Елена Нуднова.

Мёртвые не спят



скачать книгу бесплатно

А точки-звёзды всё зажигались и зажигались, соединяясь между собой линиями, пока, наконец, потолок не оказался исчерчен полностью. Я заворожённо разглядывала раскинувшуюся надо мной сетку. Голова немного кружилась, Деррил говорил так быстро и так много, что я даже забыла, из-за чего именно попала сюда.

Наставник помолчал и негромко произнёс:

– Во тьме и при свете, с огнём и мечом, на страже миров мы смело встаём. Ну, что, поняла теперь, кем ты будешь?

Если честно, не очень-то поняла. Слишком… слишком много всего свалилось. Смерть, Рай, новый мир, кураторство… Казалось, будто меня перекормили информацией, я ещё не прожевала то, что было во рту, а мне уже пихают новую порцию. Но я кивнула, боюсь, если Деррил начнёт повторять всё, меня стошнит, причём отнюдь не фигурально.

Деррил хлопнул в ладоши, и свет включился. Слишком ярко, но желания зажмуриться не появилось.

– Теперь я покажу твою квартиру.

Мы снова вошли в лифт, на этот раз Деррил сказал:

– Двадцатый уровень, – и кивнул мне: – Запоминай.

Створки закрылись, и лифт поехал вниз. Через несколько секунд кабинка остановилась. Этот уровень оказался не похожим на всё, что я уже видела. Он был более… уютным, домашним, напоминал гостиницу. На полу красный ковёр, на стенах полосатые обои, тёмные двери с позолоченными номерками, в простенках стояли небольшие деревянные тумбы, а на них – вазы с цветами.

Мы прошли по коридору, повернули за угол и чуть не столкнулись с двигавшейся нам навстречу женщиной. Деррил вовремя успел отскочить в сторону.

– Кади?га, – он приложил правую ладонь к сердцу и чуть поклонился.

– Смит, – кивнула женщина. – Я искала вас. Когда… – тут её взгляд остановился на мне, и она осеклась на полуслове. – О, она уже здесь.

– Да.

– Хорошо.

Не слишком-то информативный диалог. Хотя, может быть, они говорили что-то ещё, не знаю, не вслушивалась, я была целиком поглощена разглядыванием незнакомки. Вот просто стояла и открыто пялилась на неё, не в силах отвести взор. Она была высокая, стройная, платиновые волосы гладко зачёсаны и собраны в узел. Зелёные глаза, длинный нос, чуть вытянутый подбородок и тонкие брови, черты немного резкие и выражение лица строгое. Чёрный юбочный костюм идеально отутюжен, белая блузка застёгнута на все пуговицы. И вроде нет в её внешности ничего особенного, ни исключительной прелести, ни уродства, которое притягивает порой сильнее красоты, только почему-то меня неудержимо влечёт к ней. Настолько, что хочется растянуть это мгновение на целую вечность. Ещё она казалась мне смутно знакомой, будто мы встречались, но так давно, что я уже успела забыть, где и когда.

Женщина тоже с интересом разглядывала меня.

– Зайдёте потом ко мне в кабинет, – сказала она наконец. – Доложите.

– Всенепременно.

Женщина кивнула и двинулась прочь, к лифтам. Я чуть шею не свернула, провожая её взглядом. Деррил фыркнул.

– Слушайте, вы сказали Кади?га… Неужели это была та самая Кади?га из вашего рассказа? Основательница школы?

– Одна из пяти основателей, – поправил Деррил. – Да.

Сейчас она занимает пост директрисы. Ладно, идём дальше. А вот, кстати, и твоя квартира.

Он приблизился к двери. Я посмотрела на номер – двадцать четыре. Надо запомнить.

Деррил нажал на ручку, но створка не поддалась, вместо этого прохладный женский голос произнёс:

– Пароль.

Так, понятно, нужно кодовое слово. Я посмотрела на Деррила.

– Скажи что угодно, это не важно, системе просто нужен образец твоей речи, – подсказал он.

– Эм… Пароль? – неуверенно произнесла я.

– Пароль «пароль», – клянусь, на этот раз в компьютерном голосе слышались иронические нотки. – Проходите.

Дверь открылась. Мы вошли, и створка захлопнулась, оставив нас в темноте. Деррил сделал какое-то движение рукой, под потолком зажглась лампа. Я огляделась: небольшая прихожая, встроенный шкаф, на правой стене маленькая сенсорная панель (наверное, при помощи неё и включается свет), левая стена зеркальная.

Из прихожей дверь вела в гостиную. В большой комнате стояли диван, два кресла и журнальный столик, у стены располагались три шкафа с книгами.

– Ну, вот, – Деррил обвёл помещение барским жестом. – Чувствуй себя как дома, потому что теперь это и есть твой дом.

Из гостиной вели ещё три двери. Так как я застыла посреди комнаты и даже не собиралась двигаться, Деррил сам толкнул одну из них, громко провозгласив:

– Ванная.

Комната была оформлена в разных оттенках синего. Просторно, без излишеств, всё практично и удобно.

– Кухня, – сказал Деррил, открывая вторую дверь.

Здесь, насколько я смогла увидеть, преобладал фисташковый. Фисташковыми были и гарнитур, и стол с четырьмя стульями, и даже холодильник. Плита, кстати, тоже имелась.

– Мне придётся готовить? – без особого интереса спросила я. – Зачем? Я же мёртвая. У меня и тела нет… Кажется.

Я снова осмотрела свои руки. Да, кожа по-прежнему эфемерно-неплотная. У Деррила такого нет, он выглядит вполне обычно.

– Верно, – кивнул Деррил. – Завтра тебе сделают новое тело, чтобы ты могла взаимодействовать с материальными предметами. Сперва оно будет работать в нормальном режиме. Пока организм не «поймёт», что принадлежит не-живому существу. Но первые полгода-год ты будешь испытывать голод, жажду, чувствовать боль и температуру. Потом все эти функции отключатся за ненадобностью. Надо только чуть-чуть потерпеть. А вот отдых тебе уже сейчас не нужен. Мёртвые вообще никогда не спят.

Я кивнула. Не совсем понятно, как можно сделать новое тело… Ну да ладно.

Деррил подошёл к последней двери и распахнул её.

– Это кладовая.

Я увидела комнатку, больше похожую на большой шкаф. Стены от пола до потолка заняты полками, часть из них пустовала, на некоторых аккуратными стопками лежала одежда.

На этом осмотр закончился.

– Ну как, довольна? – спросил Деррил.

Чем довольна? Тем, что меня насмерть сбила машина сегодня утром? Но обижать Деррила резкими словами не хотелось, в конце концов, он ни в чём не виноват.

– Квартира… хорошая?..

– Отлично, – Деррил, наверное, понял, о чём я думаю. Он сочувственно улыбнулся. – Кажется, я рассказал всё, что должен был. Ты не против, если я выпью пять капель в честь твоего прибытия?

– Да пожалуйста, – слегка смешалась я. Так странно, он спрашивает моего разрешения, будто я и впрямь хозяйка этой квартиры, а мне даже не было известно, что тут вообще есть алкоголь.

Мы прошли на кухню. Деррил открыл одну из дверец, за ней обнаружилось что-то вроде мини-бара. Деррил достал бутылку виски, плеснул в стакан на два пальца и опрокинул залпом.

– Разве вы…

– К чему этот официоз? – перебил меня Деррил. – Обращайся ко мне на «ты».

– Хорошо. Разве ты чувствуешь вкус алкоголя?

– Нет, – Деррил усмехнулся и налил себе ещё. – Но я ведь помню, каким был вкус виски. К тому же, все кураторы любят спиртное. Это… нечто вроде протеста. Кажется, что так можно почувствовать себя живым, – он вздохнул. – Что же ещё… Я, как уже говорил, буду твоим наставником. Ты пройдёшь курс подготовки, затем приступишь к выполнению миссий. Сначала тебе станут давать лишь простенькие поручения, но со временем ты дорастёшь до настоящих заданий. Ладно, хватит информации на сегодня. Тебе и так пришлось узнать слишком много. Ты наверняка хочешь побыть наедине с собой, привести мысли в порядок. Так что оставляю тебя. Я зайду завтра утром. Не провожай.

Он вышел, вскоре хлопнула входная дверь. Я продолжала стоять, словно ожидая чего-то. Побыть наедине с собой… Нет, как раз этого мне абсолютно не хочется. Лучше бы наставник не уходил. Чужое присутствие поддерживало меня, если вели – я шла, если спрашивали – отвечала. Такие действия, пусть и совершающиеся чисто механически, отвлекали от мыслей, теперь же они «догнали» меня, накрыв огромной приливной волной. На смену оцепенению пришло беспокойство и грызущее чувство тоски, стены комнаты будто сближались, грозя раздавить.

Стакан с недопитым виски начал казаться заманчивым. Интересно, мёртвые пьянеют? Я попыталась взять стакан, но ничего не вышло. Полупросвечивающая кожа не смогла коснуться стекла. Прямо призрак, совсем как в фильме с Вупи Голдберг. Я вздохнула и опустилась на стул. Ну, хоть сквозь сидение не проваливаюсь, и на том спасибо.

Обычно люди находят утешение в том, что смерть не является концом, после неё тоже что-то есть. Меня это не успокаивало. В любом случае всё кончено, остался лишь огромный список «никогда». Мне никогда не вернуться домой, никогда не пройтись по парку, никогда не подержать на руках моего кота Бублика… От накатившей жалости к себе стало совсем тоскливо. Горло сдавило, глаза щипало, будто в них кинули горсть песка, но слёзы не появлялись, я лишь судорожно хватала воздух ртом, стараясь успокоиться.

Наконец, дыхание более-менее выровнялось. Нет, не буду думать о… о смерти, так только хуже. Я попыталась вспомнить что-то светлое. Лучшего друга, первую влюблённость, семью… маму. При этой мысли к горлу снова подступил солёный ком, из груди вырвался полупридушенный всхлип.

– Мам… – негромко позвала я.

Она нужна мне, нужна сейчас как никогда! Если становилось грустно, сложно, мама всегда поддерживала и успокаивала меня. А что мне делать теперь, мёртвой, в чужом мире и совершенно одной? Я обхватила себя руками за плечи и всё-таки расплакалась.

Глава 2. Новое тело и старые книги

Когда поток слёз, наконец, иссяк, я просто сидела на кухонном стуле, пялясь в пространство. Моральных сил не хватало даже на то, чтобы встать и перейти в гостиную. Всё казалось бессмысленным. Хотелось погрузиться в дрёму, сбежать от окружающей действительности, пускай ненадолго. Но мёртвые не спят… Только сейчас я в полной мере осознала суть сказанного Деррилом. Время сжалось в точку, потом расширилось до невиданных пределов и обрушилось на меня. Тысячи, тысячи лет, бесконечная череда мгновений, сменяющих одно другое, и все их я должна буду прочувствовать.

Вокруг что-то происходило. Школа с вечно бодрствующими обитателями существовала по своим законам. Из других квартир доносились голоса, музыка, смех, порой слышался топот, словно кто-то пробегал по коридору, глухие звуки ударов, и пару раз – кажется – взрывы, как от петард. Но даже это не смогло заинтересовать меня настолько, чтобы я хотя бы пошевелилась.

Время текло медленно, медленно, будто клейкая смола. На стене размеренно щёлкали стрелки часов. Тик-так, тик-так, тик, так… Шестьдесят тиков – минута. Можно зацепиться за этот звук, сосредоточиться на счёте. Так гораздо легче ждать, когда же наконец настанет утро.

Тысячи тиков спустя небо за окном начало постепенно окрашиваться в розовые тона. Все звуки давно стихли. Не знаю, что делали остальные ученики, но слышно их не было. Наверное, готовятся к очередному дню.

В комнате стало совсем светло. Когда стрелки показывали пять утра, запищал электронный датчик на входной двери. Наверное, это пришёл Деррил, вряд ли система пропустила бы в мою квартиру кого-то ещё. И точно, из прихожей раздался голос наставника:

– Я пришёл к тебе с приветом, рассказать, что солнце встало, что оно каким-то светом что-то там… кого-то…

Послышались неспешные, твёрдые шаги в гостиной, потом чуть обеспокоенно:

– Ольга, ты где?

Снова шаги, и Деррил появился на пороге кухни. Не знаю, почему, но возвращение наставника, с которым мы и знакомы-то толком не были, подействовало на меня, как глоток свежего воздуха. Я даже постаралась улыбнуться ему, произнося:

– Доброе утро.

А вот изобразить радость в голосе не получилось, он прозвучал как-то сухо, отстранённо.

– Доброе. Как настрой, боец?

Пожала плечами. Настрой был так себе, плакать больше не хотелось, но после одинокой бессонной ночи осталось чувство горечи и опустошённости. Наставник приблизился, сел рядом со мной, почему-то на корточки. Заглянул в глаза.

– Ты что, просидела на этом стуле всю ночь?

Я кивнула. Некоторое время Деррил молча разглядывал меня, нахмурившись, что делало его и без того суровую внешность ещё более устрашающей. Наверное, он недоволен чем-то или взволнован, а может просто сосредоточен, не знаю, никогда не умела считывать человеческие эмоции. Потом наставник вздохнул, хлопнул себя по коленям и встал.

– Поднимайся. У нас много дел. Для начала раздобудем тебе новое тело.

***

Кабинка лифта доставила нас на уровень под названием «Лаборатория-3». Двери открылись в просторное помещение с белыми стенами, заставленное всевозможной научной атрибутикой: здесь были доски, исписанные физическими формулами, компьютеры, аппараты для синтеза химических веществ. Всё свободное место занято письменными столами. На одних возвышались горы книг и стопки чертежей, на других аккуратно разложены непонятные детали. Слышался равномерный электронный писк, под несколькими колбами горел огонь, разноцветные жидкости в них тихонько побулькивали. Но за всей этой деятельностью никто не следил. В лаборатории вообще, казалось, не было ни души.

Наставника, впрочем, это нисколько не смутило. Мы двинулись вперёд, пробираясь в лабиринте столов, что оказалось не так-то просто, слишком уж узкие проходы оставили между ними. Я-то просачивалась относительно легко, а вот крупному и мощному Деррилу приходилось двигаться боком, подняв руки повыше, чтобы случайно не смахнуть какой-нибудь прибор. Один раз он всё-таки ударился об угол столешницы, отчего конструкция из стеклянных сфер, стоящая на самом краю, опасно зашаталась. Сейчас всё грохнется! Я вскрикнула, машинально протягивая руки вперёд. Конечно, поймать мне бы ничего не удалось, но конструкция сама вдруг обрела равновесие.

– Ты чего? – Деррил обернулся на звук, увидел меня, застывшую с растопыренными руками, и выражение тревоги на его лице сменилось покровительственной улыбкой. – Не бойся, эти малышки точно не упадут, их удерживает силовое поле. Кстати, такие штуки делают на А?льба-Ло?нга, родине основателей.

– А как они попали сюда? – я выпрямилась и встала нормально.

– Так же, как и компьютеры в Эдем. Взаимообмен. Каждая душа приходит в Рай со своим «багажом», ведь пути развития миров уникальны. Где-то процветает магия, где-то технологии. Разные культуры, верования, даже мода. Встречаясь, они начинают проникать друг в друга. Мы делимся опытом, берём что-то из чужих достижений, соединяем со своими… Вот, гляди.

Деррил взял со стола небольшой, примерно сантиметр на сантиметр, кубик из полупрозрачного синего пластика. Внутри виднелись проводки и микросхемы.

– Это разработка с Грат-Бара?тии. Аккумулятор. Не суди по размерам, этот малыш способен прослужить сотни лет без дополнительной подзарядки. Буквально.

Я вспомнила недолгое пребывание в Раю, где было много компьютеров, но при этом не видно ни одного провода.

– То есть, если эту штуку каким-то образом вмонтировать в ноутбук, он будет работать веками?

– Именно, – наставник поощрительно улыбнулся.

Интересненько. Пожалуй, так можно было бы решить проблемы с энергией на Земле, но, видимо, мёртвые не любят делиться. Тут мне в голову пришла ещё одна мысль.

– Ты говорил, что директриса школы, Кади?га, родом с… как его…

– А?льба-Ло?нга, – подсказал Деррил.

– Да. Но мы вчера столкнулись, и выглядела она вполне обычно. Я имею в виду одежду.

– Молодец, ты умеешь подмечать мелочи. Да, Кадига сочла, что земные наряды более удобны, чем традиционный костюм её родного мира. Ну, ладно, не будем больше отвлекаться.

Мы прошли чуть дальше, к правой стене, и остановились у одного из аппаратов для перегонки, рядом с которым красовалось нечто вроде кабинки для душа, отделанной изнутри кафельной плиткой.

Деррил громко позвал:

– Док, ты где? – и гораздо тише: – Вечно носит её…

Я нагнулась, изучая, как побулькивает в колбочке желтоватый раствор. Из трубки шёл густой пар, пахло яблоками. Надеюсь, это не то, о чём я подумала, потому что в курсе химии…

– Смит, – послышался глухой хриплый голос за нашими спинами.

Я обернулась и застыла, приоткрыв рот от удивления. Перед нами стоял… Стояла… Стояло…

– Вот, доктор Си, как я и говорил. Надо «обмундировать» мою ученицу. Сделаешь?

– Управлюсь за час-полтора, – кивнуло нечто, окинув меня беглым взглядом.

«Доктор Си» была первым нечеловеческим существом, встретившимся мне в кураторской школе. Больше всего она походило на ящерицу, только ростом под два метра и стоящую на двух ногах. В остальном же точь-в-точь рептилия: хвост, зелёная чешуйчатая кожа, гребень, тянущийся от висков к затылку, жёлтые глаза. Поэтому надетый на неё белый халат смотрелся довольно-таки комично. Тонкие прорези ноздрей едва заметно трепетали, раздвоенный язык облизывал безгубый рот. Мутно-белые веки закрывались горизонтально. Даже когда доктор молчала, она издавала какие-то пощёлкивающие звуки, а при вдохах и выдохах слышалось влажное хлюпанье.

Конечно, от её внимания не укрылось моё замешательство, и она произнесла, саркастично усмехнувшись:

– Ты хочешь о чём-то спросить, девочка?

Вообще, да, мне много о чём хотелось спросить. Кто она, чёрт возьми? В их мире подобный облик – норма, или конкретно с ней что-то не так? Но это было как минимум нетактично, поэтому, подумав, я выдала вполне безобидное:

– Доктор Си? Это правда ваше имя или прозвище?

Несколько секунд она молчала, будто решая, ответить или послать, потом снова усмехнулась.

– Прозвище. Я родом с Грат-Бара?тии, девочка. Наш язык настолько сложен для чужаков, что моё настоящее имя вы не смогли бы выговорить. Меня зовут…

Дальше она издала длинную череду звуков, периодически скатываясь в неразличимое шипение и свист. То, что удалось более-менее расслышать, моё сознание интерпретировало как Сайхната-хаштабурия. Ну, теперь понятно, почему Си.

– Ясно.

– Так «обмундировать», стало быть? – доктор постучала по колбе крючковатым когтем, затем подошла к соседнему столу, открыла ноутбук и принялась печатать.

– Что это значит? – поинтересовалась я.

– Тебе дадут новое тело, – пояснил Деррил.

– Но… Вы ведь сохраните мой облик, да?

– А что? – заинтересовалась доктор, даже на мгновение оторвавшись от своего занятия. – Хочешь что-то изменить? Грудь увеличить? Я могу.

– Нет, нет, не надо! – я замахала руками. – Пусть как раньше.

– Ладно, будет тебе как раньше.

Доктор отлучилась ненадолго, чтобы прикатить из дальнего конца лаборатории ширму, отгородила кабинку и скомандовала:

– Полезай внутрь. Вещи не трогай, это всё равно не настоящая одежда, а лишь остаточная информация. Воспоминание о том, во что ты была одета перед смертью.

Н-ну… Хорошо. Я ступила на кафельный пол кабинки; из-за ширмы слышались голоса доктора и наставника:

– Точно оставляем всё без изменений?

– Да, она же сказала.

– Мышечная масса? Может, нарастить немного?

– Пожалуй. Но не слишком, не делай из неё бодибилдершу.

– А волосы? Они будут путаться, мешать. Как по мне, лучше убрать вовсе.

– Хм… – Деррил замялся. – Не надо. Просто укороти.

Потом доктор подошла, закрыла кабинку, и все звуки как отрезало. Некоторое время я стояла, переминаясь с ноги на ногу. Интересно, каково это – получать новую плоть? Они что, наденут её на меня, словно… костюм? Не может быть всё так просто. Это же столько всего нужно восстановить: нервы, ткани, кровеносную систему, органы… А вдруг будет больно?!

Послышалось шипение и через едва заметные форсунки начал поступать густой жёлтый газ. Опять запахло яблоками. Вскоре кабинка заполнилась, вокруг не было видно ничего, кроме плотных клубов. Мне… мне нечем дышать! Здравый смысл подсказывал, что для мёртвых это не такая уж важная потребность, без которой я, за неимением лёгких, прекрасно обходилась, но нарастающую панику уже было не остановить. Больше всего на свете хотелось выскочить наружу. Волны ужаса накатывали одна за другой. Я медленно опустилась на корточки, обхватив себя руками за колени. Почти сразу раздалось потрескивание, будто кто-то поправлял микрофон, и прямо из стенок послышался недовольный голос доктора:

– Встань прямо, не шевелись! Если прервёшь процесс, нам придётся начинать всё с начала.

Я безропотно поднялась. Конечно, она права, лучше перетерпеть процедуру один раз, чем повторять снова и снова, но… легко всё только на словах! Когда стоишь здесь, стараясь не сорваться в истерику, логика куда-то исчезает. Мне хотелось биться о дверь и царапать ногтями стены. Наверное, такие же чувства возникают у животного, попавшего в ловушку: неконтролируемый страх, ощущение безысходности и беспомощности. Разница только в том, что я вынуждена сама удерживать себя внутри.

Плотные клубы газа начали пронзать яркие световые импульсы, похожие на молнии в грозовых облаках. Сперва редкие, они возникали всё чаще, чаще, пока не начали практически сливаться в единый поток. Лучи перемещались снизу вверх, проникая внутрь меня и скользя по контурам тела, словно вырисовывая их.

– Голову прямо! – сердито прикрикнула доктор.

Я резво вытянулась, замерла и больше не могла видеть, что делается внизу. Пришлось полагаться исключительно на тактильные ощущения. Сперва ничего не происходило, потом тело начало наливаться тяжестью. Я даже не осознавала никогда, какой груз таскает на себе человек, но теперь, на некоторое время избавившись от него, прочувствовала в полной мере.

Из-за герметичности кабинки в неё не проникали посторонние звуки, и, пока доктор не решала обратиться ко мне, я слышала лишь едва уловимый писк электронных датчиков. И вдруг раздался громкий удар: бам! Бам-бам! Я внутренне сжалась, изо всех сил стараясь не вздрогнуть. Что это?! Звук шёл не снаружи, а откуда-то изнутри, он был похож на шаманский барабан, такая же частая ритмичная пульсация… Потом поняла: это всего лишь моё собственное сердце, которое снова начало сокращаться. За день я успела настолько отвыкнуть от его биения, что теперь шум крови в ушах казался чересчур громким. Впрочем, вскоре это прошло.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7