Елена Сергеева.

До кончиков пальцев… Вторая часть. Качели



скачать книгу бесплатно

Любовь и ревность – шальная схватка…


Что победит в ней?! Вот в чём загадка!


Что отобьётся вновь козырями,


Решив итог, что будет с вами?!



Любовь и ревность – словно качели:


То вниз ко дну, то полетели…


И неизвестно, сколько продлится…


Когда же смогут остановиться?!


30 августа

Познав однажды горечь утраты, мы переосмысливаем всё в своей жизни. Мы смотрим на мир другими глазами, понимая, что все ссоры и жизненные неурядицы ничтожны по сравнению с глобальным – с жизнью и смертью. Только утрата – единственная невозвратная точка в нашей жизни, только утрату нельзя исправить и отменить, а всё остальное – мелочи жизни…

Ксюша открыла глаза и стала потихоньку просыпаться. По мере того как она приходила в сознание, ужасная действительность возвращалась к ней. Так было каждое утро… Каждое утро все эти бесконечные семьдесят один день, открывая глаза, она спрашивала себя: «Неужели мне не приснилось это?!» И каждый раз холодела от осознания того, что это не сон, Артём разбился в автомобильной аварии и теперь она потеряла его по-настоящему и навсегда… Это была не ссора, не расставание, которое теоретически давало надежду на примирение, – это была точка невозврата.

Никогда раньше она не любила так ночь, как сейчас. Сейчас это было единственное время в сутках, которое она ждала. Только во сне у неё была возможность встретиться с ним, только во сне она забывала ужасную действительность и чувствовала себя хоть немного счастливой. И он часто снился ей. И она ждала каждой новой встречи…

Ксюша встала с кровати и подошла к окну. Эти два ужасных, нескончаемых месяца она провела у бабушки в Сочи. Каждый день был почти копией предыдущего – завтрак, море, обед, качели с книгой в руках для видимости, чтобы никто не донимал её вопросами, снова море и невыносимый ужин в кругу семьи, где все неловко пытались отвлечь её от горестных мыслей и этим безумно действовали ей на нервы.

Она часто вспоминала тот ужасный день, когда раздался телефонный звонок и его мать, крича в её адрес проклятья, сказала, что Артём разбился на машине из-за неё. Она с трудом помнила, как пришла тогда домой с Катей и как суетились родители, пытаясь привести её в чувство, а потом срочные сборы, самолёт и Сочи. И вот эта поездка подходила к концу. Уже завтра надо было возвращаться обратно в Санкт-Петербург.

В комнату ворвалась сестра.

– Ты чего ещё не готова?! Я жду тебя завтракать.

Ксюша очнулась от своих мыслей и обернулась.

– Иди ешь! Я не хочу.

Катя пронзила её испепеляющим взглядом и угрожающе произнесла:

– Я не сдвинусь с места, пока ты не пойдёшь есть со мной. Ты и так уже ходячий скелет!

– Ты преувеличиваешь! – отмахнулась девушка, хотя и сама знала, что очень похудела, но после трагедии аппетит покинул её и не возвращался.

Катя, как и обещала, не двинулась с места. Она стояла и гипнотизировала её взглядом, и Ксюше ничего не оставалось делать, как пойти с сестрой.

Завтракали они всегда в саду среди розовых кустов, лилий и плодовых деревьев под шапкой виноградной лозы, скрывающей стол от палящего южного солнца.

Раньше это было одно из её любимых мест у бабушки, и она часто засиживалась здесь допоздна с чашкой уже остывшего чая и слушала нескончаемые разговоры взрослых.

– Вот и лето пролетело! – констатировала Катя и, сделав бутерброд, положила на тарелку сестре. – Даже не верится, что завтра домой.

– Я хочу домой, – пробормотала Ксюша.

Катя насторожилась и внимательно посмотрела на неё.

– Зачем?

– Хочу сходить на кладбище и увидеть, где его похоронили.

– Зачем? – повторила свой вопрос девушка.

Ксюша пожала плечами. Она не знала, для чего ей это нужно, просто чувствовала каким-то седьмым чувством, что должна это сделать.

– Просто хочу, – ответила она и запихнула в себя пару виноградинок.

– Ксюша, это прожитая глава твоей жизни! Её надо закрыть и дать возможность появиться другой!

Глаза Ксюши наполнились слезами.

– А я не могу! Я всё так же люблю его, и ничего с этим не поделать…

– Но ведь его больше нет!

– Он живёт в моём сердце, в моей голове, в моих воспоминаниях, в моих снах… Я до сих пор не могу осознать тут, – она коснулась груди, где располагалось сердце, – что его больше нет…

Катя с сочувствием посмотрела на сестру. От её страданий у неё сжималось сердце, но хуже всего было то, что она не знала, как ей можно помочь и, вообще, реально ли это. В голове пронеслась мысль, что, возможно, кладбище и его могила даст ей то логическое осознание конца их истории, которое, может быть, подтолкнёт её к новой жизни без него.

– Вернёмся – начнётся другая, интересная жизнь – универ, новые знакомства, и у тебя всё наладится! – попыталась воодушевить её девушка.

Ксюша посмотрела на сестру пустыми глазами. Она не была так оптимистично настроена по поводу предстоящей учёбы, а жизнь без него её вообще мало интересовала.


Ксюша молча шла рядом с Катей с моря и почти не слушала её бесконечные истории, которые, по мнению сестры, должны были отвлечь её от грустных мыслей. Совершенно случайно она посмотрела на небольшую вывеску на стене старого дома и остановилась как вкопанная, прочитав:

– Ясновидящая.

Катя остановилась и обернулась.

– Ты чего?

Она поймала взгляд Ксюши и тоже прочитала вывеску.

– Ксю, ты с ума сошла?! Это же шарлатаны!

Но девушка уже не слышала её и быстрым шагом направилась в ту сторону, поэтому сестре не оставалось ничего, как последовать за ней. Ксюша, войдя в калитку, мгновенно пересекла двор и целеустремлённо пошла к дому. Катя прибавила ход, чтобы не отставать от неё. Ксюша отворила дверь и, войдя без стука, оказалась в небольшом помещении тамбура, в котором стояла кушетка, а на стенах висела какая-то информация, и не раздумывая постучала в дверь.

Не дожидаясь ответа, она вошла, Катя вошла следом. Комната была небольшая, тёмная из-за бордовых обоев и зашторенных такого же цвета портьер на окнах. В ней было много странных картин и полок с весьма неприятными и даже пугающими фигурами. Посреди неё располагался массивный коричневый стол, на котором по центру стоял большой прозрачный шар, лежали карты и какие-то другие непонятные ей вещи. На кресле перед столом сидела ярко накрашенная темноволосая женщина в чёрной одежде и пила чай.

– Здравствуйте, вы можете общаться с душами умерших людей? – решительно спросила Ксюша.

– Я не принимаю сейчас, – ответила та.

– Так вы можете?! – взволнованно повторила свой вопрос девушка.

– Да.

– И когда я могу к вам прийти?

Женщина поставила чашку, вытащила из ящика какую-то тетрадь и, взглянув в неё, произнесла:

– Завтра в четыре приходите.

– Но я завтра уезжаю… Я не смогу прийти в это время…

Женщина пристально посмотрела на Ксюшу и сказала:

– Сядь. Покажи мне его фото.

Девушка дрожащими руками протянула ей телефон с фотографией Артёма. Та долго смотрела на фотографию, держала руку над ней, потом протянула ей телефон обратно и уверенно произнесла:

– Этот человек жив.

Ксюша побледнела и почувствовала, что сердце припустилось в груди от таких неожиданных слов.

– Как вы можете врать, глядя в глаза людям, и вселять в них бессмысленную надежду?! – возмутилась Катя. – Мы уходим отсюда! Немедленно!

Не дав сестре опомниться, она схватила её за руку и потащила за собой на улицу.

– Зачем ты меня увела?! – спросила Ксюша, когда они наконец остановились.

– Ксюша, ты же разумный человек! Как можно ходить к этим шарлатанкам и верить тому, что они говорят?!

Девушка пожала плечами и опустила глаза.

– Тебе мать Артёма сказала, что он разбился! Ты думаешь, она пошутила?!


Ксюша помотала головой и посмотрела на неё вновь потухшими грустными глазами. Та прижала её к себе.

– Я знаю, как тебе больно, но от бессмысленных надежд тебе легче не станет.


31 августа

Ксюша сидела рядом с Катей и родителями, ожидая, когда объявят их рейс на посадку. Почему-то из головы никак не выходили слова вчерашней ясновидящей: «Этот человек жив». Она бы всё отдала за то, чтобы это было правдой, но разум жестоко и методично напоминал ей другую фразу, сказанную другой женщиной, фразу, которая последние два месяца преследовала её постоянно: «Ты виновата в смерти Артёма! Если бы не ты, он не сел бы пьяный за руль!».

Она закрыла глаза, чтобы смахнуть наполнившие их слёзы, и постаралась отвлечь себя от посетивших её мыслей, размышляя о своих планах по прилету в Санкт-Петербург.

Объявили посадку, и люди поспешили занять место в очереди. Ксюша не торопилась идти туда, она смотрела на весёлую, оживлённую, разноцветную массу людей и размышляла. Они были беззаботны и счастливы. Они радовались каждому мигу своей жизни, и она остро почувствовала, что теперь посторонняя в их мире, – огромная пропасть разделяла их. Она чувствовала себя белой вороной, потому что она разучилась радоваться мелочам и больше не получалось беспечно улыбаться и щебетать о пустяках с глупым видом. Всё перевернулось с ног на голову после того, как в её жизни больше не стало его…


Раздеть свою душу перед посторонним человеком почему-то всегда проще и комфортнее, чем перед близкими людьми. Возможно, где-то в подсознании мы понимаем, что больше никогда не увидим его и поэтому легко открываем свои сокровенные тайны. Однако бывают в нашей жизни люди, которые обладают такой душевностью и так располагают к откровениям, что мы позволяем себе выплеснуть всю свою боль и переживания, не боясь осуждения и неловкости.

Клавдия Матвеевна была именно таким человеком, и Ксюша, не успев переступить её порог, вывалила на неё всю свою жуткую боль, рассказав о трагедии с Артёмом.

– Всё, успокойся! – произнесла женщина, в который раз гладя её по голове. – Слезами горю не поможешь!

– А я всё время плачу… Я не знаю, как мне жить дальше без него… Я такая слабая… – сквозь слёзы жаловалась девушка.

– Милая моя, слабый тростник от сильного ветра клонится, стелется, но не ломается, а большое сильное дерево падает, вырывая свои корни замертво.

Ксюша подняла голову с её плеча и посмотрела грустными глазами.

– Значит, мне всю жизнь гнуться и страдать только и остаётся… Уж лучше бы сразу с корнями…

– Не говори так! – возмутилась женщина. – Раз тебе дана эта жизнь, значит, ты нужна здесь, значит, у тебя есть какое-то предназначение!

Девушка вздохнула и ничего не ответила, а Клавдия Матвеевна внушала ей:

– У тебя есть воспоминания, которые живут в твоём сердце, и это то бесценное богатство, что вас будет соединять всегда. К тому же жизнь идёт, лечит раны и преподносит сюрпризы. Ты не знаешь, что будет дальше! Ты не знаешь даже, что будет завтра. Мало ли что уготовила тебе судьба: может, одиночество, а может, любовь.

Ксюша отмахнулась:

– Моё сердце навсегда будет жить только этой любовью.

– Значит, ты должна найти другой смысл своей жизни. В мире много людей, которым нужна помощь, внимание, забота.

Девушка задумалась.

– Мне это не приходило в голову.

– Чтобы спасти себя, иногда надо найти того, кому ещё хуже! – задумчиво произнесла женщина.

Ксюша кивнула.

– Я подумаю об этом!

Потом взглянула на часы и встала из-за стола:

– Мне пора возвращаться в город. Уже поздно. Спасибо вам за всё!

Она вышла на крыльцо, ещё раз обняла Клавдию Матвеевну и пообещала навещать её.

Помимо своей воли она взглянула на соседний дом, и сердце защемило от нахлынувших воспоминаний. Несмотря на то что это причиняло ей боль, она не хотела прогонять их. Это было то бесценное, что осталось ей от него, единственное, что их объединяло сейчас. Она смахнула слёзы, покатившиеся по щекам, и, взглянув на качели, вздрогнула оттого, что ей показалось, будто она услышала его голос: «Я не вижу своей жизни без тебя. Я хочу, чтоб ты стала моей женой, родила мне детей!».

Ксюша оглянулась. Клавдия Матвеевна с грустью смотрела на неё, без слов понимая, о чём она думает, и не торопила её уходить. Девушка прошептала ей ещё раз «До свидания» и стала спускаться по ступенькам.

Проходя по дороге мимо такого дорогого для неё дома, она снова взглянула на него, и воспоминания одно за одним стали сменять друг друга…

Ксюша пошла к вокзалу именно по той дороге, где танцевала под дождём, ловя восхищённые взгляды Артёма, где бегала по лужам босиком, как маленькая девочка. Она остановилась в том месте, где они, потеряв голову от всепоглощающего поцелуя, стояли, забыв о дожде и прохожих, и, не сдерживая слёзы, прожила заново этот неповторимый и волнующий момент.

Она пошла дальше, перебирая в своём сознании все дорогие моменты их прошлой счастливой жизни, словно бусины на нитке. И уже потом, сидя в электричке, уносящей её обратно в Санкт-Петербург, она всё ещё продолжала предаваться этим сладостным воспоминаниям.


1 сентября

Ещё учась в школе, Ксюша часто мечтала о том, что наступит другая, взрослая жизнь и она войдёт в двери университета студенткой, но, когда наступил этот момент, радости она не почувствовала. Наоборот, сегодняшнее обязательное посещение университета откладывало её планы на этот день.

Она молча шла по тротуару позади сестры, равнодушная к происходящему, даже не рассматривая величественное здание, в направлении которого они продвигались. Обходя лужу, они пошли по поребрику, и в этот момент проезжающая машина окатила их грязной водой.

– Кошмар! Вот придурок! – ругнулась Катя, смотря на своё запачканное платье и колготки.

Ксюша молча достала из сумочки влажные салфетки и, взяв себе несколько штук, протянула остальные сестре.

– Идиот! Кто тебе права дал!? – не унималась Катя.

Машина, только что обрызгавшая их, остановилась. Темноволосый парень спортивного телосложения вылез из неё и с виноватой улыбкой произнёс:

– Девчонки, простите! Торопился и в яму влетел!

Катя повернулась к нему и одарила его испепеляющим взглядом.

– Сначала ездить научись, а потом садись за руль!

– Я правда не хотел, – замялся он, глазея на Катю. – Простите!

Ксюша кивнула, а Катя фыркнула и, отвернувшись от него, стала чистить салфеткой испачканное платье.

– Может, мне помочь? – спросил он и потянулся к салфеткам, которые держала в руках девушка.

– Слушай, исчезни уже! – теряя терпение, сказала она.

Он посмотрел на неё ещё раз и, вернувшись в машину, завёл её и уехал.

– Ты чего так на него набросилась? Он же извинился!

– И что мне с того! – не могла успокоиться девушка. – И настроение испортил, и платье…


Ксюша вышла на Политехнической и поспешила в главный корпус института, в котором учился Артём. Она хотела найти Никиту и у него узнать интересующую её информацию. Конечно, после последней отвратительной сцены, что была у них в его доме в Вырице, ей было непросто решиться опять встретиться с ним, но поскольку кроме Кристины и Никиты она не знала больше друзей Артёма, а Кристину она даже теоретически не представляла где искать, то выбора у неё не было.

Ксюша вошла в здание и, увидев турникеты, расстроилась. Она совсем не подумала об этом. Она подошла к охраннику.

– Я первокурсница, как мне пройти внутрь? У меня нет электронного ключа.

– Назовите свою фамилию, факультет и предъявите паспорт.

Девушка замешкалась.

– Я… Мне… Мне просто нужно попасть на экономический факультет и найти там человека. Он учится в магистратуре… Никита…

Охранник покачал головой.

– Отойдите в сторону и не мешайте проходить другим.

– Ну, пожалуйста, – она умоляюще взглянула на мужчину.

– Нет. Мы посторонних не пускаем.

– Ты ищешь Никифорова Никиту? – раздался голос позади.

Ксюша обернулась и посмотрела на высокую темноволосую девушку в очках, с интересом разглядывающую её, и ответила:

– Наверно, он учится в одной группе с Артёмом Михайловым.

Та пару секунд помолчала, а потом спросила:

– А кто ты ему?

Ксюша покраснела и соврала:

– Девушка. Я его девушка. Мне очень срочно надо с ним поговорить!

– Ты его девушка и не знаешь, что он разбился на машине?! – удивилась собеседница.

Ксюша побледнела, покачала головой и посмотрела на неё глазами, полными ужаса.

– И он тоже?! – наконец вымолвила она.

– Почему тоже?!

Девушка сглотнула комок, стоявший в горле:

– Тоже разбился на машине, как Михайлов Артём?!

Брюнетка удивлённо уставилась на неё:

– Артём разбился?! Когда?!

– Двадцатого июня.

– Нет, ты что-то путаешь! – заявила она. – Никита разбился двадцатого июня, а Артём попал тогда в больницу. Насколько я знаю, у него проблемы с позвоночником и он написал заявление на академический отпуск. Я староста в их группе.

Ксюша ухватилась за неё рукой, чтобы не рухнуть на пол, а девушка испугалась и подхватила её.

– Что с тобой?

– Жив…

Она посмотрела влажными глазами на девушку, сообщившую невероятную новость, не в силах поверить услышанному.

– Он жив! – повторила она, чувствуя, как сердце в груди уже устремилось к нему.

Та непонимающе смотрела на неё.

– Нет! Никита мёртв!

– Артём! Артём жив! – воскликнула Ксюша и, повинуясь внезапному порыву, обняла её, а та не знала, как реагировать на её действия и почему девушка Никиты радуется тому, что жив Артём, если только что узнала, что погиб её парень Никита.

Ксюша почувствовала, что ей стало лучше, и, освободив свою спасительницу от объятий, ничего ей больше не сказав, быстро направилась к выходу, оставив ту в недоумении смотреть ей вслед.

«Жив!» – стучало её сердце, когда она почти бежала к метро.

«Жив!» – шептали её губы, и улыбка, так давно не появляющаяся на её лице, расцвела как весенний цветок.

«Жив!» – кричали её глаза и сияли от счастья.

«Жив…»


Ксюша вылетела из лифта и остановилась у квартиры Артёма, чтобы перевести дух. Без малого два месяца отделяло её от того момента, когда она выбежала отсюда в слезах и с растоптанным самолюбием, но сейчас от этих чувств не осталось и следа – время перемололо всё. Время расставило свои приоритеты. Прожив почти два месяца с мыслью, что его больше нет, постоянно испытывая такую разрушительную боль, теперь, узнав обратное, она как будто воскресла, и всё другое, кроме жизни и смерти, казалось такими мелочами. В голову пришли мысли о том, что потерять можно только жизнь, а для всего остального всегда остаётся надежда. Она набрала воздуха в лёгкие, чтобы хоть немного успокоиться, и, слушая гулкие удары ожившего сердца, позвонила в дверь.

Заскрежетал замок, и Ксюша замерла в предвкушении, но на пороге вместо Артёма, которого она ожидала увидеть, стояла его мать. Она тоже была застигнута врасплох, но быстро овладела собой и вышла к ней в холл, прикрыв за собой дверь.

– Что тебе надо? – недружелюбно спросила она.

Девушка почувствовала себя безумно неловко под её тяжёлым взглядом, но прожитые дни отчаянья не давали ей отступать.

– Я хочу увидеть Артёма!

– Артёма для тебя больше не существует! – резко ответила женщина, вспоминая тот ужас, что она пережила, думая, что сын погиб, идя на его опознание.

– Я хочу видеть Артёма! – требовательно повторила девушка.

– Ты почти убила его, и я не позволю ворваться в его жизнь и опять её разрушить! – сверкая глазами, ответила женщина.

– Я не уйду, пока не увижу его!

– Хорошо, я вызову охрану, и тебя уведут отсюда! – пригрозила мать Артёма и, найдя в телефоне нужный номер, позвонила и осуществила сказанное.

Ксюша сделала шаг, чтобы дотянуться до звонка, но она преградила ей дорогу и холодно посмотрела в её глаза.

– Оставь моего сына в покое!

– Мы любим друг друга! – ответив ей таким же холодным взглядом, произнесла девушка.

– А ты не думала, что за это время всё могло измениться?! Что Артём помирился с Кристиной и забыл тебя?!

Ксюша помотала головой.

– Говорите, что хотите. Я не верю вам!

– Зря! – произнесла женщина, а потом добавила: – Будешь ждать охрану или уйдёшь по-хорошему?

Ксюша развернулась и пошла к лифту. Она понимала, что сегодня ей не увидеть Артёма и, дождавшись охраны, она ничего не добьётся, её просто уведут силой, и потому отступила, про себя решив, что, проиграв сражение, она не проиграла войну.

– Забудь сюда дорогу! – потребовала его мать и, войдя в квартиру, закрыла дверь.

Девушка вздохнула и шагнула в лифт. Было невероятно жаль, что ей так и не удалось увидеть его, но сегодняшняя невероятная новость всё равно грела сердце и билась в её пульсе. Жив! И даже эта неудачная попытка увидеть его не могла испортить ей настроение. Ведь сегодня, спустя бесконечные семьдесят три дня, она узнала, что он жив! Это было лучшее слово на свете…


Ксюша подошла к двери своей квартиры и, не найдя в сумке ключи, позвонила. Дверь открыла мама.

– Куда ты пропала?! Мы волновались за тебя! Звонили тебе.

Девушка достала телефон из сумки и увидела пропущенные звонки.

– Я в универе выключила звук и забыла включить, – сказала она, виновато улыбаясь.

Женщина с удивлением посмотрела на дочь – она так давно не видела, чтобы та улыбалась. Да и вообще сегодня она была другой – и взгляд, и голос напоминали о той, прежней их Ксюше.

– И где ты была? – спросила сестра, вышедшая на её голос из комнаты.

– Артём жив! – произнесла она вместо ответа, и глаза её засияли от счастья и слёз.

– Жив?! – воскликнули в один голос мать и сестра.

– Жив! – ответила она и кинулась в объятья Кати.




Серёжа


2 сентября.

Ксюша подошла к калитке дома Артёма, огораживающей двор от улицы и посторонних посетителей, и позвонила.

– Слушаю, – раздался голос.

Она назвала номер квартиры.

– Имя и фамилия?

Девушка удивилась, но ответила.

– Вашей фамилии нет в списке разрешенных для посещения этой квартиры.

Ксюша нажала на звонок повторно.

– Но я проходила уже! Вы впускали меня! – воскликнула она, когда связь возобновилась.

– Все вопросы к собственнику. Он ограничил доступ посещения, – услышала она в ответ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4