Елена Малиновская.

Частная магическая практика: Лицензия. Заговор. Сны и явь (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Я полагаю, тебе стоит принять ванну и лечь спать, – мягко проговорила Дайра. – День у тебя сегодня действительно выдался очень тяжелым. А утро вечера мудренее. Кто бы ни охотился за тобой, он вряд ли найдет тебя здесь. Так что можешь расслабиться.

– А если и найдет, мы сумеем дать ему отпор. – Дольшер неожиданно очнулся от своих раздумий и нагло мне подмигнул. – Дайра, постели нам вместе. Полагаю, нашей гостье не стоит спать одной в комнате.

– Что?!

От возмущения голос у меня задрожал и сорвался. Нет, это просто немыслимо! Неужели он опять собрался ко мне приставать?

Дайра с любопытством вскинула брови, ожидая продолжения. Даже Дольшер недоуменно нахмурился, словно не понимая причин моего негодования.

– Извини, но не вижу никаких причин для того, чтобы ночевать вместе, – выдавила я из себя, строго следя, чтобы это прозвучало как можно более сухо и безэмоционально. – Как я поняла, о запасе сил мне теперь не стоит беспокоиться. А ложиться в постель с мужчиной просто так – уж извини, но как-то не по мне.

– Почему? – с искренним недоумением переспросил Дольшер. – По-моему, самое то, чтобы снять напряжение после долгого утомительного дня. И потом… – Тут он на неуловимый миг замялся, но все же продолжил после крошечной паузы: – Киота, в чем-то твой брат был прав. Универсалам действительно требуется периодическая разрядка, иначе чрезмерное накопление энергии может привести к трагедии. А самый легкий и приятный способ для этого именно секс. Я рад, что тебе теперь не стоит заботиться об уровне сил, но я-то за сегодня сильно поистратил свой запас. Было бы неплохо его пополнить. Как говорится, убьем двух вампиров одним осиновым колом.

Я несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, стараясь успокоиться. Вот ведь не повезло нарваться на маньяка какого-то. Есть такой тип мужчин, которым легче уступить, чем объяснить, почему не хочешь. Но со мной подобные шуточки не пройдут. Для него я лишь мимолетное приключение, а он для меня – возможность заработать триста хардиев и досрочно распрощаться с работой в департаменте.

– Я не буду с тобой спать, – медленно, четко выговаривая каждое слово, произнесла я, глядя прямо в глаза Дольшеру. – Ни за что. Если рискнешь протянуть ко мне руки – получишь между ног огненным заклинанием. И я не шучу, Дольшер.

При виде вытянувшейся от разочарования физиономии брата Дайра сдавленно хрюкнула от смеха и отвернулась, с преувеличенным вниманием принявшись мыть чашку.

– Почему? – скорбно протянул Дольшер таким голосом, будто только что узнал о смерти какого-то из родных.

– Воспитание такое, – коротко ответила я, не желая вновь пускаться в долгий и бессмысленный спор.

– Но с Марьяном же оно тебе не помешало несколько лет жить вместе без всякой свадьбы, – не сдавался Дольшер.

– И я до сих пор жалею о тех отношениях. – Я цыкнула. – Дольшер, хватит об этом. Я не ханжа, отнюдь, и не целомудренная девственница. Но спать с тобой не буду. Во-первых, ты мой начальник.

Во-вторых, я тебя знаю всего день. В-третьих, ты не настолько мне нравишься.

«И, в-четвертых, я поспорила на деньги, что продержусь не меньше месяца», – едва не добавила я, но в последний момент благоразумно сдержалась. Пожалуй, об этом не стоит распространяться.

– И я больше не намерена разговаривать на эту тему, – заключительной фразой отрезала я все возможные возражения Дольшера.

Дайра, храня в уголках губ затаенную улыбку, повернулась к нам и скрестила на груди руки.

– Что, братец? – весело проговорила она. – Получил наконец-таки по носу за свою излишнюю самоуверенность?

Дольшер проворчал что-то невнятное, но смысл я уловила – еще посмотрим, чья возьмет. Н-да, он явно из тех мужчин, которые не привыкли получать отказ. Впрочем, и я от своего не отступлюсь.

– Тем не менее спать нам лучше в одной комнате, – упрямо повторил Дольшер. – Мало ли. Конечно, я постарался замести следы, но наверняка ни в чем уверенным быть нельзя.

Дайра выжидательно посмотрела на меня, но я лишь пожала плечами. Пусть будет, как он хочет. Если начнет приставать, то я сумею постоять за себя.

– Хорошо. – Дайра поманила меня пальчиком. – Пойдем, Киота. Я покажу, где ванная.

Я помнила, что со двора домик Дайры выглядел довольно маленьким, и тем большим было мое удивление, когда она отвела меня в огромную купальню, уже наполненную влажным паром с терпким запахом успокаивающих трав. Мята, корица, немного ванили. Под потолком величаво плавал маленький рукотворный огненный шар в непроницаемой защитной оболочке, даря тепло и свет.

– Держи. – Дайра вручила мне невесомую шелковую рубашку, едва доходящую до середины бедра, и такой же прозрачный халатик, – Оденешься после ванны.

Я скептически изогнула бровь при виде столь смелого наряда. Полагаю, Дольшер будет в восторге, лицезря меня в нем.

– Не беспокойся о моем брате. – Дайра подмигнула, без проблем отгадав мои мысли. – Он, конечно, тот еще оболтус, но вполне понимает слово «нет». Правда, отказ обычно раззадоривает его пуще прежнего.

Дайра хотела еще что-то добавить, но в последний момент передумала. Вот только в ее желтых глазах мелькнула знакомая ирония, словно она сама не верила, что я устою перед ее братом.

– Твоя спальня – первая дверь направо, – проговорила она напоследок. – Не перепутаешь. Я постелю тебе около окна, а братцу у противоположной стены и оставлю порхать ночного светлячка. Хотя, думаю, Дольшер не будет спать, пока тебя не дождется. – И опять в голосе прозвучала затаенная насмешка.

– Спасибо, – кратко поблагодарила я.

– Надеюсь, вы не будете сильно шуметь ночью, – с откровенным намеком произнесла напоследок Дайра и выскочила в коридор, давясь приглушенным смехом.

– Уж будь уверена, – ответила я в захлопнувшуюся дверь.

* * *

Вдоволь наплескавшись и намазавшись, наверное, всеми кремами, которые были в наличии у Дайры, я наконец-то рискнула облачиться в предложенную ночную рубашку и халат и выйти из ванной. На самом деле глаза у меня слипались уже давно, но я всячески оттягивала неминуемый момент встречи с Дольшером в спальне. Надеюсь, он не дождался меня и давно лег спать, потому как у меня нет ни малейшего желания разговаривать с ним.

Однако мои чаяния не оправдались. Когда я мышкой проскользнула в комнату, Дольшер лежал на своей кровати и читал какие-то бумаги в приглушенном свете прирученного ночного светлячка.

– Наконец-то, – пробурчал он, кинув на меня косой взгляд поверх документов и, казалось бы, совершенно не отреагировав на откровенный наряд. – Я уж боялся, что ты там заснула и пора брать ванную штурмом.

Я промолчала. Шлепая босыми ногами по теплому полу, даже не подошла – подлетела к кровати, мигом залезла под пушистое одеяло и лишь тогда позволила себе отдышаться.

В комнате было тихо. Дольшер шелестел страницами, облокотившись на подушку. Крупный мотылек, улучшенный при помощи магии, кружил над его голым плечом, подсвечивая трепыханием крыльев бумаги и задумчивое лицо начальника департамента.

Дольшер казался полностью увлеченным своим занятием, поэтому я вздохнула с некоторым облегчением. Надо же, а я уж боялась, что он от меня так легко не отстанет.

– Почему ты не спишь? – неожиданно спросил он, по-прежнему не глядя в мою сторону. – Я думал, ты сильно устала.

– Есть немного, – согласилась я. Помолчала пару секунд, затем осмелилась на вопрос: – Дольшер… А все-таки почему ты помог мне бежать? Убил бы, как собирался сначала. Или бы отдал Карраяру – и дело с концом.

– Отдать Карраяру? – Дольшер негромко хмыкнул. – Киота, милая, сейчас ты – мощное оружие. Конечно, с Варрием у нас мир, но рано или поздно все может измениться. Такими уникумами, как ты, не разбрасываются.

– Если это так, то почему ты пытался на меня напасть? – поинтересовалась я.

– Я пытался лишь напугать тебя, – поправил со слабой улыбкой Дольшер. – Подтолкнуть к бегству. При всем моем уважении к твоему таланту, если бы я собирался тебя убить – ты была бы уже мертва. Тебе необходимо время, чтобы привыкнуть к своему могуществу, научиться им управлять. В департаменте я бы не сумел дать тебе подобную возможность. На меня неминуемо начали бы давить. Одни – чтобы я исполнил некогда самолично подписанное распоряжение и уничтожил тебя. Другие – чтобы использовать нежданный подарок в личных целях. Да еще эти покушения… В любом случае оставлять тебя там было слишком опасно.

– Не понимаю, – искренне призналась я. – К чему тебе вообще со мной возиться?

– Потому что с тобой связано слишком много тайн. – Дольшер хмыкнул. – А я не люблю, когда что-нибудь не понимаю. Это как вызов мне. И чем труднее цель, тем слаще в итоге будет победа.

– Понятно, – пробормотала я и внезапно зевнула. Под одеялом было так хорошо, мирно и тепло лежать. По-моему, я собиралась еще о чем-то спросить Дольшера, но сонные мысли разбегались, не давая ни на чем сосредоточиться. Я зевнула еще раз.

– Спи, Киота, – из какого-то невообразимого далека донесся до меня негромкий ласковый голос Дольшер. – Спи. Все будет хорошо, обещаю тебе.

И я сама не заметила, как легко соскользнула в сладкие объятия забытья.

Мне снилась выжженная безжалостным солнцем пустыня. Голая равнина ослепительно-белого песка под безупречно синим небом. Жара. Ни ветерка, ни облачка. Странное дело, но почему-то я была совершенно уверена, что это не наш мир. Наверное, слишком близким выглядело солнце – огромное, обжигающе-горячее, нависающее прямо над головой. И я точно знала, что оно убьет меня. Убьет очень скоро, если я не найду укрытия. Хоть что-то, дающее тень. Я была обречена. Приговорена умереть здесь, вдали от дома и всего, что мне было когда-то дорого.

Я проснулась от собственного крика. Заметалась на смятых, влажных от пота простынях, еще не совсем понимая, что произошло.

– Киота!

В следующий миг я задохнулась в чьих-то железных объятиях. Кто-то изо всех сил прижимал меня к себе, не давая биться в истерике.

– Киота… – На этот раз уже мягче.

Ласковое прикосновение к волосам. Меня гладили по голове, как, наверное, никто и никогда не делал. Тетушка всегда была чужда подобных «телячьих нежностей», как она сама говорила. А больше родных и близких у меня никогда не было.

Потихоньку напряженная спираль внутри меня расслабилась. Я осознала, что нахожусь в доме Дайры. Через открытое окно вливается свежий ночной воздух, напоенный ароматом крупных садовых цветов и прошедшей грозы. До рассвета еще очень далеко. Наверное, прошло не более часа-двух, как я заснула. Все в порядке, Киота, все хорошо. Ты в безопасности. Нет никакой пустыни, нет безжалостного солнца.

Я всхлипнула и обмякла в руках обнимающего меня Дольшера. Уткнулась носом в его грудь и судорожно задышала, сдерживая слезы. Ничего не понимаю! С какой стати я так расклеилась? Никогда себе подобного не позволяла.

– Все хорошо, Киота, – повторил Дольшер и осторожно расслабил свою крепкую хватку. – Все в порядке. Тебя никто не тронет.

Я несколько раз глубоко втянула в себя воздух, окончательно успокаиваясь. И внезапно с приглушенным восклицанием отпрянула от Дольшера, осознав наконец-таки, что нахожусь в постели с абсолютно голым мужчиной, при этом будучи сама не особо одетой.

– Да не трону я тебя, – обиженно проговорил он, без особых проблем прочитав мои мысли. – Ты совсем обо мне плохо думаешь, да, Киота?

– Ну согласись, что у меня есть определенные причины для этого. – Я нервно хихикнула, но моментально посерьезнела, вспомнив недавний сон. – Что это было, Дольшер?

– Откуда я знаю, – Тот, ни капли не смущаясь своей наготы, потянулся и вальяжно откинулся на подушку, – Я только-только закончил разбирать бумаги и потушил свет. Даже заснуть еще не успел, как ты начала метаться по кровати, а потом закричала, словно тебя режут. Знаешь, Киота, еще немного – и я рядом с тобой заикой стану.

– Мне приснился кошмар, – оправдывающимся тоном произнесла я. – Наверное, впервые за всю мою жизнь.

– Да уж понятно, что не сексуальная фантазия. – Дольшер задорно подмигнул мне, увидев, как я нахмурилась, – Да ладно, не дуйся, Киота. Я шучу. Просто ты всегда так забавно реагируешь, когда при тебе упоминают в каком-либо аспекте постельные забавы. Хотелось бы знать, неужели Марьян за три года жизни с тобой так и не сумел разбудить в тебе чувственность?

Я почувствовала, как краснею. Ну вот, опять. Ненавижу разговоры на подобные темы! Все у нас с Марьяном было в порядке. В определенной мере, конечно. Думаю, уж он-то был полностью удовлетворен нашими отношениями. А я никогда не понимала, если честно, почему интимной стороне жизни некоторые люди придают такое огромное значение.

– Впрочем, это не мое дело, – тут же пошел на попятную Дольшер, поняв по моему насупленному лицу, что эта тема мне неприятна. – Так что тебе приснилось, Киота? Помнишь какие-нибудь детали?

– Да так. – Я вновь вздрогнула, вспомнив то ощущение безысходности и ужаса, которое испытала во сне. – Ничего особенного. Сама не понимаю, почему так испугалась.

– И все же, – с нажимом произнес Дольшер. – Обычно универсалы еще обладают пусть слабым, но даром предвидения, который чаще всего проявляется именно во снах.

Я мрачно хмыкнула. Отлично! Только этого мне не хватало для полного счастья.

Дольшер продолжал внимательно смотреть на меня, и я сдалась. Возможно, он сумеет подсказать, что бы это значило.

– Мне приснилась пустыня, – проговорила я, вспоминая бескрайнюю равнину песка. – И солнце. Я знала, что умру, если не найду укрытия. Что солнце за несколько минут полностью иссушит меня, выпьет все соки, и никакие щиты меня не спасут. Но не видела и малейшей возможности для спасения.

Я замолчала, плотнее закутавшись в одеяло и пытаясь таким образом скрыть нервную дрожь. В глазах Дольшера неожиданно мелькнуло сочувствие. Он потянул было руку, чтобы убрать волосы с моего лица, но остановился, видимо вспомнив, чем подобная попытка закончилась для него в последний раз.

– Можно, я обниму тебя? – спросил Дольшер. Я удивленно вскинула брови, и он поспешил продолжить: – Честное слово, что не буду приставать к тебе, Киота. Мне кажется, тебе сейчас необходима поддержка. И я хотел бы помочь тебе.

Несколько сомневаясь, я все же кивнула в знак согласия. В принципе чем я рискую? В случае чего всегда смогу воздвигнуть щит между нами.

Дольшер слабо улыбнулся и привлек меня к себе. Я положила голову ему на грудь, слушая, как мерно и спокойно бьется его сердце.

– Спи, Киота, – негромко проговорил Дольшер. – Спи. Я присмотрю за тобой.

Я не собиралась засыпать в его объятиях. Просто немного полежать, пока вокруг сердца не разожмется когтистая лапа дурного предчувствия. Но не заметила, как задремала. На этот раз, хвала небу, без всяких кошмаров.

Утром меня разбудил веселый женский смех. Я зарылась с головой под одеяло, надеясь, что меня оставят в покое и удастся еще хотя бы минут пять подремать, но чуда не произошло.

– Ну братец! – Дайра без малейшего стеснения плюхнулась на кровать и сдернула с меня одеяло. – Ну пройдоха! Так и знала, что утром застану вас в одной кровати.

Я, спросонья не совсем понимая, о чем она, недоуменно нахмурилась. И тут же приглушенно охнула, вспомнив ночную сцену. Осторожно перевернулась на другой бок и зарделась от смущения, наткнувшись взглядом на встрепанного Дольшера. Тот сладко потягивался, словно сытый довольный кот.

– Доброе утро, сестричка, – поздоровался он. – Тебя никто не учил, что надо стучаться, прежде чем вваливаться в спальню к взрослым людям?

– Ой, да ладно! – Дайра лишь отмахнулась в ответ. – Что бы такого нового я тут увидела? Зато теперь точно знаю, что и этот бастион не устоял перед твоим обаянием.

– Ты ошибаешься, – пробурчала я. – Между нами ничего не было.

– Неужели? – Дайра недоверчиво хмыкнула. – Что-то не верится, особенно зная темперамент моего братца. Или у него начались проблемы с потенцией? Так у меня знакомый на Хексе есть. Он такие афродизиаки делает – мм… Никто не жаловался. Только шепни, и я тебя с ним свяжу.

– Дайра! – возмущенно выдохнул Дольшер. – Как ты смеешь говорить такое? Все у меня в порядке с потенцией, хотя это тебя точно не касается.

– Тогда почему на тебя Киота наговаривает? – не отставала Дайра. – Или ей настолько не понравилось, что она предпочитает не вспоминать эту ночь?

Дольшер мученически закатил глаза, явно утомленный любопытной сверх всякой меры сестрой.

– Дайра, – проникновенно произнесла я, поняв, что он вряд ли придет мне на помощь в деле сохранения моего честного имени. – Между нами действительно ничего не было. Даже поцелуя, не говоря уж о чем-нибудь более серьезном. Клянусь! Просто мне приснился кошмар, и твой брат был столь любезен, что решил немного побыть со мной, пока я вновь не засну. А там мы оба не заметили, как задремали. Все!

– Правда? – Дайра недоверчиво посмотрела на брата.

Тот кисло скривился, но все же кивнул, подтверждая мои слова. Однако девушка этим не удовольствовалась. Прошептав несколько слов, она прищелкнула пальцами, и кровать окутало легкое розоватое облачко, которое спустя несколько секунд посерело, а потом исчезло.

– Н-да, – разочарованно протянула Дайра. – И действительно, вы провели на редкость скучную и бестолковую ночь. Кто бы мог подумать! – И она недовольно поджала губки, словно разочарованная в своих самых лучших надеждах.

– Ну извини, – сделал робкую попытку оправдаться Дольшер. – Киота вчера прямо сказала, что не намерена терпеть мои приставания. Знаешь, с универсалом в подобных вещах как-то не поспоришь. Еще спалит ненароком.

– Проехали. – Дайра рассеянно взъерошила брату шевелюру, – Пойду вам завтрак сделаю. А вы пока вставайте, хватит нежиться. Или не пойдешь сегодня на работу?

– Надо, – проворчал Дольшер. – Будет странно, если я не объявлюсь после вчерашнего происшествия. Создам видимость работы, проверю, как идут поиски Киоты. И запрошу как можно больше отчетов по Варрию. Сдается мне, там происходит что-то очень странное. Еще бы разобраться, что именно.

Дайра кивнула брату и выскользнула за дверь. Дольшер тем временем еще раз потянулся и решительно откинул одеяло в сторону, предъявив всего себя, так сказать, в полной красе. Мне надоело смущаться, краснеть и отворачиваться, поэтому я никак не отреагировала на это представление. Лишь чуть склонила голову, ожидая продолжения.

– Я умываться, – сказал Дольшер, вставая и направляясь к двери. – И ты не залеживайся. Надо решить, чем вы с Дайрой сегодня займетесь.

Я дождалась, когда мужчина наконец-то выйдет, затем вскочила с кровати и заметалась по комнате в поисках своей одежды. Но тут меня ожидало очередное разочарование: ее не было. Лишь со спинки стула сиротливо свисал вчерашний полупрозрачный халатик. Пришлось надевать его и со всей возможной скоростью мчаться на кухню, надеясь, что успею вытрясти с хозяйки дома что-нибудь более подходящее случаю до выхода Дольшера из ванной.

– Дайра!

Запыхавшись, я остановилась на пороге кухни. Дайра, расслабленно наблюдающая за работой маленького домового, который с небывалой скоростью жарил оладьи, удивленно обернулась на мое восклицание.

– Что случилось, Киота? – спросила она. – За тобой что, мой братец гонится с непристойными предложениями?

– Нет. – Я смущенно улыбнулась. – Просто никак не могу найти свою одежду.

– О-о-о, – легкомысленно протянула девушка. – Дорогая моя, видишь ли, твое платье было в столь печальном состоянии, что я его выкинула. Подол порвался, видимо, когда ты на Черныше ехала. На рукаве пятна крови. Да и вообще, оно выглядело весьма потрепанным. Надеюсь, ты не станешь на меня обижаться за это самоуправство.

– Но… – Я заметно растерялась, – В чем же мне ходить?

– Не переживай. – Дайра махнула рукой. – Проводим Дольшера на работу, позавтракаем и найдем тебе что-нибудь более приличное. Полагаю, размеры у нас должны совпадать. А потом по магазинам прошвырнемся, развеемся.

– Никаких магазинов! – грозно рыкнули у меня за спиной.

От неожиданности я подпрыгнула на месте. Посторонилась, пропуская на кухню начальника департамента, и судорожно скомкала на груди сорочку и халат, пытаясь хоть немного прикрыться от его внимательного взгляда.

– Никаких магазинов, – повторил Дольшер, садясь за стол и продолжая с явным удовольствием глазеть на меня. – Дайра, совсем с ума сошла, что ли? Киота должна сидеть дома и даже носа за порог не высовывать. Вчера ее пытались убить два раза. Тогда ей повезло, что рядом оказался я. Сестренка, ты, конечно, тоже неплохой маг, но проигрываешь мне и в силе, и в опыте, и в мастерстве. Так что не стоит испытывать судьбу. Она этого не любит.

– А что же нам тогда целый день делать? – разочарованно поинтересовалась Дайра. – Мы же от скуки с ума сойдем!

– Откуда я знаю, – огрызнулся Дольшер, – Придумайте себе развлечения сами. Вроде бы ты хотела разобрать почту и написать матушке письмо. Киоте, полагаю, хватило вчера приключений, так что она с удовольствием проведет день в спокойствии. В крайнем случае возьмите Черныша и прогуляйтесь вокруг деревни. Но на глаза людям старайтесь не попадаться. Если вдруг спросят, кто гостит у тебя дома, скажешь, что двоюродная сестра приехала.

– Двоюродная сестра? – вмешалась я в разговор. – Но это смешно! Если ты объявил меня в розыск, а ты должен был это сделать, чтобы не вызвать подозрений, то мое изображение уже передали по всем мыслевизорам и вывесили на информационных щитах. Меня любой опознает.

– Действительно. – Дольшер наконец-то оторвал взгляд от моей груди, почти не прикрытой сорочкой, и посмотрел мне в глаза, – Хм… Значит, воспользуемся маскирующим заклинанием. Я создам образ, а тебе останется лишь поддерживать его при помощи собственной энергии. Полагаю, с твоими новыми способностями это не составит особого труда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21