Екатерина Риз.

Всё, что нужно ей



скачать книгу бесплатно

– Это называется взросление, милая, – говорил он мне и улыбался. – Появятся другие друзья, вот увидишь.

Он оказался, прав. Со временем появились подруги, жёны и девушки его партнёров по бизнесу. Мы иногда встречались в кафе, вместе ходили по магазинам, оказывались в одной компании, но особая близость возникала редко, это было скорее исключение из правил, правда, об этом я Серёже не рассказывала, не жаловалась, решив, что, во-первых, он вряд ли обрадуется моим стенаниям, а во-вторых, скорее всего не поймёт моей печали. Как и многие мужчины, он считал, что женская дружба – это совместный поход по магазинам и сплетни о знакомых. Для всего остального у женщины муж есть. Поэтому и расстраиваться не стоит.

– Я твой лучший друг, – смеясь, говорил Серёжка. Когда он улыбался, открыто и проникновенно, я не могла сдержать ответной улыбки, и на душе сразу становилось теплее.

Вторую годовщину свадьбы мы отпраздновали вдвоём, в Париже, решив, что шумный праздник может и подождать. Вернулись после недели французских каникул, я просто порхала по дому, а Серёжка смеялся надо мной. А на следующий день после возвращения подарил мне ключи от новой машины. Вишневого цвета кабриолет стоял во дворе, и я только рот открыла, глядя на машину.

– Боже, Серёж.

– Разве ты не этого хотела?

Я головой покачала, потом рассмеялась. А он меня обнял, поцеловал в щёку, а я заметила, что ребята из охраны деликатно отвели глаза, притворяясь, что все заняты и до нас им дела нет. Я вокруг автомобиля ходила, признаться, пребывая в лёгком шоке, такого подарка я от мужа не ждала и даже не намекала, но, как говорится, дарёному коню не смотрят, ни в зубы, ни под капот. Провела рукой по полированному боку, а муж уже торопил:

– Садись, садись. Хочу на тебя посмотреть.

Я спорить не стала, на водительское место села, даже поёрзала, пытаясь ощутить степень комфорта. Она была очень, я бы сказала, выдающаяся, и вот тут на сердце потеплело, и я уже уверенно положила руки на руль. Серёжка наклонился, облокотившись на дверь машина, глядел на меня сияющими глазами.

– Ну как тебе?

– У меня даже слов нет.

– Ни у кого не будет. Самая красивая женщина города на самой крутой тачке.

Я поневоле подрастеряла радость от подарка, правда, всего на пару секунд.

– Сколько ты за машину заплатил?

Серёжка дотронулся до моей щеки.

– Какая разница? Это мой подарок тебе.

Водила я, кстати, весьма неплохо. Даже учиться особо не пришлось, села и поехала. Не боялась, не сомневалась, иногда даже мужа своим хладнокровием на дороге удивляла. Когда я была за рулём, а он на пассажирском месте, он неизменно присматривался ко мне, и, видя, как я лихо обхожу другие автомобили, лишь ухмылялся. Даже сказал как-то, что мне надо привнести немного «дорожной» уверенности в другие сферы моей жизни.

В городе я появилась на следующий день, млея от мощи двигателя под капотом новенького автомобиля, от ветра в волосах, держала руль, а останавливаясь на светофорах, поглядывала по сторонам, замечая чужие взгляды, обращённые ко мне и моему автомобилю.

Посмотрела в зеркало заднего вида, увидела джип охраны, и, как только загорелся зелёный свет, повернула к ресторану «Антония», где мы собирались отмечать годовщину свадьбы. Торжество было назначено на эту пятницу, времени оставалось совсем немного, а вот проблем только прибавлялось, с каждым часом. Так, по крайней мере, мне казалось. Организатор торжества, по виду толковая женщина лет сорока, без конца мне звонила и спрашивала моего мнения по каждой мелочи. Это несколько раздражало. Поэтому я и решила сегодня лично посетить банкетный зал, осмотреться и выдать ещё ряд указаний, надеясь, что после сегодняшней нашей встречи, Елена Кирилловна оставит меня в покое, хотя бы на сутки. Прежде чем я успела вынуть из замка зажигания ключи, дверь уже открылась и мне подали руку, чтобы помочь выйти. Я послушно сделала всё, что от меня требовалось, даже улыбнулась охраннику, правда, мысленно, в который раз за последние несколько месяцев, подивилась, для чего Серёже понадобился весь этот цирк с охраной. Раньше я совершенно спокойно передвигалась по городу одна, а потом он вдруг обеспокоился моей безопасностью. Это он так говорил. Но я подозревала, что это очередной штрих в образ благосостояния нашей семьи, Серёжка любит такие штуки. Поначалу я напрягалась из-за постоянного присутствия за спиной охраны, но немного поспорив с мужем на эту тему, поняла, что исправить ничего не смогу, легче смириться и надеяться, что вскоре ему надоест эта затея, и он избавит меня от «компании». А чтобы чувствовать себя свободнее, посоветовала себе не думать о том, что за каждым моим шагом наблюдают, вероятно, готовые в любую минуту прикрыть меня грудью. Прикрывать меня ни от кого не приходилось, а вот пакеты с покупками ребята носили исправно, и это помогло мне смириться. Зачастую я отказывалась от водителя, ехала в город на своей машине, а они за мной следом. Кино, да и только. Порой чувствовала неловкость, когда люди удивленно косились на меня, а я шла, сопровождаемая маленькой армией. Я каждому из этих ребят едва макушкой до плеча доставала, и каждый раз, когда смятение на меня накатывало, я принималась гадать, от чего и от кого они меня защищают. Город наш хоть и областной центр, но даже не миллионник, и, признаться, я ни об одном громком преступлении в последние пять лет не слышала. Неужели Серёжка на самом деле опасается, что меня похитят посреди белого дня? Кто, интересно, осмелится?

– Анастасия Николаевна. – Мне навстречу вышел управляющий рестораном, и радушно заулыбался. Я улыбнулась в ответ, и руку ему первой протянула. – Ждём вас, ждём. Зал уже украсили, только цветы осталось привезти, но это в пятницу. Думаю, вечер получится замечательным.

– Очень надеюсь.

– Мы со своей стороны, сделаем всё необходимое.

– Спасибо.

Мы вошли в банкетный зал, я остановилась на пороге, оглядывая интерьер, затем обернулась на охранника.

– Лёша, я пробуду здесь около получаса. Вы с ребятами можете…

– Анастасия Николаевна, я здесь побуду.

Он был вежлив, но непреклонен. Я нахмурилась, ощутив лёгкое беспокойство, но быстро отвлеклась, когда подошла Елена Кирилловна, с улыбкой и толстенной папкой в руках. Я слушала организатора, с чем-то соглашалась, с чем-то нет, вникала в суть, но время от времени косилась на охранника, который так и стоял в дверях. Не знаю почему, но его ответ меня обеспокоил. Он не в первый раз отказывался отходить от меня на людях, но сегодня он мне показался настроенным особо серьёзно.

– Лёша. – Мы шли к выходу, охранник услужливо распахнул передо мной дверь, я сделала шаг на улицу и едва не натолкнулась на другого охранника, который вырос передо мной, как из-под земли. Вот тут я заволновалась всерьёз. Не из-за того, что они меня со всех сторон обступили, а из-за того, что становилось понятно – что-то происходит. И оказавшись в машине, подняла глаза на Алексея. – Лёша, скажите, что-то случилось?

Он закрыл дверь моего автомобиля, она мягко хлопнула, а охранник уставился на меня честными глазами.

– С чего вы взяли, Анастасия Николаевна?

– Вы меня ни на минуту не оставляете.

Он плечами пожал.

– Сергей Александрович приказал. – И улыбнулся мне. – Вы не волнуйтесь, всё в порядке.

– Как же, – пробормотала я, выезжая со стоянки. Остановилась перед тем, как выехать на дорогу, подумала и решила поднять крышу автомобиля. Вдруг неуютно стало. Я без конца косилась в зеркало заднего вида, на машину охраны, а беспокойство лишь нарастало. Зачем мне, вообще, охрана? И ведь у каждого из них под мышкой кобура.

Вечером я устроила мужу допрос. Серёжка в ответ на мои вопросы рассмеялся, притянул меня к себе и обнял. Я ткнулась носом в его плечо, замерла так, не собираясь обнимать мужа в ответ, стояла и ждала, когда он прекратит валять дурака и скажет мне правду. Серёжка не сразу, но понял, что верить я ему не спешу, и отпустил меня с тяжким вздохом.

– Стась, ну в самом деле.

– Зачем мне охрана? – посуровела я. – Что происходит?

– Ничего. – Он даже руками развел. – Охрана для порядка.

– Для какого порядка? – попробовала я возмутиться. А потом тише и значительнее добавила: – Серёжа, у них оружие.

– Так это охрана, – удивился он. – Что у них должно быть?

Я сурово прищурилась, глядя на него.

– Мне всё это не нравится. Мне не нравится, что за мной неотрывно следят, не нравится, что я постоянно чувствую их взгляды. Как долго это будет продолжаться?

Серёжка зубы сжал, я заметила, как на его скулах желваки заходили. Отвернулся, руки в бока упёр. Потом сказал:

– Потерпи.

– Что значит потерпи?! До чего мне терпеть? Раз ты говоришь, что ничего не происходит!

– Стася!.. – Он прикрикнул на меня, обернулся, взглядом обжёг, но поторопился взять себя в руки, и даже улыбнуться попробовал. – Я тебе обещаю, что это ненадолго.

Я отвернулась от него.

– Меня не это беспокоит, не сроки, а то, что происходит. И что ты от меня скрываешь.

– Да ничего я не скрываю. Просто перестраховываюсь. Глупо, конечно, но так мне спокойнее. Хочу быть уверен на двести процентов, что с тобой всё в порядке. – Подошёл, хотел поцеловать, но я увернулась. Серёжка покаянно опустил голову и усмехнулся. – Они так тебя злят?

– Не злят. Я боюсь того, из чего последовало их появление.

– Это бизнес, милая.

На это у меня никогда ответа не находилось, по крайней мере, достойного. Серёжа иногда говорил так, будто слово «бизнес» многое объясняло. Для меня, к примеру, абсолютно ничего. Мужчины вообще многое пытались объяснить своим стремлением заработать побольше, и я уже не раз замечала, как знакомые мне люди менялись под грузом ответственности и обеспеченности. Мама всегда говорила, что чем денег больше, тем больше хочется. Это было правдой. Порой люди переступали черту, не замечая того, и для некоторых это заканчивалось довольно плачевно. Не хотелось, чтобы моего мужа постигла та же участь.

– Новый контракт? – спросила я чуть погодя. Беспокойство не унималось, и мне необходимо было выяснить подробности. Нужно было знать, что Серёжка не ввязывается во что-то плохое и опасное.

– Нет. Хочу продать кое-что. Деньги большие, а большие деньги, как известно, привлекают всякую саранчу. Как только бумаги подпишем, всё закончится. Ты потерпишь? – Он подошёл ко мне, улыбнулся, а я вглядывалась в его глаза, отчего-то не спеша мужу верить. И не верить причины не было, вот я и мучилась сомнениями. В конце концов, благосклонно кивнула.

– Спасибо тебе большое, – серьёзно сказал Сергей, и сам же рассмеялся.

Пятница началась приятно. Впереди был день, полный хлопот, а пока мы нежились в постели, Серёжка даже на работу не спешил. Отмахнулся от звонившего телефона и вернулся ко мне. Я рассмеялась, когда он с головой нырнул под одеяло, откинулась на подушке и с ощущением счастья в душе, закрыла глаза. А когда Серёжка поднялся надо мной, притянула к себе и проговорила ему в губы:

– Люблю.

Он довольно улыбался, явно гордясь собой. Поцеловал и поинтересовался:

– Покажешь как сильно?

Если бы я знала, что это наше последнее спокойное утро, то, наверное, приложила бы куда больше усилий, чтобы убедить мужа в своей любви. Но тогда мне казалось, что старалась я вовсю, по крайней мере, Серёжка выглядел довольным. Мы потом долго лежали, обнявшись, он перебирал пальцами мои волосы, а я рассказывала ему о том, что нам вечером предстоит. Точнее, не рассказывала, а инструктировала. Серёжка вздыхал и томился, но не спорил, лишь пару раз позволил себе хмыкнуть, но замолк, как только я ему кулак под нос сунула. Он губами к нему прижался, но я не подобрела, с постели поднялась, позволила себе минутку покрасоваться, прежде чем накинула на голое тело халат, а когда муж ко мне руку протянул, желая вернуть меня в постель, покачала головой, отказываясь, и даже язык показала, поддразнивая.

Вечером мы принимали поздравления, счастливо улыбались и держались за руки. Я старалась от мужа надолго не отходить, не позволяя ему увлекаться рабочими разговорами с приятелями и партнёрами по бизнесу. Банкетный зал был переполнен людьми. Только в такие моменты по-настоящему понимаешь, скольким людям ты чем-то обязан. Родственные чувства, дружеские и приятельские отношения, бизнес и связи. Пару лет назад я обо всём этом понятия не имела. А сейчас вот заучено улыбаюсь, и не забываю высоко держать подбородок, чтобы все видели бриллиантовое колье на моей шее, ещё один подарок мужа, который он преподнёс мне три часа назад, перед отъездом из дома. Застал меня пред зеркалом, в вечернем платье, и надел мне его на шею. При этом взгляд был хитрым – то ли чувствовал за собой вину, то ли намекал на что-то. Тогда я вопросов задавать не стала, времени на них не было, решила оставить до завтра. А сейчас всё пыталась поймать своё отражение во всех зеркальных поверхностях. Платье необыкновенно мне шло, и этим вечером я собой любовалась, жалея, что мама и отчим отказались приехать на торжество. Вот посмотрели бы на меня. Они редко приезжали в город, а уж о том, чтобы посещать подобные мероприятия, и речи не шло, мне лишь однажды удалось уговорить их посетить ресторан, это было ровно год назад, на нашу первую с Серёжей годовщину, тогда отметили в узком семейном кругу, и то мама без конца охала и переживала по поводу того, что она не была в ресторане добрые пятнадцать лет, и вряд ли ещё раз придёт.

– Лучше уж вы к нам с Серёжей приезжайте, – говорила она мне. – Мы вас встретим, и стол накроем… – Снова беспокойно оглядела ресторанный зал. – А тут одно беспокойство. И дорого, наверное.

Мама никак не хотела верить в то, что мой муж человек более чем обеспеченный. Постоянно волновалась и советовала нам подумать о старости, и пока денег хватает, начать откладывать на «чёрный» день. «Чёрный» день, который когда-то может наступить, маму всегда пугал. А вот если бы она этим вечером оказалась здесь, увидела, как мой муж за руку здоровается с мэром, не думаю, что обрадовалась бы, скорее уж, окончательно потеряла покой. Может, к лучшему, что не видит?

Серёжка чуть сдавил мою руку, я придвинулась к нему, заглянула в глаза, и в душе всё запело. Пело ровно двадцать секунд, а потом меня от мужа Ольга оттащила. Извинилась, больше для порядка, послала Серёжке воздушный поцелуй, и отвела меня в сторонку. Я спорить не стала, подругу под руку подхватила и приняла от неё бокал с шампанским. А она без стеснения впилась взглядом в моё колье.

– Я просто в бешенстве, ты знаешь? – проговорила она, прищёлкнув языком.

– Почему это? – Я машинально коснулась рукой своего подарка. – Что не так?

– Он подарил тебе кабриолет, а сегодня ещё и колье? Никакой справедливости. – Ольга притворно надула губы, оглянулась на своего мужа и возмущённо выдохнула. Отпила шампанского. – Всё-таки два года брака и десять лет – вещи разные. Мой теперь без пинка ничего не делает. Слушай, может мне развестись?

Я на подругу посмотрела. Ольга была старше меня на семь лет, но выглядела отлично. В молодости она была моделью, правда, областного масштаба, очень красива, но после рождения второго ребёнка её, как я это называю, переклинило, и она кинулась к пластическим хирургам, бороться с приближающейся старостью. Борьба велась ни на жизнь, а на смерть, и Ольга в ней побеждала. Она была уверена, что это благодаря приложенным усилиям, а я считала, что исправлять, по сути, было нечего – Ольга красавица. И если разведётся, то без сомнения, с лёгкостью найдёт замену своему благоверному, но есть одно существенное «но»…

– У вас дети.

– Вот и я о том же. А кое-кто не ценит. – Она вновь кинула взгляд на своего мужа, поначалу изучающий, но он быстро потеплел, и Ольга улыбнулась. – Я ему ночью напомню.

Я взяла ее под руку.

– По-моему, всё хорошо. Как ты думаешь? Я так переживала из-за Филлиповых. Они ведь только развелись, и как скандалили…

Ольга ухмыльнулась.

– Кому ты рассказываешь? Я лично перехватила Зойкину руку, когда она собиралась в Филлипова подсвечник метнуть.

– Лишь бы здесь не метнула, – затосковала я. – Я два дня думала, кого из них пригласить, потом ещё три дня о том, как осмелиться пригласить обоих.

– Но пригласила же.

– Рассадила за столики в разных концах зала. Может, они не встретятся?

– Мечтай. У Зойки нюх, как у собаки, особенно на предателей. Она уже дважды зал по кругу обошла. – Ольга рассмеялась.

Я стукнула ее по руке.

– Хватит меня пугать. Мне только скандала не хватает.

– Стася.

Я оглянулась на голос мужа, кивнула ему.

– Сейчас подойду.

– Всё, хватился, – заворчала Ольга.

Позже мы с Ольгой снова встретились, на этот раз у бара, я присела на высокий табурет, вытянула гудящие от усталости ноги, а подруге криво улыбнулась. Ольга, в отличие от меня, выглядела вполне довольной тем, как протекает вечер, пила шампанское и мерцала глазами.

– Устала?

– Ещё как.

– К земле тебя не клонит? – усмехнулась она.

Я прикоснулась к колье, а Ольге язык показала.

– Не завидуй.

– Почему? Что плохого в зависти? Хочешь шампанского?

– Нет. Мне и без того жарко, а мне ещё как-то надо пережить череду тостов.

– Может, на выходные за город махнём? Предложи Сергею. В тишине и покое проведём пару дней.

– Хорошо бы, – вздохнула я. – Я бы с удовольствием уехала, подышала бы свежим воздухом. Так хочется поближе к сосновому бору. – Мы переглянулись и дуэтом проговорили: – Когда воздух режь и ешь. – Рассмеялись. Так всегда говорил Ольгин муж. Стоило ему выехать за пределы города, он открывал окно в машине, с шумом втягивал в себя воздух и выдавал эту фразу. Нас с Ольгой она всегда почему-то смешила, казалась жутко глупой. Со стула я соскользнула.

– Пойду, освежусь, – проговорила я негромко. – Не хочешь со мной?

Ольга головой качнула.

– Нет, я за своим наблюдаю. Он сегодня чересчур весел, а это не к добру. Глаз с него спускать нельзя, обязательно напьётся.

– Я недолго, – пообещала я. – Если Серёжа хватится, скажи, что я вернусь через пять минут.

– Иди, иди, не хватится он, он Гайдуляна на очередной кредит убалтывает.

Я глаза вытаращила.

– Откуда ты всё знаешь? Даже я этого не знаю.

Ольга многозначительно хмыкнула и глянула на меня снисходительно.

– Деточка, я тебе уже говорила, что десять лет и два года брака – вещи разные. Ты тоже научишься прислушиваться и приглядываться, когда муж перестанет поверять тебе каждый свой секрет.

Я улыбнулась, потом заторопилась к выходу из зала. Долго задерживаться на самом деле не планировала, не хотелось упустить ни одной детали вечера, всё должно пройти идеально, без малейшей шероховатости. Женский туалет очень кстати оказался пуст, я пару минут постояла, разглядывая своё отражение в зеркале и наслаждаясь прохладой и свежестью, которую давал кондиционер, потом открыла воду, намочила ладони и приложила их к щекам, очень осторожно, боясь смазать макияж. В коридоре послышались тяжёлые шаги, кто-то дошёл до двери туалета и остановился, вроде бы в нерешительности. Я невольно прислушалась, поторопилась выключить воду, оторвала салфетку и промокнула щёки. Выбросила использованную салфетку в урну и одновременно с этим открыла дверь, торопясь узнать в чём дело. За дверью оказался молодой человек, в тёмном строгом костюме, аккуратно подстриженный, но присутствовала в его облике некая простота, которая выдавала суть – он не гость, он наёмный работник. И будто подтверждая мои догадки, молодой человек вежливо и несколько равнодушно улыбнулся. Он молчал, и я насторожилась, немного.

– Вы за мной?

– Анастасия Николаевна, меня просто просили присмотреть.

– За мной? Кто просил?

– Ваш муж. Вы не торопитесь, я подожду.

Я вышла в коридор и дверь за собой прикрыла.

– Мне уже и по коридору опасно одной ходить?

Молодой человек растянул губы в безразличной улыбке, а сам приглядывался ко мне с непонятным любопытством. Взгляд его мне не понравился. Мы на секунду встретились глазами, и я вдруг ощутила холод в душе, как предчувствие. Отвернулась, подняла руку, чтобы поправить причёску, а на самом деле торопилась разорвать зрительный контакт.

– Сергей Александрович попросил, чтобы я проводил вас во двор.

– Во двор? – переспросила я. – Зачем?

– Я не должен говорить, это сюрприз. Сейчас все гости выйдут…

– Фейерверк будет? – догадалась я и улыбнулась. Серёжка в своём репертуаре.

– Вы должны это первой увидеть, – проговорил молодой человек со странной интонацией, будто это не муж, а он мне сюрприз устраивал. Шёл позади, отставал всего на шаг, мне всё время казалось, что он вот-вот на пятки мне наступит, я даже шаг ускорила, словно меня подгоняли. Мы дошли до задней двери никого не встретив, голоса гостей слышались совсем рядом, я даже оглянулась, поняла, что дверь в зал всего в нескольких метрах, но молодой человек неожиданно оказался прямо передо мной, теперь уже настойчиво подталкивая меня к выходу из здания. – Вас там ждут, – заверил он, протянул руку, едва не коснувшись меня, я поторопилась отодвинуться, дверь распахнул и повёл рукой, предлагая мне выйти.

Я повернулась, вышла на кособокое бетонное крыльцо и оглядела двор-колодец. Ни деревца, ни травки, только асфальт, мусорные баки в стороне да побитая иномарка, припаркованная в паре метров от крыльца. Я нахмурилась, не понимая, что за странное место Серёжка для фейерверка выбрал, да и не было никого. Сощурилась, вглядываясь в вечерние сумерки, подняла глаза к светящимся окнам на третьем этаже, собралась повернуться, чтобы строго поинтересоваться у молодого человека, что за дурацкие шутки, и не успела. Меня больно схватили за волосы, дёрнули вниз, отчего у меня подогнулись колени, а когда я открыла рот, чтобы взвыть от боли и неожиданности, его крепко зажали. Но не ладонью, а какой-то тряпкой. Она и нос мне закрыла, я сделала судорожный вдох, почувствовала резкий больничный запах, и вот тут меня словно по сердцу ножом полоснул ужас. Не страх, а именно ужас. Но было слишком поздно, перед глазами всё поплыло, я пыталась дышать, но от этого становилось лишь хуже. Вместо крика из горла вырвался беспомощный хрип, я осела на мужских руках, которые тут же меня подхватили, и прежде чем потерять сознание, услышала довольный и глумливый голос своего провожатого:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6