

Себ передал ей конфеты и проследил, как она нервно закидывает в рот сразу три штуки.

– Выкладывай, Роуз.

– Ладно. Помнишь, я тебе рассказывала про парня, который приходил в магазин пару дней назад: с потрясающими бицепсами и ужасным вкусом в книгах?

– Да-да, красивый незрелый мужчина, чмок в нос, «Город праха». Что за любитель.

– Так вот, сегодня я ехала поездом, и знаешь, кто оказался напротив меня?

Себ хихикнул.

– Дай угадаю, он ел «Хэппи Мил» и играл с новым «Шопкинс»?

– Сосредоточься, Себастиан! – нахмурившись, сказала Фрэнки, щелкнув пальцами у него перед носом. Придвинув стул поближе, она наклонилась и заговорщицки сообщила:

– Конечно, он читал «Голодные игры», но это сейчас неважно. Значит, я сижу такая прямо перед ним, и вдруг появляются контролеры. Я оставила проездной в спортивной сумке дома и совсем…

– Эй, эй, эй, – перебил Себ, – постой-ка, Роуз. Ты занимаешься спортом?

– Себ, я не буду тебе весь день рассказывать. Некоторым из присутствующих нужно работать и деньги зарабатывать! Так о чем я? Поезд. Контролер. Спортивная сумка. – Фрэнки зажмурилась, постукивая себя по лбу. – Точно! Так вот, у меня не было билета, и Эдвард Каллен как-то догадался об этом. Не успела я оглянуться, как он меня сцапал и давай целовать! Прямо посреди вагона! Реально, пусть меня принародно разденут, кто же так делает?

На этих словах зазвенел колокольчик над входной дверью. Фрэнки и Себ стремительно повернулись на звук: в магазин впорхнула пожилая дама в нежно-розовом юбочном костюме и шляпе-таблетке в тон.

– Добрый день, молодые люди, – сказала она, слегка склонив голову. – Как закончилось обсуждение книги Грэм Симсион на прошлой неделе? Мне так жаль, что пришлось убежать раньше. Нужно было успеть на спектакль моей внучки. Она у меня звезда, представляете? Она играла… как же ее звали…

– Она играла Енту в «Скрипаче на крыше». Вы нам в прошлый раз рассказывали, Роза, – улыбнулась Фрэнки, которой хотелось одного – вернуться к разговору с Себом.

– О, да-да, милочка. Что ж, где у вас кулинарный раздел? Вы опять все переставили!

Фрэнки вежливо направила ее в нужную сторону, и Роза легкой походкой удалилась в глубину магазина.

– Поцеловал тебя? В вагоне? Почему? – прошептал Себ.

– Не знаю. Чтобы отвлечь контролера? Чтобы им было неловко спрашивать про наши билеты? Из-за склонности целоваться на публике? О, и он вел себя так спокойно, как будто каждый день этим занимается! А вот я, наоборот, не привыкла к таким вольностям. Я была настолько ошеломлена, что едва с ним попрощалась, и не догадалась попросить его номер телефона, прежде чем сойти с поезда.

– Так в чем проблема, Фрэнки? Тебе давно пора завести маленький роман. Мы все знаем, что твоя любовная засуха не может продолжаться вечно. Ты заведена туже, чем пружина часов Ника Карауэя! – лихо сказал Себ, маскируя ухмылку, которая появилась у него, как только Фрэнки сказала, что не взяла у мужчины телефон.

Фрэнки в отчаянии прижала ладони к щекам и почувствовала, что они краснеют, как только ее мысли возвращаются к тому моменту в поезде. Его губы были такими теплыми и манящими, прикосновения – удивительно нежными. Она не помнила, чтобы когда-то мужчина вызывал такой трепет у нее внутри, заставлял так биться ее сердце.

– Вернись в реальность, Роуз! Только не говори мне, что он тебе действительно приглянулся, – сказал Себ, неловко тыкая во Фрэнки указательным пальцем.

– Хе! Он? Приглянулся? Вряд ли он мне подходит. Он же так флиртует! Не говоря уже о его очевидной незрелости; и даже не удосуживается читать книги, подходящие ему по возрасту. Но мне до этого и дела нет, вообще говоря; вряд ли я его еще когда-нибудь увижу.

Иногда Фрэнки бесило то, как Себ замечал очевидное; от этого она еще больше стремилась придерживаться своей версии истории. Она будет вести себя как ни в чем не бывало и отрицать всякие чувства.

Роза вернулась к стойке и вручила Фрэнки увесистую книгу кулинарных рецептов.

– Сегодня только это, милочка.

– Замечательно! Прекрасный выбор, – сказала Фрэнки, сканируя штрихкод книги, размагничивая и укладывая ее в пакет.

– Знаешь, милочка, – пожилая дама наклонилась к ним ближе, – это звучит ужасно романтично!

– Что, простите? – удивленно переспросила Фрэнки.

– Поцелуй! В поезде! То есть – нынешняя молодежь такая спонтанная и… – она помолчала, кокетливо улыбаясь, – сексуальная! Чего бы я не отдала за то, чтобы приятный джентльмен вскружил мне голову небольшими шалостями на публике. – Она подмигнула, забрала свой пакет и исчезла за дверью. Фрэнки и Себ переглянулись и разразились хохотом.

– Ну-ка, ну-ка, ну-ка, что у нас тут?

Кэт появилась словно из ниоткуда, держа в руках кружку, полную неизвестной зеленой жидкости, и яйцо вкрутую. Она переводила взгляд с Фрэнки на Себа и обратно, сузив глаза. Кэт испытывала несколько собственнические чувства к Фрэнки и не одобряла, когда кто-то еще вторгался на территорию, которую она как лучшая подруга считала своей.

Просверлив Себа взглядом, она сделала долгий театральный глоток из кружки.

– Тебе не пора в школу, диктанты писать, Себастиан?

Других намеков не требовалось; Себ схватил сумку и закинул ее на плечо.

– Роуз, приятно было повидаться, – кивнул он в сторону Фрэнки. – И постарайся не придавать этому большого значения. Похоже, что он может быть лихим Шурой, а ты – его Татьяной[3]3
  Герои серии Паулины Саймонс «Медный всадник».


[Закрыть]
. – Он непринужденно направился к двери. – Привет беременным! – бросил он через плечо, расслабленно взмахнув рукой.

– Фрэнки, что там бормочет этот ходячий пубертат?

Вздохнув, Фрэнки посвятила Кэт в историю «поцелуя в поезде», не скрывая ни одной детали. Они склонились друг к другу, время от времени издавая вопли и крича «он что сделал?!», когда со скрипом открылась дверь подсобки.

– Кэт, ты тут? – Клод пересек магазин и бесцеремонно бросил большой букет вязаных красных роз на стол. Он только что вернулся с работы в юридической фирме и собирался втиснуть в остаток дня ведение счетов магазина.

– Это для кого? – Кэт встала, роняя на пол куски яичной скорлупы.

– Для тебя, глупышка. – Клод чмокнул ее в щеку. – С годовщиной.

– О, конечно. С годовщиной! – Кэт дотянулась через стойку и торопливо одарила мужа еще одним поцелуем.

Великолепно выточенное лицо Клода исказилось, как будто в него выстрелили.

– Ты забыла, да?

– Конечно, нет, милый, – ухмыльнулась Кэт, явно соврав. Она сдержалась и не стала закатывать глаза в ответ на чрезмерную реакцию мужа.

Фрэнки смерила Кэт и Клода взглядом, пытаясь угадать, что думает ее лучшая подруга. Она знала, что Клод – чувствительная натура, но не реагирует ли он так остро потому, что подозревает что-то по поводу Джина Су? Заметив ее взгляд, Клод фирменным жестом показал ей, что все в порядке. (Они оба использовали для этого не большой палец, а указательный, после жаркой дискуссии о том, что большие пальцы переоценены.) Она улыбнулась, успокаивая себя тем, что Клод ведет себя как обычно, и тихонько ускользнула, пока Кэт и Клод занимались бумагами. Она взяла стопку карточек с отзывами, которые писали они с Кэт, и прошла в отдел бестселлеров в передней части магазина. Пока она спаривала отзывы с книгами, ее мысли снова направились туда, где они так часто оказывались: к Эдсу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6