Екатерина Фролова.

Без слов



скачать книгу бесплатно

Глава первая

Первое, что Андрей увидел, это красные босоножки из лаковой кожи. Он обратил на них внимание потому, что две недели назад Нелли Пархоменко купила Кире такие же, только миниатюрного размера, для выпускного в детском саду.

Придётся наказать Нелли за то, что не смогла подобрать Кире эксклюзивную обувь, как просил Андрей. Он хотел обратить внимание секретарши на эту деталь, но она заговорила первой.

– Андрей Семёнович, – Нелли подошла к столику, за которым он сидел, и наклонилась к самому его уху, – Красильский со вчерашнего дня ушёл в запой. Теперь вам выступать.

– Когда он успел? – посетовал Андрей, моментально забыв о босоножках. – Я же только вчера… – он махнул рукой и резко поднялся.

– Я набросала речь, – быстро сказала Нелли, протянув начальнику лист формата А4. – А ведущую попросила объявить вас через десять минут.

Андрей не ответил. Молча взял лист бумаги и углубился в чтение. Нелли наспех переделала речь, написанную для Красильского. Обращение к работникам «МедикПром» было скучным и предсказуемым. Андрей свернул лист вчетверо, сложил в карман пиджака и решил говорить от себя.

А вообще Красильский молодец. Ушёл в запой за день до двадцатилетия компании, даже банкета не дождался. А, между прочим, это идиотское торжество было устроено для него и по его задумке. Ему, видите ли, понравилась идея праздника в духе пионерского утренника, потому что первый аппарат, с которым они вышли на рынок, носил имя «Пионер».

Организацией праздника занялся личный секретарь Красильского, впрочем, не обошлось без участия Нелли. По её словам, именно она отыскала то самое агентство, которое и взялось за это дело. Результатом Нелли была довольна. А вот Андрея выводил из себя маскарад с красными пилотками, неумело повязанными галстуками, старомодными песнями и пафосными речами.

Кстати, о речи. Андрей услышал свою фамилию и двинулся к сцене. Не спеша, уверенно и спокойно, как и положено главному руководителю, коим Андрей собирался стать в ближайшие годы.

И опять красные босоножки бросились ему в глаза. Они увеличивались и становились отчётливей по мере приближения Андрея к сцене. На первой ступеньке к босоножкам добавились бледные гладкие ноги, на второй – синяя юбка свободного кроя, на третьей – белая блузка и две каштановые косички по бокам от ярко-красного галстука. Косички показались знакомыми, и у Андрея отчего-то зачесалась левая рука. Дальше ступенек не было. Андрей вышел прямо на сцену и остановился возле пионерки.

Ланская… Оля.

Ведущая отступила от микрофона, предоставив Андрею возможность говорить. И он говорил. Долго, убедительно и по существу. По окончании его речи зал аплодировал. Когда Андрей спускался, Ольги рядом не было. Он хотел оглянуться и найти её, но не смог пересилить себя.

Андрей вернулся к столику, где его поджидала Нелли.

– Это было превосходно, – двусмысленно прошептала она ему на ухо.

– Кто нашёл эту… – он осекся, – эту шарашкину контору?

– Вы об агентстве? – удивилась Нелли. – Его нашла я.

Разве вам не нравится?

Ну вот, теперь придётся наказать Нелли не только за чёртовы босоножки, но и за неудачный выбор агентства, организовавшего эту фантасмагорию.

– Приведи ведущую, – строго приказал он.

– Хорошо, – мгновенно отозвалась Нелли. – Она в вашем кабинете.

– Что?! – опешил Андрей. – Какого дьявола?

– У них там сбой с музыкой, – быстро начала оправдываться Нелли, осознав, что поступила плохо и безнаказанной не останется, – она попросила компьютер с выходом в интернет, а только у вас свободный доступ…

– То есть ты пустила совершенно незнакомого человека в мой кабинет, предоставила компьютер и… ушла? – хрипло переспросил Андрей, выплёвывая каждое слово секретарше в лицо.

– Андрей Семёнович, – Нелли показалось, что он её сейчас ударит. – Простите, – она дёрнулась, чтобы вернуться в приёмную, но он грубо схватил её за руку.

– Я сам, – сурово сказал Андрей и оттолкнул Нелли от себя.

Пока он поднимался по лестнице, в голове его крутились мысли. Разные, по большей части мерзкие. Он хотел войти со словами: «вернулись за кружкой, Оленька?». Но это показалось ему мелочным и несерьёзным. Левая рука его непроизвольно наматывала несуществующую косу. Каштановую. Мягкую и скользкую. В какой-то момент Андрей почувствовал, что в его ладони действительно что-то лежит. Это был носовой платок. Андрей так увлёкся, что не заметил, как намотал его на руку. Он чертыхнулся, скомкал платок и засунул его поглубже в карман.

Решительно и быстро Андрей шагнул в приёмную, приблизился к столу Нелли и отчего-то замер. Он уже передумал насчёт скандального появления. Дверь в его кабинет была приоткрыта. Андрей чуть ли не на цыпочках подкрался к ней и осторожно заглянул внутрь. Ланская стояла возле стола спиной к двери. Она не стала садиться в кресло, просто развернула ноутбук к себе и наклонилась над столом. Было видно, что она торопится, что ей невыносимо пребывание в этом кабинете, что она не хочет прикасаться к вещам, находящимся здесь, и даже мысль о том, чтобы опуститься в кресло Андрея, ей неприятна.

USB-накопитель, торчащий из ноутбука, перестал мигать, и Андрей понял, что сейчас Ольга выключит компьютер, повернётся и увидит его.

Андрей не помнил, чтобы когда-либо действовал также решительно и чётко, как в следующие пять минут. Он всегда отличался собранностью и изрядной ловкостью, даже какой-то грациозностью действий, но в этот раз он превзошёл самого себя. Ланская не успела захлопнуть крышку ноутбука, как он накинулся на неё и правой рукой придавил к столу, отчего компьютер отлетел на добрые полметра и едва не спикировал на пол. Левой рукой Андрей задрал старомодную пионерскую юбку и запустил пальцы за край современного нижнего белья. Ланская забила ногами и отчаянно зарычала. Андрей сильнее вдавил её в стол. Она попыталась поймать руками его руку, исследующую её промежность, но он уже расстегнул ширинку, смочил слюной пальцы, провёл ими по окрепшему орудию пыток, от которого так настойчиво увиливала Ланская. Удержав прыгающий зад, Андрей грубо вошёл. Вожделение, подогретое злостью, жаждой мщения и банальной самоуверенностью, оборвалось так внезапно, что Андрей едва успел выйти из девушки, чтобы не излиться в неё. Он инстинктивно подался назад, опасаясь испачкать костюм, убрал руку со спины Ольги. Несколько капель упало ей на бедро. Андрей достал из кармана носовой платок, протянул его Ланской. Теперь она смотрела прямо на него. Бледная от ужаса и боли. Она приняла платок, вытерлась им, а затем скомкала и швырнула в Андрея.

На смену ужасу пришла ярость.

Пока Андрей думал, что сказать, потому как сказать что-то всё-таки было нужно, Оля схватила со стола подставку для письменных принадлежностей и запустила насильнику в голову. Андрей ловко увернулся. Благо опыт в таких делах у него уже имелся. Так и подмывало сказать: «а вы не блещете разнообразием, Оленька», но уже в следующую секунду в него полетел ноутбук. Андрей не только не стал уворачиваться, но даже попытался его поймать и поймал бы, если бы не следом отправленный в его голову факс. Тяжёлый и большой. Не будь он закреплён проводами, то, пожалуй, и достиг бы своей цели. Но на полпути к голове Андрея аппарат изменил траекторию и рухнул на пол.

Андрей не стал продолжать эту игру, быстро выскочил в приёмную и запер кабинет на ключ. Какое-то время Ольга яростно колотила в дверь, а Андрей обдумывал план дальнейших действий. Хорошо, что сотрудники гуляли на пионерской вечеринке, иначе на шум сбежался бы весь отдел. Нелли тоже побоится возвращаться в приёмную, зная, что там находится разъярённый начальник. Остаётся только решить, что делать с Олей. Не может же она вечно сидеть в кабинете! Нужно подождать, пока она выбьется из сил, а потом уже начинать переговоры. В конце концов, стоит предложить ей компенсацию за моральный ущерб. А что? Ну, случилось и случилось, а деньги лишними не бывают. Две минуты позора и несколько десятков, а может, и сотен тысяч в кошельке. Андрей пока не определился с суммой компенсации, но это был вопрос для дальнейшего обсуждения.

Ланская перестала бить по двери, и до Андрея донеслись звуки, напоминающие жалобный плач.

«Провокация, – подумал Андрей. – Надеется, что я открою, и она сбежит».

Рыдания усилились, превратились в истерику. Андрей выждал ещё пять минут и наконец открыл дверь.

Ланская сидела на корточках рядом с дверным проёмом, закрывая лицо руками. Косички растрепались, галстук съехал набок, а пилотка лежала возле ног, обутых в пресловутые лаковые босоножки. Андрей почти не помнил своего советского детства, но образ Ланской его отчего-то растрогал.

Андрей заставил её подняться и прижал к себе. Похоже, ей было всё равно, на чьём плече выплакаться. Даже если это плечо того, кто её расстроил. Руки Ольги по-прежнему закрывали лицо. Андрей попытался убрать их, но она не далась.

Тогда он ободряюще потрепал её по голове. Странное чувство вызывали в нём эти торчащие и разлохмаченные косички. Ульяна после рождения Киры отстригла волосы и больше никогда не отпускала. Нелли носила классическое каре, попеременно перекрашивая его в различные светлые оттенки. Косички были только у маленькой Киры и вот ещё у Ольги. Но с Кирой-то всё понятно, а вот с Ланской…

В какой-то момент Андрей поймал себя на мысли, что раскачивается из стороны в сторону, прижимая Ольгу, словно грудного ребёнка, не желающего засыпать.

«И долго мы так будем?» – с беспокойством подумал он.

Андрей подвёл её к столу, с которого Ольга сбросила все вещи, и усадил её сверху. Отстранился от Ланской и окинул её оценивающим взглядом. Она по-прежнему вздрагивала и всхлипывала, не убирая рук от лица.

«Стыдится», – предположил Андрей и сделал несколько шагов по кабинету.

По-хорошему надо было хотя бы извиниться, но язык у него не поворачивался. Андрею проще было предложить деньги, перевести всё в шутку или даже начать угрожать, но не извиниться.

Красные босоножки сбивали его с мысли. Они подрагивали в такт судорогам, сотрясающим тело Ольги, а он заворожённо смотрел на них. В какой-то момент он опустился перед девушкой на колени, обхватил её ноги руками и поцеловал каждую по очереди чуть выше ремешка на щиколотке. Поза Ланской не изменилась. Андрей начал целовать её голени, затем колени, переместив красные босоножки себе на плечи, потом его голова оказалась у Ольги под юбкой, и он осторожно покрыл поцелуями то место, которым несколько минут ранее так бесцеремонно овладел.

Голова в очередной раз отключилась, выпустив наружу первобытный инстинкт. Андрей крепче сжал ноги Ольги. Она теперь не прятала лицо в руках, но глаза её были закрыты. Андрей гладил и целовал её ноги, а в какой-то момент пальцы его руки пробрались за кружевную кромку и проникли в тёплое и влажное нутро.

«И чего же вы, Оленька, плачете, – не без злорадства подумал Андрей, – коли сами этого хотите?»

Ольга уже давно не плакала и даже не сопротивлялась. Её покорность распаляла Андрея. Продолжая перебирать пальцами внутри неё, свободной рукой он расстегнул брюки и, убедившись, что он готов в очередной раз взять эту крепость, с уверенностью победителя вошёл.

Теперь он действовал неторопливо и осмысленно. Ему уже было недостаточно просто насладиться этой женщиной, хотелось получить от неё подтверждение того, что он одержал над ней верх. А единственным доказательством могло служить только её собственное наслаждение, но рассчитывать на него в таких обстоятельствах было глупо.

Андрей положил руку на живот девушки. Теперь каждый его толчок отдавался в распластанной ладони.

«Разделяй и властвуй», – пронеслось в голове Андрея, и он наклонился к Ольге, чтобы поцеловать её.

Очередной толчок заставил её выгнуться и откинуть голову назад, и Андрею достались не её слегка приоткрытые губы, а белая шея, которую он нетерпеливо поцеловал.

Движения становились жёстче и быстрее. Андрей уткнулся носом в дивно пахнущую шампунем косу, жадно вдохнул и впился в неё зубами. Он трепал волосы Ольги, теряя остатки самообладания.

А потом всё оборвалось. Андрей отстранился от Ланской и окинул её затуманенным взором. Ольга открыла глаза и посмотрела ему прямо в лицо. Андрей достойно выдержал её взгляд. Ланская отвернулась первой.

Она встала, поправила юбку, перевязала галстук, подняла пилотку с пола, вытащила из треснувшего ноутбука накопитель с сохранённой информацией и как ни в чём не бывало покинула кабинет.

Андрей обошёл стол, опустился в кресло и задумчиво посмотрел в окно, соображая, что сказать Нелли, когда она увидит весь этот беспорядок.

Глава вторая

Маргарита Ланская руководила «МедикПром» более 7 лет. В тот злополучный год она привела за руку свою девятнадцатилетнюю дочь и посадила её в отделе рекламы на самую низкую должность с условной зарплатой. Ланская-старшая полагала, что человек только тогда может стать настоящим профессионалом, когда познает своё дело с самих азов, шаг за шагом, не перескакивая через ступени посредством блата или мзды. Да, Маргарита привела Олю за руку и усадила в кресло младшего менеджера по рекламе, но на этом её начальственная поддержка закончилась.

– А через два года, когда ты получишь диплом, – сказала она дочери, – у тебя будут стаж работы и бесценный опыт. Тогда и посмотрим.

Шефство над Ольгой взял старший менеджер Андрей. Невзирая на небольшую разницу в возрасте, он держался уверенно и требовал, чтобы подопечная называла его исключительно по имени-отчеству. Андрей метил на место начальника отдела, отличался напористостью и циничностью. Работать с ним было тяжело, но Оля старалась изо всех сил, ведь так решила её мать. Родство с директором фирмы не смягчало позиции Андрея в отношении Ольги, а может, и ужесточало.

В этом же году у Андрея родилась дочь, которую он назвал Кира. В обязанности Ольги не входило прислуживать Андрею, но она нередко выполняла поручения личного характера: покупала его дочери игрушки и одежду (обязательно европейского производства), заказывала цветы на день рождения его жены и дальше – по мелочам. За полгода работы Оля практически не получила навыков в сфере рекламы, зато научилась угадывать желания Андрея Семёновича и беспрекословно их выполнять.

Всё произошло в день его двадцатипятилетия, который Андрей собирался отмечать с большим размахом. Он поручил Оле снять ресторан, передал свои пожелания относительно меню и оформления зала. Ольга несколько дней суетилась и, казалось, всё было готово, но за час до мероприятия выяснилось, что заказанный тремя днями ранее элитный алкоголь не был доставлен. Взвинченная до предела Оля отправилась в первый подвернувшийся магазин и закупила выпивки, хоть как-то соответствовавшей событию.

Андрей, увидев на столах водку широко известной марки вместо дорогого коньяка, бесцеремонно взял Ольгу за локоток и отвёл в сторону для неприятного разговора.

– Что это такое? – зло спросил он, тыча ей бутылкой в лицо.

– Я не виновата, – начала было оправдываться Оля, но он не дал ей договорить.

– Ко мне придут серьёзные люди, а я им предложу это? – он открутил крышку. – Что это за ацетон? – Андрей подсунул горлышко к носу своей подопечной.

Оля стиснула зубы и принялась считать про себя. До десяти, как советуют психологи. Но уже на «тройке» её нервы сдали.

– Какого хрена? – закричала она и резко выдернула бутылку из его рук.

Не привыкший к её непокорности Андрей опешил, но только на секунду. В следующий момент его глаза злобно сузились, и он решительно схватил Олю за тугую косу, свисавшую тяжёлым грузом с плеча, и потянул к себе.

– Если ты ещё раз повысишь на меня голос, – зашипел он, медленно наматывая её волосы на руку, отчего лицо её, повёрнутое в сторону, с каждым мгновением приближалось к его губам, – то очень сильно об этом пожалеешь, – сказал он ей прямо в ухо.

Её лицо искривила гримаса боли. Чтобы дотянуться до него, ей пришлось встать на самые кончики пальцев.

Он отпустил её так же внезапно, как и схватил. Руки её были мокрые и пахли спиртом. Андрей повернулся к ней спиной и направился было в зал, но не успел сделать и шага, как на его затылок обрушилась тяжёлая бутылка. Осколки рассыпались по полу, рубашку залил алкоголь, а голову Андрея пронзила нестерпимая боль. Он устоял на ногах, хотя это далось ему с большим трудом.

– Засажу, – прорычал он. – Сука!..

Оля бросилась бежать. Ей было всё равно, что с Андреем, её не волновало наказание, которое обязательно последует за её выходкой. Он так достал за эти полгода, что Ольга просто не смогла сдержаться. Она бежала ещё долго, прежде чем до неё дошло, что за ней никто не гонится, а вот в заднем кармане её джинсов настойчиво вибрирует телефон.

– Оля, приезжай срочно домой! – завизжала трубка голосом соседки. – По-моему, у вас пожар. Я вызвала МЧС.

Оля мгновенно забыла о происшедшем и устремилась домой. Приехала раньше спасателей, впрочем, пожара ещё не было. Дымила кастрюля, на дне которой догорали остатки супа. А рядом… рядом лежала мама, не дошедшая двух шагов до плиты. Напряжённая работа и слабое здоровье сделали своё дело – в сорок семь лет сердце Маргариты Викторовны Ланской остановилось. Так просто и так неожиданно.

Смена власти на предприятии ускорила движение Андрея по карьерной лестнице. Через два месяца после смерти Ланской он возглавил отдел рекламы и набрал новую команду работников, таких, которые подчинялись бы ему беспрекословно и не выкидывали фортелей подобных тому, из-за которого он едва не заработал сотрясение мозга. Мстить Ольге он не стал, посчитав, что смерть матери наказала с лихвой, чтобы добивать её мелочным разбирательством. На работе Оля не появилась. Даже не пришла за трудовой книжкой, не говоря уже о личных вещах, от которых безжалостно избавилась новая сотрудница, занявшее место Ольги.

Через два года у Андрея появился сын Кирилл. Очередное повышение и прибавка к зарплате существенно улучшили положение семьи. С женой и детьми Андрей перебрался в новый дом, подарил супруге машину, отправил Киру в частный детский сад и начал задумываться о том, куда бы инвестировать деньги. А потом Андрей пересел в кресло заместителя директора фирмы, купил чёрный «Инфинити» и стал спать с секретаршей – в общем, превратился в успешного и довольного жизнью человека со всеми вытекающими. И всё бы ничего, если бы не двадцатилетие «МедикПром», ради которого пришлось прибегнуть к услугам агентства. По иронии судьбы и по содействию Нелли Пархоменко, секретарь гендиректора, которому было поручено организовать сие мероприятие, обратился в частную компанию «Ланская и Ко». А Ланской, как мы уже знаем, оказалась Ольга.

Глава третья

На столе Красильского стояла кружка, до краёв наполненная зелёным чаем. Напротив директора сидел Андрей. Он ждал, когда начальник заговорит. Красильский с отвращением потянул из кружки чай и сказал:

– Да, Андрюха, это я хватанул.

После недельного запоя Красильский по обыкновению пролежал под капельницами и как ни в чём не бывало вышел на работу. Следующий запой ожидался осенью, а пока директор пил зелёный чай и временно вёл здоровый образ жизни.

В кабинет вошёл секретарь, положил перед Красильским папку с бумагами и со словами «Иван Игнатьевич, эти надо срочно просмотреть» вернулся в приёмную.

– Пора девочку нанять, – ухмыльнулся Красильский. – Может, переманить твою Неллечку? – директор глумливо улыбнулся, а потом неожиданно закашлялся и принялся усердно хлебать чай.

– Такой праздник пропустили, Иван Игнатьевич, – посетовал Андрей, оставив без внимания замечание, касающееся Нелли. – Целое пионерское представление.

– Ну, ничего, – отозвался Красильский, – главное, что вам понравилось.

– Понравилось, – согласился Андрей, – под конец праздник особенно удался.

– Слышал-слышал, – расхохотался Красильский, а Андрей на мгновение напрягся. – Начальник отдела сбыта танцевал на столе с Сонькой Кирилюк, а бухгалтерша со сцены песни матом орала.

Андрей улыбнулся.

– Да, Иван Игнатьевич, всё так и было.

– Меня, Андрей, больше интересует, почему наши концентраторы до сих пор на складе стоят, – Красильский стал серьёзен. – Неустойку из своего кармана платить будешь?

«Это потому что ты, пьяная морда, договоры подписываешь, не читая», – подумал Андрей, а вслух сказал:

– Не волнуйтесь, Иван Игнатьевич, сегодня отправим.

– Ты понимаешь, Андрей, – начал Красильский, – из-за этих вот несостыковок мы теряем драгоценное время, а это значит… – и он углубился в двадцатиминутную демагогию.

Андрей кивал и поддакивал. И почему Красильский до сих пор не «слетел» со своего места? Хотя, надо признать, было у него отличное качество – он никогда не мешал работать другим. Красильский был добродушным человеком слегка за пятьдесят с тёплыми карими глазами и совершенно седой головой. Когда он шесть лет назад возглавил «МедикПром», пучки тёмно-русых волос ещё пробивались сквозь седые россыпи, и смотрелось это довольно странно. Теперь же, будучи абсолютно белым, он выглядел куда солидней.

Выйдя из кабинета директора, Андрей остановился у стола секретаря и с невозмутимым видом попросил дать адрес агентства, организовавшего пионерский праздник. Андрей мог узнать его у Нелли, но она бы не смогла не задать миллион встречных вопросов, а секретарю Красильского всё было до лампочки. Он молча вытащил из ежедневника визитную карточку с выведенным на ней курсивом «Ланская и Ко» и протянул её Андрею. Спрятав визитку в карман, Андрей пошёл к себе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное