Элеонора Бостан.

Инстинкт Убийцы. Книга 1



скачать книгу бесплатно

– Мы с тобой подружимся, – пробормотала она, нажимая кнопку вызова официанта, в заведении такого уровня все было по высшему разряду, – еще как подружимся, ведь у нас взаимная симпатия, не так ли?

– Извините, что? – она никак не ожидала, что этот чистенький официант придет так быстро, но он пришел, и, похоже, услышал ее беседу с нарисованным демоном.

– Ничего относительно моего заказа, – улыбнулась она, – просто беседовала с красавцем на меню, надо же как-то коротать время. – Она снова улыбнулась и стрельнула глазками в молодого человека, только на этот раз ее улыбка показалась ему очень опасной. Он бы сказал, ее улыбка в ту секунду ничем не отличалась от оскала нарисованного демона. – Знаете, мы с ним давние друзья.

Молодой официант выдавил из себя вежливую профессиональную улыбку и достал блокнот, намекая странной клиентке, что его дело принимать заказы, а не вести светские беседы с давними «подругами дьявола». Она тут же стерла эту страшную улыбку, как будто ее и не было вовсе, и сделала заказ. И его совсем не удивило, когда она попросила принести ей фирменный десерт, который носил имя ее «давнего друга». Странная девушка, думал официант, с радостью отходя от ее столика – от таких, как она, спокойнее было находиться на расстоянии – красивая, но что-то в ней не так, от нее просто веет опасностью и какой-то зловещей силой. Хотя другим деньги и не достаются, ведь деньги – это зло, а подобие, как известно, притягивает подобие, так всегда говорила ему мать, и у него было достаточно времени, чтобы убедиться в этом самому.

А тем временем «подруга дьявола» совершенно избавилась от любых проявлений их дружбы в лице и спокойно сидела за своим столиком, сложив руки на скатерти и мирно глядя в окно. Как она и ожидала, ветер принес с собой тяжелые снежные тучи, и теперь за окном танцевали первые колючие снежинки, больше похожие на маленьких злых мошек, жалящих без жалости всех, кто выходил из дому в такую погоду. Скоро эта ледяная крупа посыплется по-настоящему, заваливая тротуары и кружась под ледяным ветром. Этот вид снега Фатима ненавидела больше всего, она даже готова была мириться с большими тяжелыми хлопьями, лениво падающими вниз и не причиняющими никакого неудобства, но эта ледяная колючая крупа ее просто бесила. Скоро приедет господин Пупс, и она очень не хотела, чтобы эта противная снежная морось помешала ей хорошо все увидеть.

Интересно, подумала она уже в который раз, а какая погода будет завтра? Для господина Пупса разницы, конечно, никакой, если только у него нет мечты умереть, например, в свете солнца или под дождем, но вот для нее погода имеет очень большое значение, и дело тут вовсе не в мечтах. Что касается мечтаний, то у нее их не было, она вообще не понимала, что это такое и для чего нужно. Мечты – еще одно проявление слабости, считала она, ведь только слабак может строить планы и верить в них, когда сам прекрасно осознает, что они невыполнимы. Сама она признавала только четкие планы, причем только те, которые были ей по силам.

Она никогда не мечтала, она планировала и всегда выполняла все свои планы или отказывалась от них.

Давным-давно, еще маленькой девочкой, она поняла, что нет смысла мечтать о дворце и королевстве, если ты родилась в бедной семье в маленьком городке, точно так же, как глупо мечтать о космосе, если у тебя от рождения больное сердце; не стоит мечтать о круизах, если у тебя врожденная боязнь воды. И не стоит травить себя пустыми байками о счастье и светлом будущем, если в твоей жизни нет ничего светлого, а будущее еще под вопросом. Все эти истории о бедных и прекрасных девушках, становившихся принцессами, совершенно не захватывали ее, потому что она понимала, что все эти бредни кучка власть имущих специально выдумала для потенциальных рабочих лошадок, обеспечивающих им красивую жизнь. Миллионы людей, которые всю жизнь обречены копошиться на дне, а чтобы они не бунтовали и беспрекословно выполняли свою работу, им и навязывают эти байки: будьте покорными, а значит – хорошими и правильными, страдайте там, на дне, молча и ничего не требуйте, и тогда вдруг, откуда ни возьмись, появится принц и подарит вам королевство и корону…ну или рай в загробной жизни, что более вероятно.

Только она почему-то никогда не слышала, чтобы хоть одна современная королева добилась красивой жизни скромностью и честным трудом.

У каждого свое место, так говорила ей мама и была совершенно права, и каждый рождается в своей стихии. Чет или нечет, черное или белое, судьба или не судьба – на чьей половине жизни ты родился, там свою жизнь и проживешь, и личные пожелания не учитываются. Мир делят всего две силы, и обеим армиям нужны воины, или марионетки для забавы, как кому больше нравится, поэтому они и не спрашивают людей, а просто делят их между собой. Как товар, как вещи, ведь если у каждого спрашивать его мнение или дать людям право выбора, все побегут на светлую сторону, ведь вряд ли кому-то захочется быть неудачником и прожить свою жизнь под покровительством «не судьбы». Но тогда одна из сил перестанет существовать, а это недопустимо, потому что эти две сущности – Добро и Зло – были всегда и всегда будут, а люди всего лишь пешки, которыми они играют для забавы и которых создали себе на потеху. И совершенно не важно, какой ты человек – хороший или плохой, никого это не волнует, тебя возьмет к себе либо одна сторона, либо другая. И тогда будь ты хоть святым, тебе все равно не улыбнется удача, если тебя взяла темная сторона; а можешь быть воплощением зла, и всю жизнь прожить в веселье и везении. Чет или нечет, судьба или не судьба.

Размышляя об этом, она рассеянно смотрела на площадь, хотя рассеянность эта была только видимостью – она все замечала, все анализировала. Она давно поняла, что родилась на стороне светлой силы, а раз ее мнение никто не спросил, она тоже не чувствовала за собой никакой вины, использую причитающееся ей везение так, как считала нужным. В конце концов, если бы Богу было хоть какое-то дело до людей, которые по глупости ему поклонялись, она бы никогда так не преуспела в своем ремесле.

Нет, до нас нет дела ни Богу, ни его вечному противнику, они слишком заняты выяснением отношений и своими экспериментами, а люди – всего лишь лабораторные крысы и не более того. Еще и поэтому она так презирала людей – они слепо верили в свои собственные иллюзии и не хотели хотя бы на секунду остановиться и задуматься о том, что их просто поделили две лаборатории. В одной добрый хозяин, всегда дающий корм своим крысам, и злым и добрым. А во второй лаборатории всех морят голодом и мучают до смерти – и маленьких добрых мышат и больших зубастых крыс. А они еще думают, что что-то решают, когда все уже давно решили за них.

Она так погрузилась в свои размышления, что даже не заметила, как подошел официант с высоким бокалом кофе по фирменному рецепту и красивой вазочкой, в которой было что-то черное и пахнущее шоколадом с пушистой шапкой взбитых сливок. Она вежливо улыбнулась, и на этот раз в ее улыбке словно светилось солнце, настолько она была теплой и располагающей.

– Спасибо.

Ковыряя ложкой десерт. Она нетерпеливо глянула на часы: 8.15, этот сукин сын вот-вот появится. А ведь он даже не подозревает, что этот рабочий день станет для него последним, завтра утром он наконец уйдет в бессрочный отпуск. Мог бы уйти и сегодня вечером, но его верность жене подарила ему лишние 12 часов жизни.

Вот так, подумала Фатима, смакуя шоколадный мусс, который заказала, добро всегда вознаграждается, пусть всего лишь 12-тью часами жизни. Эта мысль так рассмешила ее, что ей пришлось прикрыть губы платком, чтобы никто – например, молодой официант, ни на секунду не сводящий с нее глаз – не видел, как она смеется сама с собой.

И правда, кто бы мог подумать, что такая грязь, как господин Пупс в семейном вопросе будет чист и непорочен, как дитя? Она насмотрелась на таких подонков и прекрасно знала все их слабые места, поэтому путь соблазнения и казался ей самым быстрым и легким, благо для этого у нее имелось все. Но пухленький банкир совершенно неожиданно проявил такую моральную устойчивость, которую можно встретить лишь в дешевых сериалах для домохозяек и в слезливых книжонках о вечной любви для прыщавых 14-летних девочек. А этого Фатима никак не ожидала.

Она не витала в облаках и не думала, что все пройдет как по маслу: она подцепит его в каком-нибудь ресторане, они выпьют вина, – он чуть больше, чем следует – потом они отправятся в номер, останутся без охраны, и она прикончит его. Так бывало только в кино, но жизнь мало похожа на фантазии людей, хотя и служит для них основой.

Подцепить его она, конечно, могла, но такие люди всегда держали ухо востро, и она прекрасно знала, что прежде чем приблизится к нему и сядет за столик, ее обыщут. Она могла убить его и без оружия, как-никак не зря она была лучшей в своем деле, но опять-таки, он ни за что не станет напиваться, а охрана никогда не оставит их в номере, откуда она сможет так просто улизнуть. Можно было бы задушить его во сне – излюбленная тема фильмов. Но только он не станет засыпать рядом с незнакомкой, которую подцепил в баре, это она знала так же точно, как и то, что большие деньги и не совсем чистая совесть заставляют людей быть очень осторожными, на грани паранойи.

Она не верила, что такая мразь, как этот зарвавшийся банкир могла искренне любить кого-то кроме своих денег и власти, но, видимо, политика верного мужа хорошо охраняла Виталия Мухина, более известного в узких кругах как Колобок, от аферисток и наемных убийц с большой грудью. При мысли о большой груди Фатима невольно улыбнулась, гораздо опаснее, подумала она, если у женщины большой ум, вот тогда спасения для жертвы нет.

Заглянув в глаза своей будущей жертве, Фатима не увидела там любви или хотя бы обычной человеческой страсти – в тот вечер перед ней в ресторане сидел оживший кассовый аппарат, совершенно равнодушный ко всему живому и прекрасному. Поэтому ее первоначальный план провалился, так до конца и не став планом и оставшись на стадии возможного развития событий.

Она следила за ним и знала все его любимые места так же из материалов, которые всегда требовала для очередного дела. Поэтому в свой первый вечер в Ростове она поехала ужинать в его любимый ресторан на набережной под названием «Тихий Дон». Там действительно было тихо и уютно, а атмосфера располагала к отдыху и романтике.

Разведка обстановки, сказала она себе, посмотрим, с чем предстоит работать. Надев элегантное и не слишком открытое платье, Фатима сидела за соседним столиком и стреляла своими черными, как полночь глазами, всем своим видом демонстрируя свое одиночество и желание покончить с ним хотя бы на этот вечер. Она никогда не была кокеткой, но при необходимости становилась просто роковой соблазнительницей, притягивающей мужские взгляды и сердца как магнит. И в тот вечер она пустила в ход почти все свое очарование – почти, потому что даже она сама не знала, на что способна в полной мере – чтобы набросить невидимый аркан на короткую толстую шею господина Пупса.

Она специально не надела ничего вызывающего, прекрасно зная, что загадочность и возможность «домыслить» что у дамы под нарядом намного сексуальнее, чем выставленные на показ и буквально вываливающиеся из платья прелести. К тому же она не хотела производить впечатление обыкновенной ресторанной шлюшки, нет, чтобы поймать такого клиента, она должна была выглядеть как богатая, но одинокая дама, желающая почувствовать себя женщиной, пока ее престарелый муж считает свои миллионы.

Итак, она сидела в дорогом ресторане и явно подавала сигнал молодому мужчине с охранником, сидящему справа от нее. Он тоже заметил ее, в конце концов, он не был слепым, а она была красивой женщиной, которая, к тому же, оказывала ему знаки внимания. Пухлый и розовенький банкир начал ерзать на стуле, а потом мило и застенчиво улыбаться. Ну, прямо последний девственник мира, подумала она тогда, растягивая рот в ослепительной улыбке, которая явно говорила: да, это ты, ты все правильно понял, милый, это ТЕБЯ я зову. Невероятно, но он кокетничал с ней, словно 13 летний мальчишка, впервые почувствовавший на себе женское внимание. Придурок, вынесла вердикт Фатима, взглядом и кивком головы приглашая его за свой столик. Может, все и получится, решила она, когда ее объект наконец-то решил оторвать свою жирную задницу от стула и двинулся к ней. Ели бы все прошло по плану, она давно бы уже покинула этот несуразный город… но стоит только понадеяться на легкий исход, как судьба обязательно создаст дополнительные трудности.

Банкир сел прямо напротив нее, и его маленькие свинячьи глазки уставились на нее, а пухлые губы разошлись в неприятной улыбочке, обнажая маленькие острые зубки. Да, вот что делает любовь к деньгам, подумала Фатима, совершенно не представляя, как могла какая-нибудь женщина лечь с ним в одну постель, не говоря уж о том, чтобы выйти за него замуж и жить в одном доме.

– Могу я угостить даму шампанским? – спросил он неожиданно глубоким и мужественным голосом, который так не подходил к его игрушечной внешности, что это несовпадение делало его образ еще более нелепым и отталкивающим.

– Думаю, можете. – Кокетливо ответила она, не сводя с него завлекающих черных глаз.

Он быстро подозвал официанта и сделал заказ, доставая короткими пухлыми пальчиками тысячные купюры из бумажника, при этом его начинающаяся лысина так яростно блестела в свете фонариков, украшающих интерьер, что Фатима невольно улыбнулась – ей вдруг показалось, что вместо головы у господина Пупса бильярдный шар. В этот момент он как никогда походил больше на ожившую игрушку, чем на реального человека. Как будто дети, играя с ним, оторвали ему голову – а такое с детьми случается часто, это она помнила по себе – а вместо нее приделали этот нелепый бильярдный шар. Повернувшись к столу, господин Пупс заметил ее улыбку и поинтересовался, чему она улыбается.

– Пытаюсь понять, – томно проговорила она, – почему так бывает, – она снова опустила глаза, метнув на него еще один игривый взгляд.

– Вы о чем?

– Ну, смотрите сами, – она подалась вперед, глядя ему прямо в глаза, и едва не потеряла маску от удивления, когда господин Пупс подался назад, словно шарахаясь от нее. Нормальные мужчины так себя не вели. Но если вместо сердца в груди был кассовый аппарат, это, видимо, было нормой поведения. Вот тогда она и поняла, что ничего у нее сегодня не получится, придется искать другие пути. Жаль, конечно, но спектакль надо доигрывать. – Молодой одинокий и явно богатый мужчина и такая же молодая и одинокая женщина… немного богаче него… сидят в ресторане за соседними столиками и посылают друг другу сигналы. Может это скука, как вы считаете? Или просто способ почувствовать себя живыми?

– А с чего вы, собственно, взяли, что вы богаче меня? – Фатима поспорила сама с собой, что именно с этого он и начнет, и только что выиграла. – И потом, вам явно скучно, а я просто ужинаю.

– Да бросьте, – она загадочно улыбнулась ему, нежно поглаживая длинными пальцами ножку бокала. – Мне действительно так скучно, что я предлагаю оплатить ваш ужин и заплатить за то, что мы закажем сейчас, во время нашей милой беседы.

– Вы это серьезно?

– А вы сами как думаете? – И не дожидаясь ответа, она позвала официанта, – счет этого господина принесите мне, – сказала она, со скукой поглядывая на сидящего перед ней банкира.

Официант кивнул и удалился, явно очень удивленный услышанным – обычно в ресторанах мужчины приглашали дам за свой стол и, конечно же, сами оплачивали заказ, а не наоборот.

– Ну что, – она продолжала сверлить его своими черными глазами, – убедились?

– Убедился. – Хмыкнул банкир, а потом вдруг его лицо озарила та же неприятная улыбочка, и он спросил, – могу я спросить: кто вы? И надеяться на честный ответ?

– Полуправда вас устроит?

– Все же, это лучше, чем ложь. – Снова улыбнулся он, – хотя другого я и не ждал: женщины – загадки. А богатые женщины – настоящие головоломки, не так ли?

– А вы, я вижу, знаток женщин! – рассмеялась она, – не зря я на вас так пристально смотрела, я ведь тоже кое-что понимаю в мужчинах.

– Ни сколько в этом не сомневаюсь, – вставил он, разливая шампанское, принесенное только что официантом.

– Мне показалось, или это был первый комплимент? – господин Пупс улыбнулся и промолчал, предоставляя ей право решать самой. – Что ж, я обещала вам ответ, и вот он: я богата, потому что красива и умна, пусть это и звучит слишком нескромно, но ведь вы хотели правду, а это и есть правда.

– Не думаю, что это Бог платит вам за красоту. – Все так же неприятно улыбаясь, сказал банкир, – и явно земля не расцветает под вашими ногами. Расскажите, пожалуйста, то, что можете, обещанную половину правды.

Она картинно закатила глаза и цокнула, всплеснув руками.

– Какой вы однако дотошный! – А потом специально добавила, – вы случайно не банкир?

– А вы случайно не аферистка?

– Не знаю как я, но вы точно попали в точку! – смеясь, сообщила ему Фатима, а потом добавила, – хотя я не думаю, что ошиблась. Я аферистка, все так, только я элитная аферистка. Я богата, потому что женила на себе одного немолодого уже бизнесмена, причем он до сих пор думает, что сам добился меня. Мило, правда?

– Как мужчина ответить не могу, – уважительно сказал банкир, – но как бизнесмен, могу сказать, что восхищаюсь вами. – Фатима кивнула, слегка улыбнувшись, а он продолжил, – а тайной, я так понимаю, останется имя вашего мужа? Или клиента, как вам больше нравится?

– Старый богатый хрен, вот как мне нравится, – она отпила шампанское, – могу только сказать, что он занимается инвестициями. Это всё, сами понимаете.

– Понимаю, – все это явно очень заинтересовало пухленького банкира, который даже представить не мог, что разговаривает и пьет шампанское с киллером, который всего через пару дней отправит его в бесконечный отпуск на тот свет. – Одно я никак не могу понять: зачем вам я?

Демонстративно поставив бокал на стол, Фатима нахмурилась в притворном возмущении, а потом уставилась в маленькие поросячьи глазки своего объекта.

– Как я уже сказала, – медленно проговорила она, – мне скучно. А вы – человек моего круга и, как мне показалось, довольно интересный человек. Хотя, наверное, даже таким как я свойственно ошибаться. – Она цинично усмехнулась, с презрением глядя на пухлого банкира, от игривого настроя не осталось и следа. – Знаете ли, богатым женщинам тоже свойственно становиться объектом охоты, ведь среди мужчин моя профессия популярна ничуть не меньше, поэтому мне приходится быть осторожной и выбирать людей моего круга, у которых уже есть все. Кроме развлечений.

Видимо, ее речь произвела на Виталия впечатление, или ему действительно стало интересно узнать ее поближе. Он не ушел, хотя и собирался, вместо этого между ними завязалась оживленная беседа – они говорили обо всем: о погоде, искусстве, театре, моде, и с каждой минутой пухленький банкир все больше и больше восхищался удивительной незнакомкой, такой красивой и разносторонней. Но от острого внимания Фатимы не ускользнул тот факт, что, как бы мило ни улыбался ей господин Пупс, какими бы комплиментами не заваливал, но он твердо держал дистанцию, не желая подпускать к себе такого опасного и загадочного человека. И ей это нравилось. Не смотря на всю неприязнь к свиноподобному банкиру, она не могла не оценить его ум и осторожность, он явно был не из тех, кто теряет голову от женских чар, рассудок и сердце этого толстячка излучали ледяной холод.

Конечно же, она поняла, что в этот вечер он спокойно уедет домой, но не спешила прощаться и форсировать события – ей было любопытно, чем же закончится их разговор. Когда часы на стене ресторана пробили одиннадцать часов вечера, Фатима поняла, что пора заканчивать игру. Все, что хотела, она уже узнала, к тому же, беседа явно зашла в тупик – каким бы интересным ни был собеседник, но трудно поддерживать беседу три часа к ряду, если видишь его впервые. Да и к тому же, она не любила напрасных действий, которые никуда не ведут и не несут в себе никакой выгоды. Она уже развлеклась и решила расставить, наконец, точки над «и».

– Время позднее, – с намеком сказала она, весьма недвусмысленно глядя на банкира, – может, пора продолжить веселье в другом месте?

– Вам, разумеется, пора, – с вежливой улыбочкой ответил он, явно понимая, о чем идет речь, – богатые и красивые дамы могут себе это позволить. А вот семейные люди – нет. Мы уже свое отвеселились.

– Не будьте занудой, – снова улыбнулась она, – вы ведь не маленький мальчик.

– Конечно, нет, – он вдруг стал враз серьезным и холодным, как лед, – я уже давно не мальчик, но даже ребенком я никогда не был дураком. Вы что, на полном серьезе думаете, что я стану подпускать к себе такую гремучую змею как вы? – брови Фатимы мгновенно взлетели, и банкир поспешил добавить, – говорю это как комплимент, а не оскорбление. Просто, вы ведь специалист в своем деле, вот и подумайте сами: пойду ли я сознательно на сближение с вами.

– Если бы вы были моим объектом, – холодно ответила она, не сводя с него своих обжигающих черных глаз, таких опасных и притягательных одновременно, – наверное, я бы не стала рассказывать вам о роде своей деятельности. Все-таки вы не такой уж гений, каким кажетесь себе.

– Может быть. А может быть права народная мудрость: отвергнутая женщина хуже дьявола. А вообще-то, вы могли и промолчать, а могли сказать, что работаете уборщицей в цирке – итог был бы один. Вы излучаете опасность, стоит только посмотреть вам в глаза, и сразу становится страшно и любопытно одновременно. Наверное, это и привлекает к вам ваших клиентов, но я не люблю опасных женщин. В мой жизни итак слишком много стрессов, чтобы получать кайф от общения с бомбой замедленного действия. Я предпочитаю спокойный и надежный досуг. Извините, – он противно улыбнулся, – наверное, вы мне не по зубам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16