Елена Малиновская.

Частная магическая практика: Лицензия. Заговор. Сны и явь (сборник)



скачать книгу бесплатно

Я криво ухмыльнулась. Спасибо большое, но какое-то слишком слабое утешение. Затем с неожиданным подозрением посмотрела на Раянира. Интересно, если все, что он рассказал, правда и моя мать обманом или лаской получила у короля Дальрона амулет, который должен был скрыть законного наследника от ящериц, то получается, что в каждом поколении рождается не один универсал?

– Уже догадалась? – без слов понял тот. – Умничка! Я и не сомневался в тебе.

– Вы о чем сейчас? – заволновался Карраяр. – О чем она догадалась?

– И это будущий король! – Раянир возвел глаза к потолку и сокрушенно покачал головой. – Подумать только! Да я окажу народу Варрия неоценимую помощь, не позволив тебе взойти на престол.

Карраяр обиженно насупился и замолчал. Зато в разговор вступил Дольшер, который все это время внимательно слушал разглагольствования Раянира.

– Если у короля Дальрона был амулет, способный скрыть силу универсала у законного наследника, то получается, Киота – не единственная избранная в этом поколении? – спросил он, пристально наблюдая за реакцией Раянира. – Верно?

– Абсолютно. – Тот довольно ухмыльнулся, – Говорят, божество варрийцев обладает весьма странным чувством юмора и справедливости. Змея посчитала, что это будет забавно: позволить отцу выбрать, кого из своих детей отправить на смерть. Мол, в каждом поколении всегда есть кто-то более, а кто-то менее способный к управлению государством, и глупо предоставлять выбор судьбе и праву первородства. Поэтому она дала Тиодеру амулет, призванный защитить одного из его детей. И каждый последующий правитель должен был сделать поистине нелегкий выбор. Все шло нормально, пока на престол не взошел сластолюбец, способный ради минутной похоти и наслаждения порушить многовековые традиции. И тебе еще очень повезло, Карраяр, что ты не родился универсалом.

Я чуть слышно ахнула. Теперь все встало на свои места: и уникальные способности Раянира, с легкостью удерживающего столь длительное время под воздействием своих чар двух магов высшего уровня подчинения, не считая меня, и его странная игра против Дальрона и Карраяра.

– Киота, ты мне нравишься своей прозорливостью все больше и больше. – Раянир широко улыбнулся, вновь каким-то непостижимым образом угадав мои мысли. Перевел взгляд на Дольшера. – Из вас могла бы получиться неплохая пара. Жаль, очень жаль, что я не могу оставить тебя, Киота, в живых.

– Не можешь оставить, потому что сам являешься ребенком Дальрона и универсалом? – полюбопытствовала я, уже зная, каким будет ответ. – Ну да, ну да. Ящерицы не знали о моем существовании, поскольку я носила амулет. А вот тебя они чувствовали. Полагаю, поэтому и начали военные действия, убедившись, что ты не торопишься исполнить предначертанное. Так?

– Да, сестренка, – проговорил Раянир. – Именно поэтому я сразу же узнал в тебе универсала, как только увидел входящей в трактир. Никакие маскирующие заклинания не смогли бы отвести мне глаза. Полагаю, мы бы с тобой весьма поладили, встретившись при других условиях.

По крайней мере, куда лучше, чем с этим олухом. – И он с нескрываемым презрением кивнул на Карраяра, который слушал нас, открыв рот от изумления.

– Так ты мой брат? – спросил он, явно не веря в столь неожиданное пополнение семьи. – Брат по отцу?

– Ну не по матери же. – Раянир фыркнул. – Карраяр, не кажись глупее, чем ты есть на самом деле. Да, наш общий папаша Дальрон и мою матушку в свое время осчастливил. Причем, как это ни смешно, я старше тебя на целый год. Родись я в законном браке – был бы наследником престола. К сожалению, моя мать оказалась не столь прозорливой и хваткой, как Тиора Дайчер. Амулет мне не достался. Пришлось начинать собственную игру. Извини, но сначала спать с королем-вараном, а потом погибнуть на ритуальном камне, зная, что тем самым дам возможность занять трон полному идиоту, который, уверен, в кратчайшие сроки приведет мою родину к разрухе, я совершенно не собираюсь.

– Спать с королем-вараном? – переспросила я, решив, что ослышалась. – Это как?

– Они двуполые, – тихо пояснил Дольшер, – Гермафродиты, другим словом. То, в каком облике они находятся, во многом определяется температурой. В жаркое время года варрийцы после сезонной линьки превращаются в самок, высиживающих яйца. В холодное время обрастают крепким чешуйчатым панцирем и в очередной раз меняют половую принадлежность. Но этим процессом можно управлять и самостоятельно. Помести варрийца в надлежащую температуру – и уже через неделю увидишь результат.

Я восхищенно прицокнула языком. Надо же! Как говорится – век живи, век учись. Даже не подозревала о столь интересной особенности варрийцев.

– А зачем вообще с вараном спать? – рискнула задать я еще один вопрос. – Да, я слышала про рождение наследника для ящериц, но это же нонсенс! Мы слишком разные виды. Все равно что пытаться скрестить корову и дракона.

– При помощи магии и надлежащих ритуалов возможно все на свете, – уклончиво ответил Дольшер. – Эксперименты, о которых ты говоришь, давно проводятся под пристальным наблюдением Королевского совета. Кстати, это государственная тайна, о которой не принято болтать.

Я горько усмехнулась. Вот оно как. Дольшер не относится к тому типу людей, которые стали бы выдавать подобные секреты недавней знакомой. Неужели он уже сделал свой выбор? Ну да, конечно, одно дело, когда за жизнь человека требуют равнозначную цену, и совсем другое, когда на чаше весов благополучие целого народа.

– Дольшер прав. – Раянир вальяжно кивнул. – Рождение ребенка от такого противоестественного союза вполне возможно. Правда, ящерицы никогда не показывали, кто или что в итоге получается. А зачем это нужно… Разные существуют мнения на данный счет. Я читал секретные донесения по этому поводу, но все они базировались на собственных домыслах, иногда – на исследовании легенд варрийцев. Кто-то утверждал, что таким образом змея навсегда связала наших два народа. Кто-то – что ребенка после рождения тоже приносят в жертву. Лично я считаю, что именно так у ящериц происходит передача трона, ведь, как известно, король-варан весьма отличается по внешнему облику от обычных ящериц.

– Спасибо за лекцию, – вежливо поблагодарила я. – Очень поучительно и познавательно!

Раянир чуть скривил уголки губ, почувствовав в моем тоне нотки холодной иронии. Задумчиво потер подбородок и выпрямился.

– На этом позвольте закончить наш вечер тайн и откровений, – весело произнес он. – Киота уходит со мной. Как ни печально об этом говорить, но варрийцы должны получить свою жертву. Всех остальных, к моему глубочайшему сожалению, я вынужден буду убить. Карраяра – чтобы занять его место наследника. Дольшера и Дайру – как ненужных и опасных свидетелей. – Раянир косо взглянул на начальника департамента и вдруг отвесил ему глубокий, почтительный поклон, – Не держи на меня зла, – сказал он. – Если бы тогда Киота не отреагировала так непредсказуемо на добавленный в вино отвар, если бы ты не увел ее из трактира – то все сложилось бы совсем иначе. Конечно, я мог бы взять с тебя клятву, но не доверяю словам. И потом, в любом случае мне нежелательно иметь столь могущественного врага. А ты, я думаю, будешь искать способ отомстить мне за смерть Киоты. Вижу, она сильно запала тебе в сердце.

Дольшер неопределенно хмыкнул и пожал плечами, не глядя в мою сторону.

– Киота, встань и подойди ко мне, – приказал тем временем Раянир. Прищелкнул пальцами, и я с удивлением обнаружила, что вновь могу двигаться. Правда, не так, как обычно, а с некоторым замедлением, будто кто-то извне строго контролировал каждый мой жест. Раянир улыбнулся и добавил с укоризненной интонацией, прочитав мои сокровенные мысли: – И не делай глупостей, дорогая! Ты еще очень, очень молодой универсал, так что даже не думай тягаться со мной! Моя сила проснулась куда раньше, поэтому со мной тебе точно не совладать.

Я растерянно посмотрела на Дольшера, молчаливо спрашивая совета. Неужели мы действительно окончательно и бесповоротно проиграли? Неужели у него в рукаве не припасено никакого козыря? О боги, как же глупо получилось!

– Иди, – чуть слышно шепнул тот. – Иди, Киота, все хорошо.

Я зло скрипнула зубами. Это называется «хорошо»? Да мы же на шаг от гибели!

Дайра негромко всхлипнула и переползла ближе к Карраяру. Обняла его, трогательно прижавшись к груди. Дольшер застыл каменным изваянием, уставившись неподвижным взглядом перед собой. Лишь Раянир искренне веселился, несомненно получая удовольствие от сложившейся ситуации.

– Киота, подойди ко мне! – уже строже прикрикнул он, когда я не исполнила его первый приказ. – Ну что ты как маленькая!

Я упрямо стиснула кулаки. Ну уж нет. Я буду кусаться, царапаться и брыкаться, если он вздумает насильно тащить меня. Но без боя я точно не сдамся!

– Вот ведь упрямица, – с неподдельным разочарованием и огорчением вздохнул Раянир. – Сама напросилась.

В следующий миг я обнаружила, что уже стою на ногах.

Непонятные чары, которые применил мой новоявленный братец, полностью перехватили контроль за моим телом. Я сопротивлялась, никогда в жизни я не сопротивлялась более отчаянно! Но все было впустую. Полагаю, никто из присутствующих в комнате не заметил на моем лице отражения ожесточенной внутренней борьбы. Лишь перед глазами все потемнело от непомерного внутреннего напряжения. Я сделала несколько шагов к Раяниру, встала справа от него.

– Умничка, – похвалил меня тот. – А теперь попрощайся со своими друзьями и нашим братом. Через минуту они переселятся в лучший из миров.

Я посмотрела на Дольшера и вздрогнула. От его неподвижного взгляда почему-то стало страшно. Будто он изо всех сил пытался мне что-то сказать безмолвно, пытался – но никак не мог.

«Чары! – вдруг вспыхнул в голове отчаянный крик. – Пусть он снимет с тебя чары подчинения!»

– Можно, я поцелую Дольшера? – жалобно попросила я Раянира, следуя мгновенному безумному плану. – Пожалуйста! Если ты позволишь – клянусь, больше с моей стороны не последует никаких глупостей!

– Ох, только слезливых мелодрам мне устраивать не надо, – досадливо поморщился он. – Ну ладно. Только быстро. Как говорится, одна нога здесь, другая там.

И непонятная сила, удерживающая мое тело в плену, дрогнула, исчезая. Я качнулась было к Дольшеру, но тот едва заметно мотнул головой. Молниеносным движением опустил к полу большой палец. Краем глаза я заметила, как напряглась при этом Дайра и плотнее прижалась к Карраяру. Вспомнила предупреждение Дольшера перед несчастливым штурмом дома. И упала на пол, сжавшись и всю свою энергию обратив в щиты.

Раянир не понял, что произошло. Он успел вскинуть бровь, и я почувствовала, как его чары вновь захлестывают мое сознание. Но завершить заклинание он не успел. Внезапно на дом обрушился вал чудовищной силы. Мир раскололся на тысячи ослепительных жалящих осколков. Мои щиты прогнулись со слышным лишь мне жалобным звоном. Какую-то долгую томительную секунду я думала, что они не выдержат, но они устояли, уберегая меня от того безумия, которое творилось в комнате. Через причудливые искажения энергетических потоков я видела, что Дольшера окутало то же защитное облако, что Дайра стоит на коленях, выставив перед собой ладони и удерживая щит сразу и для себя, и для Карраяра. Ей приходилось хуже всех, поэтому с каждым оглушительным ударом моего сердца ее защитное заклинание все слабело и слабело. А вот Раянира я при всем желании не могла разглядеть. Его погребло, раздавило под неожиданной атакой.

Закусив от волнения губу, я наблюдала за Дайрой. Боги, как она справляется?! Даже представить страшно, какое давление ей сейчас приходится выдерживать. Неужели ей хватит сил?

Минута огненного ада, другая. На исходе третьей Дайру окутывало лишь легкое зеленоватое облако, грозящее вот-вот окончательно растаять невесомой дымкой. Да и сама девушка опасно клонилась, рискуя в любой момент рухнуть на пол в глубоком обмороке. Карраяр придерживал ее за талию, помогая оставаться в вертикальном положении. Наверняка он понимал, что грозит им обоим, если Дайра отключится.

Наконец все стихло. Тишина, воцарившаяся после рева чужого смертельного заклинания небывалой мощи, показалась мне оглушительной. Особенно громко прозвучал жалобный всхлип Дайры. Она хлюпнула носом, из которого тонким ручейком текла кровь, даже не побелела – посинела, словно мертвец, и тихо осела на руки Карраяра.

С негромким хлопком я сняла щиты. Испуганно посмотрела на Дольшера. Вопреки моим ожиданиям он не бросился тотчас же на помощь сестре. Начальник департамента уже стоял перед распростертым навзничь телом Раянира, опутывая его все новыми и новыми толстыми сиреневыми нитями обездвиживающего заклинания. Странно, зачем он это делает? Неужели тот еще жив?

– Дайра? – Карраяр осторожно опустил девушку на пол и склонился над ней. Побледнел при виде крови, все еще сочащейся из ее носа, и ласково провел ладонью по лицу, убирая растрепавшиеся короткие волосы, слипшиеся от испарины. – Милая, с тобой все в порядке?

Я с приглушенным стоном поднялась на ноги. Уже в который раз за сегодняшний безумный день я выложилась до предела. И это если не принимать во внимание мои вчерашние подвиги. Подошла к Дайре и присела перед ней. Прищурилась, пытаясь понять, жива ли она, провела пальцами по ее шее, нащупывая пульс.

Прежде яркая и ровная аура девушки была разорвана в клочья. От нее сейчас остались лишь маленькие лоскутки алого цвета, которые багровели на глазах. Но Дайра еще была жива. Вне всякого сомнения – жива. Наверняка она израсходовала даже больше собственных сил, уйдя в глубокий минус. У сильных магов так бывает. Можно вложить в заклинание больше энергии, чем обладаешь. Беда только в том, что за это платишь неоправданно огромную цену. Это явление носит компенсаторный характер. И магическая, и жизненная силы в сущности своей очень похожи, поэтому при определенных условиях способны переходить друг в друга. Беда только в том, что мага из глубокого минуса вытащить безумно тяжело, практически невозможно. Без целителя высочайшей пробы явно не обойтись.

Дайра сейчас была на волосок от гибели. Я видела, чувствовала, как она уходит от нас. Неотвратимо отдаляется за черную пелену смерти. Ей еще можно помочь. Но как? У меня нет способностей к целебной магии, а без этого не обойтись. Если позвать ее неправильно, то она просто-напросто заблудится меж двух миров, превратится в не упокоенного призрака. Демоны!

Я тихо ругнулась. Дольшер, закончив возиться с Раяниром, поднял голову и посмотрел на меня. Перевел взгляд на Дайру и тут же бросился к ней. Рухнул на колени, схватил ее руку в свои и принялся отчаянно растирать уже похолодевшие пальцы.

Я не успела у него ничего спросить. Дверь внезапно распахнулась, и передо мной предстал высокий темноволосый мужчина с потрясающе черными глазами, окаймленными длинными густыми ресницами. От него веяло такой уверенностью и спокойствием, что тревога немного отпустила мое сердце. Почему-то я была уверена, что он пришел помочь. И почему-то мне казалось, что это ему удастся.

– Дольшер? – позвал незнакомец, удивленно осматриваясь на пороге. – Ты где?

Скользнул взглядом по нам, собравшимся вокруг Дайры, затем посмотрел на Раянира и прищелкнул пальцами, прибавляя к чарам Дольшера еще и свои. И только потом подошел к нам. Наклонился, всматриваясь в неподвижное лицо девушки, огорченно цокнул языком.

– Дела… – протянул он, ни к кому, в сущности, не обращаясь.

Дольшер зло покосился на него, но ничего не сказал. Положил ладони на лоб сестры, сосредоточился, пытаясь хоть немного подпитать ее силой и вытащить с опасного порога.

Еще не совсем понимая, что делаю, я резко ударила его по рукам, обрывая нить уже почти сформированного заклинания.

– Киота, с ума сошла?! – грубо кинул он мне. – Не лезь! Во имя всех богов – именно сейчас не лезь. Хватит с меня…

Дольшер не закончил фразу, но я и так поняла смысл его возмущения. Мол, хватит с меня и того, что из-за тебя мы все едва не погибли, а Дайра уже почти умерла.

Незнакомец с любопытством покосился на меня, но промолчал. Лишь спрятал в уголках губ понимающую улыбку, не совсем уместную в данной ситуации. Дольшер потянулся было опять к Дайре, но я перехватила его руку, поборов мгновенный страх и смущение.

– Дольшер, ты не понимаешь, – затараторила я. – Таким образом Дайру не спасти. Твое заклинание слишком сильное. Оно лишь столкнет ее в пропасть, из которой никому не дано выбраться. Нет, так нельзя!

Глаза Дольшера потемнели от гнева, но он не успел мне что-нибудь сказать, потому что внезапно незнакомец одобрительно кивнул и проговорил:

– Она права, Дольшер. Тут не обойтись без целителя. Я имею в виду истинного, а не того, кто наспех заучил несколько регенерирующих заклинаний.

– Но что мне делать?! – почти прорычал Дольшер, от отчаяния перейдя на крик. – Вашарий, неужели ты не понимаешь?! Это же моя сестра! Я не могу просто так сидеть и наблюдать, как она уходит от меня. Это выше моих сил!

Вашарий? Я перевела взгляд на симпатичного брюнета. Неужели передо мной сейчас находится начальник одного из наиболее серьезных конкурентов магического департамента? Забавно, я всю жизнь считала, что Дольшер и Вашарий, мягко говоря, недолюбливают друг друга, а их учреждения считаются в Нерии чуть ли не враждебными друг другу. С чего вдруг он тогда помчался на помощь заклятому другу и наипервейшему сопернику?

– Враги отличаются от друзей одним очень ценным качеством, – без слов понял причины моего замешательства Вашарий. – Они не предают друг друга. Да и потом, когда речь заходит о семье, какие счеты могут быть у кузенов?

Я потрясла головой. Ну и ну. Получается, Дольшер и Вашарий – двоюродные братья? Как, оказывается, забавно устроен мир: только плюнь в кого-нибудь, так попадешь в кровного родственника твоего знакомого.

Дольшер, не вслушиваясь в наш тихий обмен репликами, склонился над неподвижным телом сестры. До опасного предела сжал ее хрупкие ладошки. Карраяр, не стесняясь слез, уже плакал. Бездумно перебирал разметавшиеся по его коленям волосы Дайры, шепча чуть слышную ласковую чушь.

Я скривилась, будто от невыносимой боли. Нет, так нельзя! Пока сюда доберется какой-нибудь мало-мальски стоящий целитель – Дайра погибнет. Если я позволю Дольшеру воспользоваться магией – то она наверняка умрет, а следовательно, он всю жизнь будет мучиться чувством вины. Возможно – даже возненавидит меня, не без причины считая виновной в произошедшем. Что же делать? Как же надоело оставаться крайней во всех этих происшествиях! Видит небо, если бы я могла обменять свою жизнь на жизнь Дайры, то тотчас же сделала бы это. Не хочу, не могу, не смею оставаться виновной в ее гибели!

«Так сделай это». – Чуть слышный шепот на самой грани восприятия.

Я нахмурилась, гадая: неужели стала жертвой слуховых галлюцинаций? Киота, ты совсем повредилась в уме?

«Сделай это, – вновь раздалось вкрадчивое в голове, доказывая, что в первый раз мне не послышалось. – Обменяй свою жизнь на жизнь Дайры».

В голосе вдруг послышались смутно знакомые интонации. Раянир впервые со времени, прошедшего после его пленения, пошевелился. Открыл глаза, глядя прямо на меня.

«Я не обману, Киота. – Судорожное бормотание в голове. – Клянусь честью! Атака Вашария сильно потрепала меня, но недостаточно, чтобы я полностью лишился своих способностей. В конце концов, он всего лишь маг высшего уровня подчинения, а я – универсал, полностью состоявшийся и освоившийся в своих новых возможностях. Тебе до моего уровня еще расти и расти, вероятно – не одно десятилетие».

«И что ты предлагаешь? – настороженно протянула я. – Освободить тебя? Чтобы ты тотчас же убил всех, а меня забрал на Варрий?»

«Глупышка. – Невеселый смех. – Я уже не смогу никого убить. Недостаточно сил. Да и не буду я больше рисковать. Дайру – да, вытащу. Я уже нащупал ее сознание на переходе. Если ты поможешь мне, я выдерну ее оттуда. Нет – через неполную минуту она станет недосягаемой и для меня».

«Если я соглашусь, то что дальше? – недоверчиво спросила я. – Где гарантии, что ты действительно спасешь Дайру и не тронешь остальных?»

«Гарантии?! – Раянир аж поперхнулся от возмущения. – Ты что, совершенно не слышишь, что я тебе говорю? У меня не хватит сил для убийства всех. Дольшера, предположим, я отправлю на тот свет. Вашария – вряд ли. Да и потом, не уверен, что он явился сюда в одиночку. Киота, говорю в последний раз: я выдерну Дайру с грани перехода. Построю туннель для нас двоих на Варрий. Если я подарю тебя ящерицам – они поддержат мою кандидатуру на престол. Карраяр окажется в пролете. А остальное не столь уж важно. Королевский совет никогда не объявит войну другому миру ради мести отдельного человека. Если бы у тебя было достойное происхождение и связи, то имелся бы определенный риск. Но не в данной ситуации. Ты байстрючка. На нежные чувства к тебе Дольшера все наплюют. И потом, я не уверен, что он все еще испытывает их к тебе. Посмотри, как он переживает из-за Дайры. Любовниц может быть много, сестра только одна».

После яростной тирады Раянир замолчал. Молчала и я, искоса наблюдая за Дольшером. Он выглядел сейчас таким потерянным, таким растерянным и испуганным… Раянир прав. Если бы Дольшер заранее знал, чем завершится его попытка помочь мне, наверняка не пошевелил бы и пальцем.

«Выбирай, Киота. – Вкрадчивый шепот. – Ты и Дайра. Ты и народ целого мира. Не слишком ли большая цена за одну жизнь?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21