Елена Кароль.

Претендентка номер девять



скачать книгу бесплатно

– Во-о-он!

Мой полный ярости вопль не произвел на сурового воина большого впечатления – он лишь чуть поморщился, а затем внимательно осмотрел гардеробную. Ни один угол, ни одно одеяние не избежали его цепкого взгляда, а затем демон вновь уставился на меня и неприязненно поинтересовался:

– Достопочтенная махеши, что послужило причиной ваших криков? Почему вы в боевой ипостаси и без одежды? На вас кто-то напал?

Черт!

Глава 6

Сердце колотилось где-то в районе желудка, в голове, как назло, не было ни одной внятной мысли или оправдания, так что я решила пойти в наступление.

– Эф-ф-фенди! – злобно прошипев, сделала шаг в направлении демона. – Как вы посмели войти, когда я неодета?! Сейчас же покиньте мои покои!

– Всенепременно, сиятельная. – Бордовые глаза потемнели, полыхнули раздражением и чем-то непонятным. – Только сначала поясните свое поведение.

– Я… – Говорить правду я не собиралась ни в коем случае, так что в итоге выпалила первое, что пришло в голову: – Я видела мышь!

– Мышь? – Мужчина откровенно озадачился, и я увидела в его глазах явное недоумение. – То есть вы закричали и обернулись, потому что увидели… мышь?

– Да! – Оправдание было нелепым, и я это прекрасно понимала, но не собиралась идти на попятный и менять показания.

Эфенди посмотрел на меня как на полную идиотку, затем шумно и очень выразительно вздохнул, давая понять, как ему со мной тяжело, и только после этого сухо порекомендовал:

– Оборачивайтесь обратно и одевайтесь. Скоро вечер.

И ушел.

Ох…

На пол я опустилась без сил, только сейчас сообразив, как напряжена и напугана. Именно напугана. Мой гениальный план едва не дал трещину, и все по моей вине. Черт!

Кстати. А тут вообще водятся мыши?

Вопрос был запоздалым и в принципе бессмысленным, так что, посидев еще минутку, я встала и… поняла, что обернуться обратно не могу не только физически, но и морально. Меня все еще немного потряхивало от внезапного появления эфенди, и единственное, что я сейчас понимала четко, – я в его глазах выгляжу круглой дурой.

И все бы ничего, если бы этот глупый эпизод помог мне избежать внимания магараджи, но чуяла моя пятая (и временно хвостатая) точка, что тем самым я лишь больше заинтересую всех, кто мной и без этого заинтересован.

Черт!

Ну вот как не привлекать к себе внимания, когда ты не просто обезьяна с гранатой, а копытная и зубастая обезьяна?!

Задумчиво обняв себя руками и контролируя крылья, чтобы они не распахнулись и не явили возможным соглядатаям мои несомненные прелести, я вышла в спальню и забралась на кровать. Закуталась в одеяло, заменив им одежду, нахохлилась и задумалась.

Определенно я повела себя неправильно, это даже не обсуждается. Теперь эфенди думает обо мне невесть что. И ладно если просто думает! А если решит устроить мне очередную провокационную проверку? А если доложит магараджи и тот попытается спровоцировать меня сам, чтобы выяснить величину моей агрессивной неадекватности?

Мысли становились все безрадостнее, предположения все ужаснее, и в итоге я поняла, что бежать придется уже сегодня ночью.

Не позже. С каждым часом возрастал риск разоблачения, и еще один-другой подобный эксцесс – и меня запрут в каком-нибудь некомфортном подвальчике, чтобы выяснить пару-другую подробностей.

Нет, не согласна.

Решено. Побег состоится сегодня же.

А пока…

Помнится, пару лет назад я посещала тренинг по обретению уверенности в себе, который включал в себя и дыхательные упражнения. Думаю, сейчас они придутся как нельзя кстати.

Сев в позу лотоса, я выпрямила спину, удобно расположила руки на бедрах, максимально отрешилась от реальности и углубилась в контроль за дыханием.

Раз-два-три – вдох.

Раз-два-три – выдох.

Снова вдох…

И медленный, протяжный выдох…


Мышь. Мышь?! Какая, в Бездну, мышь?!

Раздраженно постукивая пальцами по подлокотнику кресла, Камаледдин хмуро рассматривал в хрустальном шаре сидящую на кровати претендентку в девятые жены. Владыка запретил следить за невестами, дабы ни один мужчина не увидел недозволенного, но конкретно за этой эфенди решил проследить на свой страх и риск.

В любом случае эта девушка вела себя слишком вызывающе и нестандартно, чтобы становиться супругой магараджи, и Камаледдин приложит все усилия, чтобы подобной промашки не произошло. Им не нужны неожиданности, тем более сейчас, когда так неспокойно на дорогах. Слишком наглая, слишком умная, слишком проницательная и чересчур спокойная, тогда как другие бы на ее месте закатили если не грандиозный скандал, то продолжительную истерику точно.

Не по поводу мыши, нет…

А по поводу проникновения постороннего мужчины в девичью гардеробную, с учетом практически полной обнаженности девы.

Кстати, насчет мыши… А была ли она вообще?

Прикрыв глаза и вспоминая тональности криков, Камаледдин уверенно кивнул своим мыслям и недовольно скривил губы. Крики были не испуганные. Отнюдь.

Сначала вопль ярости, затем торжествующий. Так, словно она возмутилась проникновению «мыши», а затем ее уничтожила.

Нет, бред…

Раздраженно скрипнув зубами, эфенди вновь всмотрелся в туманную глубину хрустального шара, где в центре кровати неподвижной статуей восседала махеши Юлианна.

Юная, красивая, безмятежно отрешенная и такая беззащитная…

Мужской взгляд оценивающе прошелся по видимым участкам тела претендентки в девятые жены и одобрительно прищурился – махеши была безупречно хороша, даже в боевой ипостаси.

Тем более в боевой ипостаси.

Сколько претенденток еще могут этим похвастать? Из оставшихся только трое. Они-то и станут последними фаворитками этого отбора, если, конечно, не напортачат на сегодняшнем ужине. Вот только одна Юлианна заинтересовала магараджи настолько, что ей выделили не просто гостевые покои, а центральные гостевые покои.

Понимает ли это юная махеши?

Вряд ли.

Иначе не вела бы себя настолько глупо и неподобающе.

Фигурка демоницы подернулась дымкой и спустя буквально пару мгновений обрела более женственные очертания, сменив ипостась на мирную.

И еще одно доказательство подозрительности происходящего! В столь юном возрасте просто невозможно так быстро возвращаться в мирный облик! Не-воз-мож-но! Подобным медитационным техникам обучают лишь в закрытых спецшколах, и не один год!

– Эфенди, прошу прощения… – в кабинет после вежливого стука вошел один из подчиненных Камаледдина. – Мы закончили обследовать одежду, которую вы передали в нашу лабораторию и знаем, кому она принадлежала. Пожалуй, вам стоит пройти со мной. Вы очень удивитесь…


Я смогла взять себя в руки только минут через тридцать, а может, и через все сорок, но все-таки смогла. Момент перехода из боевой ипостаси в мирную вновь ознаменовался не самыми приятными ощущениями, но на этот раз я была к ним готова и, как только крылья пропали, со стоном облегчения рухнула на спину и расслабилась окончательно. Да. Сделала. Молодец, Уленька, не совсем пропащая.

Затуманенным взглядом уставившись в потолок, я крайне нехотя думала о том, как неумолимо близится вечер и так же неумолимо грядет новая встреча с магараджи и, возможно, даже с эфенди. Ведь кто-то же должен проводить меня на ужин.

Я не желала видеть ни первого, ни тем более второго, но, к сожалению, моим мнением никто не интересовался.

Глубоко вдохнув, шумно выдохнула и встала. Сходила в гардеробную, оделась, оценила положение солнца за окном, прислушалась к организму и только подумала, что не прочь перекусить, как откуда ни возьмись возникла Гелли и поинтересовалась, а не желает ли махеши перекусить.

Махеши очень даже желала, так что следующие полчаса были заняты дегустацией разнообразных незнакомых изысков, причем преимущественно фруктово-засахаренного вида. К сладостям полагался ароматный зеленый чай, который пришелся мне по вкусу, так что жизнь, можно сказать, заиграла новыми красками.

Чтобы я да не смогла высидеть на очередных смотринах? Ха! Да запросто! Вот сейчас съем еще один кусочек непонятно чего и точно все смогу!

Сладкий перекус оказал на мои нервы крайне благотворное влияние, так что к его завершению я уже окончательно была уверена не только в своих силах, но и в своих намерениях. Русские женщины не сдаются перед лицом опасности! Они, если надо, и коня, и избу, и даже всяких там эфенди с магараджами в бараний рог согнут!

А я не для того себя, умницу-красавицу, от бандитских лап из придорожного притона спасала, чтобы влипнуть в неприятности во дворце. Подумаешь, веду себя как идиотка! Так мне можно! Я папенькина дочка, и вообще, фаворитка владыки! Можно сказать, от счастья сбрендила!

Усмехнувшись, допила чай и откинулась на подушки. Самовнушение, конечно, вещь хорошая, но надо и меру знать. Что там у меня с одеждой и обувью для побега?

Озадачившись делами насущными, я вновь отправилась в гардеробную, где тщательно осмотрела имеющийся ассортимент и лишь досадливо вздохнула. Это не одежда – это безобразие.

В итоге отодвинула в сторонку пару более или менее приличных вещиц, но при этом крайне раздосадованно поморщилась, обнаружив отсутствие обуви как таковой. Те безобразные сандалики из трех тесемочек не в счет – развалятся уже на второй сотне метров побега.

Ай, черт с ними! Все равно бежать буду копытами, а потом что-нибудь да придумаю. Туника раз, шаровары два…

– Достопочтенная махеши! Пора собираться на ужин! – Слегка запыхавшаяся Гелли, видимо не ожидавшая найти меня именно в гардеробной, в волнении заломила руки. – Идемте, вы же еще не принимали сегодня ванну!

Хм. Довод.

Следующие полтора часа меня купали, ароматизировали, проверяли маникюр и педикюр, сушили волосы, одевали, марафетили и прочая, и прочая.

Честно – устала. Занималась бы этим сама, может быть, даже нашла в этом некоторое изощренное удовольствие, а так я только и могла, что сдерживать раздраженные вздохи, когда меня просили «поднять ручку», «опустить ножку» и по возможности «не моргать».

Но вот последний штрих в виде ароматного облака духов, которыми меня опрыскали с ног до головы, и заверения, что я самая-самая и магараджи точно возьмет меня в жены.

Ага! Щаз-з! Фигу ему!

Гелли ушла, уведомив, что сопровождение сейчас подойдет, а я глянула на свое отражение очередным скептичным взглядом. Сегодня вновь было многослойное золотисто-зеленое платье с дичайшим вырезом, из которого грудь не вываливалась только чудом, причем непрозрачность этого самого платья оставляла желать лучшего. При должном упорстве и под правильным углом можно было рассмотреть все мое тело. Понятно, что стесняться мне нечего, но…

Но какого черта?!

Я, между прочим, не шлюха, выставлять себя напоказ! Да, он магараджи! Да, вроде как почти будущий муж!

Но вот именно что «вроде как»!

А с учетом моего окончательно принятого решения, я и вовсе одна из тех, кому «не повезет», потому что выходить замуж за статус и кошелек я не мечтала даже в те далекие шестнадцать лет, когда только-только задумывалась о мужчинах и браке. Нет уж, я достойна лучшего!

А вот и сопровождение.

На этот раз я без труда уловила момент, когда в арке абсолютно бесшумно появится эфенди собственной персоной, но не торопилась оборачиваться, следя за демоном через отражение в зеркале. Тот еще гад.

Интересно, будет высказывать мне претензии по поводу несуществующей мыши или спустит инцидент на тормозах? Хотя да… Такой отморозок, скорее всего, будет многозначительно молчать и двусмысленно ухмыляться при случае, не более того. А может, даже и ухмыляться не будет.

Мужчина подошел ближе и застыл метрах в трех от меня, решив обозначить свое присутствие поклоном и комплиментом, хотя все те метры, что он шел до меня, мы смотрели друг на друга не отрываясь. Он спокойно и отстраненно, а я с раздражением и неприязнью.

– Несравненная Юлианна… Прохладного вечера.

Я обернулась, чтобы высокомерно кивнуть, а эфенди иронично блеснул глазами и едва слышно прошептал, предпочитая рассматривать мою грудь:

– Вы сегодня особенно хороши.

Коз-з-зел.

И если до этого сомнительного комплимента я думала, что удержусь от язвительности, то стоило ему прозвучать, как я раздраженно процедила:

– Ваши портнихи отвратительны. Это не платье, а верх вульгарности и безвкусия. Или это пожелание магараджи, видеть меня в подобном непотребном виде?

Мужчина сдержанно приподнял бровь, снова цепким взглядом прошелся по моей фигуре, явно оценивая, а затем чуть поморщился.

– Не могу судить, достопочтенная махеши, я не ознакомлен с пожеланиями владыки. Но вы правы, я бы свою жену в таком виде из покоев не выпустил. – Усмешка вышла кривой, а продолжение прозвучало со странным подтекстом (или мне почудилось?): – к счастью, я не женат и подобных проблем не имею. А сейчас идемте, вас уже ждут. И не беспокойтесь по поводу одеяния. В любом случае вам оно безумно идет.

Если эфенди думал, что эта проникновенная речь меня успокоит, то ошибся. Я лишь больше насторожилась и заподозрила провокацию. Если не со стороны магараджи, то от «доброжелательниц» из женщин (портнихи/жены/невесты – нужное подчеркнуть). Явно подстава!

Но зачем?

Пока шли тем же маршрутом и, судя по всему, в те же покои, я прикидывала и складывала два и два. Складывалось не очень хорошо, потому что данных катастрофически не хватало. Шанс на то, что подобные платья будут и на остальных, был, но мне он казался ничтожным, что и подтвердилось, когда эфенди довел меня до гостиной и паж распахнул перед нами двери, как и вчера объявив о моем прибытии.

Неторопливо и величественно входя в помещение, первым делом я внимательно осмотрела остальных кандидаток и мысленно скрипнула зубами. В вульгарном полупрозрачном неприличии была я одна.

Будь проклята та (или тот) тварь, кто отдал приказ надеть на меня это!

За спиной сомкнулись створки дверей, музыканты вновь заиграли чуть громче, а магараджи соскочил со своего места, когда мне оставалось пройти метров семь до стола, торопливо подошел ко мне и облобызал руки от кончиков ногтей до плеча, закончив поцелуи на щеках.

– Владыка! – Я изо всех сил старалась удержать злобное возмущение внутри, заменив его стеснительным возгласом и закушенной губой, а также опущенным в пол взглядом, но это лишь развеселило местного Казанову, и меня обняли особенно жарко.

За попу.

– Как же вы восхитительно прелестны, достопочтенная Юлианна!

И заблудившийся в грудях взгляд.

Верю. Отчего ж не верить? Даже твой эфенди сподобился на комплимент.

– Вы мне льстите. – Уперев ладошки в мужские плечи, я точно покраснела, но если демон счел это за смущение, то я уже с трудом удерживалась, чтобы гневно не зашипеть на бесцеремонное ощупывание.

– Ничуть!

Наконец мужчина разжал руки, но только лишь для того, чтобы сопроводить меня к столу по правую руку от себя. Пока шли – поймала на себе с пяток ненавидящих взглядов и явное пожелание одними губами сдохнуть, и поскорее.

О? А я как погляжу, у нас намечаются крайне дружеские посиделки! Какое счастье, что у меня индивидуальные покои!

В целом начало вечера мало отличалось от вчерашнего, и я отметила лишь два существенных отличия: среди нас отсутствовали те девицы, которые дали волю чувствам вчера, и кроме меня еще трое сидели в драгоценностях, причем все «облагодетельствованные» расположились в непосредственной близости от владыки: я справа; грудастая голубоглазая брюнетка в ярко-синем платье и гарнитуре из сапфиров – слева; сероглазая пепельная блондинка в платье жемчужного цвета и гарнитуре из опалов – напротив, и рядом с ней – девушка с потрясающими темно-зелеными волосами и бордовыми глазами, одетая в ярко-лиловое платье и одаренная гарнитуром с рубинами.

Остальные девицы сегодня милости не заслужили, но ни одна не сидела повесив нос. Буквально каждая ловила даже шорох одежд магараджи, который сегодня не изменил своим вчерашним белоснежным одеяниям, и если бы я могла слышать мысли девиц, то наверняка моя голова уже бы раскалывалась от вожделеющих стонов и требований посмотреть на нее и улыбнуться ей одной.

И это было отвратительно.

И снова всевозможные кулинарные изыски, алкоголь и сальные взгляды. Снова рекой лились комплименты, задавались провокационные вопросы, а бесстыжие руки так и норовили прижать близсидящих (то есть меня и брюнетку) как можно крепче.

Под конец вечера я начала искренне сомневаться в наличии ума у магараджи, который все больше напоминал ополоумевшего от количества сисек подростка. Неужели вот этот мужчина правит огромной территорией и нагоняет страх на остальные расы?

Не верю.

Да у него буквально на лбу написано: похотливый козел. И все! Больше ничего на его лбу нет! Ни ума, ни элементарного разума, ни начитанности, ни разносторонних интересов.

Незаметно вздохнув который раз, я приложилась к бокалу, но лишь смочила губы вином. Остальные девушки тоже пить не торопились, видимо сделав выводы из вчерашнего вечера, хотя веселились наперебой, но при этом намного скромнее, чем вчера.

Единственное, что взгляды были чуть ли не умоляющими и откровенно просящими.

В глазах всех без исключения было лишь одно: «Выбери меня! Меня! Только я достойна стать твоей!»

Забавно. Или я начала лучше понимать стремления окружающих, или эти самые окружающие просто не привыкли скрывать свои эмоции. Хотя нет, нисколько не странно. Этим девчонкам от силы по восемнадцать, и наверняка они толком даже жизни не видели, не говоря уж о том, чтобы когтями и зубами выгрызать себе место под солнцем, как это делала я.

– Юлианна, ты снова грустишь! В чем дело? – Владыка окончательно распоясался, перейдя на «ты» и очередной раз прижав меня к себе. – Опять не пьешь и не ешь? А ну-ка…

– Нет-нет! Я пью! – Нервно рассмеявшись, я увернулась от протянутого бокала и подняла свой, тут же отпив в доказательство, и попыталась оправдаться: – И я не грущу, вы все неправильно поняли!

– Грустишь-грустишь, я вижу. – Многозначительно блеснув глазами, магараджи склонился к моему уху и жарко зашептал: – Ревнуешь, золотце? Думаешь, что заветная мечта уплывает из твоих прелестных ручек? Не надо. – Мужчина игриво прикусил мочку моего уха, и я дернулась от неожиданности, но далеко отпрянуть не смогла. Держали меня очень крепко. – Это лишь дань традиции, не более. И открою тебе большой секрет: я уже сделал свой выбор. Кстати, чудное платье, мне нравится. А уж его содержимое…

Мое сердце пропустило удар, а леденящая душу догадка цепкими когтями впилась в желудок, и тот закаменел от дурного предчувствия. Владыка же отстранился, прожег меня таким многообещающим взглядом, что я неосознанно сглотнула, и вновь протянул мне свой бокал с вином.

Отказываться не стала. Взяла и выпила в три огромных глотка. Шумно выдохнула, поняла, что выдержка мне отказывает, уступая истеричному дрожанию, сунула слегка озадачившемуся владыке бокал обратно и как ни в чем не бывало отвернулась к столу в поисках закуски.

Успокоиться. Необходимо срочно успокоиться!

И все бы ничего, кажется, моя нервная выходка не удивила окружающих, потому что девицы хихикали и шушукались, как и прежде, но вот магараджи громко хлопнул в ладоши, музыка оборвалась, и по помещению разнесся зычный голос демона:

– Девы, был рад увидеть вас вновь, но время уже позднее, и вам пора отправляться по своим покоям.

Ну слава богу!

Я отставила в сторону свой бокал, к которому приложилась вновь, почти опустошив, выдохнула и…

Мужская рука уверенно скользнула мне на талию, удерживая на месте, а рядом иронично поинтересовались:

– Куда-то торопишься, душа моя?

Резко повернув голову к демону, я уставилась на него со смешанными чувствами: удивлением, изумлением и одновременно некоторым страхом.

– Но вы…

– Отпустил остальных, – закончил за меня магараджи и недвусмысленно ухмыльнулся. – Но не тебя.

– Но…

Я растеряла все слова и поняла, что явно не готова к подобному повороту. Что за черт?! Мне обещали неделю! Эф-ф-фенди! Сволочь!

– Да-да? Ты ведь крайне признательна за оказанную честь? – Мужчина притянул меня ближе, и в эту секунду за последней выходящей девушкой, бросившей на меня злобный взгляд, закрылась дверь, а вторая рука магараджи бесцеремонно облапала мое бедро.

Музыканты тоже куда-то скрылись, причем абсолютно незаметно, и в огромном помещении мы остались одни.

– Вы не поверите! – эмоционально воскликнула я и попыталась смахнуть руку с бедра, но потерпела неудачу. Это разозлило, и я пошла в наступление, мысленно уповая на удачу и верное понимание местных традиций. – Владыка! Что вы себе позволяете?! Отпустите!

– О нет!

В голосе демона послышался не обычный шутливый протест, а самое настоящее злобное рычание.

Взгляд глаза в глаза и… Я вижу, что в них нет былой адекватности, а застыло лишь ничем не прикрытое вожделение и прямой запрет на возможный отказ.

Черт…

Неужели изнасилует?

Не согласна!

Вторая попытка встать, рывок. Мой сдавленный писк, когда мужчина роняет меня на себя и лапает уже откровенно бесстыдно… Его радостный хохот, мой коронный удар в пах, его приглушенное ругательство… Мое тактическое отступление на карачках назад, вновь его ругательство…

Взгляд глаза в глаза, но на этот раз я смотрю уже в затянутые кровавой пеленой ярости. Секундный ступор и осознание, что я преступила черту, за которой нет места галантности и цивилизованности.

Магараджи не привык к отказу.

Магараджи собирается меня наказать.

– Нет… – прошептала я, кое-как сумела встать и продолжила отступление уже стоя, лихорадочно осматриваясь и понимая, что позади не двери, а окно. – Не надо…

Демон криво усмехнулся, с напускной медлительностью поднялся, повел плечами и в одну секунду сменил ипостась, став не просто мощным крылатым амбалом, а жутким монстром.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7