Эдуард Катлас.

Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Погоди, а может, мы сначала просто выпустим в шамана стрелу?

– Да, что-то я перемудрил. – Виктор сконфуженно поерзал. – Тогда мой план будет запасным. После того шамана я что-то совсем не надеюсь на стрелы.

Из-за дерева вышел Фантом и прицелился. До шамана было больше ста шагов, и предстояло сделать непростой выстрел. Даниэль почувствовал опасность за мгновение до того, как готов был спустить тетиву. Мгновенно крутанувшись, он укрылся за деревом и, почти не останавливаясь, выскользнул с другой его стороны. После этого он выпустил стрелу в изначальную цель, игнорируя вражеского лучника, чья стрела только что просвистела рядом с его щекой.

Сагран выпустил несколько стрел подряд в сторону дерева, на котором прятался зоркий лучник противника. С дерева, с треском ломая ветки, повалилось тело орка. Вдалеке шаман, пронзенный стрелой в грудь, закончил пляску и начал заваливаться на костер.

– Брентон! Гедон! Держитесь прямо за мной по бокам. Я прикрою нас ветром. – И маг ринулся вперед, прямо в гущу орков.

Вокруг троицы засвистел ветер, отклоняя движение направленных на них стрел. Этот маневр был опасным, но эффективным. За мгновение Сагран, Фантом и рейнджеры Риттона определили скрытые позиции вражеских лучников и начали останавливать их одного за другим.

Гедон разомкнул мечи, защищая мага. Брентон перерубил ноги двоим оркам, действуя почти под ногами у мечника. Виктор выкрикнул заклинание и направил острие меча на ближайшего к нему противника. В воздухе вспыхнула короткая молния, заставив орка судорожно трястись даже после того, как он уже умер.

– Вспышка! – крикнул маг. На этот раз зажмурились даже рейнджеры Риттона.

Лашан встретился со своим противником справа от тракта. Он прошел уже пятьдесят шагов, оставив позади дюжину трупов орков, обошел скальный выступ и увидел высокого, почти с него ростом, орка, закованного в легкие латы. По всей видимости, это был вождь клана, который охранял колдующего шамана.

Ятаган орк держал опущенным, так что его острие практически касалось земли. Вместо щита в левой руке он зажал короткий кривой кинжал. На локтях и коленях вождя красовались короткие, на два пальца, шипы – внешне непритязательные, но на самом деле представлявшие собой страшное оружие ближнего боя. Ожерелье из клыков пораженных им врагов, надетое поверх доспехов, состояло из трех нитей, каждая из которых была заполнена.

Орк поднял ятаган, сделал шаг вперед и, замерев в стойке вызова, посмотрел на мечника. Взгляд орка обдал Лашана холодом, но одновременно он показывал, что перед мечником стоит боец, обладающий мудростью боя, закаленный в сотнях смертельных схваток.

Лашан принял вызов, также сделав шаг и встав в стойку готовности: рука, держащая меч, немного вытянута вперед, острие меча немного приподнято, вторая рука откинута назад, зажатый в ней прямой клинок длиной с локоть направлен острием в землю.

Несколько орков, только что бежавших к Лашану, сразу потеряли к нему интерес и переключились на другие цели. То ли они не сомневались в успехе своего лидера, то ли таковы были традиционные правила орков – не вмешиваться в поединок своего сильнейшего воина. Так или иначе, Лашан и вождь клана были теперь один на один.

Восемь шагов, разделявшие их до сих пор, исчезли в одно мгновение. Ятаган этого орка был огромен, просто великан по сравнению с оружием его собратьев. Первый же удар врага оказался столь мощным, что заставил мечника встряхнуть руку, держащую меч, чтобы избавится от онемения. Хотя и орку пришлось сделать то же самое. Их обоюдные движения не укрылись от внимания каждого из противников. Орк слегка кивнул, и после этого меч и ятаган начали мелькать в воздухе с невообразимой для такого оружия скоростью.

Лашан проводил удары и оборонялся в классическом стиле, ни на шаг не отступая от канонов, стараясь вкладывать в меч столько силы и скорости, сколько нужно, чтобы только сдерживать натиск орка. Впрочем, и орк делал то же самое. Для них это была еще разминка, нежели настоящий бой. Но с каждым ударом темп схватки увеличивался, каждый из них включал в узор боя все новые и новые приемы, которые они собирали всю жизнь.

Лашан провел косой удар сверху вниз, развернул кисть и повторил удар, но в обратном направлении. Орк сумел защититься и от первого удара, и от второго, после чего резко контратаковал. Отбив ятаган, мечник немедленно провел колющий удар мечом, но орк отступил в сторону. Лашан не надеялся пробить броню врага простым колющим ударом. Но он хотел провести сложную связку, начинающуюся с этого удара. Связка погибла в зародыше.

Орк сделал слишком сильный замах, которым так и хотелось воспользоваться, чтобы закончить поединок. Но, не втянувшись в ловушку, Лашан сделал шаг вперед и встречным ударом остановил ятаган почти у его основания. После чего резко отступил, ожидая подвоха. Подвох действительно был: орк воспользовался инерцией сшибки ятагана с мечом и за счет нее развернулся и провел горизонтальный удар на линии груди. Ятаган, двигающийся с огромной силой и скоростью за счет энергии, выброшенной из всего тела орка в момент скрутки его вокруг своей оси, мелькнул в опасной близости от мечника. Это был страшный «пружинный» удар, позволяющий вложить в оружие силу каждого мускула тела и выпустить ее, как из сжатой пружины. Но он становился страшным для противника только тогда, когда достигал цели. Сейчас же он стал опасным для орка, которого слегка, совсем чуть-чуть, занесло после промаха. Лашан мгновенно этим воспользовался, оставив легкий порез на правом запястье врага и глубокую вмятину в доспехах на его левом предплечье. Так или иначе, но первая кровь была пролита.

Бой, окружавший их, заканчивался. Орки, сначала выбитые из колеи мгновенной смертью шамана, затем испуганные появлением мага на поле битвы, моментально потерявшие всех своих укрывавшихся на деревьях лучников, погибли. Погибли все, лишь несколько из них пытались бежать, но их догнали стрелы рейнджеров.

Фантом поднял лук, пытаясь уловить момент чистого выстрела в вождя, кружащегося в танце с Лашаном. Стоявший рядом Аль'Шаур покачал головой.

– Не вмешивайся. Когда так поют мечи, вмешиваться нельзя. Это их бой. – Он отвернулся и присел рядом с одним из умирающих врагов, чтобы оборвать его мучения. Потом буднично добавил: – Тем более что орк проиграл. Он еще этого не почувствовал, но он проиграл. Это не тот бой, где есть место случайностям.

Орк оставил глубокий порез на левой руке Лашана, получив в ответ рану еще и левого запястья, не позволявшую ему больше держать нож. Орк сумел достаточно сильно задеть бедро мечника, и сейчас по левой ноге Лашана текла кровь, заставляя его слегка прихрамывать. Но лоб орка пересекла глубокая рана, кровь из которой заливала ему глаза и мешала ориентироваться.

Вождь выкрикнул короткую непонятную фразу и провел опасную связку из пяти ударов. Опасную и рискованную для них обоих. Орк наконец понял, что проигрывает схватку, и решил повысить ставки и положиться на случай. Итогом стал еще один глубокий порез на плече Лашана и меч, глубоко вонзившийся в щель между нагрудником и плечевой защитой. Орк рухнул на колени и медленно повалился на бок.

– Мы хорошо сражались, тонкокожий, – неожиданно произнес он на языке королевства. – Ты оказал мне честь, сражаясь и победив меня в поединке. Прежде чем ты покончишь со мной, я хочу поблагодарить тебя за этот бой.

Непослушной левой рукой, которой он мог хотя бы шевелить, вождь вытащил из-под доспехов амулет и сорвал его с шеи.

– Это амулет силы. Пусть он поможет тебе на твоем пути. Я не хочу, чтобы воин, победивший меня, пал от руки слабаков и опозорил свое имя, а значит и мое. Принеси мне славу, убив еще много своих врагов. Тогда я буду гордиться тем, что был побежден в схватке с великим воином.

Орк протянул амулет, и тот упал на ладонь Лашана, маленький камень, как будто светящийся изнутри иссиня-черным светом.

– А теперь окажи мне последнюю услугу. – Видя, как Лашан перехватил левый клинок, орк добавил: – Нет. Мечом. Я хочу умереть от меча.

Лашан медленно кивнул и вытянул свой меч из плеча орка. Встав на колени, он поднял свой меч обеими руками и вонзил его в горло врага.

– Пусть будут благосклонны к тебе твои боги. Ты достоин этого, – тихо произнес Лашан вслед уходящему противнику.


Генерал шел по лесу, сопровождаемый неизменным Орн'Филлипом. Генерал занимался непривычным для него делом – он пересчитывал трупы орков.

– Я насчитал чуть менее двух сотен, Филлип. А у вас как?

– У меня то же самое, мой друг.

Когда генералу пришло донесение, что передовой дозор на марше уничтожил группу из двух сотен орков, он рассмеялся. Но, поскольку вестовой был предельно серьезен, генерал решил проверить все лично. Теперь он видел все своими собственными глазами, но все еще не верил.

– Скажите мне, уважаемый маг, – наверное, этот ученик мага околдовал всех этих орков?

– Ну что вы, мой друг. На такое не способен даже я. Если здесь и была использована магия, то совсем чуть-чуть.

– То есть две дюжины луков уничтожили две сотни орков, а потом спокойно двинулись дальше? И ни одного убитого?

– Только трое раненых, – подтвердил идущий следом рейнджер. – Один был плох, но даже он выкарабкается.

– Невозможно. – Генерал покачал головой.

– Судя по трупам, это был хороший трюк. Они убегали от орков до тех пор, пока орков не осталось. Тот, кто придумал эту хитрость, достоин находиться среди дворян и вести войска в бой, а не красться в лесу.

– Да, – подтвердил генерал, – достоин. Но у каждого из нас свой долг и своя судьба.


Третья крепость, Аанек, была идеальным сооружением для обороны. Фактически она перекрывала перешеек между двумя скальными массивами. Севернее скалы тянулись почти до самой второй крепости и северного каньона. Скалы южнее требовали почти недели для того, чтобы их обойти. И южные оконечности этих скал активно патрулировались из четвертой крепости.

Западная стена была поднята на высоту около тридцати локтей, что делало ее практически неприступной для лобовых атак. Ров глубиной в человеческий рост, сейчас заполненный водой и трупами, создавал дополнительное препятствие, особенно при начале осады. Боковые стены и восточная часть крепости были значительно ниже, но они никогда и не подвергались прямым атакам. Во всяком случае, не со стороны орков. Расстояние от крепостных стен до скал было перекрыто невысокими дополнительными стенами, не более пятнадцати локтей вышиной, но, чтобы достичь их, врагу пришлось бы пройти несколько сотен шагов под градом стрел и камней с боковых стен. Дополнительные стены, «уши» – как их называли защитники крепости, были снабжены проходными воротами, сейчас закрытыми тяжелыми коваными решетками, опущенными, как только началась осада. Их называли южными и северными воротами, что было не совсем правильно, но с учетом того, что южные и северные ворота в стенах самой крепости отсутствовали, путаницы не возникало.

Атакующие с запада орки могли, безусловно, пробираться малыми группами по тропам, которыми были изрезаны окрестные скалы, но им понадобилось бы слишком много времени, чтобы собрать у восточной стены заметные силы. А возможные встречные атаки на такие отряды из восточных ворот крепости сделали бы такую попытку бессмысленной.

С учетом того, что крепость всегда, с момента ее строительства, существовала исключительно как военный гарнизон, гражданских в ней практически не было. Значительную часть внутреннего пространства крепости занимали неподвижно закрепленные баллисты и катапульты, готовые не подпустить осадные орудия и сооружения орков на расстояние, необходимое для обрушения стен.

По расчетам, крепость могла сдерживать силы, пятикратно превышающие количество обороняющихся. Великолепное соотношение, из-за которого серьезных нападений на Аанек не предпринималось уже много лет. И в этом сейчас и заключалась основная слабость защитников. Их просто было мало. Никто не ожидал столь массированного удара орков.

Из пятнадцати сотен защитников только десять еще могли защищать крепость через полторы недели осады. Остальные были либо мертвы, либо тяжело ранены.

Одна тысяча защитников против почти десяти тысяч орков, стоявших у стен, – поражение защитников становилось делом времени.

Сейчас баронет Владимир Вайю, имевший чин генерала королевской армии и занимавший должность командира гарнизона, стоял в верхнем зале цитадели, глядя в огромное западное окно на начало очередной атаки орков. Он был окружен офицерами гарнизона и посыльными, готовыми по первому его движению убежать с новым приказом. Хотя приказ мог быть только один – удерживать позиции.

Вчера орки дважды прорывались на стены и завязывали рукопашные схватки. Во второй раз баронет лично вел в бой резерв, чтобы стряхнуть врага со стены. Еще немного – и орки сумели бы закрепиться, и тогда битва перенеслась бы внутрь гарнизона.

Вчера орки дважды были сброшены со стен. Но каждый новый прорыв неуклонно уменьшал количество защитников и делал линию обороны все тоньше и тоньше.

Надежда баронета была только на то, что подмога уже на подходе. День, максимум два – больше защитникам не продержаться. Развязка была близка.

Маг крепости, в спокойное время всегда стоявший рядом с ним, отсутствовал с начала осады. С того самого момента, когда шаманы орков попытались с ходу проломить защитные заклинания города. За полторы недели генерал ни разу не видел мага, не высовывавшего носа из своей башни. Только иногда они обменивались короткими записками, узнавая друг от друга невеселые новости. И это было еще одной проблемой, о которой командир гарнизона предпочитал не думать, так как не имел никакого влияния на ситуацию. Магические атаки колдунов орков были необычайно массированными. Волшебник предрекал, что он сможет сдерживать шаманство орков только считаные дни. И его силы, и резервы башни мага были на исходе. Сколь бы ни велико было искусство мага крепости, но оно не могло долго противостоять грубой силе шаманского колдовства.

Вместо мага позади баронета стоял монах храма Нес'Ариана, назвавшийся Нес'Нуином. Монах пришел к восточным воротам через два дня после начала осады орков и до сих пор ждал какого-то особого отряда принца Грегора.

К генералу подбежал посыльный и тихо передал сообщение. Баронет наконец отвернулся от картины надвигающейся на крепость первой волны орков и обратился к монаху:

– Уважаемый Нес'Нуин. Похоже, что отряд, который вы ждете, наконец-то прибыл. Я не могу сейчас поговорить с ними, но прошу вас, немедленно поговорите сами вместе с одним из моих офицеров и проследите, чтобы их разместили. Если принесенные ими новости окажутся важными, я хочу их услышать. Вечером, после заката, я встречусь с вами и вашим отрядом. У меня есть для них поручение, важное поручение. Так что до вечера. – И баронет тихо добавил, обращаясь сам к себе: – Конечно, если крепость устоит до этого вечера.


– Это очень неплохой камень. – Вик вертел в руке амулет, доставшийся Лашану в последнем бою, не забывая при этой другой рукой запихивать в рот куски мяса. – Никаких подвохов. Это честное наследство. Магия странная, это ведь даже не рунный камень, а естественный самоцвет. К силе этого камня приложила руку сама природа. Если ты будешь носить его на шее, то на очень короткие моменты сможешь увеличивать свою силу. Получать голую силу, и ничего больше. И не ожидающий подвоха противник получит удар такой мощи, что может быть мгновенно поражен. Насколько я могу судить…

Маг сделал паузу, чтобы запить мясо водой из кружки. Паузой воспользовался Мугра:

– Носи на здоровье. Если уж тебе не суждено вырывать клыки у соперников, то это очень хороший талисман. Хотя я бы предпочел его клыки. Видел, какие они здоровые?

Маг поставил кружку и продолжил, как будто не заметив слова Мугры:

– Насколько я могу судить, ты сможешь воспользоваться этой силой один – может, два раза в день. Только такая частота использования станет возможной после длительного ношения этого амулета. Может, через год-другой. Найди хорошую цепочку для него и носи…

В комнату, где им накрыли стол, быстрым шагом вошел начальник гарнизона в сопровождении Нес'Нуина и нескольких офицеров.

– Рассказывайте, – коротко бросил генерал отряду. – Можете не вставать и продолжать вашу трапезу. Я даже к вам присоединюсь.

Сагран положил на стол лепешку, поглядев на нее с некоторым сожалением, и произнес:

– Четыре тысячи мечей из Азгара в полудневном переходе. Сейчас их передовые отряды, я думаю, завязывают бои с дозорными группами орков. Думаю, что сегодня оркам придется оттянуть от крепости часть сил, чтобы не получить удар с незащищенного юга.

– Гарнизона Азгара будет недостаточно, чтобы оттеснить орков от крепости.

– Недостаточно. Но они свяжут силы орков до прихода армии запада. Когда-то ведь она придет, это лишь вопрос времени.

– Мне необходимо ваше содействие в этом. – Баронет отпил из кружки и удивленно посмотрел на нее, но тут же забыл о своем удивлении и продолжил: – Мне нужно, чтобы вы встретились с командующим армией, идущей из Рамангара, и передали мою просьбу как можно быстрее прибыть к крепости. Битва вступает в решающий этап, и сейчас каждый час становится критичным.

Баронет снова отхлебнул из кружки.

– Почему вы пьете воду? – спросил он и, не дожидаясь ответа, опять продолжил: – К сожалению, за восточными стенами по лесам рыщут небольшие группы орков, и ни один вестовой, посланный на восток, не вернулся. А я не могу снять со стен даже полсотни мечей, чтобы очистить эти леса от орков. Это не просто несколько отдельных групп. Они действуют грамотно и координируют свои усилия. И их там больше сотни, может даже две. Они не подходят к восточным стенам, но не пропускают через этот лес никого. Мы как в западне здесь и даже не знаем, когда прибудет армия запада. Поэтому, – баронет стукнул кулаком в кожаной перчатке по столу, – передохните пару часов и отправляйтесь. Все, что я о вас слышал, позволяет мне верить, что вы пройдете там, где не смогли другие.

Так же быстро, как и пришел, баронет удалился.

– А я думал хоть одну ночь поспать в теплой постели, – сокрушенно сказал Мугра.


Они вышли из крепости ближе к вечеру и быстро преодолели открытое пространство перед стенами, очищенное от деревьев.

Чем глубже отряд уходил в лес, тем чаще они встречали следы недавно прошедших орков. Сагран то и дело менял направление, стараясь провести группу между бандами орков, рыщущих в округе. Иногда даже слышались крики врагов, перемещающихся по лесу невдалеке. Сагран вновь менял направление, и на время эти крики затихали.

Но их удача не могла длиться долго. Когда отряд пытался проскользнуть между двумя группами орков, третья неожиданно показалась впереди. Они заметили только силуэты в вечернем лесу, но и орки одновременно заметили их.

Не говоря ни слова, все члены отряда рванулись навстречу врагу, пытаясь не допустить, чтобы их обнаружили еще и другие группы противника. Орки явно имели специальные приказы на подобный случай. Одновременно с полетевшими с обеих сторон стрелами прозвучал орочий рожок, сигнализируя всему лесу о присутствии отряда. Эту группу орков отряд буквально смел, даже не останавливаясь. Воины королевства уже бежали дальше, оставив за спиной дюжину трупов орков. Но со всех сторон леса звучали рожки, отмечая начало погони. Орки действовали слаженно, чувствовалось, что на этот раз отряду противостоят стаи, специально тренированные для лесных погонь за людьми.

Несколько рожков зазвучало впереди, отмечая, что отряд окружен со всех сторон.

– Семь рожков, – выкрикнул Фантом на бегу. – Под сотню орков вокруг.

– Правее, – коротко бросил Сагран и повел отряд, пытаясь пройти в еще не совсем закрывшуюся щель между стаями орков.

Отряд проскользнул между ними, уже не имея возможности заботиться о том, чтобы быть незаметным. Стаи тут же развернулись для преследования, но все-таки отряду удалось оторваться на сотню шагов.

Фантом на мгновение приостановился и выпустил назад стрелу, доставшую выскочившего между деревьями орка. Справа и слева от них снова зазвучали рожки – орки брали людей в полукольцо, которое вновь начинало сжиматься.

Сагран выпустил стрелу во фланг, заставляя покатиться по земле еще одного орка – силуэт в лесу, бежавший параллельно с ними. Ответные стрелы начали мелькать в воздухе.

– Влево! Выбьем крайнюю стаю, – скомандовал Сагран. Отряд резко ушел влево.

В лесу мелькали силуэты уже пары дюжин орков. Воины принца Грегора сшиблись с левой стаей на полной скорости, успев выпустить только несколько стрел до рукопашной.

– Не останавливаться! – крикнул Сагран.

Никто и не останавливался. Выпустив стрелу, которая не достигла цели, так как орк успел спрятаться за деревом, Рем одним движением перебросил лук за спину и выхватил меч. Противник, избежавший его стрелы, не сумел избежать его меча. Он только-только высунулся из-за дерева, как Рем на бегу снес ему голову. Отбив атаку приблизившегося сбоку другого орка, Рем пробежал вперед, резко развернулся и метнул стилет в спину еще не успевшего повернуться врага. И опять побежал.

Отряд снова уходил вперед, оставив на земле еще полдюжины орков. Но рожки продолжали звучать, кольцо все больше сужалось.

Стрела пробила плечо Лашана лишь немного в стороне от сердца. Страшная стрела орков, с зазубренным наконечником, вытащить которую было очень тяжело. Лашан замедлил бег и упал сначала на колени, а потом на грудь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

сообщить о нарушении