Эли Берг.

Книжный ниндзя



скачать книгу бесплатно

Ali Berg, Michelle Kalus

THE BOOK NINJA


© 2018 Ali Berg and Michelle Kalus

© О. Бурмакова, перевод на русский язык, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Часть первая

«Человек – будь то джентльмен или леди, – который не находит удовольствия в хорошем романе, должен быть невыносимо глуп».

Джейн Остин, «Нортенгерское аббатство»

Глава 1

Если бы жизнь Фрэнки была книгой, она озаглавила бы ее «Разочарование», в точном соответствии с тем кошмаром, какой представляла собой ее карьера, семья и, конечно, личная жизнь.

Будильник обвиняюще прозвенел, заявляя, что ей нужно было встать еще двадцать минут назад. Фрэнки вздохнула, перевернулась на бок и уткнулась лицом в потрепанный томик «Эммы», который засунула под подушку прошлым вечером, а потом прикусила губу от мысли, что сама она никогда не достигнет такого успеха, чтобы о ней написали книгу, да еще и назвали ее именем.

Но Фрэнки никогда не судила о книге по названию или по обложке. Она предпочитала оценивать роман по первой, открывающей его фразе – она и ее лучшая подруга Кэт называли это «рождением книги». В рождении «Эммы» Остин описывала мисс Вудхаус так: «красавица, умница, богачка, счастливого нрава, наследница прекрасного имения». Для сравнения – первая фраза матери после рождения Фрэнки звучала так: «она лысая и с большим носом, как у отца».

Фрэнки натянула одеяло на голову и погрузилась в слова на странице перед ней, не обращая внимания на то, что настало время «вставать и идти». Ее сердце исполнилось феминистской гордости от того, как Эмма на все реагировала с позиции «я слишком независимая и невероятно богатая для этой чуши». Она впитывала описания мистера Джорджа Найтли, тая от его прямоты и искреннего сочувствия Эмме. Последний раз на Фрэнки смотрели с таким сочувствием, когда парень из Uber Eats спросил, собирается ли она съесть всю эту пиццу сама.

Фрэнки знала, что сцена предложения руки и сердца уже близко, и крепко зажмурилась. Эта сцена была как хорошая шоколадка: она не могла решить, насладиться ли ее вкусом прямо сейчас или отложить на потом. Резкий звонок телефона немедленно разрешил дилемму за нее. Взяв его, Фрэнки увидела на экране имя матери. Закатив глаза, она нажала «игнорировать» и медленно вытащила себя из постели.

В поисках наряда, который легко собрать, она подобрала с пола и накинула просторное хлопковое платье. Выйдя из спальни, направилась к объекту своей гордости – книжной полке с тщательно рассортированными по цветам книжными обложками. Полка занимала всю стену гостиной; на ней хранились 172 самые любимые книги Фрэнки. Наверху стояли красные, дальше выстраивались оранжевые, желтые, розовые, фиолетовые, зеленые, синие, серые и, наконец, черные. Радуга из книг. Ее счастливый уголок. Она рассеянно провела пальцами по переплетенным в ткань томикам Остин, твердым обложкам Фаулера, по Бронте, а затем резко остановилась на книге с переплетом приглушенного зеленого цвета и с вытисненным на корешке названием: «Фрэнки Роуз».

Осторожно вынув ее, словно готовую укусить змею, она открыла первую страницу.

Маме, папе, Кэт, Эдсу и, самое главное, пицце.

За всю любовь, поддержку и сырную вкуснятину.

Фрэнки захлопнула книгу и отшвырнула ее в другой конец комнаты. Схватив сумку, лежавшую возле дивана, и надев красные балетки, она выбежала из своей крошечной квартирки в Ричмонде.

* * *

Выкопав ключи со дна сумки, Фрэнки открыла дверь «Маленького книжного на Брунсвик-стрит», который служил ей вторым домом последние полтора года, все то время, пока ее мечты разбивались, а жизнь разваливалась на куски. Работа в книжном магазине спасла ее. Он напоминал ей о тех трех месяцах, которые она проработала в «Шекспир и Ко» в Париже, прежде чем вернулась и начала учиться в магистратуре по английской литературе в университете Мельбурна.

Свободная от ответственности (хотя ее три таксы могли бы возразить), Фрэнки наслаждалась тем временем: блуждала среди книжных полок, пис?ла и ела миндальные круассаны. То же чувство беззаботности окутывало ее каждый раз, когда она входила в книжный магазин. Ей нравилось наблюдать за людьми изнутри, словно смотреть с обратной стороны в калейдоскоп на любителей литературы, заглядывающих в красивые витрины магазина с кипящей жизнью Брунсвик-стрит. Ей нравилось, что ее окружают сильные женщины: Энджелоу, Этвуд, Адичи. А главное – ей нравилось работать со своей лучшей подругой, Кэт. Клод, муж Кэт, получил «Маленький книжный на Брунсвик-стрит» в наследство от своих дедушки и бабушки. Когда оказалось, что он – бухгалтер в маленькой юридической фирме, работающий допоздна и посвящающий все свободное время вязанию – не знает, что делать со вторым бизнесом, Кэт посетила гениальная идея: она будет продавать книги, а он – вести бухгалтерию. А когда она предложила работу Фрэнки, той не нужно было долго раздумывать, прежде чем сказать: да, да, да!

Их дружба, начавшаяся в те дни, когда они сочиняли любовные письма мистеру Дарси, вместо того чтобы делать алгебру за восьмой класс, осталась крепкой, несмотря на то что теперь Кэт, беременная первым ребенком, проводила субботние вечера вместе с Клодом за просмотром повторов «Национального вечера вязания» на «Нетфликсе», а Фрэнки, беременная вчерашней пиццей, проводила их на ужасных первых свиданиях. А уж сейчас, когда они каждый день находились в окружении литературы, обсуждая и читая книги (и, конечно, оценивая выбор их другими людьми), Кэт и Фрэнки были ближе, чем Горацио и Гамлет.

Фрэнки пробралась между полками и бесцеремонно швырнула сумку за стойку продавца. Включив посильнее кондиционер, она опустилась в кресло, закинула ноги на стойку и вернулась к потрепанному томику «Эммы». Едва она перевернула страницу, как звякнула входная дверь, и в магазин вошла девушка. Ее рыжие пушистые волосы развевались во все стороны, по лицу тек пот; на ней были ярко-розовый вязаный топ, черные штаны из лайкры и оранжевые кроссовки.

– Кэтрин, – кивнула ей Фрэнки, не опуская книги.

– Фрэнкстон, – сделала то же в ответ Кэт. Она присоединилась к Фрэнки, взяла себе «Джаспера Джонса» и приняла ту же позу, расположившись бок о бок с соседкой.

– Ты чего такая потная? – спросила Фрэнки.

– Утром было очередное занятие кей-поп-танцами – потрясающе, кстати говоря, – но у них сломался душ, а мне было лень идти домой переодеваться и потом тащиться сюда. Я решила, что если постою немного на улице, то высохну. Но забыла, что сегодня, блин, тридцать два градуса! К тому же все эти шмотки, которые мне вяжет Клод, совершенно не впитывают влаги. Посмотри, как с меня течет. Я как мороженое!

Кэт схватила Фрэнки и попыталась притянуть ее голову к своей мокрой груди.

Если Фрэнки была королевой свиданий, то Кэт – королевой тренировок. Начиная с балетного станка и заканчивая сомнительными танцами у шеста, Кэт влюблялась по очереди во все виды упражнений для поддержания здоровья, разочаровывалась в них и бросала, как Мариус – Эпонину. Это началось несколько лет назад, и сначала Фрэнки думала, что Кэт так увлеклась фитнесом потому, что хотела быть более здоровой, в лучшей форме; но в последнее время она размышляла, не вызвана ли такая страсть глубокой неуверенностью в себе. Раньше Кэт приходила в восторг от того, как люди провожают взглядом ее неприлично красивого мужа, но, может, ей самой начинало не хватать внимания?

– На каком ты месте? – спросила Кэт, бросив взгляд на побитую жизнью книгу Фрэнки.

– Почти дошла до предложения, – похвасталась та.

– Тебя не тошнит читать одни и те же книги снова и снова?

– Ты перечитываешь «Джаспера Джонса» четвертый раз, – возразила Фрэнки.

Кэт развела руки, жестом говоря «туше».

Входная дверь открылась, прервав их беседу. Подруги захлопнули книги, убрали ноги со стойки и настороженно вскинули головы. Вошел крепкий, начинающий лысеть мужчина.

– Фантастика! – прошипела Кэт.

– Военные биографии! – ответила Фрэнки.

– Так вот, на танцах сегодня случилась странная вещь.

– О? – спросила Фрэнки.

Мужчина покраснел и улыбнулся им. Они ответили сладкими улыбками и спросили, нужна ли ему помощь. Он покачал головой и мучительно медленно принялся ходить по магазину, почесывая затылок и ни к чему не прикасаясь. Девушки следили за ним, оценивая каждый шаг.

– Ну выбери уже, – прошептала Кэт.

– Он вот-вот решится! – прошептала Фрэнки.

Казалось, что прошла вечность, прежде чем мужчина остановился в отделе научной фантастики и взял два романа Стивена Кинга, сунув их в подмышки.

– Черт! Рубашка, но без галстука. Это всегда их выдает, – разочарованно сказала Фрэнки.

– Плати, Фрэнкстон. – Кэт вытянула руку у нее перед носом, перебирая пальцами в ожидании. Фрэнки медленно вытащила из кошелька пять долларов и шлепнула купюрой о ладонь Кэт.

– Только эти две замечательные фантастические книги? – спросила Кэт у покупателя, дьявольски улыбаясь в сторону Фрэнки.

– Да, я люблю почитать старину Кинга, – ответил тот, складывая книги на стойку, чтобы Кэт могла их пробить по кассе. – Вообще-то, я хотел взять на пробу военную биографию – «Перекресток» Марка как его там, знаете, о чем я? Но потом подумал: зачем упускать хорошую книгу? А Кинг – это очень хорошие книги! – засмеялся он.

Фрэнки уставилась на него, а Кэт сдерживала смех, складывая два тома Кинга в бумажный пакет.

– Прекрасного вам дня. Я так рада, что вы предпочли Кинга военной биографии. Кинг действительно пишет такие хорошие книги, – прочирикала Кэт.

– Так и есть! Ну, пока! – воскликнул мужчина и вышел, звякнув дверным колокольчиком.

– Иди, иди к своим хорошим книгам! – пропела ему вслед Кэт.

– Он собирался купить военную биографию! Отдай мне деньги обратно! – Фрэнки попыталась схватить купюру, но Кэт отвела руку.

– Собирался. Но, увы, не купил! Это мои деньги. Скажи им «адю»[1]1
  Искаженное adieu – (фр.) до свидания.


[Закрыть]
, – самодовольно сказала Кэт.

Фрэнки вздохнула.

– Только не начинай снова разговаривать как в книге, которую читаешь. Пожалуйста, не надо.

– Не понимаю, о чем ты! О резервуар[2]2
  Искаженное au revoir – (фр.) до свидания.


[Закрыть]
, – улыбнулась Кэт, еще больше довольная собой.

Фрэнки нахмурилась. Они снова забросили ноги на стойку и откинулись на спинки стульев. Растущий полуденный зной пробирался под входную дверь, но сталкивался с обороной сильно бьющего кондиционера. Капли холодного пота стекали по шее Кэт ей в декольте.

– Извини, у меня глупое настроение, – сказала Кэт.

Молчание.

– Глупости перестают быть глупостями, если их совершают разумные люди и не стесняются этого, – сказала Фрэнки, дословно цитируя Остин, книгу которой она сейчас читала.

Кэт улыбнулась, и Фрэнки ответила ей легким наклоном головы.

– Так почему у тебя глупое настроение, Китти-Кэт? Что случилось на танцах? Ты переезжаешь в Корею?

– О, ничего особенного. Я схожу за кофе нам с тобой. – Кэт вскочила и схватила сумку, как-то чересчур заторопившись.

– Кэт! Серьезно! Что случилось на танцах?

Так увиливать от ответа – это было непохоже на Кэт. Фрэнки обычно получала от нее отчеты обо всем, начиная тем, что та ела на завтрак, заканчивая романом между двумя уличными музыкантами, сидевшими напротив магазина.

– Ничего, ничего. – Кэт покраснела еще больше и покосилась на дверь.

– Кэтрин Эделин Купер, расскажи… мне… немедленно. – Фрэнки подозрительно прищурилась на Кэт.

Кэт уставилась в ответ так же пристально, и с минуту – рекорд для них – они мерились, кто дольше продержит ледяной взгляд. – Ой, ну ладно, ладно! – Кэт всплеснула руками, признавая поражение.

– Итак?

– Ну, на танцах… был этот очень симпатичный танцор, парень. Его зовут Джин Су.

– Джин Су?

– Да, Джин Су.

– И?

– И… Джин Су.

– Что случилось с Джином Су?

– Ну, я как бы нечаянно с ним переспала. – Кэт прикрыла рот ладонью и помчалась к двери.

– ЧТО? Кэт! Кэт, вернись! – крикнула Фрэнки, отказываясь верить услышанному.

Чтобы Кэт изменила Клоду? Нет, Фрэнки знала, что это невозможно. Кэт никогда бы так не поступила. Конечно, брак Кэт и Клода не был идеальным, но разве существуют идеальные? Кэт любила Клода целиком: от шикарной внешности до одержимости вязанием. И – господи, да она была на четвертом месяце беременности.

Фрэнки вскочила со стула и помчалась за своей потной подругой-изменницей. Распахнув входную дверь, она остановилась. Вместо Кэт перед ней стоял мужчина. Возможно, это был самый красивый мужчина, которого она видела. Высокий, крепко сложенный, он представлялся ей идеальным сочетанием Джона Найтли, мистера Дарси и Эдмунда Бертрама в одном флаконе.

Глава 2

Спрятавшись за стойкой и уткнувшись носом в книгу, Фрэнки незаметно следила за красавцем, который бродил по ее магазину. Широкоплечий, но не угрожающий, в простой белой футболке и синих джинсах, он двигался со спокойной уверенностью, поворачиваясь боком, чтобы протиснуться между полок. Фрэнки выудила конфету из миски с M&M’s рядом с компьютером и закинула себе в рот с улыбкой. «Да начнутся игры!»

Он подошел к классической литературе. «Многообещающее начало. Да, приласкай эти старинные суперобложки. Нет, стой. Движение на горизонте!»

Мужчина пошел дальше, пробираясь к отделу путешествий. Он приостановился и огляделся, пытаясь сориентироваться. У Фрэнки перехватило дыхание, когда она заметила, что он присматривается к разделу научно-популярной литературы. «Много читающий историк? Экономист?» С этим она могла работать. Но, увы, он прошел мимо биографий и эссе. Набирая скорость, русоволосый мужчина пересекал магазин решительными шагами, а Фрэнки, едва прикрывшись книгой, поглощала одну конфету за другой и не сводила с него глаз.

«Нет. Нет. Нет! Что угодно, только не эта полка. Книги для подростков? Он, наверное, заблудился». Фрэнки отложила свою книгу, решив, что настало время вмешаться: ее покупатель, очевидно, потерялся. Но когда она уже готовилась выйти из своего безопасного угла за стойкой, мужчина без тени колебания вытащил с полки книгу с ярко-оранжевым корешком.

«Это, наверное, какая-то глупая шутка, – пробормотала Фрэнки себе под нос. – Ему не меньше тридцати! Он достаточно зрелый и слишком хорошо выглядит, чтобы читать… – Теперь Фрэнки абсолютно не понимала, что происходит. – Это что, «Бегущий по лабиринту»? Фу-у-у. То есть…»

Мужчина поднял глаза от книги и вопросительно посмотрел на Фрэнки.

«Черт! – Девушка быстро повернулась спиной к полкам и прислонилась к стойке. – Я знала, что мужчина не может быть так хорош», – сказала она себе, на этот раз мысленно, и достала телефон, чтобы позвонить Кэт.

– Почему она не берет? – Фрэнки нетерпеливо притопывала ногой.

– Кхм-кхм.

От звука этого низкого и ритмичного покашливания Фрэнки развернулась, едва не снеся опасно стоящую миску с остатками M&M’s.

– Извините. Чем могу вам помочь? – Взяв себя в руки, она откинула прядь волос с лица.

– Только это, пожалуйста, – сказал мужчина с улыбкой, от которой на его щеках появились ямочки.

Фрэнки оценила положенную на стойку книгу, недовольно щурясь на пеструю обложку издания с картинками из фильма-экранизации. Украдкой она бросила взгляд на его левую руку. Кольца не было.

– Желаете завернуть покупку? Наверное, это для вашей племянницы? Племянника? Ребенка? – с надеждой спросила она.

– Нет-нет. Это только для меня. Не могу дождаться продолжения!

– М-м-м, конечно. – Она выдавила слабую улыбку.

Пробив книгу, Фрэнки положила ее в пакет и заметила, что мужчина смотрит на нее с тоской. От него исходило тепло, а синие глаза шептали: «На свете нет другого человека, на которого я хотел бы сейчас смотреть». Фрэнки растворилась в его взгляде, а красавец придвинулся ближе. Неужели… его рука двинулась ей навстречу? «Не может быть… Он правда…» В голове у нее все плыло. Мужчина перегнулся через стойку, сокращая расстояние между ними. Не задумываясь Фрэнки повторила его движение и быстро придвинулась ближе. Всего в нескольких дюймах от него ее окутал приятный запах его парфюма. «Неужели это его рука мягко касается моего лица?» Она наклонилась ближе, и он – тоже; ее глаза медленно закрылись. Между ними оставались считаные сантиметры. Фрэнки рефлекторно сложила губы для поцелуя и поцеловала его – прямо в нос. «В нос!» Зависнув перед ним с вытянутыми губами, она почувствовала, как его пальцы легко ущипнули ее левую щеку. Они оба резко отстранились.

– Извините, у вас был шоколад на щеке. – Мужчина смущенно показал ей шоколадную крошку.

– О господи. Простите, пожалуйста, это было совершенно неуместно. Я вас поцеловала! В нос! – сбивчиво воскликнула Фрэнки. – Не знаю, что на меня нашло. Я только что получила ужасные новости, и у меня голова плохо работает. – Она путалась в словах. – С вас шестнадцать долларов.

Отводя глаза, она оформила покупку и сунула ему пакет, быстро выпроводив покупателя за дверь. Он как будто пытался что-то сказать, но Фрэнки не дала ему заговорить, забросав словами благодарности, и в считаные секунды он оказался на улице, за закрытой дверью. Сделав глубокий вдох, Фрэнки прислонилась к двери, позволяя жару стекла просачиваться через платье и приносить поверхностное успокоение. «С каких это пор я так абсурдно себя веду?»

Кэт, пожалуйста, скажи, где ты. Давай все обсудим. P. S. Я только что грязно приставала к покупателю. Мне нужна помощь. Срочно.

С минуту она смотрела на экран, умоляя Кэт ответить, но потом вышла из «сообщений» и в попытке отвлечься начала листать инстаграм.

Милый щенок.

Планировка квартиры.

Объявление о помолвке.

Пюре из авокадо.

Идеально оформленные фотографии мелькали у нее перед глазами. А когда она переключилась на фейсбук, ее внимание привлекла одна картинка. Она улыбнулась.

Кэт Купер: Господи, спасибо тебе за это райское творение! Lune Croissanterie, давай поженимся.

#cruffin #foodporn at Lune Croissanterie

На снимке Кэт демонстрировала себя миру, поглощая то, что можно было описать только как рай выпечки. Фрэнки повесила на дверь табличку «Вернусь через 10 минут! Покупаю обезболивающее от книжного похмелья» и заперла магазин. Шагая по тротуару, она мысленно наказывала себя за то, что позволила себе настолько разволноваться из-за пары среднего размера бицепсов и ослепительной улыбки. И, кроме того, его вкус в выборе книг должен бы ее серьезно отрезвить. Ни один взрослый мужчина, который читает про влюбленных оборотней и страдающих подростков, не может быть такой уж находкой. Но почему ей показалось, что этот мужчина оставил ее с чувством разочарования?

Фрэнки мысленно пролистала историю своих недавних свиданий.

Образец А – последний разговор в тиндере:

Майкл: Привет, Фрэнки. Где ты живешь в Мельбурне?

Фрэнки: В Ричмонде. А ты?

Майкл: Я только что вышел из тюрьмы, а моя бывшая поменяла замки. Мне бы где-нибудь переночевать.

Ее последнее свидание вслепую: «Это настоящее серебро, потрогай!» – говорил он, рассовывая приборы дорогого ресторана по карманам.

Ее последний секс со случайным партнером: «Фрэнки, твоя вагина – как бархатное тако».

И, конечно, Адам. Прошло восемнадцать месяцев с тех пор, как Эдс расстался с ней, после двух с половиной лет вместе. Их отношения были жаркими и страстными и внезапно прекратились. Они влюбились друг в друга быстро и сильно, но внешние обстоятельства тяжело легли на плечи ослепленных любовью молодых людей.

Когда в отзывах на вторую книгу Фрэнки читатели стали громить всё, от персонажей до использования точки с запятой, – «Хилари» оценила «кое-что о Джейн» на 0 зведочек, утверждая, что лучше «целую неделю будет страдать от жестокой диареи, чем снова возьмется за эту книгу», – ее сразил сильнейший приступ творческого кризиса.

Эдс получил повышение: стал младшим партнером в своей крутой юридической фирме – и поэтому был слишком занят, чтобы замечать то, как опустошена Фрэнки своей карьерной неудачей.

Эдс (22 мая, 10.00): Привет, Фрэнки. Кажется, у тебя какой-то переходный период, и, по-моему, я не могу помочь тебе найти то, что ты ищешь. Думаю, нам обоим будет лучше остаться просто друзьями. Увидимся. Эдс

Фрэнки (22 мая, 10.01): Чтоб ты сдох.

Фрэнки (22 мая, 12.00): Извини, психанула.

Фрэнки (22 мая, 13.00): Я тебя люблю.

Фрэнки (22 мая, 18.00): Пошел ты.

Фрэнки (24 июня, 14.00): Я скучаю…

Фрэнки (24 июня, 11.00): Я удаляю твой номер.

В результате бурного периода скорби она потеряла не только всякую уверенность в своей способности писать, но и подработку в качестве помощника библиотекаря в начальной школе, которая позволяла ей заниматься писательством в свободное время. С работой пришлось расстаться из-за срыва, когда, обнаружив в фейсбуке, что у Эдса новая девушка, Фрэнки во время собрания книжного клуба первоклассников разразилась ругательствами и неприлично жестикулировала. Наконец она снова решилась погрузиться в мир свиданий, но на нее обрушивалось одно неудачное свидание за другим, раня ее эго. Неужели все эти месяцы без секса и без сил по утрам привели к тому, что она стала терять разум? К тому же она настолько ушла в себя, что уже не знала, что происходит с ее лучшей подругой.

Добравшись до Lune Croissanterie, Фрэнки прошла через ожидающую толпу, окидывая взглядом столики. Кэт она нашла в дальнем уголке. Перед той лежала кучка надкусанных круассанов. Передернувшись напоследок, Фрэнки прогнала воспоминание о поцелуе в нос и опустилась на стул перед подругой. Кэт вздрогнула и подняла глаза, и у Фрэнки защемило сердце от взгляда на лицо подруги, все в слезах и крошках от круассанов. Она притянула Кэт к себе, поглаживая по спине и успокаивая ее утешающим шепотом.

– Как это случилось, Кэтти?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6