Эдуард Майнингер.

Убить Ленина



скачать книгу бесплатно

– Почему ты спрашиваешь? Мой папа тоже курит дешёвые сигареты, – ответила девушка, и Виталик рассказал ей о реакции Жанны, сожительницы Кристины, на его табачные пристрастия.

– Ах, не обращай внимания. Я сразу подумала, что она просто высокомерная идиотка, – сказала Бельская и после того, как Виталик выбросил свой окурок, они снова вошли в здание главного корпуса университета. Народу в нём не убавилось, но на этот раз молодые люди решили больше не ждать, а стали протискиваться – каждый в одиночку – к своему стенду с расписанием.

– Хотя, подожди, – сказал вдруг Виталий Кристине. – Жди меня здесь у окна, а я один запишу расписание. Мы ведь в одной группе, разве ты забыла?

Кристина послушно отошла к окну, пока Виталик пробивался к стенду. Наконец через некоторое время он вынырнул из толпы студентов, сжимая в руке клочок бумаги с расписанием занятий на неделю.

– Вот и всё, – сияя сказал он, и они направились к выходу из здания.

На улице они снова встали у входа и Кристина, посмотрев на часы, лениво протянула:

– Всего полчетвёртого. Что мы будем делать дальше?

– Может, пойдём погуляем по набережной? – предложил Виталик.

– Неплохая идея, – ответила Кристина и, взяв своего молодого человека под руку, медленно пошла в направлении Финского залива подышать свежим морским воздухом.

Молодые люди прошатались до вечера, наблюдая волны прибоя и слушая крики чаек. Уставшие, но с приподнятым настроением они возвратились домой, в своё общежитие.

За окном уже стемнело, когда они сидели в комнате у Виталика и пили чай. Неожиданно в двери комнаты заскрежетал замок, и она отворилась – на пороге стоял Эрнст Лебедев с тяжёлой сумкой у ног.

Он дунул на свой кудрявый тёмный чуб и осмотрел сидевших в комнате.

– Привет честной компании, – поприветствовал он сидевших Кристину и Виталика и медленно вошёл со своей сумкой в комнату.

– А мы уже думали, что ты приедешь только завтра, к началу занятий, – прихлёбывая чай, сказала Кристина.

– Так я и собирался сделать, но потом передумал, – бросил через плечо Эрнст и вывалил содержимое своего багажа на кровать, на которой уже лежало свежее постельное бельё, заботливо приготовленное комендантшей.

– Сегодня мы смотрели списки групп и записали расписание занятий на неделю. Ты вместе с нами в одной группе, – сказал Виталик, глядя на разбирающего свои вещи Эрнста.

– Хоть на что-то вы пригодились, – шутливым голосом ответил Эрнст и понёс свои вещи в шкаф. После того, как он разложил свой остальной бумажный хлам в своей прикроватной тумбочке, Кристина пригласила его разделить с ними их скромный вечерний стол. Эрнст не заставил себя просить дважды и бодро налил себе чашку чая.

– Сразу хочу ввести одно правило нашего совместного проживания, – быстро сказал он.

– И какое именно? – спросил Виталий.

– В комнате не курить, только в коридоре – я не переношу прокуренный воздух, – сказал Эрнст, глядя на поверхность чая в своей кружке.

– Согласен, – ответил Виталик и осмотрел стены комнаты, выбеленные в белый цвет.

Тут инициативу снова перехватила Кристина и пристала с вопросами к Лебедеву, к неудовольствию Виталика:

– Как восприняли твои родители, что ты стал студентом Петербургского университета?

– Они не удивились, – ответил молодой человек, – а как у вас? – спросил он в ответ Бельскую.

– О, мой отец был настолько доволен, что пообещал мне подарить автомобиль, если я закончу университет, – воодушевлённо ответила Эрнсту Кристина.

– Действительно, серьёзная мотивация для учёбы, – с лёгкой иронией заметил Лебедев и посмотрел на Виталика, который уже справился со своим недовольством и теперь сидел и слушал их обоих.

Лебедев потянулся было к чайнику, чтобы налить себе ещё, но он был уже пуст.

Кристина, видя это, предложила заварить новый, но Лебедев отказался. После этого среди молодых людей воцарилось неловкое молчание и Виталик, посмотрев на часы, сказал Кристине:

– Крис, уже поздно, а завтра – наш первый учебный день, не пора ли нам всем в кровать?

– Да, я, пожалуй, действительно пойду, – произнесла девушка и встала из-за стола. – До завтра.

Дверь за Кристиной закрылась, и молодые люди остались вдвоём.

– Разбуди меня завтра, если я не услышу будильник, – бросил Эрнст и направился в коридор, по пути доставая пачку сигарет из кармана рубашки. Виталик только кивнул и тоже пошёл курить.

В коридоре они сидели оба на корточках, по разные стороны от двери, и Виталик попытался наладить дружественный диалог:

– Что куришь? – спросил он Эрнста и посмотрел в его сторону.

– «Кэмел», – коротко бросил Лебедев и выпустил струю дыма из своих лёгких, в ответ ничего не спросив.

– Да, тип-то не из лёгких, – подумал Виталий и оставил всякие попытки сближения. Молча докурив свою сигарету, он пошёл к урне в конце коридора и бросил туда окурок.

– Не забудь разбудить меня, если я просплю, – напомнил ему Лебедев, на что Виталик только кивнул в ответ. Он зашёл в комнату и направился стелить свою постель. А ещё через несколько минут улёгся и Лебедев. Завтра им предстоял напряжённый день – первое сентября.

Утро следующего дня выдалось хмурым, как и настроение Эрнста. Умывшись и одевшись, он один пошёл в столовую на первом этаже общежития, в то время как Виталий пошёл за Кристиной. Лебедев уже почти позавтракал, когда в столовой появились его друзья.

– Поздравляю вас с днём знаний, – хмуро сказал он молодой паре, когда те занимали место за его столом.

– Почему же так мрачно? – спросила весело Кристина.

– Мне ведь никто не обещал подарить машину, – язвительно ответил Эрнст.

Но испортить настроение Бельской было не так-то просто, и она пропустила реплику коллеги просто мимо ушей. Когда молодые люди покончили с завтраком, все трое двинулись в главный корпус на свою первую лекцию по предмету под странным названием «Введение в специальность».

– Как будто мы не знали, куда поступаем, – бурчал Эрнст по дороге к университету. По дороге, подобно им, шли толпы студентов, и наши герои просто растворились в этой пёстрой массе народа, спешащего на свои первые занятия…

Через несколько недель круговорот лекций, практик и семинаров настолько завертел наших главных героев, что времени на совместные посиделки и любовные переживания у них просто не оставалось. Кроме того, Эрнст Лебедев ещё взвалил на свои плечи дополнительную ношу – он устроился работать лаборантом при кафедре биофизики. Его охотно взяли на эту должность на полставки – Лебедев отличался светлой головой, что показывали его вступительные экзамены и показатели текущей успеваемости, и кроме того молодой человек остро, с его слов, нуждался в денежных средствах. Куратор его группы вошёл в положение Лебедева и порекомендовал его для работы на профилирующей кафедре факультета. Эрнст был более чем доволен. Теперь его карман пополнялся не только стипендией, но и половиной заработной платы лаборанта. Но помимо всего этого – и это было главным – только на кафедре, среди научных сотрудников университета, он мог приблизиться к воплощению своих замыслов, которые вынашивал долгие годы, но пока никому не говорил об этом, поскольку считал это преждевременным, да и вообще просто не был болтуном.

Вихрь учёбы и работы настолько закрутил нашего главного героя, что он и не заметил, как наступил сырой и холодный ноябрь. Деревья сбросили свой багрянец и со свинцового неба постоянно лили холодные дожди. На улицах стояла слякоть. Лебедев сидел в своей лаборатории перед клеткой с крысами и обдумывал, как ему справить свой день рождения, который был сегодня. Отрешённо он смотрел на возню грызунов в клетке. Самец постоянно вставал на задние лапки и требовал корм: он пытался протиснуть свою мордочку сквозь прутья решётки и постоянно пищал. Но Лебедев знал, что время кормления подопытных животных ещё не наступило. Он должен был сделать это перед своим уходом в восемь вечера, а пока он мучительно размышлял.

«Конечно, никаких ресторанов», – думал он, это было бы не по-студенчески. Да и самое главное – Эрнст знал, что когда он выпьет, он нуждается в хорошей компании для разговора по душам. Не то, чтобы он был похож в этом плане на завзятого пьяницу, совсем нет, просто после принятия спиртного из его души наконец-то вырывалось всё, что он долгое время носил в себе и обдумывал. Да, он отметит свой день рождения в скромной компании – решил он и поморщился – ему представился практичный до мозга костей Виталий, который вряд ли сумеет понять полёт его, Эрнста, мысли. С другой стороны, он порадовался – ведь можно будет пригласить и Кристину. Что ни говори, а она была довольно симпатичной девушкой. В последнее время Эрнст всё чаще думал о ней. «Надо будет как-нибудь пригласить её в кино», – подумал он и посмотрел на часы. Было без четверти восемь, пятнадцать минут до конца его рабочего дня.

Спокойно Лебедев встал со своего стула и направился к мешкам с зерном – обычным рационом его подопечных грызунов. Крысёнок по кличке Яшка – любимец Эрнста – уже проявлял нетерпение, стоя в клетке на задних лапках и смотря на действия лаборанта. Разумеется, Яшка получил своё пшено первым, к нему присоединились и остальные обитатели клетки, которых всего было четверо. Накормив крыс, Эрнст переоделся, сняв свой белый лабораторный халат и повесив его на специальную вешалку. Ровно в восемь он выключил свет в помещении лаборатории и закрыл дверь на ключ. Ему предстояло ещё зайти в магазин и купить выпивку, что он и решил сделать по пути домой. «Надо поторопиться, ведь магазины работают до половины девятого, иначе придётся всё покупать в киоске подороже», – думал он, двигаясь размеренным шагом.

Но в магазин он успел как раз перед закрытием и перед ним встала новая проблема – что купить. Полки ломились от изобилия иностранной продукции, но, к сожалению, всё было очень дорого. Эрнст хотел просто водки, но подумав, что с ними будет и Кристина, решил, что такой девушке простую горькую пить не пристало. В конце концов, он остановил свой выбор на текиле. «И крепкая, и сладкая», – подумал Лебедев и, взяв сока по пути к кассе, встал в очередь на расчёт. Когда Эрнст вошёл в свою комнату, он увидел, что Виталий спал на кровати одетым. Он включил свет и выставляя на стол свои покупки воодушевлённо произнёс:

– Вставайте, граф, вас ждут великие дела.

– О! – пробурчал Озеров, протирая глаза и глядя на бутылку текилы на столе. – По какому поводу?

– Мне сегодня исполнилось восемнадцать лет, – пояснил ему Эрнст. – А где Кристина?

– Наверное, ещё в библиотеке, она готовится к семинару по истории. Мы вместе там были, но я уже закончил свои дела, а она задержалась, – полностью проснувшись сказал Виталик.

– Позвони ей и зови её сюда, – сказал Эрнст и принялся накрывать на стол.

Виталик достал свой мобильник из кармана и набрал номер Кристины. В трубке послышались короткие гудки, затем звонкий девичий голос ответил «Да, я слушаю».

– Крис, это я. Эрнст приглашает тебя на свой день рождения, ему сегодня восемнадцать. Бросай всё и приходи.

– Да, я скоро, всё равно я уже закончила, – бодро ответила Бельская и прервала связь.

– Она сейчас будет, – сказал Виталик Эрнсту, пряча мобильник снова в карман. Тем временем Лебедев расставил на столе три стопки и три стакана для сока, он взял томатный.

– Чего-то не хватает, – задумчиво сказал он и повернулся к Озерову.

– Да ты действительно гений, – язвительно сообщил ему Виталик, – хорошей еды не хватает. Сейчас я сбегаю в буфет, он ещё открыт.

Виталик встал, надел свои туфли и быстро скрылся за дверями в коридоре. Пока все отсутствовали Эрнст решил покурить. Вытащив из кармана своего пальто пачку «Кэмела», он направился в коридор.

Сигарета уже почти догорела, когда в коридоре появилась Кристина, она несла букетик из трёх гвоздик и, увидев Эрнста, запела:

– С днём рождения, успехов, радости, веселья!

– Спасибо, – сказал тронутый Эрнст, – но ты никак не похожа на Аллегрову.

– Ошибаешься, я похожа на неё своим отличным настроением! – бойко ответила девушка и протянула ему букет гвоздик.

– Проходи, сейчас придёт Виталик, и мы начнём, – сказал Эрнст и затушил окурок.

Через пару минут пришёл Виталик и принёс с собой из буфета кулёк заварных пирожных, пол палки копчёной колбасы и немного хлеба.

Все трое уселись за стол, и Эрнст открыл бутылку с текилой. Через секунду она уже булькала в стаканчиках. Пока Эрнст разливал, Кристина порезала колбаски с хлебом и вывалила пирожные из кулька на большую тарелку в центре стола. Эрнст взял свой стаканчик и произнёс:

– Сегодня мне восемнадцать – начало зрелой жизни. Я совсем не знаю, какой она будет, пустой или, наоборот, полной смысла, иллюзорной или ясной, как летний день. Я надеюсь на лучшее, и пусть судьба ведёт меня своей тропой, какой бы она ни была!

Все стукнулись стаканчиками и выпили залпом их содержимое. Кристина слегка поморщилась и тут же глотнула томатного сока. «Да, она не стала бы пить водку», – подумал Эрнст, глядя на неё.

После второй стопки спиртного наши друзья навалились на колбасу – молодые здоровые желудки требовали мяса. Аппетит только усилился от принятого спиртного. Лицо Кристины раскраснелось, и она увлечённо жевала кусочки сервелата. Молодые люди тем временем отправились в коридор покурить. Эрнст решил угостить Виталика своими сигаретами. Озеров был благодарен и с удовольствием затянулся дорогим «Кэмелом». «Да это не „Прима“, конечно» – вертелась в его захмелевшей голове примитивная мысль. Он не знал, что сказать Эрнсту, он наслаждался.

Все трое снова сидели за столом. Бутылка текилы была уже на половину пуста и молодые люди были в настроении, соответствующем полупустой ёмкости.

– Я вижу у тебя на груди значок «Молодой гвардии», – сказал вдруг Эрнст.

– Ты носишь его просто так или являешься членом этой организации?

– Мы ещё в одиннадцатом классе вступили с Кристиной в «Гвардию». Мы, так сказать, гвардейцы со школы, – лениво ответил Виталий.

– Но ведь это всё равно, что было быть комсомольцем или пионером раньше, в советские времена! – горячо возразил Эрнст.

– А что, разве ты имеешь что-то против комсомола? – вступила вдруг в разговор Кристина.

– Это тоже самое, как спросить имеешь ли ты что-то против Гитлерюгенда, – мрачно сказал Эрнст.

– О да, ты парень несогласный, – протянул Виталий.

– Я не принадлежу к этим клоунам, – резко ответил Эрнст.

– Что же тебя тогда не устраивает?

– Всё! Абсолютно всё! Если бы не эти красные черти, мы жили бы сейчас в совсем другой стране!

– Если бы не они, то неизвестно сидели ли мы бы вообще за этим столом сейчас! – уже бодрее возразил Эрнсту Виталик.

– Я понимаю, ты имеешь в виду Великую отечественную войну, – всё больше возбуждаясь заговорил Эрнст. – А ты уверен, что она вообще бы произошла?

– Если бы не было революции?

– Именно!

– Не знаю, но с чего ты в этом так уверен?

– Я не уверен, но с большой долей вероятности ход событий был бы иным! Россия, пройдя нормальный путь капиталистического развития как все европейские страны и Америка, была бы сейчас таким же развитым и современным государством как страны Европы и США!

– А в чём мы коренным образом отличаемся от них сейчас? Ведь у нас в стране уже восемнадцать лет демократия! – возражал Виталик.

– Очень просто! Что мы можем делать сами и продавать на международном рынке, кроме нашего сырья? Ничего! Мы проиграли в технологической гонке! Мы отброшены на столетия назад! Всё, что мы можем, это строить церкви да плакаться в жилетку батюшке, – выпалил Эрнст.

– Но ведь и ты такой же, как все мы! – задумавшись сказал Виталик, – ведь ты гражданин этой страны.

– Если я это говорю, если я это осознал, то я уже другой и не такой как вы! – горячо сказал Эрнст.

Кристина посмотрела на его глаза в этот миг. Они просто сверкали каким-то сумасшедшим блеском. «Как он красив и юн в этот момент!» – подумала девушка и стала с интересом следить за дискуссией.

– Мы только можем продавать наши природные ресурсы, на иное мы не способны. Скажи мне, Виталик, почему ты пошёл в университет на биофизику? Хочешь стать учителем в своей первомайской школе и штамповать дальше поколения ни на что не способных дебилов? Или у тебя есть высокие цели? Сомневаюсь! Дом в деревне, жена, двое детей, своя корова – это твоя мечта? Я прав? – говорил Эрнст.

Тут Кристина посмотрела на Виталика, который сидел весь красный. Она знала – он злился. Пора было вмешиваться.

– Коллеги, давайте не будем переходить на личности – так и до драки недалеко, – мягко сказала она и решила перевести разговор в другое русло.

– Почему бы вам не пригласить меня в кино? Уже идёт «Обитаемый остров», – игриво спросила она и посмотрела то на одного, то на другого.

– «Обитаемый остров» вокруг нас! Вы только всмотритесь внимательнее в эту реальность! – не успокаивался Эрнст. – Те же телебашни, промывающие нам мозги по телевидению с утра до вечера своей пропагандой, этой бесконечной глупостью о нашей особости и гениальности, о нашем собственном пути!

– Коли ты такой умный, что видишь и знаешь все наши проблемы, – возьми реши их! Сделай нас наконец-то счастливыми! – зло сказал Виталик, ему вконец надоел этот гениальный именинник, который всё знает и понимает.

Тут Эрнст разом обмяк и успокоился, «ещё не время», – подумал он и ничего более не сказал. В комнате воцарилось неловкое молчание. Кристина посмотрела на часы и оглядела двух раскрасневшихся в пылу спора молодых людей.

– Уже полдвенадцатого, у нас завтра семинар по истории, – сказала она, вставая со стула. – Я пойду, пожалуй, спать, и вам советую, – и вышла из комнаты.

Виталик всё ещё дулся на Эрнста и обиженно молчал. Лебедев, видя это, разлил остатки текилы по стаканчикам и предложил выпить за то, чтобы конфликты между ними решались только словами и не переходили в гражданские войны. Молодые люди засиделись далеко за полночь, прежде чем свет в окне их комнаты погас и наступила долгожданная тишина во всём общежитии. Завтра предстоял новый учебный день и здание общежития погрузилось в ночную тьму. Лишь на первом этаже ещё сиротливо горела настольная лампа в кабинете коменданта…

На следующий день наши друзья сидели на семинаре по истории. Кристина с Виталиком сидели сзади, Эрнст – на передней парте. Кристина вспоминала вчерашний день рождения Лебедева и спор молодых людей о роли революции в истории страны. Тема сегодняшнего семинара касалась как раз этого. Преподаватель стоял у доски и распинался о прогрессивном воздействии Октябрьской революции на экономическое развитие России в двадцатом веке.

«Странно», – подумала Кристина, – «почему Эрнст не встанет и не выскажет свою точку зрения, которую он так горячо отстаивал вчера?» Она покосилась на него. Лебедев сидел с отрешённым взглядом и смотрел на стену впереди себя. Она залюбовалась его утончённым профилем, его крутым лбом, на который падала чёлка непокорных волнистых волос тёмного цвета. Он был бледен, не такой красный, как вчера в пылу спора. Она стала вспоминать его вчерашние блестящие глаза, в которых скрывалась некоторая сумасшедшинка – характерный признак большого таланта. Что она знала о нём до сих пор? Практически ничего. Между тем, как ей казалось, он что-то скрывал в себе и вынашивал. И уж конечно он заинтересовался именно биофизикой не по той простой причине, что её скучный Виталик, для которого место учителя в первомайской школе было пределом мечтаний, как вчера верно угадал Эрнст, чем привёл Виталика в бешенство.

Она переключилась на размышления о своём друге. Да, Виталик был простоват и звёзд с неба отнюдь не хватал. Он средне учился в школе и имел реальные мечты, одна из которых – стать учителем – была ей давно известна. Откровенно говоря, Озеров был скучен и прост с его практичностью, дешёвыми сигаретами и жизнью, уже запланированной на сто лет вперёд, в которой ей, Кристине, отводилось определённое место жены и матери его будущих двух детей.

Сначала ей нравилось это. Он был надёжен и понятен – не то, что другие вертопрахи в его возрасте, которые только умели жрать водку, мучать гитары и приставать ко всем девушкам подряд. Но теперь она понимала, что это была лишь её скучная реальность провинциального городка, в котором не было сильных и ярких личностей, каким представлялся ей Эрнст Лебедев. Её кругозор восприятия людского разнообразия лишь только начинал пополняться.

«Надо будет познакомиться с ним поближе», – подумала она об Эрнсте Лебедеве, как внезапно прозвенел звонок, который вырвал её из собственных размышлений и вернул в мир реальности.

Семинар по истории был последней парой на сегодняшний день, и Эрнст решил после обеда в студенческой столовой прямиком направиться на кафедру, в лабораторию. Теперь он не только кормил и чистил клетки за подопытными крысами, но и вёл наблюдения, занося результаты в лабораторный журнал. Руководитель лаборатории видя, что молодой человек очень серьёзно относится к своим обязанностям, доверил ему это. Эрнст очень гордился оказанным ему доверием и стал относиться к своей работе ещё ответственней. Быстро пообедав, он направился на своё рабочее место.

Переодевшись в свой белый халат и выслушав от коллеги важное касательно его подопечных грызунов, Эрнст остался в помещении один. Рабочий день сотрудника лаборатории, который сдал ему вечернюю смену, закончился и он покинул помещение. Лебедев просмотрел журнал наблюдений и отметил, что аппетит крысёнка Яшки, его любимца, повысился. Теперь все четверо грызунов были в разных клетках, чтобы были видны различия в поведении, питании, самочувствии каждого из них. Цель сотрудников лаборатории была следующей: выяснить результаты воздействия сильного магнитного поля на поведение и самочувствие зверьков индивидуально, в зависимости от их пола и возраста.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6