Елена Звёздная.

Магическая сделка



скачать книгу бесплатно

– Я скучал, – вдруг произнес он так, что я сразу поверила.

Но говорить, что тоже скучала, не стала – прозвучало бы фальшиво. Просто после всего я была скорее рада, что в данный момент Гаррат находится подальше от меня и как минимум никого не обстреливает снежками, не сжигает, не гоняет, не оскорбляет и не левитирует. От всех этих мыслей почувствовала себя как-то неуютно, неловко и вообще сволочью.

– Как вы тут? – попыталась продолжить светскую беседу.

Но Гаррат, грустно глядя на меня, тихо повторил:

– Я безумно скучаю по тебе…

– Да что-то не заметно, – ехидно вставил древний.

Но я не обратила внимания на его реплику, глядя в полные тоски глаза Владыки, и, не удержавшись, спросила:

– Он надолго вас запер?

Губы дракона изогнулись в грустной усмешке, и Гаррат тихо ответил:

– Надеюсь – навсегда.

И устало опустил голову на лапы, все так же с тоской глядя на меня.

– Надеетесь? – переспросила потрясенно. – Но… почему?

Владыка отвел взгляд, затем вновь взглянул на меня и выдохнул:

– Потому что я сжег бы тебя, не защити он твое хрупкое тело от пламени. Даже драконьего пламени. И потому что, заигравшись с грассами, я как-то не подумал, что в этот самый миг Воронир тебя убивает. Должен был бы подумать, а я наслаждался победой и властью над грассами, забыв про очевидное. Ирэнарн сказал правду – я не имею права смотреть на тебя после этого.

Я… я не знала, как реагировать.

– Прости… – выдохнул Гаррат.

Не знаю почему, но, протянув руку, коснулась чешуи на его морде. Только дотронулась, а не гладила, хорошо помня, чем закончилась попытка прикоснуться в прошлый раз. Гаррат прикрыл глаза и прижался головой к руке.

– Э-э, – раздалось рядом со мной.

И потом дальше, где-то в доме бабушки Осаи: «Милада, ты где?»

Нервно оглянувшись, я посмотрела на древнего, тот мрачно сообщил:

– Камали пришла. Нам пора.

Осторожно убрав ладонь от морды Гаррата, я уже хотела было отойти, но тут вспомнила:

– Может, вам книги принести, чтобы вы не скучали?

Дракон как-то странно на меня посмотрел.

– Он не скучает, – насмешливо уведомил меня древний.

– Скучаю! – неожиданно капризно возразил Владыка.

Улыбнувшись, спросила:

– Что принести?

И вот тут Гаррат задумчиво прикрыл глаза, словно размышлял, а затем практически приказал не мне – древнему:

– Мне нужна программа обучения Брони за первые три года.

– Брони?! – переспросил Асур-Ррат.

– Справишься? – подначил Владыка.

– Вам бы весь спецкурс Дипломатии Ветра пройти, – с нажимом ответил древний.

– А этого добра хватает, – отмахнулся Гаррат. – Ирэнарн прислал, и даже двух библиотекарш на случай, если мне еще чего понадобится… мм-м… – Дракон глянул на меня и добавил: – В плане там за литературой дополнительной слетать.

Я кивнула, решив, что лучше поверить ему на слово.

– Добудь мне программу Брони, – практически приказал Владыка древнему.

Затем улыбнулся мне и прошептал: – Ты моя путеводная звезда, вкусняшечка, просто приходи – мозг прочищается с одного твоего взгляда. Люблю…

И он закрыл лапой наш люк.

Мы с древним переглянулись.

– Не нравится мне все это, – задумчиво произнес Асур-Ррат. – Зачем ему курс Брони? Он не боевой дракон.

Почесал подбородок когтем и добавил:

– К тому же факультет боевиков закрыт даже для древних.

– А «Броня» – это что? – переспросила я, хотя уже, кажется, догадалась даже.

– Простодраконье название военного училища, – отмахнулся Асур-Ррат. – Ну да ладно, сделаем, что можем. Чем бы дитя ни тешилось, да?

Я не ответила, но тоже задалась вопросом – а зачем это Гаррату?

* * *

Когда древний вновь приоткрыл люк сокровищницы, мы были уже в доме бабушки Осаи. Невероятно вкусно пахло пирожками и сдобой, слышались голоса и смех, а едва мы вышли из пустой кладовой, которую выделили под вход в сокровищницу древнего, я себя почувствовала как на рынке.

– Смотри, какие драконы! – воскликнула одна из моих теть, разматывая рулон синей шелковой ткани.

– Лучший в мире атлас! – окутывая меня отрезом алой ткани, сообщила вторая.

– Прямо под цвет твоих глазок! – Третья накинула на голову отрез голубой мягкой ткани.

– Идем мерить платья, – хватая меня за руку и рывком высвобождая из пут шелка, атласа и бархата, сказала мама.

Следующие часа три я была куколкой.

На меня надевали то одно, то другое, то третье платье, под каждое шли традиционные для драконниц-девочек штанишки и из той же ткани, что и платье, тканевые туфельки на кожаной подошве.

В какой-то момент я поняла, что являюсь самой младшей во всем роду, потому как мои сестры и братья из нового поколения еще не обзавелись потомством, поэтому меня было решено баловать. И меня баловали как могли – брошками, заколками, новыми платьями, заготовленными для пошива мантий тканями – сразу семи цветов, потому что никто, даже я, еще не знал, какое учебное заведение выберу.

В результате я стояла посреди зеркального зала, который стал зеркальным, потому что в него со всего дома зеркала притащили, в нежно-зеленом платье, не доходящем до колен, в туфельках из той же ткани, с букетиком золотых, украшенных россыпью недорогих самоцветов цветов в волосах и с желанием сбежать бы уже отсюда поскорее.

Но, к счастью, пришел Хатор и сказал:

– Всем ужинать.

Тети тут же засуетились, помогая маме сложить и рассортировать мою одежду, а вот я, глянув в окно и поняв, что уже вечер, поспешила на кухню за пирожками. В кухне, кроме Хатора, помешивающего соус, и древнего, задумчиво ковыряющегося вилкой в разлегшейся на его тарелке жареной рыбе, никого не было.

– Эти с яблоками, – Хатор указал мне на большую корзину, одну из семи, находящихся на кухне.

– Шпашибо, – ухватив один и начав есть даже раньше, чем поблагодарила, сказала я. – А с мясом есть?

– Да, вон те, – указал папа на седьмую корзину.

Но когда я, подхватив со стола тарелку, пошла набирать себе пирожков, вдруг остановился, обернулся ко мне и сказал:

– А ты же с мясом не любишь.

– Я не шублю, – подтвердила с готовностью. И, прожевав остатки своего пирожка, пояснила: – Уже вечер, нужно снова Голода кормить.

– Пирожками? – недоверчиво переспросил древний.

– Нет, его – мясом, – ответила, набрав полную тарелку и раздумывая, хватит Черному дракону или нет.

– А-а, – глубокомысленно протянул Асур-Ррат. – То есть это ты пирожков набрала, чтобы из них мясо повыковыривать?

– Нет! – воскликнула я, возмущенная кощунственным предложением.

Просто из таких пирожков мясо не выковыривают, их проглатывают один за другим, не замечая, как они тают во рту, потому что Хатор готовил лучшие пирожки, похоже, не только в моей жизни. Но тут вдруг я поняла, на что намекнул древний.

Медленно повернулась и посмотрела на папу. Дракон стоял, забыв о соусе и воинственно скрестив руки на груди. С поварешки воровато стекал соус, древний сидел, подперев голову кулаком, и тоже ждал моих оправданий.

– Мм-м… – сказала я и быстро стащила еще два пирожка из соседней корзинки.

Не знаю, с чем они были, но пахли безумно вкусно.

Хатор отреагировал слегка приподнятой бровью, древний открыл было рот, собираясь что-то сказать, но затем закрыл, решив промолчать.

Я же поняла, что мне лично сказать придется хоть что-то.

Ну и сказала:

– А вдруг Главнокомандующий тоже голодный?

И тут у древнего отпала челюсть. Буквально. Клыки и вовсе звякнули об тарелку. А вот Хатор почему-то напрягся.

– А ему силы нужны, – вдохновенно продолжила я, – потому что Голод сейчас не совсем адекватный и Ирэнарну его держать приходится, чтобы он меня не съел.

Челюсть у древнего уже и так лежала на столе, теперь следом брякнулся язык и развернулся, как рулончик. Удивленно взглянув на это, поняла, что не язык – действительно рулончик бумаги, исписанный золотыми древнедраконьими буквами. Древний тоже понял, что потерял что-то важное, подхватил свиток, свернул с самым важным видом и глубокомысленно произнес:

– А силы-то нужны, да, а то, понимаешь ли, горы и Крепость опять крушить нечем будет.

– И дома, – почему-то вставил Хатор, – в очередной раз.

– И от эльфийки отбиваться, опять же, сила надобна, – язвительно заметил Асур-Ррат.

Я кивнула и согласилась:

– Эсфирель жалко очень.

– Чего ее жалеть? – хмыкнул древний. – Она сама кого хочешь пожалеть может, причем разными способами. Ты знаешь, эльфийские принцессы ее уровня с рождения вообще кого хочешь пожалеть могут.

– В смысле – убить из жалости, – пояснил для меня Хатор.

Внезапно поняла, что вообще мало что знаю об эльфах.

– Оно ж как, – продолжил древний, – как дета-королевство наращивать мощь взялось, так все остальные длинноухие королевства и смекнули – хорошая партия для брачного договора появилась. А у дета-эльфов пунктик – принц может жениться только на лучшей воительнице королевства, вот эльфийские короли и взялись готовить своих дочерей к нелегкой доле невесты для наследника. С малых лет готовить начинают. А этот дета-наследничек все никак выбор не сделает… уже лет двести. Итого – в эльфийских королевских дворах полно принцесс с навыками «убью ближнего быстро, качественно и недорого», на ежегодно объявляемых в дета-королевстве соревнованиях за сердце принца эти самые «нежные, хрупкие и подобные лилиям на ветру» принцесски бьют соперниц нещадно, давно переплюнув всех дета-воительниц, а принц активно проповедует безбрачие, намекая, что-де сердце его еще никто не покорил. Чую, донамекается он однажды, и подадут ему его сердце на блюдечке.

– Под гранатовым соусом, – мрачно добавил Хатор.

– Ага, – согласился древний. И продолжил: – Ну так вот, а Эсфирель значит, в отличие от товарок по коронкам, с юности решила, что выйдет замуж за дракона, а на дета-наследника она плевать хотела. Но, судя по исчезновению некоторых наемников, похоже, тренировки не пропускала. Так что увидишь эльфийку – беги.

– И быстро, – подтвердил папа.

– И петляя, – добавил кто-то позади меня.

Обернулась – рядом с окном стоял Зэрнур, и, похоже, давно уже стоял. Выразительно посмотрев на меня и тарелку с пирожками в моих руках, укоризненно заметил:

– Гхарарг хорошо готовит, леди Милада.

Смутившись, неловко ответила:

– Я знаю.

Но тарелку отдавать никому не собиралась.

– Не нравится мне все это, – вдруг как-то со значением произнес Хатор.

– Да я тоже не в восторге, – в тон ему ответил Зэрнур. – Крепость восстанавливать нужно, у нас две делегации в столице сиднем сидят, а этот с драконоубийственной собачкой полдня возится, чтобы вот эта вот над трупом не рыдала.

Папа постоял, подумал. Потом пошел к шкафу, достал из нее корзинку, устлал дно салфетками, подошел ко мне, отобрал тарелку, ссыпал все в корзинку, наложил сверху еще в три раза больше, чем я взяла, второй салфеткой все закрыл и молча мне отдал.

Древний тоже сидеть не стал, спрыгнул со стула, засеменил к пирожкам, выбрал один, подошел и протянул Зэрнуру.

– Что это? – с явным недоверием спросил Бронзовый дракон.

– Терпение, – сдал начинку древний.

Зэрнур достал золотую монетку, кинул мне, да так, что я едва поймала, – у меня же корзинка в руках была, после чего взял пирожок и, обреченно куснув, начал жевать.

– Еще парочку? – участливо поинтересовался Асур-Ррат.

– По обстоя… – начал было Зэрнур, но, мрачно глянув на меня, страдальчески ответил: – Не помешает.

Мне пришлось еще две монеты ловить, потом все отдавать древнему, который, критически осмотрев и опробовав на зуб каждую, унесся в свою сокровищницу.

А Зэрнур, дожевав пирожки, молча протянул мне телепортационный браслет.

– Возвращайся хотя бы к чаю, – сказал на прощание папа.

Даже не знаю, разглядел ли он мой кивок.

* * *

Когда я перенеслась, несколько секунд стояла, озираясь и не понимая, куда вообще попала. Здесь повсюду на столах были реторты, колбы, ампулы и прочее. Приближаться не рискнула, издали разглядев, что надписи на древнедраконьем, который не понимала совершенно, поэтому осталась стоять на месте.

Через минуту в двери вошел совершенно седой дракон, у которого абсолютно белыми оказались также брови и ресницы, глянул на меня несколько недоуменно, быстрым шагом подошел к шкафу, открыл, пробежавшись пальцами по этикеткам, спросил, не оборачиваясь:

– Ты не в курсе, какого цвета настой быстрогонника?

– Зеленый, – ответила не задумываясь.

– Ага, точно! – Дракон выудил нужную баночку, закрыл шкаф и ушел не прощаясь.

Я осталась стоять.

– Слушай, – раздался голос все того же белого, – найти спиртовой экстракт мирты сможешь? Шкаф тот же.

– Да, хорошо, – и я подошла к шкафу, перехватив корзинку другой рукой.

Отодвинув створку, вгляделась в баночки. Экстракт на водной основе зеленовато-желто-оранжевый, его нашла почти сразу, спиртовой – зеленовато-салатовый, его обнаружила, во-первых, потому что рядом был, во-вторых – тут название на драконьем дублировалось на древнеэльфийском, а он у нас шел как основной мертвый язык, так что его я частично знала.

– Нашла! – крикнула дракону.

– Тащи сюда, – приказал он.

Осторожно взяв баночку, пошла на голос и из лаборатории вышла в узкий темный коридор, все освещение которого составлял свет из одной-единственной открытой двери. К ней и направилась.

Но стоило войти, я остановилась, потрясенно уставившись на плесень. Черную плесень! Которая, пребывая в человеческом облике, с энтузиазмом ассистировала белому дракону в изготовлении чего-то синего, бурлящего в реторте на столе.

– Чего стоишь? – грубовато спросил дракон. – Давай сюда настойку.

Осторожно, по дуге обойдя плесень в человеческой форме, приблизилась к дракону, протянула баночку. Тот, схватив, извлек стерильную пипетку и принялся отмерять нужное ему количество капель. Я же, не выдержав, осторожно спросила:

– Прошу прощения за вопрос, уважаемый халоне…

– Ир-хан, – поправил меня дракон, с ходу недвусмысленно намекнув, что никакой он не обычный дракон, а целый боевой.

– Уважаемый ир-хан, – тут же исправилась я. – Простите, а вы не знаете где ир-хан Главнокомандующий?

– Правящий наш? – не отрываясь от процесса подсчета капель, переспросил белый дракон. – Он пошел мыться и переодеваться, ты же сейчас придешь.

Тут на меня подняли несколько удивленный взгляд, и дракон отрешенно заметил:

– А, ты уже пришла.

– Ну да… – Мне почему-то стало неловко.

– А, ну раз пришла, сгоняй еще за спиртом, он все там же, четвертый шкаф от входа, нижняя полка.

Не возражая, снова по дуге обошла плесневое создание, которое орудовало с колбами, отрастив себе еще две дополнительные руки, и выглядело жутко.

Оставила корзинку на пустом столике у входа и пошла за спиртом. Как оказалось – руки освободила не зря, потому как спирт хранился не в колбах, а стеклянных жбанах с полведра размером.

И вот я иду обратно, осторожно ступая и крепко прижимая к себе спирт в стеклянном сосуде, выхожу в коридор и только каким-то чудом не врезаюсь в стоящего там же Главнокомандующего, который, видимо думая, что я нахожусь все еще в том же помещении, стоял в полумраке и спешно застегивал пуговицы на мундире.

– Госпожа Радович? – удивился моему появлению дракон.

– Ир-хан Главнокомандующий, – нервно поздоровалась я, вдруг подумав, а как мои передвижения с колбой спирта выглядят со стороны.

Как оказалось – выглядели двусмысленно.

– Снова меня обворовываете? – поинтересовался Ирэнарн.

– Ну, вы знаете, это такое дело…

– В процессе которого входишь во вкус? – сверкнув улыбкой, предположил он.

– Примерно. – Я тоже улыбнулась.

– Спииииирт! – страдальчески возопил белый дракон из соседнего помещения.

– Простите, – осторожно обходя Главнокомандующего, извинилась я.

Ирэнарн уйти не позволил – молча одной рукой отобрал у меня стеклянную тару и пошел относить белому. Уже оттуда до меня донеслось:

– Хартэнган ит эреннта.

– Да что тут тяжелого, бабы в деревне по два ведра воды зараз таскают и не жалуются!

– Эт ша! – прозвучало пугающе и грозно.

Но, похоже, никого не испугало, потому как собеседник Черного дракона язвительно ответил:

– А корзинка, которую она вам приволокла, не легче будет.

Секундная пауза – и покаянное от белого дракона:

– Прошу простить меня, ир-хан Главнокомандующий.

Когда Ирэнарн вышел в коридор, неся мою корзинку с его пирожками, в коридоре стало сумрачно и мрачно, а раньше было просто темно.

– Идемте, госпожа Радович, – официально предложили мне, указав рукой направление вперед.

Я обошла Черного дракона и, осторожно ступая в кромешную тьму, заметила:

– У вас там плесеневый человек.

– Нет, – мгновенно ответили мне. – Это колония Арха, для удобства работы с Нериг-Рратом она принимает человекоподобный облик, изменяясь в зависимости от ситуации.

Оступившись, я была благопристойно поддержана, после чего, возобновив путь, все же спросила:

– К-к-колония?

– Да, общность, связанная родством, интересами, способностью создавать коллективный разум. На данный момент в Броне их шесть, но Нериг-Ррат полагает, что вскоре отделится часть от колонии Гема, у них ярко выраженные воинственные наклонности, и они собираются лоббировать интересы белых грибов в эльфийских лесах.

– Что?! – Я остановилась как вкопанная.

– Белые грибы, – невозмутимо пояснил Ирэнарн, – с некоторых пор находятся под угрозой исчезновения, так как после распространения слухов об их повышающих… мм-м… некоторые возможности свойствах подвергаются массовой вырезке. Колония Гема выразила обеспокоенность положением дел и совместно с Эмир-Эсхаратом разработала стратегию развития гена, который позволит грибам предпринимать конспирологические действия как минимум, как максимум – сбегать с места базирования основной грибницы.

Представила себе ошалевшие лица грибников, от которых массово сбегают грибы…

– Интересный проект, – продолжил Главнокомандующий, – мы со своей стороны решили допустить колонию Гема к знаниям о тактике и стратегии ведения войн на выживание.

В моем воображении ошалелое выражение лиц грибников сменилось на испуганное, потому что грибы, применив тактику заманивания противника в глубь леса путем убегания, развернулись, похватав сучки, палочки, иголки и прочего вида оружие и ринулись на несчастных.

– Бедные грибники… – только и сказала я.

– Но если ничего не предпринять в течение трех лет, белые грибы исчезнут как вид, – сообщил Главнокомандующий. – Направо.

И я послушно свернула, хотя вообще не видела, куда иду.

Но стоило только войти, как огонь, искрами возникший у двери там, куда я ступила ногой, разбежался по стенам, полу и потолку, оставляя после себя десятки зажженных факелов, в свете которых я увидела поднявшегося с лежанки грасса, радостно завилявшего хвостом при моем появлении.

– Можете подходить смело, пес уже полностью в сознании, – сказал Ирэнарн.

И я бросилась к грассу, радостно обняла тощего, почему-то отлично видимого и очень сильно обрадовавшегося мне Голода, и не сразу заметила куски мяса, оставшиеся на блюде возле лежанки. А увидев, удивленно перевела взгляд на Черного дракона, устроившегося на единственном тут стуле и задумчиво осматривающего содержимое корзинки. При виде изобилия пирожков про меня, кажется, временно забыли.

Но как оказалось, впечатление было ошибочно, потому как, продолжая разглядывать изделия из теста, Ирэнарн невозмутимо ответил:

– Да, ваша помощь ему больше не требуется, но раз уж вы все равно планировали прийти… – И дракон с явным трудом подавил усмешку.

Все так же продолжая смотреть исключительно на пирожки.

– Я поняла, – произнесла спустя долгую паузу, погладив грасса, устроившего голову у меня на коленях, – это был продуманный план по заманиванию меня с пирожками в Броню.

– Именно так, – на меня подняли веселый наглый взгляд, – все это было исключительно ради пирожков.

– А вы коварный! – воскликнула я.

– Рад, что вы, наконец, это поняли, – парировал Ирэнарн, выудив один из пирожков и добавив: – Приятно, что часть из них вы отбирали для меня лично.

И если после его первой фразы я еще хотела хоть как-то ответить, то после второй принялась делать вид, что очень увлечена поглаживанием Голода и вообще ничего не слышала.

Но дракон лишил меня и этого прикрытия, весело поинтересовавшись:

– Голод, пирожки будешь?

Мой верный грасс умчался в ту же секунду.

И нетерпеливо присел перед драконом, который принялся сортировать пирожки со словами:

– Это от Милады, – пирожки «от меня» отправлялись на одну салфетку, которая располагалась на коленях Ирэнарна, – это от Хатора, – вторые отдавались на съедение Голоду.

Почти все, так как парочку Главнокомандующий все же оставил себе, после все отложенное ссыпал в корзину и, поднявшись, объявил:

– Ну все, пошли.

– Куда? – настороженно спросила я, все еще сидя на лежанке.

– Нужно обсудить тяжелейшее состояние находящегося на грани выживания грасса, – совершенно спокойно пояснил дракон.

«Находящийся на грани выживания» подавился очередным пирожком и, повернув голову, недоуменно посмотрел на Главнокомандующего.

– Очень тяжелое состояние, – продолжил вдохновенно врать Ирэнарн.

Голод, с трудом проглотив пирожок, нервно закашлялся.

– Воды попей, – посоветовал ему дракон.

И оторопевшей мне:

– Мы идем или ты его так умирать оставишь?

Грасс метнул на меня испуганный взгляд.

– Это была шутка, – поднимаясь, успокоила его я.

– Что-то вроде этого, – не стал возражать Ирэнарн. И уже совершенно серьезно приказал грассу: – Поешь и спать. По Броне не ходить, для восстановления способности к невидимости требуется не менее двадцати часов сна.

Голод угрюмо кивнул и снова принялся за пирожки.

А мы с драконом вышли в кромешную тьму.

Затем Ирэнарн взял меня за руку и уверенно повел за собой, решительно двигаясь вперед, потом вниз, вниз, вниз, снова вперед, туда, где я уже ничего не видела вообще.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении