Эль Бланк.

Атрион. Влюблён и опасен



скачать книгу бесплатно

Проглотила скопившуюся во рту слюну, которой становится все больше, ведь к тонкому аромату ванили присоединяются апельсиново-коричные нотки, а я их просто обожаю! И перед глазами уже не атрион сидит, а пирожное, аппетитное такое, с кремово-фруктовой начинкой. Зеленое, правда, но это глазурь, наверное. А комбинезончик-упаковку с него содрать можно…

– Таис? – врезался в сознание обеспокоенный голос. – Ты в порядке?

Что?! Обнаружив, что подалась ему навстречу и уже даже с кресла поднялась, я отшатнулась и упала обратно. Ой-ой, как-то ненормально все это! Я ведь завтракала, а прошло с этого момента всего ничего – шесть часов. К тому же в школе нас тренировали не обращать внимания на ощущение голода. Да и склонности к галлюцинациям за собой я как-то не припомню. Что-то не то происходит!

Я с усилием растерла виски, заставляя мозг прийти в адекватное состояние.

– Ис-Лаш, вы не могли бы выйти на несколько минут? – попросила, стараясь не потерять с таким трудом обретенную концентрацию, которая то и дело пыталась от меня сбежать.

Едва атрион исчез за стеной, я бросилась к контейнеру, чтобы добыть из него аптечку. Универсальный антидот в руку, блокиратор рецепторов на слизистые, фильтры в нос.

Я опустилась в кресло и закрыла глаза, дожидаясь, когда принятые меры подействуют.

Вот они – прелести первого контакта с незнакомой цивилизацией. Впрочем, кто же мог предположить, что местные запахи вызовут у меня такие побочные эффекты. Теперь придется постоянно защиту носить и выяснять, что с этими ароматами не так, – в связи с чем интенсивность меняется, откуда новые оттенки берутся, почему мозг на них так специфически реагирует. Хм…

А ведь, похоже, это не местные запахи вообще, а личный запах самого атриона. То есть организм инопланетянина такие сложные феромоны выделяет. Это же в его присутствии я их в первый раз почувствовала на нашей станции, потом концентрация увеличилась оттого, что он рядом шел, а изменение восприятия реальности начало происходить, когда Ис-Лаш в каюте оказался и мы беседовать стали.

Сомневаюсь, что атрион специально меня провоцировал, больше похоже на то, что у его организма развитая химическая коммуникация и он таким странным способом свои эмоции выражает, раз мимики практически нет. Например, сладковатый – это заинтересованность, а цитрусовый… мм… допустим, удивление. А что? Логично же. Он ведь именно это должен был ощущать в те моменты, когда со мной общался. Любопытно, чем пахнет его раздражение? Или радость. Или разочарование.

Жаль, что для выяснения придется не только Ис-Лаша на нужную эмоцию провоцировать, но и фильтры вынимать, иначе не проверить мою догадку и не почувствовать разницу – разумность восприятия я больше терять не хочу.

Ну да ладно, разработаю план и как-нибудь решусь на эксперимент, не предусмотренный моим профессиональным функционалом, зато поддерживаемый просьбой отца узнать об атрионах побольше. По-хорошему тут, конечно, не кустарные методы нужны, а стандартные лабораторные, но ведь не согласится ВерДер на полноценное исследование.

– Мне можно зайти? – деликатно поинтересовался переливчатый голос.

На этот раз проем образовался практически бесшумно.

А может, это я задумалась и не услышала.

– Да. – Я открыла глаза и сменила положение тела, усаживаясь ровнее.

Прислушалась к себе, с удовлетворением отмечая, что вот теперь у меня совершенно нормальное состояние. Привычно собранное, деловое. И вообще я могу не обедать, ужина будет вполне достаточно, а переедать вредно.

– Я правильно понимаю, что произошедшее с тобой не попадает в категорию «информирование контрагента о физиологических потребностях и особенностях организма»? И в этом нет «прямой или косвенной угрозы здоровью»? – уточнил Ис-Лаш, цитируя инструкцию и возвращаясь в кресло.

– Не попадает. – Я улыбнулась, поощряя его сообразительность. – Со мной все в порядке, мы можем продолжить. Мне хотелось бы знать, что именно вы видите целью моей работы, в каких условиях и с каким именно родом информации предстоит иметь дело. Ее первоисточники находятся на вашей планете?

– Нет, Таис, – опроверг мои догадки гайд. – Мы летим не на Атрион.

О как! То ли я чего-то не понимаю, то ли проблема какая-то у атрионов. Сложная.

Впрочем, афишировать свое удивление я не стала. Понятливо кивнула, сцепила руки в замок, укладывая ладони на подлокотники, и чуть заметно подалась корпусом вперед, демонстрируя предельное внимание.

– Я вас слушаю, – коротко известила, стимулируя его продолжить.

И вот все бы хорошо, да только желудок, сначала растревоженный непонятной аромаатакой, затем притихший в ожидании, а теперь сообразивший, что кормить его в ближайшее время не собираются, весьма возмущенно принялся доказывать, что он мозгу не товарищ. И даже не друг, а деловой партнер, которого самым бессовестным образом обманывают.

Ис-Лаш, уже открывший рот, дабы начать меня просвещать, прислушался к странному звуку. И одним вопросом снял с повестки дня необходимость выяснить, имеют ли атрионы сходное с нашим внутреннее строение. Имеют. Иначе бы он так легко это бурчание не идентифицировал.

– Ты хочешь есть?

– По всей видимости, да, – подтвердила я, поскольку не видела смысла отрицать очевидное. – А такая возможность имеется? Это можно делать в каюте?

– Мы принимаем пищу в столовой, но если ты желаешь здесь…

– Нет-нет, я просто уточняю. Столовая и меня вполне устроит, – поспешно перебила я, делая вид, что тактично уступаю правилам хозяев.

И порадовалась тому, что есть повод прогуляться по кораблю. К тому же множественное «мы» прозвучало перспективно – было бы неплохо познакомиться еще с кем-нибудь, кроме Ис-Лаша. А разговор о работе… его ведь всегда можно продолжить.

Столовая оказалась необычной. Несколько более яркой – красно-желтой с зелеными потеками на стенах. Довольно просторной – раз в десять больше моего новоприобретенного жилища. И очень сложной по дизайну – у меня ощущение создалось, будто я в складчатый лабиринт попала, разве что стены этого дизайнерского решения поднимались, доходя мне максимум до пояса, а вспучивания, вокруг которых они вились, казались несколько толще тех, что в каюте.

– Присаживайся, – широким жестом обвел помещение ВерДер.

Сразу везде? Мило.

Долго я не раздумывала. Опустилась на ближайшее поднятие, уже не удивляясь тому, как быстро оно подо мной трансформировалось в удобный диванчик. Ис-Лаш последовал моему примеру, видимо, решив составить мне компанию. А через секунду из отверстия во вздутии рядом с моей правой рукой на свет божий появился стандартный пищевой контейнер. В быту такими часто пользуются, если нет желания изобретать что-то индивидуальное.

– Мы решили не экспериментировать и не выяснять, насколько приемлема для тебя наша пища. Поэтому в то время, когда я общался с девушками, твои соотечественники грузили на корабль предусмотренный нашим соглашением запас еды, – пояснил гайд прежде, чем я ему соответствующий вопрос задала.

– И на какой срок? – невинно поинтересовалась я, запуская механизм, доводящий сублимат до съедобного состояния.

Отделила от контейнера пакет с напитком и присмотрелась к маркировке, решая, что именно из перечисленного на ней я желаю пить.

– По вашему летоисчислению на один год.

Я замерла, не завершив выбора. Год? Это мы лететь так долго будем или мне столько работать придется?

– Мы не знаем, как быстро тебе удастся разобраться с заданием, – добавил Ис-Лаш, прихватив со своей «раздачи» нечто, похожее на высокий прозрачный стакан, в котором плескалась ядовито-зеленая жидкость.

Значит, все же работать. Уже понятнее.

Полюбовавшись на то, как медленно и неторопливо атрион вливает в себя подозрительную субстанцию, я вернулась к обеду. Провела ногтем по маркеру кофе, встряхнула упаковку и вскрыла.

Белесый пар вырвался наружу, а я с досадой вспомнила о том, что у меня в носу фильтры. Черт! Я же запахов совсем не чувствую. Для меня теперь еда практически безвкусная будет. И даже на время убрать защиту нельзя – атрион рядом сидит.

Я расстроилась, а делать нечего. Отхлебнула горячий напиток, ощутив лишь легкую горчинку на языке, и сняла пленку с разбухшего до нужного объема блюда. Старательно вспоминая, как именно пахнет жареный батат с мясом, начала есть и вдруг заметила, как тревожно оглядывается Ис-Лаш. Даже стакан свой поставил, так и не допив.

– Что-то случилось? – На всякий случай жевать я перестала. Мало ли.

– Что происходит? – синхронно с моим задал вопрос голос за спиной. Мужской. Сильный. Властный. У ВерДера он куда более мягкий. – Откуда такое напряжение? Кто это у нас такой активный? У меня все, кто находится на мостике, взбудоражены.

Я даже оглянуться не успела, а говорящий уже появился передо мной, позволяя себя рассмотреть и убедиться в том, насколько атрионы бывают разными. И одинаковыми.

Второе – потому что кожа у них абсолютно идентичная. А вот первое… Эта особь несколько выше и крупнее. Волосы перламутрово-синие, как и радужки. Комбинезон сиреневый, с черными вставками. И поведение куда менее деликатное. Напористое.

Незнакомец присел напротив, склоняясь корпусом ко мне:

– В подобной реакции нет смысла. На моем корабле тебе ничего не угрожает…

– Ты ошибаешься, – перебил его Ис-Лаш. – Это не ее ощущения. Я же тебе говорил, что эмоции людей нельзя чувствовать – только видеть и слышать. Они выражают их движениями тела, голосом и лицом. Это называется мимика.

– Значит, ты ошибся. Иначе как объяснить происходящее? – Синие глаза посмотрели на меня испытующе. – Вот кто так фонит, при том что она явно находится в эпицентре?

– Не знаю. Разве что… – Взгляд Ис-Лаша, растерянно что-то отыскивающий, вернулся ко мне и впился в пакет с напитком.

– Это кофе. – Я поспешно поставила их в известность, бережно прижав к себе упаковку. А то ведь, не ровен час, отберут на опыты, и глобальное обезвоживание мне обеспечено. – И он не фонит, а пахнет.

– Что делает? – уточнил гайд. – Он живой? – Зрачки расширились, в точности как на станции, когда я ему в ноги упала. Видимо, сам атрион в шоке от подобного предположения.

– Пахнет, – послушно повторила я. Хоть и была уверена, что на вайли это слово имеет однозначную трактовку, но уже начала догадываться, что для атрионов его смысл остается непонятным. – Нет, не живой. Это просто горячая вода и растворенное в ней вкусо-ароматическое вещество.

– Которое когда-то было живым? – гнул свою линию ВерДер. – Вы его эмоции законсервировали?

– Ничего мы не консервировали. И вообще, кофе – искусственный, как и все остальное, – обиделась даже. – Это продукты пищевого органического синтеза. Химия.

Мои собеседники переглянулись, вот только их лица остались каменно-непроницаемыми. Впрочем, я и без этой наглядной демонстрации могла представить, какой букет ароматов недоумения и непонимания меня сейчас окружает. Виват, фильтры!

– Неживая органика, фонящая эмоциональностью, притом что живые особи, которые ее поедают, своих эмоций не имеют. Невероятно, – наконец подал голос синеволосый, а до меня дошло, что именно их так напрягает, – наличие признака жизни у неживого объекта.

Решив поставить себя на их место, представила, как батат, который я ем, принимается извиваться и возмущенно шипеть по поводу моего с ним обращения. Н-да… Я бы тоже в шоке оказалась. Хотя наверняка подумала бы, что кто-то пошутил, запихнув в еду датчики и прошив в сублимат интерактивную модель поведения.

– Имеют, Ош-Кар, – в очередной раз поправил своего собрата Ис-Лаш. – У людей тоже есть эмоции, просто проявляют они их иначе. Непривычным нам способом. Таис, прости, но я так и не понял, что означает «пахнуть»? – Он вновь переключился на меня.

Ого! Они сами буквально источают ароматы и этого не замечают? Вернее, замечают, но воспринимают в ином смысле? Другими словами, сразу трансформируя в эмоциональное восприятие? Дела-а-а…

– Это значит иметь запах. Запах – это отдельные молекулы, которые улетают в воздух с поверхности большинства веществ и предметов, – продумывая слова, пояснила я, чтобы не возникло разночтений.

– То есть «пахнуть» – это синоним «фонить эмоционально», – сделал вывод атрион, доказывая, что именно таким способом они сообщают друг другу, что чувствуют.

– Нет! – Я помотала головой, понимая, что это явно не одно и то же. – Ну как вам объяснить… – Растерянно закусила губу, осматриваясь. Взгляд упал на зеленую жидкость, и меня осенило. – То, что вы пьете… – Я указала на бокал. – Вы как-то это ощущаете? Описать можете?

К моему облегчению, Ис-Лаш сразу понял, о чем я говорю.

– Вкус? Да. Приятный, мягкий, солоновато-кислый.

– Вот! – торжествующе заявила я. – Запах – это такой же вкус, только воспринимаемый через нос. В этом случае, не пробуя на язык, можно предположить, какой это продукт.

– И ты можешь сказать, чем мой коктейль… пахнет? – Он немедленно протянул мне бокал, чем привел в ощутимое замешательство.

Вот как я с фильтрами нюхать буду?

Возникшую дилемму – признаться или смухлевать – я решила в пользу признания. Работать с атрионами мне долго, и скрывать наличие защиты будет сложно. А в открывшихся обстоятельствах еще и невыгодно. К тому же я ведь антидот ввела, значит, какое-то время запахи местных обитателей для меня должны быть безвредны.

Я сжала пальцами ноздри, выдула фильтры и поднесла емкость к лицу, принюхиваясь. Почему-то мне казалось, что я ничего не почувствую. С такой хеморецепцией атрионы наверняка стараются использовать вещества, не имеющие запаха. Однако, к своему удивлению, я прекрасно распознала тонкий аромат, напоминающий простоквашу, а еще что-то травяное, словно протертые огурцы, и морское.

– Молочная кислота, белок, хлорофилл, йод, – озвучила я замершим в ожидании собеседникам. – А для вас этот напиток не фонит? То есть от него эмоций вы не ощущаете?

– Нет, – спокойно забрал у меня бокал Ис-Лаш.

Следуя моему примеру, втянул носом воздух, видимо, пытаясь понять, как же я все это почувствовала, потом набрал жидкость в рот и, подержав там, проглотил. В итоге поставил бокал на «столик» и развел руками. А меня окатило ароматом распускающихся почек и березового сока.

– Ну и ну… – покачал головой синеволосый. – Мы, значит, носом эмоции ощущаем, а вы фактически дополнительный вкус. Погоди-ка… Получается, что вся твоя еда будет фонить? – Он на миг задумался, а затем поднялся на ноги с явным намерением уйти. – Я предупрежу команду, чтобы учитывали новые для нас эмоциональные раздражители. Приятно было познакомиться, Таис. Еще увидимся.

– Для тебя вокруг нас слишком сильные… запахи? – внимательно проследив за тем, как я возвращаю фильтры на место, поинтересовался Ис-Лаш.

Я кивнула. Догадливый. Впрочем, он ведь думает только о количественном аспекте, а не о качественном воздействии. Так что свои странные реакции я пока придержу в тайне. Одно дело – считать, что я излишне чувствительная, и совсем иное – знать, что на меня можно влиять.

В общем, доела я свой обед, в очередной раз сожалея о том, что я не биолог, и активно размышляя на тему «Изобретательность природы, создавшей столь разные формы населяющих Галактику разумных существ». Потому как очень уж необычно все! Получается, что для атрионов простые вещества «безэмоциональны» и только сложные органические молекулы они идентифицируют как проявление чувств.

А ведь такие соединения человек использует повсеместно. Не только в еде, но и в парфюмерии… Ой! Косметика! Какое счастье, что я не надушилась. Это ведь я искусственно «нацепила» бы на себя какую-то эмоцию, причем неясно, какую именно. Ис-Лаш был бы в ауте.

Между прочим, я не только ела и размышляла, но еще и по сторонам активно смотрела, ибо в столовой начали появляться новые субъекты. Почти сразу после исчезновения капитана мимо нас проскользнул высокий худенький атриончик-подросток с абсолютно белыми, жемчужными волосами.

Стрельнул глазами в мою сторону, деликатно отвел взгляд, поздоровался и поспешил в дальний угол, чтобы стать как можно незаметнее. Не прошло и минуты, как целая компания атрионов, облаченных в разноцветные комбинезоны и имеющих столь же разнообразные по цветовой раскраске шевелюры, расположилась метрах в десяти.

Сели кругом и принялись что-то обсуждать, потягивая из бокалов густую субстанцию. А среди них не только мужчины, но и женщины – у них волосы намного длиннее, черты лица более мягкие, да и очертания фигур сомнений не оставляют.

Такое ощущение, что стремление одного атриона отобедать тут же запустило цепную реакцию, и всем остальным сразу потребовалось устроить себе перекус. А может, так и есть? Наверняка питающийся фонит сытостью и удовольствием от приема пищи. Потому у них и столовая общая. Чтобы, так сказать, аппетит друг другу передавать.

– Если ты закончила, мы можем продолжить наш разговор. – Дождавшись, когда моя тарелка опустеет, Ис-Лаш деликатно напомнил о том, что я не в гостях, а на работе.

И повел меня не в мою каюту, а в совсем другую часть корабля. Уж что-что, а ориентироваться на местности и запоминать путь я умею!

– Это мой кабинет. – Открыв проем, атрион повел рукой, приглашая войти. – Здесь нам будет удобнее, чем у тебя, – тактично пояснил, словно пытаясь оправдаться.

А я разве спорю? Начальству видней. Особенно если оно желает что-либо рассказать, показать, донести… и вообще раскрыть то, что я давно жажду выяснить.

Кабинет оказался интересней, нежели каюта. Тут и складочек больше, пусть неясного пока назначения, и выпуклостей, готовых трансформироваться в посадочные места, и стол для работы у ВерДера любопытный такой, многоярусный. А на одной из стен, боковой от входа, красовалось огромное панорамное объемное изображение Галактики. Краси-и-ивое! Правда, не очень понятно, натуральное или смоделированное.

Я подошла ближе, присматриваясь к голограмме. И все же модель. Хорошего качества, глубокой проработки, но не фотография. Без труда я нашла место, где спряталась Солнечная система, хотя в таком мелком масштабе опознать именно Солнце не представлялось возможным.

Перевела взгляд в противоположную часть Галактики, отыскивая указанный в документах рукав Южного Креста. Эта звездная ветвь куда более разреженная, чем наша. И где-то здесь должен находиться Аш-Хори. Впрочем, мы ведь летим не на Атрион…

– На Атрион сейчас нельзя, – словно прочитал мои мысли Ис-Лаш. – Планета уже более шести лет подвергается регулярным нападениям. Первоначально это были очень редкие, отдельные рейды небольших скоростных кораблей. Они неожиданно появлялись, молниеносно опускались на поверхность, локально уничтожали дома и население, а потом столь же быстро исчезали. Со временем атаки стали регулярными и более масштабными. В настоящий момент частота появления вражеских кораблей вновь уменьшилась, но, как мне кажется, это временное явление. В любом случае сейчас мы вынуждены вести военные действия не только на планете, но и на орбите, уничтожая противника в космосе, чтобы себя защитить.

Дослушивала я его монолог, уже сидя в кресле.

– Успешно? – попыталась прояснить для себя положение вещей.

– Нет, – коротко ответил гайд. – Нападающие настроены решительно, переговоров с нами не ведут, захватить в плен никого не удается – они уничтожают свою же собственную технику и солдат, едва мы начинаем побеждать. И не отступают, несмотря на потери, – на смену погибшим приходят все новые и новые подразделения.

– Почему же вы у Конфедерации силовой поддержки не попросили?

Я никак не могла взять в толк, чем я одна в такой ситуации смогу помочь. Тут не разведчик нужен, а полноценный союзник.

– Есть несколько причин, Таис, – внешне спокойно среагировал атрион. – А именно три. Первая. Переговоры такого уровня требуют большого количества дипломатических шагов, а следовательно, времени. У нас его нет. Вторая… – Он замолчал, утопив руку по локоть в одну из складок над столом. А когда вытащил, в его пальцах оказался синий лист. – Читай.

Я осторожно приняла протянутый мне неизвестный информационный носитель. Тонкий, но плотный. Прозрачный, однако под определенным углом символы вайли хорошо видны, и можно прочитать текст документа с грифом, идеально соответствующим той папке, которую папа так предусмотрительно создал в виртуальном накопителе моего секретного задания.

Глава 2
Для служебного пользования

ДОГОВОР № А 110-28-01

от 15.02.2770 г. по земному летосчислению,

от 023.219079 по летосчислению Атриона

Солнечная система, Земля, г. Порингтон


Представительство планеты Атрион звездной системы Аш-Хори в лице Представителя звездной системы Аш-Хори гайда Ис-Лаша ВерДера, действующего на основании возложенных Представительством полномочий, именуемое в дальнейшем «Заказчик», с одной стороны, и Правительство Конфедерации Солнечной системы в лице Президента Конфедерации Солнечной системы Лисовского Р. Д., действующего на основании Устава Конфедерации, именуемое в дальнейшем «Исполнитель», с другой стороны, а вместе именуемые «стороны», заключили настоящий договор о нижеследующем.

1. Исполнитель предоставляет, а Заказчик принимает для использования в частных целях по прямому профессиональному назначению оперативного работника, в дальнейшем именуемого «сотрудник», имеющего квалификацию «разведдеятельность» и специализацию «агент», в соответствии с официальным запросом вх. № 789000-23282-a1 от 31.01.2770 г. по земному летоисчислению.

2. Заказчик предоставляет, а Исполнитель принимает в качестве гаранта исполнения заключенного между сторонами договора физическое лицо, имеющее цивилизационную принадлежность «атрион», в дальнейшем именуемое «гарант».

3. Стороны обязуются:

– обеспечивать гаранту/сотруднику комфортные условия существования на весь период действия договора;

– не допускать возникновения ситуаций, вследствие которых гаранту/сотруднику может быть причинен физический или психический вред;

– по истечении срока действия договора произвести возврат гаранта Заказчику, а сотрудника Исполнителю, если иное не будет предусмотрено дополнительным соглашением, составленным в письменном виде и подписанным обеими сторонами;

– передать другой стороне продукты питания и иные необходимые для поддержания жизнедеятельности сотрудника/гаранта материалы в объеме, позволяющем обеспечить их нормальное функционирование в течение двукратного срока действия договора.

4. Передача Исполнителю гаранта и ресурсов, необходимых для обеспечения его полноценного существования, производится одновременно с загрузкой продуктов питания и иных материалов, необходимых для поддержания жизнедеятельности сотрудника и выполнения работы, на транспортное средство Заказчика.

5. Договор вступает в силу с момента подписания и действует 1 земной год (6,8 орбитальных лет Атриона).

6. Срок действия договора может быть продлен путем заключения дополнительного соглашения, составленного в письменном виде и подписанного обеими сторонами.

7. Досрочное расторжение договора:

– по инициативе Исполнителя не предусмотрено;

– по инициативе Заказчика возможно только после возврата сотрудника Исполнителю и оформляется путем заключения дополнительного соглашения, составленного в письменном виде и заверенного обеими сторонами.

8. В случае досрочного расторжения договора возврат гаранта Заказчику Исполнителем не производится.

9. В случае смерти сотрудника либо утраты им по вине Заказчика частично или полностью работоспособности Исполнитель оставляет за собой право потребовать передачу под юрисдикцию правового закона Конфедерации непосредственного виновника произошедшего, а также лиц, в обязанности которых вменялись защита и обеспечение безопасности сотрудника.


От Исполнителя: Президент Конфедерации Солнечной системы Р. Д. Лисовский

От Заказчика: Представитель звездной системы Аш-Хори гайд Ис-Лаш ВерДер

Ох, как нехорошо-то! Я думала, что за мои услуги просто заплатили, а получается, что вместо меня на станции остался кто-то из атрионов. Фактически в заложниках. Теперь понятно, что имеет в виду Ис-Лаш. О какой взаимопомощи может идти речь, если нет самого главного – доверия?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное