Елена Болотонь.

Группа крови. Война сапфиров



скачать книгу бесплатно

На кухне царило веселье. Ну а что? Не служба – курорт! Честное слово, такое ощущение, что ну просто счастливая семья.

– Ребята, где вы ходите? Заходите! – Алейна обрадовалась нашему появлению, всплеснув руками, едва не уронив стакан.

Ди-ди вскочила, тут же поставив на стол два чистых прибора:

– Евгения, сегодня суп из ваших морепродуктов с клецками. Вку-у-у-усный.

– А что, в ваших измерениях нет морепродуктов?

– Не-а. На Дифде природа вымерла, – с грустью произнесла Ди-ди.

– А на Шахриваре сплошные болота, – присоединился к разговору Лайн Шах.

– А что на Фомальгауте? – Я, выжидая, уставилась на Толимана.

Он сел рядом с парой «антуанов», которые наконец оставили свои посты.

– В наших морях уже давно никто не живет. Холодно.

– Вот это новость. А как же солнце?

– Наше светило уже давно стало красным карликом.

– И что?

– А то! Половина Фомальгаута навсегда обращена к Солнцу, и на ней очень жарко, а вторая половина погрузилась в вечную тьму – и там очень холодно.

– Теперь я понимаю ваше стремление к технологиям…

– Мы научились использовать энергию водорода, выстроили мощные биосферы, которые скрупулезно собирают энергию нашего солнца. И вашего тоже, – оживленно рассказывал Толиман.

– У вас солнце – молодое, – вдруг поддержал разговор один из «антуанов». – Мы пользуемся его энергией.

– Жаль здесь нет никого с Бетельгейзе. Очень интересно было бы узнать, есть ли у них моря…

– У них есть. Много, – мило улыбнулся служивый. – А еще они нам здорово помогли с аккумуляторами, в сотни раз усилив их мощность.

Общаясь с местными, уже к вечеру я поняла, что они считают Солнце источником еды, отдыха и энергии в наших мирах. Некой курортной зоной. Считается очень престижным заполучить путевку сюда.

Из школьных знаний и от родителей я знала, что Бетельгейзе – поставщик прогрессивных инженерных технологий. Фомальгаут – это военные, правительство, в общем, администрация измерений. Дифда – мир, который одевал, обслуживал остальных. Некое огромное производство предметов быта.

– А где живут Бессмертные? – спросила я, и несколько пар глаз молча уставились на меня. Зависла пауза. – А что я такого спросила?

– Никто не знает, откуда приходят Бессмертные. Они появляются тогда, когда что-то нужно решить или сделать. Им не нужны порталы. Они умеют перемещаться сквозь пространство и время, – начала объяснять Алейна. – Странно, что ты этого не знаешь.

– В вашей школе об этом не рассказывали? – спросил Толиман, удивленно вытаращив глаза. Потом почесал в ухе. – Мы слушали курс о слиянии миров перед церемонией.

Вот опять! Вместо того чтобы слушать Ван Шаха, я думала о чем угодно – о тестах, об Эмиле, о Мари… И пожалуйста, сейчас, когда знания так нужны, – у меня абсолютный пробел. Так мне и надо за беспечность.

– Но чаще Бессмертные появляются на Бетельгейзе и Фомальгауте, – продолжил с интонацией всезнайки Лайн Шах.

– Военные и технологии, да?

– Верно, – улыбнулся лягуд и глубоко вздохнул. – Быстро схватываешь.

– Бессмертных много?

– Знаю точно – это семья.

Каус Фациес – глава клана. У него есть сестра. Раса Бессмертных не так многочисленна, но у них такие возможности, которыми не владеют все наши миры вместе взятые.

– Прям настоящие боги, – ухмыльнулась я.

– А ты не смейся. В древности именно их рисовали на стенах ваших и наших пирамид. Думаешь, кто их построил?

– Кхм… Ну если так…

Обед закончился. Ди-ди занялась уборкой со стола, Алейна ушла по своим делам – видимо, наводить порядок, а Толиман вместе с «антуанами» отправился на улицу. Пока я нахожусь в обществе кого-либо из островитян, мой охранник мог отдыхать. В отличие от меня, которая практически полностью потеряла самостоятельность.

– Пойду наверх в комнату, отдохну, – сказала я Лайн Шаху и ушла.

Взлетев по лестнице, я увидела, как в моих апартаментах уже навели порядок. Вещи оказались в гардеробной, постельное белье и полотенца свежими, постель заправлена – идеальная чистота. Впрочем, здесь не так плохо. По крайней мере пока.

Приняв душ, я улеглась на кровати и закрыла глаза, думая о Мари. Интересно, что ей сказали? А что сейчас делает Эмиль? Наверно, ищет меня, переживает. А что сказали родителям?

Мои родители два года назад уехали работать на Дифду. Назначение получил отец. Повышение. Стал руководителем огромной швейной фабрики. После этого мы виделись только дистанционно. Макронет позволял нам общаться.

Но, к сожалению, такие интересные вещи, как тонкости прохождения через порталы, подробности проживания внутри чужих рас, лишний раз не разглашались. Законом запрещалось до церемонии определения группы крови раскрывать сведения, связанные с переходами в другие миры. Каждый ребенок обязан был взрослеть в обществе своего вида. Ненавязчивое взращивание расизма в интегрированном обществе.

Да люди сами не забивали головы ненужной информацией. А зачем? Если ты проживешь всю жизнь на одном месте внутри своего профессионального класса. Уж если повезет и ты отличишься – тебе доведется попасть на работу в другой мир, опять же если захочешь и не обрастешь к тому времени детьми и семьей. Там и познакомишься с тонкостями чужих либо узнаешь необходимое на подготовительной базе перед отправкой в иное измерение.

В школах изучали миры поверхностно, представителей других рас вживую видели не часто. Оттого ученики волынили, не насиловали мозги бесполезной тратой сил на зубрежку и лишний раз не интересовались, что там и как.

Мы жили по-прежнему закрыто, так же как и раньше. Узнали, что мы не единственные как вид. У нас улучшились технологии, искоренили преступность, подняв планку морали, и навели порядок в экологии. Идеальное общество, что тут сказать…

Хотя время от времени и в нашем мире вспыхивали скандалы, как раз связанные с межрасовыми браками и случайными беременностями от чужаков. Почему это так каралось и каковы причины запретов – не разглашалось. Нарушители выдворялись, многие отправлялись в Растабан, суровое измерение-тюрьму.

Правила оставались правилами. Их приходилось соблюдать. Конечно, у нас из-за недостатка знаний ходили слухи, превращаясь в ложные представления. И как оказалось, одно из них я благополучно развеяла, когда прокатилась на реаплане, отчего-то решив, что попала в другое измерение.

Видимо, я задремала, потому что сквозь сон послышался голос:

– Пи-и-ить… Хо-о-очу пи-и-и-ить… Пить!

Требовательный тонкий голосок ребенка просил воды. Откуда здесь дети? На вилле есть дети? Я открыла глаза и прислушалась.

– Пи-и-ить…

Да нет, мне не может казаться. Слишком четко, слишком явственно шел звук. Я встала и, недолго думая, направилась по лестнице вниз.

– Пи-и-и-ить…

Да, маленький, сейчас я тебя найду. Сейчас, погоди. Тетя Женя придет на помощь. Около двери, ведущей в подвал, звук стал громче. Туда я еще не спускалась. Я открыла дверь и переступила порог. Сразу включился свет. Уже хорошо. Голова останется целой. Узкие крутые ступеньки уходили вниз.

– Пи-и-ить… – и легкое хныканье.

Да что такое! Надо спешить. Подвальное помещение было таким же огромным, как и вилла. Оно располагалось, судя по всему, по всей площади строения. Я медленно шла по коридору на звук. Вот она, дверь, за которой прячут малыша. Нажала на ручку, петли слегка скрипнули, дверь приоткрылась.

– Алейна?

В комнате на диване сидела дифдианка, держа на руках маленькую девочку с зелеными волосами. Женщина быстро повернула дитя к себе лицом. Я нахмурилась.

– Евгения, тебе здесь нечего делать.

– Но я слышала как плачет малышка.

– Ты не могла слышать ее.

– Но она просила воды…

– Ребенок не мог просить воды.

– Алейна, – мой голос стал вкрадчивым, – что происходит?

Встревоженное лицо женщины, частое дыхание и то, как крепко она прижимала дитя к себе, показывали – дифдианка сильно напугана.

– Это твоя дочь?

В ответ на это Алейна кивнула головой.

– Покажи мне ее.

– Уходи отсюда, пожалуйста. Как будто ты ничего не видела.

– Я знаю правила. Нельзя детям чужих рас находиться в иных измерениях.

– Евгения, пощади.

– Алейна, я не собираюсь никому ничего рассказывать. Покажи ребенка.

Дифдианка вздохнула и отпустила девочку. Дитя резво спрыгнуло с коленей и повернулось. Зеленые волосы, небольшие набухшие выпуклости на голове – будущие рожки, лягудские глаза, круглое лицо и маленький нос. Она быстро подбежала ко мне и обхватила мои ноги своими маленькими ручками, навсегда покоряя мое сердце. Маленькая моя.

– Это ребенок лягуда?

Алейна схватилась рукой за грудь. Ее рот раскрывался в еле слышимой просьбе:

– Пощади…

– Кто отец? Лайн Шах?

– Да. Мы нарушили и второй закон… – По щекам Алейны потекли слезы.

– Я не собираюсь ничего никому говорить. Сказала же. Но зачем мне врать?

– О чем врать? – Женщина приходила в себя.

– Что я не слышала зов ребенка. Это опасно. В другой раз его может услышать кто-то другой.

– Не сможет. – Алейна с волнением смотрела на меня.

– Но почему?

– Девочка немая.

Глава 4. Ультиматум

Дифдианка двигалась порывисто, суетливо перекладывая подушки с места на место. Я смотрела на нее, старательно избегая осмысления услышанного, и видела в глазах женщины страх. Вдруг поняла, что ситуацию можно развернуть в свою пользу.

– Алейна, мне нужен телефон. Я хочу связаться с родителями.

– Ты понимаешь, что у нас есть приказ не давать тебе общаться с внешним миром?

– Вполне. Но, думаю, у вас нет выбора.

– Это шантаж?

– О-очень сожалею. У нас обеих будет общая тайна.

– Дай мне возможность подумать, как тебе помочь. – Взгляд Алейны стал просящим. – Прошу тебя…

– Конечно. Но, пожалуйста, недолго.

– Уходи… Эльза хочет спать.

Алейна взяла дочку за руку и усадила на диван.

– Пи-и-и-ить, – снова раздалось в моей голове.

– Эльза хочет пить, – сказала я, закрывая двери комнаты.

Я поднялась на первый этаж. Нет, навряд ли она так проста, какой хочет выглядеть. Ей бы и тайну сохранить, и приказ выполнить. Впрочем, капля камень точит. Посмотрим, что будет вечером, завтра. Уже в холле встретила взволнованного Толимана и заметила, с каким облегчением он выдохнул, увидев меня, бодро вышагивающую по паркету.

– Где ты была?

– Не твое дело, – жестко парировала я. Пусть держится от меня подальше!

На террасе за столом сидела Ди-ди, складывая конвертами чистые льняные салфетки. Попробую разузнать что-нибудь у нее обо всем, происходящем здесь… Села напротив нее в кресло и доверительно наклонилась:

– Ди-ди, скажи, зачем тебе разведка?

– Здесь хорошо платят. Пожизненное медицинское обслуживание, выбор измерения после службы.

– Хочется жить в условиях получше?

– А тебе не хочется? – хмыкнула девушка, смерив меня снисходительным взглядом.

– Да любому, наверно, хочется… Только понять не могу, зачем я здесь?

– Думаю, они присматриваются к тебе.

– Зачем?

– Вдруг ты социально опасный элемент? У тебя очень серьезная группа крови.

– В чем она так серьезна?

– Если не брать в учет категорию и группу, цифры показывают неопределенность твоих способностей и возможностей.

– То есть?

– Ну, ты из тех, от кого не знаешь что ожидать.

– И в чем опасность?

– Не знаю…

Ди-ди смеялась надо мной? Ее губы, взгляд свысока. Кем она себя возомнила вообще? Ну ничего. Я потерплю. Мне нужна информация.

– А буква последняя?

– Принадлежность к измерению?

– Да. Что за измерение на букву «А»?

– Думаю, это еще одна причина, по которой ты здесь. Ну представь, если твое измерение, как Хамаль, только высокоразвитое?

– Хамаль. Толиман рассказывал мне о своей матери.

– Знаю. А теперь подумай: способности неизвестны. Измерение неизвестно. Принадлежность высшая, группа правящая. Что бы ты сделала?

Черт! Отправила бы себя на Менкар. Я сидела, вдруг осознав критичность собственного положения, и смотрела на океан. Хотелось плакать от несправедливости. В который раз уже за эти два дня я пожалела себя? Становлюсь плаксивой слюнтяйкой. Для меня это нехарактерно. Никогда не плакала разбив коленку или получив строгий выговор. Как судьба смогла так быстро сломать меня? Ну не-е-ет! Не позволю! Я снова задрала нос и расправила плечи, наткнувшись взглядом на дифдианку. Ее губы кривились в неестественной улыбке, руки поглаживали салфетку.

– Тебя привезли на курорт, а ты нос воротишь. – Ди-ди явно не понимала проблемы.

Правильно. Она же не в моей шкуре.

– Какие добренькие… Заодно отрубили мне связь с внешним миром.

Диди резко встала, с шумом отодвинула кресло, показав мне, что разговор пора заканчивать.

– Пойду вытру пыль с мебели. Отнеси, пожалуйста, салфетки на кухню. И знаешь, убирай за собой, а то разбросала коробки по всей спальне.

Ишь какая, командовать начала… Впрочем, может, она и не должна убирать за мной. Но как будто я просила! Итак. Что-то надо делать. Время близилось к ужину, мой желудок наконец дал о себе знать. Солнце садилось, сверху послышался шум. Я запрокинула голову и увидела, как солнечные панели поворачиваются к уходящим за горизонт лучам, чтобы захватить последнее тепло. Ветер усилился, приводя в движение ветряную мельницу, стоящую недалеко от реадрома. Самообеспеченный рай.

– Пора ужинать. – В этот раз Толиман подкрался незаметно, слегка меня напугав.

– Ну пошли, раз пора, – ответила ему и направилась в дом.

Кухня встретила нас вкусными запахами. Выпечка. Мм… Что, интересно, Лайн Шах приготовил? Лягуд крутился возле печи, проверяя готовность находящегося в ней теста. Он будто колдовал над ней, ходя вокруг, постоянно наклоняясь и рассматривая очередной шедевр.

Дымящиеся аппетитные пироги с мясом варгов, привезенным с Фомальгаута, вкусно пахли. Нежнейшее сочное белое мясо просто таялово рту. Да пусть хоть крысами их назовут, варгов этих, но я теперь буду знать, что заказать на Фомальгауте в ресторане. Если мне повезет и я туда когда-нибудь попаду на экскурсию.

За ужином Алейна старалась на меня не смотреть и не разговаривать. И это уже выглядело подозрительно. Разведчица! Как она не понимает, что нужно вести себя «как и раньше»? Я улыбалась ей и всячески выражала внимание, натыкаясь на холодность и равнодушие. Она реально хочет сделать вид, что ничего не произошло?

К вечеру второго дня фомальгаутцы приобрели разные черты лица, чем очень порадовали. Первое впечатление удачно развеялось как дым, проявив их индивидуальности. Игра «найди десять отличий» завершилась успешно. У одного оказался с небольшой горбинкой нос, у второго на подбородке маленький шрам. Они по-разному ели, разговаривали. После ужина Ди-ди убирала посуду в посудомоечную машинку, охранники разошлись по своим постам. Я же решила выйти на пальмовую аллею, чтобы прогуляться перед сном. Хотелось осмыслить все произошедшее.

Фонари на солнечных батареях мягко освещали белые плитки, придавая загадочность и мистицизм прогулке. Я медленно шла, наслаждаясь ночным бризом, доносящимся с океана. Кусты справа зашевелились, и на дорожку вышел лягуд. От неожиданности я вздрогнула, предполагая, о чем может быть сейчас разговор.

Лайн Шах приблизился ко мне. Его два хвоста уже не лежали на его плечах, но покачивались за его спиной, как две раздраженные змеи. Мужчина остановился напротив и вперился в меня желтыми глазами. Черные зрачки практически полностью закрыли радужку. Они будто хотели прожечь меня насквозь. Лягуд молчал, и я как будто воды в рот набрала. А потом… Потом мне захотелось закрыть уши. Тонкий писк, перемежаясь с шипением, проник мне в голову. Стало очень больно, мозги закипали и плавились от желания выключить непонятный звук.

Я упала на колени, обхватив руками голову. Очередное усилие над собой. Женя, слушай море. Женя, слушай море… С трудом я заставила себя услышать шум волн, сконцентрироваться на воде. Сразу стало легче. Еще немного, и пискошипение снизилось ровно настолько, чтобы его можно было терпеть. Время будто замедлилось, и сквозь эти звуки я услышала голос Лайн Шаха, его губы не шевелились, но слова шли изнутри:

– Ты должна забыть о девочке Эльзе. Ребенка не существует. Подвала не существует. Забыть об Эльзе. Забыть о подвале. Забыть.

– Заткнись! – сквозь зубы вылетело жесткое ругательство. Он меня разозлил. – Не дождешься!

Надо было видеть лицо Лайн Шаха! Теперь удивился он. Шум в моей голове стих. Шахриварец раззявил рот от восхищения:

– Интересно…

Я решила не церемониться с ним:

– Что тебе интересно, лягуд?

– Будь вежливей, девочка. Ты должна понимать – я защищаю свою семью.

– Я многого не просила у Алейны.

– Шантаж всегда начинается с малого.

– Прекрати! Меня кинули сюда незаслуженно. Я ничего не сделала, чтобы меня так просто выключили из привычного мира.

– Это не нам решать, – невинно пожал плечами лягуд. Его хвосты мирно легли на плечи, успокаиваясь.

– Странные вы. Нарушаете законы и остаетесь им верны. Какие-то двойные стандарты.

– Мы лишь надеемся на милость.

– А если вы не дождетесь милости? Что тогда?

– Мы не думали об этом.

Шахриварец стоял спокойный. Он смирился с тем, что бессилен передо мной.

– Что это было, Лайн Шах?

– Что именно?

– Шум, писк, которые превратились в слова?

– Твоя устойчивость к шахриварскому внушению, всего лишь.

– Ты меня гипнотизировал?

– Я должен защитить семью всеми силами.

– Ну вас… – обиделась я. – Сказала же, что не собираюсь ничего никому рассказывать.

Голова налилась непривычной тяжестью. Что-то я устала. Сильно…

– Хочу спать.

– Извини, Евгения. Надеюсь, ты нас поймешь.

– Извиню, если дадите мне связаться с близкими…

Я встала с колен и пошла по дорожке. Лайн Шах наблюдал за мной. Его взгляд прожигал спину. Ноги еле поднимала, чтобы взойти на очередную ступеньку. Шаг. И еще один. Я практически доползла до своей комнаты, упала на постель и отключилась.


Альферац. Резиденция Императора

Каус Фациес стоял около раскрытого окна. Внизу, у основания имперской резиденции проплывали рыжие, иногда красные, реже бежевые тучи. Нагретые за счет раскаленного ядра планеты соединения серы с фосфором и углерод поднялись вверх, выгнав синие и белые метано-аммиачные потоки вниз. Пройдет время, годы, пока атмосферные течения вновь не изменят направление и не преобразят цвет неба. Красный поднимал уровень агрессии в измерениях, подводя миры к катастрофам, войнам и неожиданным проблемам.

Фомальгаутцы в очередной раз за последние сто лет принесли дурные вести. В этот раз с Солнца. Появилась девчонка-аморф. Целостность Империи вновь под вопросом. Всему, что строилось и изучалось столько лет, грозит крах. Если не…

Тонкий шелест гарганжа показал – он больше не один. Сапфир повернул голову. В комнату вошла сестра – молодая женщина с прямым носом, четко очерченными губами. Черные волосы, зачесанные наверх и заколотые бриллиантовой заколкой, открывали высокий лоб и скулы. Бирюзового цвета гарганж платья в пол с аккуратным декольте переливался, меняя оттенки со светлого на более темные. Необычные свойства ткани придавали величественности облику молодой красавицы. Ее сапфировые глаза почернели от ярости. На лице бушевала буря эмоций.

– Каус! – Ее голос дрожал, практически срывался.

– Гемма… Решила поиграть в чувства?

– Чувства не самое плохое. Они показывают мне, что я еще живу.

– Все же успокойся. Ты зачем пришла?

– Аморф!

– Что аморф?

– Почему она еще жива?

– Не вижу смысла убивать человека за то, что у него нули на руке.

– Нули? У нее не только нули… Она может ввести наш мир в хаос!

– Или усилить Империю.

– Ты не будешь так рисковать!

– Я уже принял решение.

Голос Геммы изменился. Она подошла к брату, прикоснулась пальцами к золотистому аксельбанту на белом мундире и произнесла вкрадчивым голосом:

– Каус… Если ты не предпримешь меры – это сделаю я!

– Ты не посмеешь…

Император отвернулся. Красные облака влияли и на его расу, на сестру и даже на него. Ему стоило усилий, чтобы не сорваться и не наказать женщину за наглость. Он и сам не понимал, почему дал слабину в этот раз. Неужели ему стало настолько скучно существовать среди измерений, что он решил все разрушить? Как игрок, который выкинул из игры козырь, чтобы посмотреть, получится ли у него выиграть без него. Даже ценой полного уничтожения миров.

Он, Каус Фациес, убивал аморфов сразу, как только находил. Убивал без сожаления и с абсолютным равнодушием. Быстросмертные – пешки в шахматных играх Вселенной. Так он стремился сохранять мировое равновесие. Он даже объединил измерения для лучшего контроля. И вот девчонка… Наивная, с апломбом, она решила бросить вызов своей судьбе. Как смешно она убежала из зала церемоний. Люди обычно начинают радоваться внезапно привалившему счастью. А эта – испугалась. Чем вызвала его любопытство как безмозглая особь, показавшая зачатки разума. Интересно, какая она?

И впервые за два тысячелетия изменил своему решению.


Земля. Измерение Солнца

Мы сидели с Эмилем голые на кровати. Он обнимал сзади, окольцовывая крепкими, стальными объятиями, и целовал, превращая меня в горящее от страсти пламя. Пламя любовного огня.

Нежные прикосновения теплых губ вызывали трепет, усиливая негу от единения с любимым, родным человеком. Небольшое движение-просьба, и вот я лежу животом вниз и таю от нежных, настойчивых ласк, спускающихся по спине.

Легкие, мягкие надавливания круговыми движениями расслабляют меня. Он массажирует, задерживается на поясничных ямочках, вызывая внутри нетерпеливую дрожь.

Переворачиваюсь на спину и запускаю руки в его волосы, удивляясь тому, как сильно они отросли. Короткая стрижка превратилась в густую шевелюру. Любимый продолжает меня целовать. Страстно и нежно. Низ живота, внутренняя поверхность бедер уже горят от его губ, желание усиливается. Оно становится настолько сильным, что хочется выгнуться дугой и стонать в просьбе продолжить ласки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23