Елена Гулик.

Исключение из правила



скачать книгу бесплатно

Наименование иллюстрации на обложке: Поймай, если сможешь.

Автор иллюстрации: Елена Свидзинская.

Рисунок выполнен под заказ.


Исключение из правила


Невозможно всегда быть героем,

но всегда можно оставаться человеком.

И.В. Гете


Новогодние зимние каникулы закончились. Первый рабочий день после праздников не предвещал ничего радостного. Разве что встречу с подругой, за которой Инга соскучилась и которую не видела почти две недели.

Инга бродила по цветочному магазину и кисло рассматривала букеты –нужно было выбрать один, чтобы поздравить с днем рождения директора филиала Академии, в которой она работала. Это почетная миссия была поручена ей непосредственным начальником. Настроение было отвратительным по нескольким причинам. Во-первых, утром Инга немного проспала, поэтому не успела даже выпить привычной чашки кофе, во-вторых, в кране не оказалось горячей воды, и пришлось кое-как умываться холодной, что в середине января было совершенно неприемлемо. Ну, и в-третьих, букет она выбирала совсем не для того человека, которому его хотелось бы подарить, поэтому выбрать было сложно. Алиева Изольда Викторовна – директор частной Юридической Академии– не только не вызывала никакого желания дарить ей что–либо, но и вообще к дружелюбному отношению не располагала и симпатии не вызывала. В Академии она появилась недавно как протеже учредителя, и уже успела всем изрядно надоесть – характер у нового директора был скверный. Профессиональными знаниями она не отличалась, зато положение, позволяющее ей «строить» всех и каждого использовала в полном объеме. Единственным ее безоговорочным достоинством была внешность. Алиевой было около тридцати лет, и она была настоящей красавицей – высокая, стройная, жгучая брюнетка с потрясающим шасси. Природа наделила ее прекрасной внешностью и… склочным нравом.

Наконец, устав от бесплодных хождений, Инга выбрала семь темно-красных роз, внутренне борясь с искушением попросить восемь, и полезла за кошельком.Расплачиваясь с улыбчивой продавщицей, она услышала вибрирование телефона в кармане, и, вынув его, определила, что звонит шеф. Тяжело вздохнув,она взяла трубку и, не дожидаясь грубых высказываний из нутра телефона, быстро произнесла:

– Павел Сергеич, здравствуйте, я скоро буду.

– Где вы, Инга? – уже половина десятого. – Голос был нетерпеливый, но не злой и Инга слегка расслабилась.

– Покупаю цветы. Уже купила. Через пятнадцать минут буду на месте.

– Я хотел вас предупредить – сегодня совещание, и Алиева решила его провести в нашем кабинете. Попасть на совещание вы уже не успеваете, поэтому не врывайтесь, когда будете «на месте».

– Поняла, спасибо, если что, я буду у Анны Александровны.

– Очень хорошо. – Коротко ответил шеф и отсоединился.

Инга сунула телефон в карман, пробормотала «спасибо» и, схватив букет, двинулась к остановке.

Маршрутка подъезжать не спешила, и к тому времени, когда Инга его дождалась, пальцы отмерзли настолько, что казались непригодными деревяшками.

Все-таки к двадцатиградусным морозам наши пальцы, а вместе с ними уши, носы, щеки и ноги не приучены!

Наконец, подъехав к нужной остановке, Инга вместе с другими пассажирами вывалилась из маршрутки. Если бы она знала, чем закончится этот так неудачно начавшийся день, она бы предпочла поехать куда угодно, только не на работу. Но знать этого она не могла, поэтому, перехватив сумку поудобнее, Инга заспешила в сторону Академии.


***

Анечка Линеева пришла на работу пораньше. Перед этим она забежала в магазин, чтобы купить продукты для вечернего фуршета в честь рождения начальницы. К тому же, у Алиевой на половину десятого утра было назначена планерка, и, как хороший секретарь и ответственный работник, в первый трудовой день после праздников Аня хотела быть во всеоружии: протереть пыль, проветрить кабинет, полить цветы, обзвонить забывчивых сотрудников, и осуществитьмножество других, не менее важных, ежедневных обязанностей, особенно актуальных после каникул. Алиева позвонила очень рано – Аня только выходила из дома – чтобы сообщить, что совещание состоится в кабинете ИАО – информационно–аналитического отдела, поскольку присутствовать должны «все руководители подразделений»– а ее кабинет для этого маловат. К тому же, в половине одиннадцатого приедет ректор, и если планерка к этому времени не закончится, Анна Александровна должна провести его в кабинет, напоить кофе и не давать ему скучать.

– Ну и подготовь там все – конфеты, бутерброды, все как положено, – сварливо окончила Алиева.

– Хорошо, Изольда Викторовна. Все сделаю.

Аня зашла в кабинет Алиевой, прошлась тряпочкой по столу, подоконнику и полочкам, приоткрыла окно, чтобы впустить свежего воздуха и на мгновение взяла в руки бронзового тигра, подаренного директорше сотрудниками на Новый год. Подарок, с одной стороны, обещал его получательнице удачу в наступающем году тигра, а с другой, довольно красноречиво намекал ей на то, что она олицетворяет в сознании подчиненных. Тигр был тяжелый, гладкий, очень приятный на ощупь и очень нравился Ане. Звериный оскал открывал кинжально острые зубы. Вся поза тигра говорила о том, что ему неведом страх, который он навевает на окружающих. Анюте тигр очень нравился – ей казалось, скульптор очень удачно отобразил в своем творении звериную сущность хищника. Она немножко полюбовалась им, погладила пальцем бронзовую спинку и поставила его на место. Внимательно осмотревшись и убедившись, что все в порядке, она вышла в приемную и «села» на телефон. Нужно было позаботиться об организации посадочных мест, всех уведомить, все устроить. Информационно–технический отдел располагался в помещении бывшей аудитории и как нельзя лучше подходил для «массовых» собраний.

Была и еще одна причина, по которой Аня хотела прийти пораньше. Но признаваться себе самой в этой самой причине ей не хотелось. На серьезных деловых совещаниях зачастую присутствовал сам Сапронов Сергей Викторович –учредитель Юридической Академии и очень состоятельный человек. Непосредственного отношения к Академии он не имел – занимался своим бизнесом, но в важных мероприятиях участвовал.

Аня познакомилась с ним поближе на день учителя, когда Академия заказала для профессорско-преподавательского состава и административного персонала ресторан. Сергей Викторович показался Ане очень нормальным, очень своим, несмотря на серьезный, строгий и недосягаемый вид. «Звездной» болезнью не страдал и вообще оказался мировым мужиком. Поднимал тосты, смеялся, сыпал шутками и от «простого люда» не сторонился. К середине празднования как-то случайно он оказался сидящим рядом с Аней. Вопреки привычно-небрежному отношению к сотрудникам, Сергей оказался вежливым, предупредительным и тактичным. Сапронову было около сорока лет, видимо раньше он занимался спортом – не каждый молодой мужик мог похвастаться такой спортивной и подтянутой фигурой. Живые темно-карие глаза весело смотрели из-под густых темных ресниц, и Анечке, мгновенно и как-то окончательно влюбившейся в этого приятно пахнущего, эффектного мужчину, не хотелось отводить от него восхищенных глаз. К сожалению, Аня заранее знала, что рассчитывать ей не на что. Сергей Викторович был «прочно занят» директором Алиевой Изольдой Викторовной. И если бы нерешительной Анечке даже пришло в голову привлечь к себе внимание Сапронова, то становиться на пути Изольды она бы не рискнула. И, тем не менее, она с замиранием сердца ждала каждого события, благодаря которому Сапронов мог появиться в Академии. Вообще-то говоря, любые мероприятия, проводимые в Академии – а таких было довольно много, Аня не любила. Раньше. Как правило они требовали дополнительных усилий, а прилагать их в каждодневной, и без того насыщенной и напряженной жизни, у нее не было не малейшего желания. И все же это было раньше. Теперь любого повода для возможного присутствия Сапронова Аня ждала надеждой и затаенной радостью. Вдруг придет? Вдруг я его увижу? Вдруг посмотрит в мою сторону не только для того, чтобы попросить кофе?.. Аня знала, что надеяться и радоваться бесполезно, но все равно надеялась и радовалась. Экспериментировала с макияжем, делала прически, старательно одевалась, критически оглядывая себя в зеркало. Глаза голубые – красивые, выразительные. Короткая стрижка подчеркивает правильную форму лица, и новое платье сидит сногсшибательно. Эх, если бы еще не праздники! А то вроде лишние килограммчики нарисовались – видны и слева и справа, да, пожалуй, спереди и сзади видны тоже!

Но вместе с Алиевой, ворвавшейся, как вихрь в приемную, Сапронов не вошел, а ведь было логичным предположить, что именинницу он сегодня привезет сам, учитывая, что приезжает ректор и его присутствие почти не вызывает сомнений. «Может, все-таки еще приедет», с надеждой и грустью подумала Аня, машинально просматривая папку с документами на подпись.


***

Юридическая Академия занимала новое здание, которое было возведено четыре года назад, и располагалось в исторической части города, с южного края Ратушной площади. Ориентировка фасада здания совпала с расположением здания городской биржи, которое находилось на этом месте в первой половине двадцатого века. Архитекторам удалось создать академическую, но вместе с тем, и слегка неформальную обстановку. Инге здесь нравилось – уютно и вместе с тем просторно. Она взбежала по ступенькам и вошла внутрь.

– Здравствуйте, Петрываныч, –скороговоркой произнесла она, задыхаясь от быстрой ходьбы.

– И тебе не хворать, Инга Вячеславовна, – улыбнулся в ответ дядя Петя, которого в «прайм-тайм» все именовали Петрыванычем, а в более спокойное время дядей Петей. Петр Иванович был удивительным человеком. Ему было около семидесяти, но, несмотря на столь почтенный возраст, на пенсию его отправлять никто не спешил. Уж очень он был ответственный и незаменимый.

– Не лети уж так, совещание в разгаре, – рассудительно заметил Петр Иванович и углубился в изучение газеты.

Инга глубоко вдохнула, потом выдохнула, чтобы восстановить дыхание, и спокойным шагом пошла по коридору. Из-за неплотно прикрытой двери в собственный кабинет раздавался уверенный и звучный голос Вишенской:

–…решение этих вопросов. Теперь по поводу аудиторий. Степан Валентинович, что у нас в двести пятой?

В ответ донесся слегка приглушенный голос завхоза:

– Все готово, Изольда Викторовна. Ремонт закончен, Вера Петровна уже помыла полы и привела все в порядок.

– Очень хорошо. Саша, готовься, будешь принимать компьютеры. Кстати, когда их привезут?

Системный администратор Александр Ивановский что-то ответил, но Инга не разобрала, что именно. Она усмехнулась, прикрыла дверь плотнее, и без стука вошла в кабинет напротив.

– Привет!

– Привет, ты что, только пришла? – Аня Линеева с радостью оторвалась от своих грустных мыслей.

– Да, Алиевой букет покупала. Тяжкое испытание. – Инга подмигнула подруге, разматывая на шее шарф.

– Тот еще праздничек… – Аня, сделав гримасу, усмехнулась в ответ.

– Я дубленку к тебе в шкафчик повешу, ладно? И цветочки пока у тебя поставлю. Ваза на кухне?

– Конечно. Со стороны будет странно выглядеть, если ты сейчас пойдешь все это делать в своем кабинете, –ответила Аня и обе негромко засмеялись представившейся картине.

Секретарь и ответственный работник щелчком мыши развернула пасьянс «Косынка» на компьютере, свернутый привычным жестом при звуке открываемой двери, а Инга пошла пристраивать дубленку. Шкафчик удобно располагался на небольшой кухонке прямо в приемной. Вообще, здесь все было устроено очень удобно. Из коридора посетители попадали в приемную. По левую руку располагался кабинет директора, а по правую – сперва дверь в небольшую кухню, предусмотренную специально для директора, а точнее, секретарши, которая там хозяйничала, а следом еще один небольшой кабинет – заместителя директора филиала Вишенской Светланы Васильевны. Светлана Васильевна была молодой, интересной, умной и очень интеллигентной женщиной с выразительным взглядом и каштановыми волосами.

Поставив розы в высокую вазу, Инга повесила дубленку, закрыла дверцы и вышла в приемную.

– Слушай, давай кофе попьем? Я сегодня не успела. Или ты уже? – спросила она у Ани и присела на одно из кресел для посетителей, прямо напротив секретарского стола.

– Давай, я сейчас сделаю, – без особого энтузиазма согласилась Аня и вышла на кухню. К тому времени, когда она вернулась с двумя чашечками ароматного горячего кофе, Инга уже ответила на два звонка и пообщалась со студентом, который принес заявление об отсрочке оплаты за учебу.

– Ты чего грустная такая? – спросила Инга, отпивая по глоточку огненную жидкость и с тревогой посматривая в лицо подруги.

– Да так…– уклончиво ответила та. – Кто звонил?

– Чепуха, спам. Сначала жалюзи, потом услуги по чистке ковров. И все-таки? Ты красивая такая сегодня, вообще очень хорошо выглядишь.

– Спасибо, конечно. Жаль, это заметила только ты, – угрюмо произнесла Аня, даже не улыбнувшись.

– Понятно. Сапронов, что ли, не приехал?

– Не приехал.

– Не расстраивайся, может, приедет еще. Раз Константинов здесь будет, то и он обязательно.

Аня пропустила мимо ушей довольно неуклюжую попытку утешения.

– Ну почему мне так не везет в жизни? Не одно так другое! – глаза Анюты предательски заблестели.

– Не вздумай плакать, – быстро сказала Инга. – Что ты придумала? Все будет хорошо.

– Ага, хорошо. Хорошо уж точно не будет. Она никогда мне его не отдаст, эта пиранья!А я без него не могу-уу! – в голосе Анюты послышались истерические нотки.

Инга внимательно посмотрела на подругу.

– Ань, ну чего ты разошлась-то? У меня тоже в жизни тоже все складывается совсем не так, как бы мне хотелось…

То ли подействовали Анины всхлипы, то ли утреннее отсутствие горячей воды, но настроение у Инги, не успев толком воспрянуть, напрочь пропало. Совсем некстати вспомнилась собственная печальная история полугодовалой давности. И хотя нужно было бы давно наплевать и забыть, Инга все не могла. С Алексеем они прожили два года в гражданском браке. Сначала все было здорово – цветы, нежные слова, забота друг о друге, поездка на море. А потом… Инга запретила себе вспоминать, и быстро сказала:

– Ты совершенно зря сейчас расстраиваешься. Он еще может приехать. Еще рано совсем. Точно, – вдруг осенило Ингу, она даже приподнялась в кресле – он наверняка ректора привезет. Константинов ведь в гостинице всегда останавливается. Кто его сюда доставит? Сергей Викторович! – и она торжествующе посмотрела на Анюту. – И вообще, все еще может сто раз измениться. Она ведь не жена ему, так, любовница.

– Спасибо тебе, милая. – Аня с благодарностью взглянула на подругу. – Умеешь утешить. У тебя тоже все обязательно будет хорошо.

– Да, когда-нибудь, – не слишком уверенно согласилась Инга. – Ты вон на Павла Сергеевича посмотри. Он вообще несчастный человек.

– Почему?

– Ну, не помню, рассказывала я тебе или нет. У него семейная драма была года два назад. Он же в Институте адвокатуры преподавал. Ну и… Подробностей не знаю, но что–то у него там со студенткой вышло. И они с женой разошлись. А у него дочь!

– Да ты что? – заинтересовалась Аня, покорно отвлекаясь от предыдущей темы. – А дочка большая?

– Да не знаю, школьница, по–моему. – Инга почесала кончик носа.

– Ох уж этот Институт! – задумчиво протянула Аня. – Кстати, Константинов там проректором был раньше.

Теперь пришла очередь удивляться Инге:

– Надо же, а я и не знала.

– Это еще что! Наш Виктор Романович там работал, – похвасталась Аня своей осведомленностью.

– Юрисконсульт?

– Ну да. Между нами говоря, наша грымза его же заканчивала.

–Алиева, что ли? Смеешься? – Инга ошеломленно уставилась на подругу. – У Института Адвокатуры такой потрясающий статус! Таки-ие люди к нам оттуда пришли! Да Изольдочка просто ходячая антиреклама для этого заведения!

– Точно, – со вздохом кивнула Аня.

– И за что ее Алекс так любит…

– Кто? – переспросила Аня, не сразу поняв, о ком речь.

– Ну, ты даешь, Ивановский, сисадмин наш!

– Ах да… Ну, знаешь, не уверена, что он ее все еще любит. Ему до нее как до луны, и вообще он грустный какой-то последнее время.

Они немного помолчали, думая каждая о своем. Аня унесла опустевшие чашки на кухню и вернулась.

– Кстати, я сегодня, когда мимо своего кабинета проходила, слышала, как Вишенская распиналась, – вспомнила Инга.

– Ничего удивительного, – фыркнула Аня. –Алиева сама ничего не может. Даже собрание провести. Что бы она без Светланы Васильевны делала! Кстати, Светочка что-то плохо выглядит. Бледная вся.

– Да? А ты не знаешь… – разговор был прерван громкими голосами из-за двери. В приемную влетела Алиева с красным от злости лицом, следом за ней неслышно следовала Вишенская. Она была очень бледна, и было видно по всему, что держится она из последних сил.

Инстинкт сработал безотказно – Инга подскочила, схватив какую-то папочку с Аниного стола и с преувеличенной заинтересованностью начала перебирать бумаги в папке, ничего в ней не видя, и вся превратившись в слух. Краем глаза она видела, что Аня подает ей какие-то знаки, но вертеть головой она не решилась, боясь привлечь внимание разъяренной фурии.

– Я тебя уволю к чертовой бабушке! – орала Алиева.

– Не вы меня на работу принимали, не вам и увольнять –пожалуй, чересчур спокойно отвечала Вишенская.

– Ты… ты…– было видно, что эмоции Алиевой явно брали через край, она вращала глазами и наверняка вызвала бы профессиональный интерес для людей в белых халатах. Несомненно, благодаря этой вспышке ярости, словарный запас у нее внезапно закончился, она смерила Вишенскую испепеляющим взглядом, развернулась и, сжав губы, как генерал прошагала в свой кабинет, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Вишенская ни слова не говоря, никого не видя, бледная как мел, быстро и неслышно проскользнула в свой кабинет, тихо прикрыв за собой дверь.

Но представление еще не было окончено. Не успели подруги переглянуться, как Алиева снова выскочила из кабинета, подскочила к столу и рявкнула так, что Инга отшатнулась:

– Где папка на подпись?!

Возникла тишина, потом неуверенный Анин голос:

– ээ… У Инги Вячеславовны.

Инга чуть не подпрыгнула от возмущения и вдруг с ужасом обнаружила, что первой схваченной ею папкой со стола, действительно была та самая, которая так срочно понадобилась Алиевой.

– Я… хотела ее вам занести, – пролепетала Инга первое, что пришло ей в голову, протягивая папку. Аня чуть не прыснула – глупее ответа трудно было придумать.

– Для этого у меня есть секретарь, идиотка! – пролаяла директорша, вырвала из рук у Инги папку, развернулась, и, как вихрь унеслась в свой кабинет, не забыв повернуться у самой двери и окинуть обеих презрительным взглядом. И, как финальный аккорд – еще один залп закрываемой двери. После этого воцарилась тишина.

– Вот это да.. – только и смогла сказать Инга.

– Ты видела лицо Вишенской? – почему-то шепотом спросила Аня.

– Да. Я думала, она хлопнется в обморок, – мрачно сказала Инга.

– Она вообще сегодня плохо выглядела. Еще с утра. А тут еще эта. Из-за чего, интересно, они так поцапались?

– К обеду узнаем, – хмуро пообещала Инга.

– Ты чего мою папку схватила? – вдруг спросила Аня. – Я тебе подавала знаки, чтобы ты ее положила. А ты уткнулась в нее и ничего не видишь вокруг.

– Рефлекс. Деловой вид создавала, чтобы не привлекать к себе внимания. Я видела, что ты что–то там пытаешься мне сказать, и еще подумала – тоже мне, нашла время!

Подруги переглянулись и внезапно расхохотались каким-то нервным смехом.

– Ну кто мог подумать, что ты шустрая такая, – вытирая слезы, выступившие на глазах, выговорила Аня. – Если бы я знала, я бы тебе другую папочку подложила…

Разговор вновь прервали. На сей раз в кабинет вошел улыбающийся ректор Константинов Николай Александрович с шикарным розовым букетом, за ним Сапронов без букета и юрисконсульт Сергеев, почему-то выглядевший сердитым. Николай Александрович доброжелательно улыбнулся и сказал:

– Здравствуйте девочки!

Юрисконсульт что-то неразборчиво пробормотал, а Сапронов на мгновение замер, восхищенно глядя на Анечку, затем тоже довольно дружелюбно поздоровался и начал расстегивать пальто.

Аня зарделась, вскочила, а Инга, вежливо поздоровавшись в ответ, быстро забрала свои вещи и ретировалась, предоставляя Анюте самостоятельно разбираться с гостями.


***

В информационно-аналитическом отделе никого не оказалось, чему Инга была несказанно рада. Она спокойно поставила цветы в кабинетную вазу и повесила дубленку в шкаф. Поправляя полы дубленки, она вдруг увидела на полке под одеждой красивый подарочный пакет с изображенными на нем вишнями. Не удержавшись, она вынула его из шкафа и сунула туда свой нос. В пакете оказалась красиваякоробка из дерева с каким-то напитком, судя по внешнему виду упаковки– довольно дорогим. Инга поставила пакет обратно. «Наверное, дополнение к букету. Слишком много чести»– хмыкнула она и подошла к зеркалу. Причесалась, поправила помаду и пошла включать компьютер. Тот радостно и привычно зашумел, как старый знакомый и Инга сказала ему «Привет».

Наконец, дверь отворилась и вошел Звонарев Павел Сергеевич. Он вежливо поздоровался, быстро прошел к своему столу, сел, выдвинул ящик и зашуршал бумагами.

Инга посмотрела в окно. Потемневший неровный лед на дорожке похож на вздыбленную ветром реку, редкие мелкие снежинки срываются с неба и неторопливо летят, летят…Нечастые прохожие кутаются, поднимают воротники и бегут куда-то по своим делам. Холодный, унылый пейзаж. Вот она, жизнь, в прозаической ее наготе… Инге вдруг остро захотелось весны, тепла, света, запаха просыпающейся земли и зелени. А ведь еще даже не середина зимы! Когда станет тепло, она обязательно поедет с родителями на дачу. Они возьмут с собой самых близких родных – мамину сестру с мужем, и их сына с женой и детьми. Аленка и Славик будут «сажать» цветы – племянникам по четыре года, они двойняшки, очень забавные, Инга без ума от обоих, а она с братом и отцом будет жарить шашлык, вдыхать весенние ароматы и пить коньяк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5