Елена Малиновская.

Пособие для ленивого студента



скачать книгу бесплатно

– Скажи-ка, Дарек, – процедила я, обернувшись к парню, – как выглядело то яйцо, которое я попросила тебя купить? Оно было зеленым и кожистым?

– Э-э… нет, – честно признался Дарек после секундной заминки. – Ты же сама сказала, что тебе нужно яйцо, снесенное петухом.

– Обычные петухи вообще не несут яйца! – процедила я сквозь зубы.

– Курицы, петухи – какая разница! – Дарек досадливо цокнул языком. – Тебе надо было птичье яйцо. Я и купил птичье. Выбрал самое крупное. Хотел удивить преподавателя размерами выведенной нечисти. А еще оно было самым красивым. С такими радужными переливами.

Я со свистом втянула в себя воздух через плотно сомкнутые зубы, после чего медленно выдохнула. Нет, я все-таки убью его! Или он издевается надо мной?

Дарек заметил мою реакцию и невинно захлопал ресницами, явно не понимая, почему я продолжаю злиться.

– Ты сказал продавцу, что тебе нужно яйцо, снесенное петухом? – попробовала зайти я с другой стороны.

– Зачем? – Дарек высокомерно фыркнул. – Вот еще – разговаривать с каким-то стариком! К тому же он грубо вел себя.

– Грубо вел? – переспросила я. – То есть?

Я прекрасно знала владельца ближайшей магической лавки, который чаще всего снабжал студентов необходимыми компонентами для практических и теоретических занятий. Старик Арнольд Врон был высок, худощав и лыс. В одежде он предпочитал исключительно черный цвет, отчего напоминал могильщика. Такого угрюмого, немногословного человека, для которого тенистая тишина кладбищ и мрачная красота мраморных надгробий значит куда больше извечной городской суеты.

Говоря откровенно, за четыре года своего обучения я могла бы по пальцам одной руки пересчитать фразы, услышанные когда-либо от Арнольда. Помнится, первый год я вообще думала, что он немой. И тем большим было мое удивление, когда однажды он попросил меня прикрыть окно, потому что ему дуло.

И вот этот молчаливый старик умудрился каким-то образом нахамить Дареку? Интересно, как именно?

– Он не ответил на мое приветствие. – Дарек гордо задрал острый подбородок. – Я с ним поздоровался, а он даже не посмотрел на меня. Продолжил копошиться в какой-то ветоши.

Я недоуменно хмыкнула. Ну и что в этом обидного? Это обычное поведение для Арнольда.

– И что дальше? – поторопила я Дарека, который замолчал, похоже решив, будто и без того сказал достаточно.

– Естественно, я был возмущен таким приемом, – все так же высокомерно продолжил Дарек. – Поэтому подумал, что прекрасно справлюсь с твоим заданием и сам. Эка невидаль – птичье яйцо купить!

Я с приглушенным мычанием закрыла глаза и принялась массировать виски, в которых глухо заворочалась пробуждающаяся мигрень. Какой же он недотепа!

– Правда, старик был очень удивлен, когда увидел, что я хочу купить, – после недолгой паузы добавил Дарек. – Даже потребовал у меня какой-либо документ, удостоверяющий, что я действительно учусь в Гроштерской академии колдовских искусств.

Благо что зачетка была с собой. И ее вид вполне удовлетворил вредного старика.

Мой напарник горделиво подбоченился, видимо ожидая, что я похвалю его за работу.

Но больше всего на свете мне сейчас хотелось его придушить. О боги, он даже не понимает, насколько сильно оплошал! Мало того что не выполнил простейшее задание, так целый месяц ничего мне не рассказывал. И через два дня я получу первую в своей жизни неудовлетворительную оценку за зачет. Конечно, сразу же после этого меня из академии не выгонят. Последуют еще и пересдачи. Но самое обидное, что я лишусь не только повышенной, но вообще какой-либо стипендии. Дареку-то наплевать на это. Он из обеспеченной семьи и понятия не имеет, каково это мучительно пытаться сообразить, что будет лучше: купить себе поесть или потратить все сбережения на новые туфли, потому что старые совсем развалились. Боюсь, без стипендии мне придется в срочном порядке искать себе какую-нибудь подработку. А следовательно, это сильно повлияет на мою учебу. Говорят, сытое брюхо к науке глухо. Но студент, который более всего на свете мечтает выспаться, вообще бесполезен на занятиях. Скажите спасибо, если не захрапит во время лекции.

– Ты идиот, – печально констатировала я. – Причем полнейший!

– Ну-ну! – мгновенно оскорбился Дарек. – Я попрошу без ругательств! Ты просила принести яйцо – я и принес его. Причем, прошу заметить, даже не вытребовал с тебя твою долю денег, хотя оно обошлось мне в кругленькую сумму!

– Лучше бы на эти деньги ты себе новые мозги купил, – ядовито посоветовала я.

– Я с куда большей охотой заплачу за то, чтобы тебе магическим образом внешность подправили, – огрызнулся Дарек. – Все приятнее будет на твою вечно кислую физиономию смотреть.

Я ожидала от него какой-нибудь гадости. Но почему-то высказывание так называемого партнера по учебе все равно пребольно ранило меня. Ишь ты, моя внешность ему чем-то не угодила. Чем именно, хотелось бы знать?

Нет, я не страдала манией величия и прекрасно осознавала, что красавицей меня назвать сложно. Но и до уродины мне было далеко. Обычный рост, обычный вес, обычные русые волосы, которые я предпочитала убирать в тугой пучок, лишь бы не мешались во время занятий, обычные серые глаза.

– Что ты имеешь против моей внешности? – звенящим от обиды голосом осведомилась я.

– Грудь тебе побольше надо, – прямолинейно брякнул Дарек. – А то без слез не взглянешь. И попу покруглее. Так, чтобы ущипнуть рука чесалась.

– Себя ущипни, – зло посоветовала я. И мстительно добавила, за какое именно место, в завершении фразы посетовав на малые размеры оного. Мол, не стоит носить обтягивающие штаны, если они не оттопыриваются в нужном месте.

Дарек явно не ожидал от меня такой откровенности. Ишь как глаза выпучил, а щеки зарделись. Будет знать, как меня трогать! В конце концов, я пансионы для детей из благородных семейств не заканчивала. В приюте все было просто: тебя обидели – ты обидь, тебя ударили – дай сдачи. Только смотри, чтобы воспитатели при этом подальше были. Иначе всем достанется.

– Была бы парнем – по зубам получила бы за такие слова, – наконец выдохнул Дарек и сжал кулаки. Снисходительно обронил: – Твое счастье, что я с девчонками не дерусь.

Вот тут-то мне надлежало остановиться и успокоиться. Пожалуй, не стоило накалять ситуацию и дальше. Но мне было так обидно! И даже не из-за того, что Дарек считал меня уродиной. Подумаешь, эка невидаль, я и сама невысокого мнения о его внешности. Но меня злило то, что по вине этого олуха я вот-вот лишусь стипендии. А Дарек настолько туп, что даже не осознает, какой это катастрофой обернется для меня.

– А я с девчонками дерусь, – парировала я и, не теряя времени даром, заехала Дареку в ухо.

Хорошо так заехала, аж ладонь от удара загудела. Оплеуха получилась на удивление звонкой и сочной.

Дарек явно не ожидал от меня такого. Он оторопел, смешно выпучив глаза и приоткрыв в немом изумлении рот.

Правда, его ступор не продлился долго. Спустя несколько секунд он очнулся и гневно вскричал:

– Ах вот ты как?! Ну, сама виновата!

Я была готова к его атаке. Стоило Дареку только подскочить ко мне ближе, как я мстительно пнула его пониже пояса. Хорошо так пнула, от души. Бедняга с приглушенным стоном согнулся, машинально опустив руки и оберегая самый дорогой у мужчин орган. И тут же схлопотал удар по хребтине.

Правда, падая, он успел зацепить меня за ногу, поэтому на пол аудитории мы грохнулись вдвоем. По счастливой случайности я оказалась сверху.

– Получай! – радостно взревела я и с величайшим удовольствием принялась мутузить его кулаками по бокам.

О, я не смела поверить своему счастью! Что скрывать очевидное, я мечтала об этом с того самого дня, как виер Ольшон объявил свое решение. Напарники, значит, должны помогать друг другу? Угу, сейчас я помогу этому слащавому богатенькому сынку познать всю несправедливость бытия.

А в следующее мгновение Дарек поднатужился – и скинул меня. Я отлетела в сторону, пребольно стукнувшись затылком о ближайший стул.

– Сейчас ты получишь у меня, задавака и зубрила! – пригрозил Дарек и с торжествующим воплем ринулся в бой.

Теперь уже я оказалась под парнем. Не успела я сообразить, что происходит, как он заломил мои руки высоко над головой, без особых проблем удерживая оба моих запястья одной своей ладонью. Вторую сжал в кулак и недвусмысленно отвел в сторону.

Мамочка!

Я испуганно зажмурилась, ожидая, что сейчас услышу, как хрустит мой нос от соприкосновения с костяшками Дарека, и почувствую соленый привкус крови на разбитых губах.

Но Дарек медлил. И я осмелилась бросить на него быстрый изумленный взгляд.

– По-моему, мы слишком далеко зашли, – пробурчал он, с неохотой разжав кулак. – Слышь, Бьянка, я сейчас слезу с тебя. Только обещай, что больше драться не будешь.

– Не буду, – после недолгих колебаний согласилась я.

Дарек внезапно провел тыльной стороной ладони по моей щеке, убирая назад растрепавшиеся после короткой, но ожесточенной схватки волосы. Я еще шире распахнула глаза, не совсем понимая, что это с ним. Но мой напарник, словно устыдившись своего поступка, тут же опустил руку. Поднялся на ноги и пробурчал, глядя куда-то в сторону:

– Ты это… Прости, что ли. Нормальная у тебя грудь. И задни… – На этом месте он споткнулся, покраснел, но все-таки завершил после короткой паузы: – И попа тоже ничего.

– Спасибо, – поблагодарила его я. Встала с пола и с тяжелым вздохом сказала: – Ты это… тоже зла не держи. Нормальный ты парень. Ты же не виноват, что у тебя родители богатеи.

И тут же прикусила язык, испугавшись, что ляпнула что-то не то.

Карие глаза Дарека потемнели от какого-то непонятного чувства, более всего напоминающего досаду. Но почти сразу он грустно рассмеялся.

– О да, я точно в этом не виноват, – проговорил он. Кивком указал на зверушку, которая с величайшим вниманием наблюдала за нами со стола. – Ну и что это за тварь такая?

– Я практически уверена в том, что это собакоголовый грифон, – решительно сказала я. – Зачатки крыльев, характерное строение морды, способность питаться магией. Все указывает на это.

– И как его убить? – меланхолично поинтересовался Дарек.

Зверек, словно поняв, что речь идет о нем, сидел смирно и неподвижно и как будто внимательно прислушивался к нашим словам.

Впрочем, а почему бы и нет? В тех книгах, что я прочитала, о грифонах говорилось как о вполне разумных созданиях. Раз уж на то пошло, на них и охотиться-то нельзя. Интересно, каким образом у старика Арнольда оказалось яйцо столь редкого создания?

Не суть, однако. Сейчас у нас есть проблема куда важнее.

– Боюсь, нам никто не позволит его убить, – сказала я и успокаивающе потрепала зверька по голове.

По-моему, я даже услышала, с каким облегчением тот вздохнул после моих слов. Точно ведь все понимает!

– Эти создания считаются вымирающими, поэтому находятся под охраной государства, – продолжила я. – Это во-первых. А во-вторых, они к нечисти не относятся.

– Почему это? – удивился Дарек, с опаской взглянув на зверька. – Видок у этой животины тот еще, если честно.

Так и хотелось напомнить этому снобу о том, что по внешнему облику судят лишь ограниченные и глупые люди. Но я разумно придержала эту мысль при себе. Не стоит вновь начинать перепалку. Эдак мы до самого утра ругаться будем и так и не решим, что же делать.

Однако грифону тоже не понравилось высказывание Дарека. Он раззявил свою пасть и издал негодующий клекот. После чего взял и прицельно плюнул радужной слюной прямо на белоснежную рубашку из дорогого шелка. Причем сделал это настолько быстро и ловко, что Дарек не успел отреагировать. Да что там, даже я лишь изумленно заморгала, когда на груди стоявшего рядом парня вдруг расплылось некрасивое пятно с рваными краями. Ну будто на Дарека разозленный художник плеснул водой, в которой долго и упорно отмачивал свои кисти.

– Бьянка! – возмущенно взвыл несчастный и с нескрываемым отвращением принялся сдирать с себя рубашку.

– Ты чего это? – опасливо поинтересовалась я, когда уже через секунду парень предстал передо мной обнаженным по пояс.

Хм… Кстати, а он ничего так. В одежде глиста глистой, а оказывается, плечи такие накачанные. Просто высокий и поджарый, но не тощий, совсем не тощий. Вернее будет сказать – сухощавый и жилистый.

Невольно заныл нос, который лишь чудом сегодня избежал участи быть разбитым. Ох, думаю, если бы Дарек все-таки треснул меня, как собирался, то мне бы точно не поздоровилось.

– Ты же сама сказала, что слюна этой твари может быть смертельно опасной! – пояснил Дарек и выразительно передернул плечами.

Грифон тихо, но угрожающе заклекотал, явно собираясь плюнуть опять, и Дарек поторопился спрятаться за ближайшим столом и отгородился от зверя стулом с высокой спинкой.

– Не оскорбляй его, – попросила я. – Видишь, он все понимает. И ему не нравится, когда его называют тварью.

– Ишь какой обидчивый! – Дарек покачал головой, мудро не высовываясь на открытое пространство.

– Кстати, рубашку можешь надеть обратно, – милостиво разрешила я, поймав себя на том, что самым бесцеремонным образом разглядываю торс напарника.

В голове зароились всякие… мысли. Не то чтобы я прямо воспылала желанием к Дареку. Он по-прежнему мне не нравился. Но я внезапно с удивлением осознала, что мне приятно смотреть на его тело.

– Грифоны не ядовиты, – успокаивающе добавила я.

Дарек поднял с пола рубашку. С брезгливой физиономией посмотрел на внушительных размеров мокрое пятно, расплывшееся прямо по центру. И отрицательно замотал головой.

– Не хочу! – капризно заявил он. – Гадость какая!

И опять уронил рубашку, после чего с отвращением принялся вытирать пальцы о свои штаны.

Я постаралась скрыть недовольный вздох, вновь поймав себя на том, что глазею на плечи Дарека. Так, Бьянка, успокойся! Лучше вообще не смотреть в его сторону. Если он поймет, что я беззастенчиво любуюсь его телосложением, то без очередных пошлых шуточек не обойтись. Опять ведь подеремся.

– Так почему они к нечисти не относятся? – спросил тем временем Дарек, который, хвала небесам, пока не обращал внимания на мои взгляды украдкой.

– Потому что разумны. – Я принялась перечислять доводы, загибая пальцы. – Потому что миролюбивы и не нападают без особых причин.

– Это спорно, – хмыкнул Дарек и многозначительно посмотрел на свою рубашку.

– Но самая главная причина – они поддаются дрессировке и даже способны научиться говорить, – завершила я.

– Да? – оживился Дарек. – Их можно научить говорить? Отлично! – И медленно, тщательно выговаривая каждое слово, сказал, обращаясь к притихшему грифончику: – Попка дурак, дурак попка!

Я мученически возвела очи вверх. Ну как дитя малое, честное слово!

Грифон издал возмущенный хриплый крик – нечто среднее между карканьем простуженной вороны и скрипом давно не смазанной двери. Дарек приглушенно охнул и шустро нырнул в свое укрытие, догадавшись, что в противном случае вновь рискует получить плевок, но теперь уже в лицо.

– Дурак ты, Дарек, – устало сказала я. – И вообще, хватит ерундой страдать. Давай решать, что будем делать с зачетом.

– Да провалим его – и делов-то! – Дарек флегматично пожал плечами. – Пересдачи никто не отменял.

– Это для тебя их никто не отменял, – огрызнулась я. – А для меня это неприемлемо!

– Почему? – искренне изумился Дарек. – Подумаешь, ну не сдадим мы зачет в понедельник. Так сдадим через пару недель. Какая в этом проблема?

Я молчала, пристально разглядывая пол под своими ногами. Скорее я бы откусила себе язык, чем призналась Дареку в том, насколько мне нужна стипендия. Это мой единственный источник дохода.

Но это было даже не главной причиной. Я мечтала получить не просто диплом, а диплом с отличием. Что скрывать очевидное, в народе весьма скептически относятся к девушкам, которые занимаются изучением магии. Да, целительницы и хозяйки артефактных лавок – уже обыденность, которой никого нельзя удивить. Но охотниц за нечистью во всем Лейтоне по пальцам одной руки пересчитать можно. И не потому, что боевая магия якобы плохо дается женскому полу. К примеру, на нашем факультете студенток и студентов примерно равное количество. Проблема в том, что после окончания академии очень мало моих сокурсниц займется охотой. Конечно, кто-то сразу выйдет замуж, это обычное дело. Однако обиднее всего то, что абсолютное большинство покинет профессию через пару лет, когда окончательно устанет доказывать окружающим, что ничем не хуже так называемого сильного пола. При прочих равных заказчик всегда будет выбирать охотника-мужчину. Диплом с отличием являлся если не гарантией наличия работы, то своего рода надеждой, что очередной клиент не умчится от меня сразу же прочь в поисках другого охотника, а хотя бы даст шанс доказать, что я кое-что смыслю в ловле нечисти.

– Дурак ты, Дарек, – вдруг снисходительно проговорил грифон.

Причем зверь настолько четко скопировал мои интонации, что я аж вздрогнула от испуга. Фух, на какой-то миг почудилось, будто это я сказала.

– Да вы что, сговорились, что ли? – обиженно взвыл Дарек. – Никакой я не дурак!

– Никакой пересдачи не будет, – решительно сказала я, оборвав его стенания. – Это совершенно исключено.

– Я могу завтра отправиться в лавку и купить нужное яйцо, – предложил Дарек.

– В выходные лавка Арнольда не работает. – Я покачала головой. Позволила себе слабую усмешку, добавив: – И прежде всего потому, что по выходным практически все студенты предпочитают лоботрясничать, а не сидеть над учебниками.

– Лавка этого грубияна далеко не единственная в Гроштере, – парировал Дарек. – Найдем другую.

В словах моего напарника содержалось разумное зерно. Да, скорее всего, мы без особых проблем приобретем завтра нужное яйцо. На сей раз я буду рядом с Дареком и лично прослежу за тем, чтобы нам не подсунули фальшивку. Беда лишь в одном – время. Точнее, полное отсутствие оного. Василиска нам надо предъявить утром в понедельник. Осталось чуть более двух суток до сего знаменательного момента. Наверняка завтра мы пробегаем до полудня в поисках нужного. Потом – приготовление ускоряющего развитие эликсира. А это тоже дело небыстрое. Заранее его нельзя сварить. Оно нужно только свежеприготовленное. Получается, в самом лучшем случае жабу на яйцо мы посадим вечером.

– Немыслимо! – вслух завершила я свои рассуждения. – Никакое заклятие не поможет нам вывести василиска за столь короткий промежуток времени.

Дарек пожал плечами и присел на край ближайшего стола. По всей видимости, он не видел особой трагедии в происходящем, потому после первого отвергнутого мною варианта полностью отстранился от разрешения ситуации.

В глубине моей души вновь ядовитой змеей шевельнулось раздражение. Ишь ты, сидит тут, ногти свои разглядывает. И ни капли не сожалеет о содеянном.

Грифон между тем глухо закурлыкал. Я машинально потрепала его по мягким ушам, затем прищелкнула пальцами и отправила в жадно открытую пасть еще одну магическую искру. Зверь довольно заурчал, приняв новое подношение.

– Ишь как чарами питается! – восхитился Дарек. – Да этот зверь – мечта любого взломщика. Самую сложную магическую защиту без проблем обойдет.

Самую сложную магическую защиту обойдет…

Я мысленно повторила эту фразу раз, другой. И вдруг встрепенулась. Ну конечно же! Как я сразу не подумала об этом!

– Мы ограбим музей колдовского искусства! – вскричала я, от волнения пританцовывая на месте.

Дарек вздрогнул от неожиданности. Испуганно захлопал ресницами.

– Ты в своем уме? – с сарказмом осведомился он. – Музей – это тебе не магическая лавка. Да там такие чары, что испепелят нас в один миг!

– Не испепелят! – Я легкомысленно отмахнулась от его возражения. Усмехнулась. – На моей памяти музей пытались обчистить трижды. И все студенты, жаждущие проверить собственные силы. К слову, все остались живы.

– Да, но… – забубнил Дарек, который явно не пришел в восторг от моей идеи.

– К тому же с нами будет грифон, – победоносно завершила я. – А он, как ты успел убедиться, питается магией.

– Но… – не унимался Дарек.

– В зале, посвященном видам нечисти, есть витрина с циклом развития василиска, – нанесла я решающий удар. – Лично изучала, когда получила задание для зачета. И там представлены как яйца, так и только что вылупившиеся создания. Замороженные при помощи чар. Все, что нам остается – проникнуть в музей и вынести нужный экспонат. Грифончик выпьет заклятие – и мы получим опытный материал.

– Ну не знаю, – с сомнением протянул Дарек. – А если нас поймают?

– Кто? – искренне изумилась я. – В музее нет охранников. Вся защита исключительно магическая. А у нас есть универсальная отмычка к подобного рода замкам.

Я ласково погладила грифона.

– Мне это не нравится, – прямо заявил Дарек. – Твоя идея выглядит просто абсурдной.

– Не нравится – не участвуй, – огрызнулась я. – Сама справлюсь. Все равно от тебя одни проблемы.

Дарек побледнел от возмущения. Вскинулся было что-то возразить, но я опередила его, поторопившись нанести очередной сокрушительный удар по его самомнению.

– Просто признайся честно, что трусишь, – с лживым сочувствием в голосе сказала я. – Думаю, на курсе никто не удивится, когда узнают, что ты отказался помочь мне.

– Я трушу? – Дарек соскочил со стола и воинственно сжал кулаки. – Да я никогда не трушу! Идем!

После чего решительно направился к дверям.

– Эй, герой, рубашку-то накинь, – насмешливо посоветовала я.

Дарек пробурчал нечто невразумительное, но все-таки последовал моему совету. Морщась от отвращения, поднял с пола рубашку и надел ее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное