Елена Малиновская.

Частная магическая практика: Лицензия. Заговор. Сны и явь (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Мы пойдем? – нерешительно спросила Лилиана, отступая крохотными шажочками от нашего столика. – Пожалуйста, отпустите нас.

– Идите. – Я великодушно кивнула. – Но больше не безобразничайте. Ясно?

– Ага, – хором ответили подружки. Развернулись и бегом ринулись прочь из трактира, по дороге не глядя кинув деньги на стол.

Н-да, кажется, Фарн сегодня месячную выручку сделал с такими щедрыми клиентами. Я перевела взгляд на Дольшера и моментально смутилась. Он рассматривал меня так пристально, будто впервые увидел.

– Ты чего? – спросила я, насупившись. – Что-то случилось?

– Да нет, ничего особенного, – Дольшер как-то странно улыбнулся, – Просто чем дольше общаюсь с тобой, тем больше ты меня поражаешь.

– Надеюсь, с хорошей стороны? – Я нервно рассмеялась, пытаясь скрыть чувство неловкости.

Дольшер ничего не ответил. Загадочно хмыкнул, но глаза отвел, поняв, наверное, что это неприлично – так глазеть на собеседника.

– То, что ты говорила Жулии и Лилиане… – произнес он, смахивая несуществующие крошки со стола, – Ты действительно так думаешь?

– Я много о чем им говорила, – Я нахмурилась, не понимая, куда клонит Дольшер, – Что ты имеешь в виду?

– Абсолютно все, – Дольшер вновь на меня как-то странно взглянул, – То, что именно женщина делает мужчину тем, кем он является. Но самое главное: твои слова про козла и коз. Ты считаешь, что Жулия и Лилиана сами виноваты, раз начали со мной встречаться?

– Я не совсем понимаю, что ты хочешь от меня услышать, – после небольшой паузы начала я. – Ты создал себе определенную репутацию ловеласа. Длительных отношений у тебя никогда и ни с кем не было, да ты наверняка и не стремился к ним. Поэтому, если честно, меня удивили претензии твоих бывших подружек. Да, конечно, девушкам свойственно надеяться на лучшее. Мол, они такие неотразимые и замечательные, что исправят любого мужчину. Но, к сожалению, практика показывает обратное. Невозможно перевоспитать взрослого человека. А значит, начав встречаться с тобой, они заведомо подписались на постоянные измены, ведущие в конечном счете к разрыву.

– Получается, ты не веришь, что я могу измениться? – как-то обиженно спросил Дольшер.

– Какая тебе разница, во что я верю? – раздраженно фыркнула я.

Если честно, этот разговор уже начал меня утомлять. Я, можно сказать, его от скандала с участием пьяных женщин спасла, а он мне в благодарность теперь мозги полощет. Ну кто так делает, спрашивается?

Я глубоко вздохнула, успокаиваясь, и дальше продолжила уже тише:

– Дольшер, если ты так жаждешь это услышать, то да, я не верю, что ты можешь измениться. По-моему, ты получаешь удовольствие от подобного образа жизни. Власть, деньги, женщины. Что еще до полного счастья надо? Если ты когда-нибудь и женишься, то лишь по голому расчету или велению семьи. Нет, я полагаю, тебе хватит ума и такта сделать так, чтобы твои измены перестали быть столь очевидными. Если твоя жена окажется умной женщиной, то она закроет глаза на некоторые шалости супруга.

Но будет ли она при этом счастлива? Я имею в виду – по-настоящему счастлива, а не напоказ. Ой, вряд ли. Обычно измены не задевают лишь тогда, когда не испытываешь к человеку никаких чувств.

Дольшер криво усмехнулся, но почему-то его улыбка больше всего напомнила мне оскал боли. Затем перегнулся через стол и спросил, глядя прямо в глаза:

– Киота, а ты могла бы встречаться со мной? Хотя бы попробовать, дать мне один шанс? Чисто гипотетически, так сказать.

Я устало покачала головой. Опять начинается! Н-да, пожалуй, действительно легче всего было переспать с ним при самой первой встрече, чем теперь выискивать все новые и новые причины, почему не желаешь этого делать. И ведь не расскажешь про заключенное пари.

– Нет, Дольшер, – проникновенно сказала я. – Я бы не могла с тобой встречаться. Даже чисто гипотетически. Потому как я очень хорошо представляю, чем в итоге все это закончится. Мы с тобой переспим, после чего ты потеряешь ко мне всякий интерес. В лучшем случае – проведем еще пару ночей вместе. Затем ты исчезнешь без всяких объяснений, я начну тебя искать, чтобы узнать, чем не угодила. И встречу тебя на улице, в кабаке или на работе – сам выбери подходящую декорацию – в обнимку с очередной пассией. Поэтому прости, но это гиблый номер с самого начала. Лучше вернемся к делу.

– К делу? – растерянно переспросил Дольшер.

Он выглядел сейчас так, будто всерьез огорчился из-за моих слов. Да ну, глупости. Наверняка покоя не дает ущемленное чувство самоуверенности и собственной неотразимости. Поди, впервые по носу щелчок получил, вот и сходит с ума от досады. Ну что же, пусть привыкает. Лично я не намерена отступаться от своего мнения. Плюс выигранные за пари деньги будут совсем не лишними.

– Да, к делу, – повторила я. – Тебе не кажется, что твой приятель несколько задерживается? Вообще-то трактир уже давно должен быть закрыт. Фарн нас вот-вот взглядом сожрет.

И я была права. Даританец вышел из подсобки, закончив прибираться, и сейчас сидел около входных дверей. Нет, он никоим образом не торопил нас и не позволял себе никаких недовольных замечаний. Но у него было столь несчастное лицо, будто из-за нас он опаздывал на жизненно важную встречу.

Дольшер недоуменно посмотрел на часы, вмонтированные в кругляшок мыслевизора. Собрался было что-то сказать, но не успел. Как раз в этот момент двери с оглушительным грохотом распахнулись и в трактир ввалилось самое удивительное существо, которое я когда-либо видела. Точнее, я вообще впервые видела нечто подобное. Это был вампир. Нет, не красавчик, как их обычно изображают на страницах светских хроник, а, говоря без прикрас, носферату вульгарис, или упырь обыкновенный. Лысый, с кожей синюшного оттенка, покрытой темными пигментными пятнами, острыми клыками, выглядывающими изо рта, и длинными изогнутыми когтями, изломанными и черными от грязи. О небо, такое чувство, будто он только что выбрался из гроба!

Как и положено традициями, на упыре был длинный бесформенный плащ, скрывающий его одежду. Но не это поразило меня. Дело в том, что до своей смерти, имеется в виду первой, приведшей к превращению в упыря, незнакомец явно принадлежал к эльфийскому племени. На это указывали заостренные кончики ушей и огромные глаза изумительного сине-зеленого оттенка. Надо же. Я до этого думала, что эльфы иммунны к действию вампирьих чар. Их, конечно, можно укусить и даже выпить всю кровь, но оборотить в одного из упырей – вряд ли. Была и еще одна странность. При всем своем отвратительном облике упырь почему-то оказался накрашен. Когти покрыты светло-розовым лаком, не скрывающим, впрочем, траурной черной каемки под ними, тонкие бескровные губы густо намазаны ярко-красным кармином, а на туго обтянутом кожей черепе карандашом нарисованы стрелки, должные, видимо, изображать отсутствующие брови.

Я зажмурилась и на всякий случай потрясла головой, надеясь, что чудное наваждение сгинет. Затем осторожно приоткрыла один глаз. Нет, пустое. Упырь стоял на пороге, несколько жеманно подбоченившись и позволяя себя как можно лучше разглядеть. Ну и урод!

Фарн, увидев, какой гость к нам пожаловал, вскочил на ноги. Точнее – я увидела лишь смазанную тень на том месте, где он прежде сидел, а когда моргнула, то обнаружила, что даританец уже стоит в боевой стойке с мечом наголо. Небо, а меч-то он откуда достал? Даже представить не могу, где он его прятал в столь обтягивающей одежде.

– Не подходи, кровосос! – прошипел Фарн, стоило вампиру нерешительно переступить с ноги на ногу. – Иначе упокоишься окончательно!

– Какие мы смелые!

Я невольно отшатнулась, едва не рухнув со стула. Дыхание у упыря было столь зловонным, что сшибало с ног. Такое чувство, будто он только что плотно отужинал падалью и закусил мертвечиной. И почему-то мне кажется, что это предположение очень близко к правде.

Фарн, однако, весьма стоически перенес атаку удушающей вонью, исходящей из пасти упыря. Он, по крайней мере, все так же решительно держал меч, верно намереваясь кинуться в смертельную схватку.

– Ну давай сразимся.

Я сморщилась и уткнулась носом в рукав кофты, стараясь дышать только ртом. Еще немного – и я точно задохнусь!

– Киота, – проговорил Дольшер, все это время искоса наблюдающий за мной, – с тобой все в порядке?

Я тряхнула головой, пытаясь прийти в себя. Но не смогла сдержать испуганного восклицания, когда Фарн, не размениваясь больше на разговоры, пошел в атаку. Свистнул, разрезая воздух, меч, но ударил уже в пустое пространство. А дальше я при всем желании не могла следить за ходом боя. Противники двигались слишком быстро для меня. Я видела лишь танец теней: черной, принадлежащей вампиру, и белой – даританцу.

– Они же убьют друг друга! – Я возмущенно обернулась к Дольшеру. – Сделай что-нибудь!

Тот в ответ лишь улыбнулся. Кивнул, показывая мне за спину. Я бросила осторожный взгляд через плечо, готовая ко всему. Вдруг Фарн уже располосовал вампира на сотни крошечных кусочков? Вдруг, напротив, сейчас лежит в луже собственной крови, беспомощный, а тот присосался к его шее? Но я явно не ожидала стать свидетельницей подобной сцены.

Вампир и Фарн целовались. Целовались страстно, словно возлюбленные, встретившиеся после долгой разлуки. Даританец прижал вампира к стене, даже не думая пустить в ход меч и проткнуть его. Упырь изо всех сил прижимал к себе Фарна, гладил его по плечам, затылку и даже чуть ниже пояса.

Меня замутило от этой сцены. Ладно, пусть целуются, кто же им указ. Но неужели даританцу приятно это делать? Ведь, по сути, он сейчас ласкает ходячий труп, и ничто иное. А вдруг у того изо рта могильные черви полезут?

– Эм-м, – протянула я и гулко сглотнула, пытаясь протолкнуть комок тошноты, застрявший в горле.

Украдкой покосилась на Дольшера, но не заметила ни капли удивления на его лице. Будто все происходящее – в норме вещей и именно так и должно быть.

– Фарн, – наконец оторвавшись от губ даританца, прошептал вампир. Потерся носом об его щеку. – Как же я соскучился!

– Рашшар, – хриплым шепотом ответил тот. – Ты не представляешь, как я рад тебя видеть! Год, целый год ты не давал о себе знать. Ни письма, ни сообщения на мыслевизор. Не стыдно?

– Ты же знаешь, я не ношу мыслевизоров.

Рашшар стоял вплотную к Фарну, но, странное дело, последний ничем не показывал, что ему неприятна подобная близость. А ведь должен. Или у него совсем обоняние отсутствует? Ах да, конечно, как я могла забыть. Он же даританец, где в воздухе присутствует слишком большая примесь сероводорода. Поэтому наряду с модификацией эпидермиса исконные жители проходят через вживление дыхательных клапанов в нос. Полезная штука. Сейчас бы и я от такой не отказалась.

– А письма… – продолжил тем временем упырь. – Там, где я был, почтовая служба не работает. В любом случае, я не хотел давать тебе ложных иллюзий и надежд. Ты же знаешь, нам вряд ли быть вместе.

Я смотрела на все это безобразие, едва ли не открыв рот от изумления. Я и раньше знала, что в нашем мире существуют те, кому больше по нраву не противоположный пол, а такой же, но никогда не думала, что встречусь когда-нибудь с ними так близко. Не то чтобы это запрещено, но не поощряется обществом. На Хексе за это вообще казнят, лишь на Даритане в порядке вещей. И потом, я, конечно, не ханжа, но почему-то тотчас же вспомнила о некрофилии. Вампиры – это ходячие трупы, как ни крути. Нет, я не хочу об этом думать! Иначе точно не меньше года буду от кошмаров страдать.

– Давай поговорим об этом потом. – Фарн тяжело вздохнул и прижался к вампиру всем телом. – Не сейчас. Я слишком рад тебя видеть, чтобы начинать спор заново.

Рашшар слабо улыбнулся и вновь поцеловал даританца. На этот раз более мягко и нежно. Затем отстранился и повернулся к Дольшеру.

– Привет, – сказал он. Бросил на меня быстрый внимательный взгляд, от которого у меня внутри все задрожало. – Это и есть твоя маленькая проблемка?

– Привет. – Дольшер подошел к Рашшару.

Я окаменела. Неужели и они сейчас начнут целоваться? Это будет слишком сильное для меня потрясение. Но Дольшер лишь дружески хлопнул вампира по плечу.

– Да, это и есть моя маленькая проблемка.

– Симпатичный, – отметил вампир, продолжая держать меня в плену своего жуткого немигающего взора. – Или лучше сказать – симпатичная?

– А откуда вы узнали, что я не парень? – спросила я, невольно ощупывая себя руками. Да нет, маскирующие заклинания еще держатся – как мое, так и Дольшера.

– Человечишка, – Рашшар снисходительно ухмыльнулся, – не забывай, я вампир, а значит, на меня практически не действуют все ваши заклинания. Я вижу суть вещей, сколько бы покровов вы на нее ни навешали и как бы ни старались скрыть от посторонних.

Я нахмурилась от неожиданной мысли. Интересно, а как Раянир догадался, что я не та, за кого себя выдаю? И догадался ли вообще? Вдруг Дайру он похитил так, на всякий случай, намереваясь шантажировать Дольшера и поторопить его с моими поисками? Нет, не сходится. Ведь меня он тоже пытался украсть, опоив зельем, блокирующим магические способности. Получается, знал, что я умею колдовать, а значит, заглянул за мою маскировку. Но как? Или он вампир? Да нет, чушь. Мы ведь встретились с Раяниром и Карраяром днем. Медицина, конечно, сейчас шагнула далеко вперед, но целители до сих пор не сделали такого защитного крема, который позволил бы вампиру выдерживать прямые солнечные лучи. Сразу же в головешки превращаются. Да и потом, днем вампиры обычно спят, а если и бодрствуют, то отличаются весьма заторможенной реакцией. Что-то я этого в Раянире не заметила.

– Ну? – Вампир подошел к ближайшему столику и вальяжно развалился на стуле, – Рассказывай, Дольшер, зачем меня вызвал. Вроде бы когда-то ты грозился, что лично вонзишь мне кол в сердце, если я еще раз объявлюсь в этом мире.

– Насколько я помню, тогда была большая вероятность, что ты подхватил вирус кровавого бешенства[20]20
  Кровавое бешенство – вирус, который передается через кровь и опасен только для вампиров. У людей – носителей вируса болезнь никак не проявляется. Только на финальной стадии выступает легкая красная сыпь, проходящая за два-три дня. Но переболевшие остаются до самой смерти заразными для вампиров. Вампир, попробовавший кровь зараженного человека, впадает в приступ безумия, при котором убивает всех вокруг, но сам от него не погибает. Острая стадия длится несколько часов, после чего вампир вновь обретает здравый рассудок. Однако вирус коварен тем, что может активизироваться вновь в любой момент. И нет никаких симптомов, которые могли бы помочь предсказать новый приступ. Поэтому вампирам, подозреваемым в носительстве вируса, запрещен въезд в обитаемые миры.


[Закрыть]
, – ответил Дольшер. – Я не мог рисковать жизнями десятков, если не сотен людей.

Я задумчиво почесала нос. Что еще за вирус? Никогда о таком не слышала.

– Этот вирус передается через кровь и опасен только для вампиров, – кратко пояснил Дольшер специально для меня. – Информация о нем засекречена, чтобы общественное мнение, и так не слишком благосклонное к вампирам, совсем не ухудшилось. Нам только самосудов не хватало. Так или иначе у людей, которые являются носителями вируса, болезнь никак не дает о себе знать. Только на финальной стадии появляется легкая красная сыпь, проходящая за два-три дня. Но переболевшие остаются заразными для вампиров до самой смерти. Стоит им только попробовать кровь носителя, как… – Дольшер запнулся и с явным отвращением передернулся.

– Человечишка, кровавое бешенство – оно и есть кровавое бешенство, – продолжил за него Рашшар. – Ничего красивого или привлекательного. Вампир в буквальном смысле сходит с ума. Начинает убивать всех подряд. Приступ безумия длится всего несколько часов, но за это время… – И он выразительно пожал плечами, не закончив и так понятную мысль.

– На Даритане один такой вампир за час вырезал все население небольшого городка, – тихо сказал Фарн. – Моего родного, если говорить откровенно.

Я удивленно на него посмотрела после этого признания. Странно, почему тогда он общается с Рашшаром? В таком случае он должен ненавидеть вампиров, уничтожая их при первой же удобной возможности.

Наверное, Фарн угадал мои мысли. По крайней мере, он печально улыбнулся и с затаенной нежностью посмотрел на Рашшара.

– Все было в моей жизни, – чуть слышно проговорил он. – И это тоже.

– А что потом происходит с вампиром? – не отставала я от Дольшера. – Он погибает после приступа безумия?

– Чаще всего вампира убивают во время него. – Он хмыкнул. – Если же так случается, что вампир благополучно переживает приступ, то он остается в живых. Однако вирус тем и коварен, что может активизироваться вновь в любой момент. И нет никаких симптомов, которые могли бы помочь предсказать новый приступ.

– Значит… – Я запнулась и с опаской взглянула на Рашшара.

Дольшер подозревал его в том, что он подхватил вирус. Получается, он в любой момент может обратиться в дикое кровожадное животное и приняться убивать всех вокруг? Ох, что-то не хочется погибнуть столь мучительной и болезненной смертью.

– Человечишка. – Вампир широко улыбнулся, продемонстрировав острые клыки. – Поверь, тебе ничто не грозит. Полагаю, стоит мне только дернуться в твою сторону, как мой давний неприятель Дольшер с радостью поджарит мне пятки, получив достаточный повод разделаться со мной.

– Возможно, – не стал отрицать начальник департамента. – В любом случае тебе не стоит делать резких движений в моем присутствии, Рашшар. И ты об этом прекрасно осведомлен.

– Зачем тогда ты вызвал меня в Нерий? – Вампир чувственно облизнул накрашенные губы. – Неужели просто соскучился? Учти в таком случае, что ты не в моем вкусе. Не говоря уж о том, что в некотором смысле мое сердце занято. Знаешь, меня можно обвинить во многих грехах, но только не в непостоянстве.

Фарн понял фразу, обращенную к нему. Послал упырю воздушный поцелуй, от которого меня затошнило с удвоенной силой. Нет, к вони, исходящей из пасти Рашшара, я как-то успела принюхаться. Но для меня по-прежнему было дико представлять эту парочку в объятиях друг друга.

– Я хочу, чтобы ты нашел мою сестру, – прямо ответил Дольшер. – Мы оба прекрасно помним, что некогда ты укусил ее. Как раз тогда, когда тебя объявили в розыск из-за подозрений в подхваченном вирусе. Ты пытался обратить ее в вампира и таким образом досадить мне. Хвала небу, целители совершили чудо. Прижгли место укуса серебряной водой, вычистили ей кровь, так что зараза не пошла дальше. Но между вами уже успела образоваться ментальная связь.

– Я тоже кое-что помню из тех славных денечков, – перебил его Рашшар, кисло поморщившись. – Если мне не изменяет память, тогда ты сильно разозлился на меня за эту невинную шалость. Выследил и поймал. Собирался было убить без суда и следствия, но я напомнил, что в таком случае твоя сестра будет очень, очень сильно страдать. Да, она не стала вампиром благодаря вмешательству целителей, но связь между нами была слишком свежей. Вряд ли бы, конечно, Дайра погибла, но помучилась бы изрядно. И мы договорились. Я не пытаюсь установить с ней телепатический контакт, а ты оставляешь меня в живых. С условием что я покину Нерий и никогда больше не появлюсь здесь. Со временем связь должна была ослабнуть и сойти на нет. Если бы я погиб через пару лет после этого происшествия, то Дайра в самом худшем случае почувствовала бы легкую мигрень и ничего более. И вот теперь, когда связь между нами практически пропала, ты хочешь ее возобновить? Зная, что придется снова ждать несколько лет, чтобы моя смерть не угрожала жизни твоей сестры?

Упырь кокетливо изогнул бровь. Переплел перед собой пальцы и удобно устроил на них свой подбородок, внимательно наблюдая за реакцией Дольшера на его слова. Фарн приставил стул к столику, за которым сидел Рашшар, и опустился рядом. Прижался к своему любовнику, положил ему голову на плечо, одной рукой ласково наглаживая его отвратительную лысину.

– Да, я хочу, чтобы ты это сделал, – твердо сказал Дольшер, никак не отреагировав на эту сцену. – Жизнь моей сестры сейчас находится в смертельной опасности. А в твоей живучести я уже имел несчастье убедиться.

– Мм… – протянул Рашшар. Весь изогнулся под лаской даританца. – А что мне за это будет? Любая сделка должна быть выгодна обеим сторонам. Ты спасешь сестру, а что получу я?

– Кровь, – незамедлительно ответил Дольшер. – Ты получишь много крови. Годовой запас. Человеческой или любой другой расы, на твой выбор. Неважно: эльфов, гномов, хекстян, варрийцев или даританцев. Я достану для тебя даже кровь оборотней определенной породы.

– Очень заманчиво. – Упырь широко улыбнулся, продемонстрировав зубастый оскал. – Но видишь ли, в чем загвоздка, мой давний враг. Я не люблю замороженную кровь. Да и где мне хранить годовой запас? Поверь, нет ничего лучше свежедобытой. Охота – вот мое любимое слово. Выследить добычу в темном лабиринте узких улочек. Долго гнать ее по пустырям и переулкам, то даруя, то вновь отнимая призрачную надежду на спасение. А потом вонзить клыки в такую мягкую и нежную шею. Пить, захлебываясь от наслаждения. Вот что мне надо, Дольшер.

– На что ты намекаешь? – На начальника департамента сейчас было больно смотреть. Он словно постарел разом на десяток лет, осунулся и сгорбился.

– Намекаю? – Упырь удивленно хмыкнул. – По-моему, я говорю более чем прямо. Лицензия, мой враг, мне нужна лицензия на одно убийство. В Нерии, понятное дело. Давно не охотился в здешних краях, хочу вспомнить былые подвиги. И обещаю, что о нашей сделке никто не узнает.

Фарн что-то тихо зашептал на ухо Рашшару, фыркая и давясь от смеха. Какие-то милые глупости по поводу того, чем они займутся этой ночью. Я неприязненно посмотрела на даританца. Как он может общаться с упырем, особенно когда услышал его требования? Это же кровожадный и жестокий убийца, которому плевать на благородство и милосердие! К тому же мертвый и тухлый. Впрочем, сам даританец недалеко ушел от своего любовника, благо что его сердце еще бьется.

Затем я перевела взгляд на Дольшера. Тот молчал, лишь до побелевших костяшек стиснул кулаки. Бедный, даже представить страшно, какой выбор ему предстоит сделать. С одной стороны – жизнь сестры, с другой – невинного горожанина. Неужели нет иного выхода?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21