Эбби Грин.

Экзамен для плейбоя



скачать книгу бесплатно

Abby Green

Married for the Tycoon's Empire


© 2016 by Harlequin Books S A.

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017


Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Пролог

Бенджамин Картер рассеянно крутил в руках хрустальный бокал с водой, удобно устроившись в кожаном кресле в глубине зала элитарного мужского клуба. Мягкий приглушенный свет, экзотический аромат сигар и дрожащее пламя свечей в небольших изящных подсвечниках создавали атмосферу уюта и доверительности.

Клуб гарантировал полную конфиденциальность, потому и был выбран Беном в качестве места встречи. Вскоре к нему присоединились прибывшие по его просьбе трое гостей.

Шейх Зейн аль-Гамди, могущественный правитель богатого нефтью и полезными ископаемыми королевства в Аравийской пустыне. Его сокровища были несметными, а власть абсолютной.

Данте Манчини, итальянский энергетический магнат, за приятной внешностью которого скрывался недюжинный интеллект, бульдожья хватка и острый язык, в чем Бен убедился лично при заключении сделки несколько лет назад. Сейчас от его приязни не осталось и следа, он буравил Бена угрюмым взглядом исподлобья.

Третьим, но не менее важным был Ксандер Тракас, греческий миллиардер, владелец крупнейшей мировой компании по производству товаров класса «люкс». Он был холоден и надменен. Его лицо оставалось непроницаемым. Бен как-то в шутку посоветовал ему играть в покер, если он вдруг разорится и захочет вернуть состояние. Но скорее в аду выпадет снег, чем такое случится.

Бен Картер владел крупной строительной компанией и строил современные, порой весьма оригинальные здания на Манхэттене, не менее амбициозные, чем он сам.

Напряжение, царившее за столом, можно было потрогать руками. Все присутствующие на дух не переносили друг друга, увидеть их вместе – нереальное событие. Начавшаяся с мелких стычек при заключении сделок неприязнь переросла в большую войну. Каждый видел в другом непримиримого врага, которого следовало уничтожить, и каждый был настолько упрям и безжалостен, что их выпады друг против друга вели к тупиковым ситуациям.

Почувствовав, что Данте Манчини вот-вот поднимется и уйдет, Бен понял, что пора начать разговор.

– Спасибо, что пришли.

Шейх Зейн аль-Гамди недовольно посмотрел на Бена.

– Мне не нравится, что меня вызвали на ковер, как набедокурившего мальчишку, Картер, – процедил он сквозь зубы.

– И тем не менее вы здесь. – Бен обвел взглядом присутствующих. – Все в сборе.

– И приз за подтверждение очевидного уходит к Бену Картеру, – протяжно произнес Манчини. Подняв массивный хрустальный стакан с янтарным напитком, он кивнул Бену и залпом опрокинул стакан, сделав знак официанту повторить.

Поймав на себе взгляд Бена, он насмешливо произнес: – Тебе тоже хочется выпить чего-нибудь покрепче воды, Картер?

Бен проглотил колкость. Он единственный из присутствующих пил воду, а не премиальный односолодовый шотландский виски.

Он уверенно посмотрел на присутствующих:

– Джентльмены, как ни приятно было публично пикироваться с вами в течение последнего десятилетия, думаю, вы согласитесь со мной, что настало время прекратить давать прессе повод стравливать нас друг с другом.

Ксандер Тракас, окинув всех взглядом, вздохнул и согласно кивнул:

– Он прав. Пресса всех уже достала. Небольшие статейки с непристойными сплетнями в желтой прессе постепенно переросли в нечто более серьезное. Ясчитаю, что мы сами в этом виноваты, поскольку наши пиар-службы попустительствуют прессе. Откуда у журналистов ложные сведения о ежевечерних гулянках, вращающихся дверях в спальне и частом отсутствии босса в офисе?

Волевое лицо греческого олигарха исказила гримаса недовольства.

– Я работаю день и ночь, а пресса пишет, что в головном офисе компании каждый вечер дым коромыслом от гульбы. На прошлой неделе я потерял выгодный контракт из-за того, что была подвергнута сомнению моя компетентность. Это ни в какие ворота не лезет. Все зашло слишком далеко.

Данте Манчини невнятно хмыкнул, выразив согласие.

– Я тоже могу лишиться контракта, потому что мои потенциальные партнеры хотят работать с кем-то, у кого есть, по их выражению, «семейные ценности». – Он щедро глотнул из стакана.

Тот факт, что Данте Манчини и Ксандер Тракас сидят за одним столом и соглашаются друг с другом, яснее ясного говорил о том, что Бен Картер поступил правильно, собрав их вместе, и что угроза их бизнесу вполне реальна.

Бен продолжил:

– Нас превратили в карикатурных персонажей, наша частная жизнь в искаженном виде предается огласке. Игнорировать выпады прессы становится опасным. Одно дело отшучиваться, когда рабочие на строительной площадке спрашивают о фото с поцелуем, и совсем другое – когда инсинуации в прессе влияют на стоимость акций и мою профессиональную репутацию.

Тракас посмотрел на него с явной насмешкой в глазах:

– Не хочешь ли ты сказать, Картер, что это дело рук твоей бывшей любовницы?

В памяти Бена тут же всплыл сенсационный заголовок «Жесткий строитель также жесток в постели!». Он тут же парировал:

– Ее россказни так же правдивы, как твой пресловутый черный блокнот с именами и телефонами известных на весь мир красоток. Что об этом пишут в последнее время? В тихом омуте черти водятся?

Тракас помрачнел. Манчини ухмыльнулся:

– Разве у Тракаса монополия на красивых женщин? Всем известно, что я…

Холодный, твердый голос прервал его:

– Конкурс по обмену колкостями и насмешками завершен. Давайте лучше обсудим, как нам выбраться из этих неприятностей. Я согласен с Картером: дело зашло слишком далеко. Такое извращенное внимание прессы к моей персоне не только подрывает веру в меня моего народа и портит деловые отношения с партнерами, но и негативно влияет на шансы моей младшей сестры выйти замуж. Подобное положение вещей для меня неприемлемо.

Все посмотрели на говорившего шейха Зейна аль-Гамди. В отблеске свечей его красивое лицо выглядело зловещим. Все присутствующие были в классических черных смокингах, кроме Манчини, который в нарушение этикета был одет в белый пиджак и щегольски небрежную бабочку.

Это напомнило Бену о только что закончившемся приеме, на котором они все присутствовали. Он сурово произнес:

– И это касается не только нашего бизнеса… или наших семей.

Манчини, нахмурившись, подался вперед:

– Поясни, что ты имеешь в виду?

Окинув присутствующих внимательным взглядом, Бен продолжил:

– Во время сегодняшнего приема я говорил с главой благотворительного фонда, попечителями которого мы являемся. Она заявила, что, если шумиха в прессе вокруг нас не прекратится, она будет вынуждена вывести нас из состава попечительского совета. Повышенное внимание к нам средств массовой информации негативно отражается на продажах билетов и на посещаемости потенциальными спонсорами благотворительных мероприятий фонда.

Данте Манчини витиевато выругался по-итальянски.

– Так вот почему ты собрал нас здесь? – задумчиво спросил шейх.

Бен кивнул.

– Не хотелось бы, чтобы из-за нас пострадал благотворительный фонд.

Благотворительность служила единственным связующим звеном между ними. Раз в году их можно было увидеть вместе на благотворительном балу. Неудивительно, что пресса проявляла к магнатам повышенное внимание.

Фонд «Надежда» выделял гранты молодым, талантливым и перспективным юношам и девушкам на экономическое образование и бизнес-проекты.

Данте заметил:

– Картер прав. Мы не должны препятствовать работе фонда.

Бен впервые почувствовал родство их душ. Все они искренне желали успеха фонду и хотели работать в попечительском совете.

Бен приосанился.

– Ну и как мы будем выходить из создавшейся ситуации? – ровным голосом спросил шейх Зейн.

Бен взглянул на всех присутствующих и продолжил:

– Думаю, что вы тоже проконсультировались со своими юристами. Нужно вчинить иски некоторым желтым изданиям и начать с «Селебрити спай».

Все согласно кивнули.

– Выступать с опровержениями считаю нецелесообразным. Это может привести к противоположному эффекту. Читатели подумают, что мы пытаемся защищаться. – Бен сделал многозначительную паузу. – Единственный выход из создавшейся ситуации – предпринять такой решительный шаг, чтобы реабилитироваться и отбить у прессы желание преследовать нас.

За столом повисло молчание. Его нарушил шейх:

– Я согласен с Картером. Как ни старался я этого избежать, но похоже, что женитьба и появление наследника – единственно верные стратегические шаги. Только так я смогу вернуть доверие своих подданных.

Бен почувствовал, как все присутствующие содрогнулись от этого заявления. Тем не менее он с неохотой подхватил слова шейха и продолжил:

– После консультаций с шефом пиар-службы и личным адвокатом я пришел к такому же заключению.

На лице Данте отразился неподдельный ужас.

– Женитьба? Неужели это действительно необходимо?

Бен взглянул на него:

– Несомненно. Выбор подходящей девушки и брак с ней восстановят доверие партнеров по бизнесу и прекратят преследование прессы. Я много раз замечал интерес к себе со стороны жен деловых партнеров во время протокольных мероприятий и вечеринок, что вызывало злость мужей. Сделки срывались из-за ревности или необоснованных подозрений. – Бен вновь окинул взглядом присутствующих. – Как видите, мы представляем угрозу для окружающих во многих отношениях. Это отнюдь не радует.

Данте был явно раздражен и растерян.

– Что подразумевается под «подходящей девушкой», как ты соизволил выразиться? Разве такая существует?

Вместо Бена ответил шейх Зейн. В его стране браки по соглашению не были редкостью.

– Конечно, есть женщины, которые с радостью согласятся на эту роль. Жена будет лояльной мужу и осторожной в высказываниях.

Брови Данте поползли вверх.

– Ну ты, гений, где же найти такой образец добродетели?

Воцарилось неловкое молчание. Бен напрягся от такого фривольного обращения Данте к шейху. Как-никак, он глава государства и требует более почтительного отношения. Похоже, Манчини переборщил.

Но шейх аль-Гамди откинул голову и расхохотался, разрядив тем самым напряженную ситуацию.

– Знаете, подобное обращение ко мне очень отрезвляет, – улыбнулся он.

Данте улыбнулся в ответ и поднял бокал.

– Если согласитесь обсудить со мной предложения по альтернативным источникам энергии, готов и дальше выказывать вам неуважение.

В глазах шейха блеснул обычно несвойственный ему юмор.

– Ну, сейчас нам не до работы, мы женщин обсуждаем.

Манчини посерьезнел.

– По-моему, легче обнаружить гнома верхом на единороге на Пятой авеню, чем женщину, описанную шейхом.

Ксандер Тракас задумчиво сказал:

– Кажется, у меня есть кое-кто на примете.

Все посмотрели на Тракаса, который до сих пор был подозрительно молчалив.

– И кто же это? – с любопытством спросил Бен.

– Одна очень тактичная женщина, возглавляет службу знакомств для таких, как мы. Она знает наш мир не понаслышке.

– Кто она тебе, – прервал Данте, – бывшая любовница?

Ксандер свирепо на него уставился, вмиг растеряв сдержанность и равнодушие:

– Это не твоего ума дело, Манчини. Просто поверь мне, что эта женщина сможет нам помочь.

Данте примирительно вскинул руки вверх:

– Хорошо, хорошо, не надо так горячиться.

Бен посмотрел на шейха, пытаясь переварить услышанное:

– Что скажете?

Шейх выглядел так, будто ему было легче подписаться на занятия по вязанию на спицах, но в конце концов со вздохом произнес:

– Думаю, что это оптимальный вариант для нас. И время не терпит. – Он окинул присутствующих выразительным взглядом.

Данте откликнулся с явной неохотой:

– Будь по-вашему. Я возьму ее координаты, но ничего не обещаю.

Бен протянул Ксандеру Тракасу свой мобильник:

– Вбей ее номер. Я позвоню на следующей неделе.

Пока Ксандер записывал контакт в телефон Бена, шейх вдруг, усмехнувшись, сказал:

– А что, собственно, послужило причиной нашей неприязни друг к другу?

Бен задумчиво улыбнулся:

– Думаю, нам просто нравилось быть врагами, и мы не хотели примирения.

Ксандер положил мобильник Бена на стол и поднял бокал.

– Тогда, может быть, настало время признать общее поражение во имя грядущей победы? Мы восстановим нашу репутацию, что приведет к укреплению доверия к нашему бизнесу и получению дивидендов. А мы все знаем, что это в бизнесе главное.

Данте Манчини тоже поднял бокал и протяжно произнес:

– Ну и ну. За начало прекрасной дружбы, джентльмены.

Бен оглядел присутствующих и почувствовал, что, несмотря на слегка насмешливый тон Манчини, в его словах прозвучала правда. В их отношениях произошел позитивный сдвиг. Они перестали быть врагами и стали союзниками. А возможно, и друзьями. Теперь ничто им не должно помешать, даже женщины, которых они намерены взять в жены.

Глава 1

Из огромного окна кабинета Бена Картера открывался захватывающий вид на сердце Манхэттена. Ему обычно доставляло удовольствие видеть устремленные в небо пики строительных кранов, разбросанных по всему острову. Но сейчас он стоял спиной к окну, и вся его поза выражала напряжение.

– Это, пожалуй, все, что я хотела узнать.

Бен вовремя прикусил язык. С его губ едва не сорвался вопрос, не желает ли она узнать, какого цвета нижнее белье на нем сегодня.

Женщина, сидящая напротив него в кресле, сдержанно заметила:

– Похоже, вы не любите отвечать на вопросы личного характера.

Бен натянуто улыбнулся:

– Почему вы так считаете?

Элизабет Янг, сваха, беспечно пожала плечами, записывая что-то в айпад.

– Вы выглядите так, будто хотите выброситься из окна.

Бен нахмурился и вернулся к столу.

Вопросы Элизабет, от самых невинных типа «Куда вы любите ездить отдыхать?» до более острых «Чего вы ждете от отношений?», вызывали досаду. Он, безусловно, понимал, что ему нужна удобная жена, но резкий переход от свободной жизни холостяка к роли подкаблучника, пусть даже ради поставленной цели, вызывал опасения.

После развода родителей, брак которых распался, как карточный домик, при первых же семейных трудностях, Бен не тешил себя иллюзиями о домашнем очаге.

Сваха права: если бы он мог выпрыгнуть из окна, он бы попробовал сделать это.

Бен еще больше насупился, усаживаясь за рабочий стол. И кому, черт побери, могла прийти в голову эта безумная идея? Ксандер Тракас. Вспомнив реакцию греческого магната на вопрос Манчини, не является ли сваха бывшей любовницей грека, Бен более внимательно присмотрелся к стройной блондинке, сидящей напротив.

Светлые, похоже вьющиеся волосы были собраны в тугой низкий пучок. Одета неброско, но модно: безупречно сидящие брюки, явно от портного, кремовая шелковая блузка и светло-коричневый лайковый жакет. Она была сама элегантность, сдержанность и профессионализм. Бен признался себе, что Ксандер оказался прав.

Элизабет внимательно смотрела на него. Бен заметил, что глаза у нее необычного золотисто-янтарного цвета. Бен на секунду замер, пытаясь понять реакцию на нее своего тела. Ничего. Он внутренне обрадовался, что может сосредоточиться исключительно на цели ее визита.

Бен сказал:

– Теперь, когда вы знаете мою подноготную, кого могли бы предложить мне в качестве оптимальной кандидатки?

В ее взгляде промелькнул явный цинизм, а в уголках рта притаилась усмешка.

– Не беспокойтесь, – сказала Элизабет спокойно. Я не питаю никаких иллюзий. Я знаю, что вы рассказали мне о себе ровно столько, сколько хотели. Мне хорошо известен подобный тип мужчин, мистер Картер.

– Ксандер Тракас порекомендовал мне вас, – неожиданно сказал Бен, заметив ее секундную растерянность и потерю самообладания.

Избегая смотреть на него, Элизабет копошилась в айпаде.

– Он просто один из моих многочисленных знакомых, – все еще не поднимая глаз, сказала она.

Бен был заинтригован ее реакцией на упоминание Тракаса, но не стал заострять на этом внимание. Своя рубашка ближе к телу.

– Забудьте про Ксандера. Так у вас есть для меня подходящая кандидатура?

Она передала ему айпад:

– Взгляните на экран и скажите, заинтересует ли вас какая-то из них.

Бен взял айпад и начал листать страницы с фотографиями и краткой биографической справкой каждой из женщин. Среди них были: юрист по правам человека, исполнительный директор компании по производству программного обеспечения, переводчица ООН, супермодель… но ни одна из них его не заинтересовала. Он хотел было вернуть айпад, когда увидел последнее фото, и сердце его замерло.

Бен даже не взглянул на биографию. Он был ошеломлен. С фотографии ему улыбалась шатенка с развевающимися по ветру волосами и ямочками на щеках. Бен не мог припомнить, когда в последний раз встречал женщину с ямочками. Ярко-синие глаза в обрамлении густых длинных ресниц, высокие скулы, сочный рот. Она излучала невинность и чувственность одновременно и была изысканно красива.

У Бена перехватило дыхание. Он вдруг понял, что откуда-то знает эту девушку.

Элизабет почувствовала его интерес.

– Это Джулианна Форд. Красавица, не правда ли? Она англичанка, живет в Лондоне. Но, на ваше счастье, она на этой неделе в Нью-Йорке, приглашена на благотворительный аукцион.

Бен нахмурился:

– Форд, вы сказали? Дочь Луи Форда?

Элизабет тряхнула головой.

– Вы с ней знакомы?

Бен еще раз взглянул на фото, прежде чем вернуть айпад Элизабет.

– Знаю о ее существовании. Я встречался с ее отцом несколько лет назад. Пытался уговорить продать мне его бизнес. Он рассказывал про дочь, в доме я видел ее фотографии, но самой ее в тот момент не было.

Бен попытался вспомнить. Кажется, она была на каникулах, каталась на горных лыжах. Отец гордился дочерью, но у Бена сложилось впечатление, что она избалованная и капризная, как любая единственная дочь обожающего отца.

Бену приходилось встречаться с золотой молодежью на аристократических приемах в Лондоне. Он ненавидел подобные мероприятия. Это служило ему напоминанием о том, что, не обанкроться его отец, он продолжал бы вращаться в этих кругах. Но суровая реальность сделала его другим. Точнее, он сделал себя сам и достиг такого успеха в бизнесе, что ему не страшна была участь банкрота, постигшая его родителей.

Бен выкинул из головы старые болезненные воспоминания и сосредоточился на свахе и на своем будущем. Она предлагала ему возможность, которую нельзя упускать. Вывески с логотипом строительной компании Форда можно было встретить по всей Великобритании.

Бен прекрасно понимал, какие выгоды сулит европейский рынок, если ему удастся получить одну из самых уважаемых строительных компаний. Он уже предпринимал такую попытку. Но тогда Луи Форд отказал ему, несмотря на упорно ходившие слухи о его слабом здоровье. С тех пор Бен не упускал компанию из виду. Но последнее время о Луи Форде не было слышно.

И вот теперь его дочь здесь и ищет ухажера.

Неожиданно Бен понял, что Джулианна Форд – решение всех его проблем. Если уж он решился на женитьбу ради восстановления деловой репутации, почему бы не убить двух зайцев сразу? Жениться и расширить бизнес. Если она согласится выйти за него замуж, Бен включит европейский рынок в свою строительную империю и получит красавицу жену в придачу. О чем еще можно мечтать?

Бен в радостном предвкушении взглянул на Элизабет и сказал:

– Я хочу с ней познакомиться. Можете назначить встречу?


Лия Форд пыталась унять растущий гнев, но ничего не помогало. Ее шпильки раздраженно стучали по широкому тротуару Манхэттена в такт ее изменчивому настроению.

Во-первых, она сердилась на отца за вмешательство в ее личную жизнь, по его мнению, для ее же блага. Во-вторых, она злилась на отцовского помощника, который, следуя инструкциям босса, передал информацию про нее в «Левиафан солюшэнс». Ее рассердило и то, что отец отослал на сайт брачного агентства очень личную фотографию, которую сам и снял во время их морской прогулки.

Штаб-квартира агентства находилась в Нью-Йорке. Лия зашла утром в офис Элизабет Янг, как только отец позвонил ей и радостно сообщил:

– Видишь, дорогая, тебе и делать ничего не надо. Теперь жди свидания с достойным молодым человеком.

Лия хотела просить Элизабет, чтобы та удалила ее файл из системы, когда узнала, что ею уже заинтересовались.

Лия никак не ожидала увидеть в свахе-миллионерше элегантную, красивую женщину примерно ее возраста, к тому же поклонницу классического стиля в одежде. Она была сдержанна и профессионально осмотрительна и убедила Лию в том, что нужно согласиться на свидание. Затем показала девушке фотографию потенциального кавалера.

Лия несколько секунд рассматривала красивое, волевое лицо с пронзительными голубыми глазами и густыми темными волосами. Он излучал мужество и мощную мужскую энергетику. Лия инстинктивно опасалась таких мужчин, полагая, что подобная внешность повлияет на ее тайную ранимость. И еще фотография напомнила ей о другой слишком самоуверенной личности – ее матери, которая ушла от них с отцом, когда Лии было всего десять лет. Тем не менее, к своему неудовольствию, Лия по-женски почувствовала привлекательность мужчины на фотографии. Хотя мужчины ее мало интересовали. Она однажды уже делала попытку порадовать отца и обручилась, но помолвка закончилась ужасно. Лия, желая сделать жениху сюрприз, неожиданно пришла к нему в офис и застала его за сексом с секретаршей прямо на рабочем столе. Она пулей вылетела из кабинета, а вечером он заявил:

– Ты фригидна, Лия. Я не могу жениться на женщине, которая равнодушна к сексу.

Это событие только усилило ее стремление к независимости. Она поклялась себе сосредоточиться на карьере и доказать отцу, что способна сама за себя отвечать. К сожалению, из-за его слабого здоровья Лия больше занималась семейным бизнесом, чем собственной карьерой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3