Дример М..

Истории о золоте и огне. Сказки и сказания



скачать книгу бесплатно

Обруч с золотой искрией

По ту сторону ночи жил в долине мальчик-сирота. Остались ему от родителей дом и сад. Однажды утром вышел он в сад, видит: вытоптан сад за ночь, клыкастые крылатые кони объели цветущие ветки. Лишь две чёрные птицы сидят на остовах деревьев: одна поёт-плачет, вторая кричит-зовёт. Прогнал мальчик обеих птиц, сам отправился на гору к великану. Так попросил:

– Сад мой больше не станет меня кормить, моими руками его не спасти. Дай мне из своих сокровищ такое, чтобы вся земля стала меня кормить, чтобы клыкастые кони подчинились мне!

Дал ему великан железный обруч с золотой искрией, так сказал:

– Станешь носить это – клыкастые кони пойдут за тобой; вся долина станет твоим садом.

Надел мальчик железный обруч; прилетели клыкастые кони, пошли вслед за ним. Вернулся в свою землю в долине. Стал там через несколько зим правителем. Цвели в долине сады, прятались в лесах на склонах чёрные птицы.

Однажды пришёл к этому правителю человек в золотой одежде, с чёрным ошейником на горле. Так сказал:

– Нападут на твою страну, вытопчут каждый сад и каждое поле, где цветёт искрия.

Прогнал правитель того человека прочь. Сам воинов отправил к выходам из долины, за землями соседей смотреть. Вскоре шлют ему гонца: подогнали соседи к своим границам своих стрелков и щитников. Выступил тогда правитель на клыкастом коне, напал первым, разбил соседей, захватил их земли. Вытоптали сады и поля, переплавили золотую искрию из венца их королевы.

Снова охранять стали воины выросшие границы. Снова гонец к правителю примчался: другие соседи ко входу в долину пришли, конные и пешие. Снова выступил правитель, разбил соседей, захватил их земли. Вытоптали сады и поля, переплавили золотую искрию из венца их королевы.

Снова охранять стали воины новые границы. Пришёл потом к правителю человек с серым туманом в глазах, так сказал:

– Теперь твои границы рядом с большим врагом. Корона его из чёрного железа, железные травы растут вокруг его дворца. Воинов они к границам стягивают, втрое их больше, чем у тебя осталось. Вытопчут в твоей земле каждый сад и каждое поле, где цветёт искрия.

Правитель отправился ночью к пропасти, из которой поднимался туман, вынул искрию из обруча и бросил её вниз. Возвращается назад, видит: снова чёрные птицы сидят у входа во дворец, одна поёт-плачет, вторая кричит-зовёт. Схватил этих птиц, придушил. Утром велел в стену дворца замуровать.

Повёл после этого своих воинов, разбил соседей, захватил их земли, занял дворец с железными травами. Больше чёрные птицы не плакали в его лесах, но и искрия не росла в полях.

Семь лет ещё правил. На восьмой год оставил на своём троне железный обруч, спустился и ушёл к пропасти, из которой поднимался туман. Больше его в той долине не видели.

Красно-золотой зверь

По ту сторону ночи жили мальчик и девочка. Раз принёс Хет к их дому чёрный дождь. Пробилась вода, залила очаге, умер красно-золотой домашний зверь.

Завяла трава вокруг дома, снег лёг на землю. Увидел это мальчик, сказал:

– Где нам взять нового домашнего зверя? Есть такой у мохнатого народа на севере, но не даст нам его мохнатый народ просто так.

Ответила девочка:

– Есть такой и у чешуйчатого народа на юге, но не отдаст его чешуйчатый народ просто так.

Тогда мальчик с девочкой отправились на гору к великану, просить помощи, большого подарка, нового красно-золотого зверя. Поднялись, видят – завален валуном вход в пещеру, перед валуном что-то блестит. Подбежал туда мальчик:

– Смотри, какое крепкое светлое железо лежит! Оно неровное и тупое, но не беда. Заточу это оружие, оно поможет мне отобрать домашнего зверя у мохнатого народа.

Подошла вслед за ним девочка, сказала:

– Смотри, какой красивый камень рядом! Он тяжёлый, но блестит, как золото. Дотащу до чешуйчатого народа – обменяю на домашнего зверя.

Так оба сделали. Мальчик взял большое, великанье оружие, наточил, отправился на север. Там убил многих из мохнатого народа, забрался в их дом, унёс оттуда в горшке горящие угли. Гнался за ним мохнатый народ. Так бежал мальчик, что тяжёлое оружие бросил, только горшок до дому донёс.

Девочка потащила-поволокла узорчатый камень. Через холмы тащила, через леса тащила, через болота тащила. Добралась до чешуйчатого народа, предложила торговать. Обменяла камень на горшок с горящими углями. С ним домой вернулась

Ссыпали они угли в очаг, снова красно-золотой зверь над камнями поднялся. Растаял вокруг дома снег, трава расти стала. Так жили дети девять лунных кругов.

Вновь Хет прилетел к их дому, вновь залил всё чёрным дождём. Увидел это мальчик, сказал:

– Неужели нам снова идти к великану? У меня ещё не зажили шрамы с прошлого похода.

Ответила девочка:

– Только б великан дал нам что-нибудь полегче! У меня нет сил снова тащить такую тяжесть так далеко.

Отправились вновь на гору. Видят – снова закрыта пещера валуном, перед пещерой блестят камень и металл. Не тронули дети выложенного, стали звать-кричать, стучать по валуну. Откатился валун, вышел вместо великана человек со змеиной чешуёй, с птичьими перьями. Спрашивает:

– Зачем вы подарки великана в тот раз на север, на юг утащили? Вернул я их на место.

– Мы похищали себе домашнего зверя, мы выменивали себе домашнего зверя, – ответили дети.

– Если вы каждый год будете похищать его или выменивать, делайте так же.

– Мы не хотим. Нам просто нужен красно-золотой житель очага.

Тогда человек отломил чешуйчатой рукой кусок узорчатого камня, оторвал оперённой рукой маленькую полоску металла. Щёлкнул ими – искры посыпались, упали на древесную труху и мелкие ветки на земле. Загорелась труха, красно-золотой зверёныш по веткам побежал. Сказали дети:

– Эти кусочки такие маленькие! Мы легко сможем их поднять, мы сможем сами делать искры!

Оставил человек детям тогда осколок камня, полоску металла, ушёл обратно в пещеру. Унесли дети подарки с собой, больше за красно-золотым зверем не ходили ни на гору, ни на север, ни на юг.

Мастер морского царя

По ту сторону ночи жил один рыбак. Раз вышел в море: волнуется море, слуги морского царя волны поднимают, за борта лодки хватаются. Крикнул он:

– Не надо забирать меня, я просто бедный рыбак! Отпустите, я приведу морскому царю мастера, какого нет в подводном царстве.

Отпустили морские жители борта лодки, разгладили волны. Вернулся рыбак домой. Взял сына, вывез в море, оставил.

Спустился мальчик в глубины, увидел морского царя, попросил:

– Отпусти меня обратно, ходить по земле, дышать ветром, греться на солнце!

– Это люди ходят по земле и дышат ветром, – ответил морской царь. – Ты теперь мастер подводной страны.

Остался мальчик. Научился делать вещи из раковин, кораллов, жемчуга. Сделал огромную рыбу из раковин. Сказала рыба:

– Держись за меня, я унесу тебя вверх за устье реки, прочь из морского царства!

Мальчик взял рыбу, отнёс морскому царю. Другие подводные мастера своих рыб из раковин царю принесли. Всех похвалил и наградил царь, никого не отпустил.

Сделал тогда мальчик из белых кораллов птицу. Сказала птица:

– Держись за меня, я подниму тебя и унесу к птичьим скалам, прочь из морского царства!

Мальчик взял птицу, отнёс морскому царю. Другие подводные мастера своих птиц принесли. Всех похвалил и наградил царь, никого не отпустил.

Доплыл тогда мальчик до затонувшего корабля. Нашёл в нём золото, сделал солнечную лодку.

– Садись в меня, – сказала ему лодка. – Я увезу тебя в яркий солнечный мир, прочь из морского царства.

Мальчик взял лодку, отнёс морскому царю. Другие подводные мастера увидели золото, закрыли руками глаза:

– Мы не можем смотреть на этот огонь, слишком яркий для подземного царства.

Тогда мальчик поставил лодку перед морским царём, сам поднялся к поверхности моря. Дышал ветром, грелся на солнце. Огляделся, не увидел рядом земли. Так плавал и дышал до вечера, пока не стемнело. Тогда подводные жители поднялись и уволокли его обратно, в страну морского царя.

Мёртвое поле

По ту сторону ночи, в стране гнуров, жил один старик. Было у него три сына: старший – сильный, средний – умный, младший – красавец.

Поле перед их домом год за годом приносило всё меньший урожай. Раз летом глянули на колосья, вернулись в дом, собрались на совет. Сказал сыновьям старик:

– Пока наше поле живо, идите к туру в роще за ним, приведите его домой.

Отправился старший сын через больные колосья к роще. Видит, полно в роще синих и золотых цветов. Бродит по роще тур, на рогах его гнездо из сини и золота, в гнезде птица сидит. Подошёл старший брат к туру, до рогов дотянулся, к себе потянул. Поглядел на него тур, с места не сдвинулся. Бился-бился старший брат – не идёт, только голову отворачивает. С тем ушёл старший брат. Ночью старик и сыновья слышали, как тур трубит.

Отправился на другой день средний сын через опавшие колосья к роще. Посмотрел на него издалека, приближаться не стал. Поджёг в поле засохшие стебли, побежал после этого к роще, крикнул туру:

– Смотри, огонь с поля в рощу идёт! Иди скорее к нам, пока он не загнал тебя к ледяной реке!

Не пошёл тур, не улетела птица. Убежал средний брат от огня сам. Как прошёл пожар, вернулся и видит: бродит в почерневшей роще тур с опалёнными боками, копытами из-под углей живые цветы выкапывает, синие и золотые, птица на его рогах плачет. Вновь ночью старик и сыновья слышали, как трубит тур.

Младший брат тогда надел лучшую свою одежду, золотые браслеты, цветок шиповника в волосы вплёл. Пришёл через чёрное поле к роще, позвал птицу:

– Смотри, какое золото у меня есть для тебя, какие цветы у меня есть для тебя! Иди со мной!

Приподнялась из гнезда птица, запела для него.

– Иди со мной прочь из этой гари, черны в ней деревья и мертвы цветы. Твой тур пусть идёт за тобой, если хочет, – продолжил младший сын.

Опустила крылья птица, осталась на турьих рогах. С тем ушёл младший брат. Вновь ночью старик и сыновья слышали, как трубит тур.

Сам старик тогда взял оружие, отправился через мёртвое поле к роще. Видит: заняты рога тура гнездом, не наклоняет он их, не бодается. Подошёл к туру, ударил и ранил его в грудь.

– Иди со мной, – сказал он. – Не копыть землю тут, оживи моё мёртвое поле.

Поднялась тогда птица из гнезда, освободила туру рога. Полетела прочь, к ледяной реке. Затрубил тур, не стал старика бодать, за птицей побежал, бросился в реку. Больше о нём на этом берегу не слышали.

Корзинка

По ту сторону ночи, по лесу вдоль речки, шёл однажды человек. Ночевал, позабыл на месте большую корзинку. Осталась корзинка лежать.

Гроза в лесу началась. С разных сторон к корзинке подошли бокра и пяпран, искали, где от грозы спрятаться. Забрались оба под корзинку. Сказал пяпран:

– Ты мягкая и пушистая, с тобой под корзинкой тепло, как дома.

Ответила бокра:

– Ты высокий и длинноухий, ты можешь увидеть, услышать и притащить в дом много интересного.

Кончилась гроза. Остались пяпран и бокра жить в корзинке.

Повёл пяпран бокру к своему стаду, знакомиться. Стали пяпраны на бокру смотреть, уши ей хватали и вытягивали. Верещала бокра, молотила пяпранов лапами. Пошли пяпраны пастись, бокра за ними. Пяпраны гуляют, кыплики едят, друг другу ушами машут. А бокра никому в ответ ушами не машет, только принесла на пастбище пень и стала его громко грызть.

В другой раз пошёл пяпран со своим стадом купаться, бокру с собой позвал. Полезла бокра в воду вдалеке от всех пяпранов. Вымокла вся шерсть, выскочила бокра из холодной воды. Убежала от берега, нашла пень, громко грызть стала.

Больше пяпран её с собой не водил. Сам возвращался в корзинку весь в репьях. Репьи кололи бокру в бок, тесно в корзинке было.

Сказала тогда бокра:

– Я знаю, что надо сделать. Иди к Неспящей Старухе, она тебя вылечит. Больше не будешь приносить в корзинку репьи, перестанешь лезть в холодную воду и водиться с тем стадом.

Пяпран согласился, никуда не пошёл. Тогда бокра притащила пень прямо в корзинку и стала грызть его прямо там. Скоро вся корзинка и земля вокруг были завалены стружкой и клочьями драной шерсти. Стали говорить пяпран и бокра, что дальше в этой корзинке вместе жить невозможно.

– Куда же деться? – спросила тогда бокра. Принесла новый пень побольше и начала грызть его. Лежал рядом с ней пяпран, потом от поднявшейся пыли наконец чихнул. Развалилась тогда корзинка надвое.

Ушла бокра на сухой-сухой пустырь, подальше от речки. Забилась там в старый ствол, так сказала:

– Когда пяпрана Неспящая Старуха вылечит, вот тогда я и разрешу ему придти сюда ко мне жить.

А пяпран отправился к своему стаду, и держался с тех пор подальше от пустыря, от Неспящей Старухи и особенно от забытых корзинок.

Птица, которая возвращалась утром

По ту сторону ночи поссорились однажды гырки и гнуры. Пришли гырки, дома гнурские пожгли, скот забрали. Обещали вернуться вскоре, если гнуры дань не пришлют. Прислали гнуры дань: припрятанное золото для пучпыков и маленького гнура.

Притащили гырки гнура в посёлок. Тыкали в него палками, веселились.

– Помогите мне, кто-нибудь!

Тогда с крыши одного из гнурских домов слетела птица с белыми и золотыми перьями, села на плечо маленького гнура, крылья за его головой расправила. Отпустили тогда гырки гнура, стали птице лакомства приносить, гнур от них тоже себе взял. Сказала ему птица:

– Беги сейчас из селения, не оставайся здесь до ночи.

– Не примут меня обратно домой, а больше мне некуда идти.

Вечером птица оставила его, улетела. Увидели гырки, крикнули:

– Смотрите, птица гнурского заморыша бросила!

Снова схватили маленького гнура, вытащили на середину деревни, стали бить прутьями, в грязи вываляли, к столбу привязали, так оставили. Утром вернулась птица, снова к гнуру подлетела, на гырков шипеть стала. Отвязали те гнура, отпустили, принесли птице и ему воды и пищи. Сказала гнуру птица:

– Не оставайся здесь, беги сейчас, за день ты успеешь далеко уйти.

Но маленький гнур только лежал и дышал, и пил принесённую воду.

Снова вечер настал, снова птица улетела. Стали смеяться тогда гырки, схватили маленького гнура, вытащили на середину деревни, стали бить прутьями, в грязи вываляли, к столбу привязали, так оставили. Утром вернулась птица, снова к гнуру подлетела, на гырков шипеть стала.

Отвязали гнура, сказал он тогда:

– Не оставляй меня, птица, не улетай на ночь!

– Я обязательно улечу в ночное путешествие, – сказала птица. – Лучше беги сейчас, пока утро и мои перья защищают тебя.

Но маленький гнур остался на месте и лежал, держась за птицу руками.

Вечером высвободилась птица из его рук, улетела. Снова стали смеяться тогда гырки, схватили маленького гнура, вытащили на середину деревни, стали бить прутьями, в грязи вываляли, к столбу привязали. Утром вернулась птица. Тогда маленький гнур, как только руки ему освободили, схватил птицу и свернул ей шею. Крылья оборвал, себе приделал; перья повыдергал, себе прилепил. Сказали тогда гырки:

– Смотрите, гнурский заморыш сам стал птицей, которая возвращается утром!

Стали носить воду и лакомства. Остался он у них жить. Днём бродил по селению, брал что хотел, под вечер ловил и бил самых маленьких из гырков. Ночью сидел и приклеивал отваливающиеся перья. Семь лет прошло – только половина перьев птицы у него осталась. Тогда в одну из ночей встал и отправился прочь. Нашёл другое селение, показался у ворот. Сказали жители:

– Смотрите, какой гнур, весь в перьях! Что ты сделал с птицей, которая возвращается утром?

Не стал отвечать, убежал. Так долго бродил, подходил к селениям; везде его спрашивали про птицу, которая возвращается утром. Вернулся тогда к гыркам, называвшим его птицей, жил дальше у них, пока последнее прилепленное перо не потерялось. Тогда спрятался от всех в самый глубокий погреб. Там умер.

Белая плесень

По ту сторону ночи, в стране арофов, жил один садовник. Однажды ночью пролетал над теми краями Хет. Вышел утром садовник, смотрит: черви погрызли его деревья, белая плесень легла на основания кустов.

– Больше здесь не будет плодов, – сказал он тогда.

Собрался в дорогу, закрыл за собой ворота, накрепко заколотил их. Отправился в путь, добрался до жившего в тех краях гончара. Видит, сидит тот у себя во дворе, горшки лепит; из дома его кашей горячей пахнет и кыжмовым напитком.

– Давай я тебе помогу, – сказал тогда бывший садовник.

– Незачем мне помогать, – ответил гончар. – У меня всё в порядке.

– Слышал я, – сказал тогда садовник, – что тем, кто обижает обездоленных и отказывает в пище голодным, в этих краях телегу грязи перед воротами вываливают.

– Ты обездолен или голоден? – спросил его гончар.

– Я просто хочу тебе помочь, – ответил тот. Продолжал стоять перед воротами до самого вечера, пока гончар работал. Наконец, тот впустил его и накормил ужином. Оставил ночевать.

Утром видят оба: сохшие вчерашние горшки треснули, не годятся в обжиг.

– Видишь, – сказал бывший садовник. – Тебе всё-таки нужна помощь.

Остался у гончара на следующий день, помогал ему в работе. На следующее утро встают, видят: снова горшки не получились, разваливаются.

– Иди лучше прочь, – сказал тогда гончар.

– Как я тебя в беде брошу?

Вытолкал тогда гончар пришедшего за ворота, крепко запер их изнутри. Сам стал снова работу исправлять. Ушёл тогда бывший садовник, нашёл приют у травника. Днём помогал ему, тырмовую кашу ел; на ночь уходил тихонько.

Через несколько ночей появилась перед домом гончара большая телега грязи, с отломанными колёсами, с белой плесенью сверху. Увидели это окрестные жители, сказали:

– Гончар обидел обездоленного, не накормил голодного. Теперь его работа ничего не стоит, можно приходить и брать.

Cломали запертые ворота, вошли к гончару, забрали доделанные горшки, перебили остальные. Травник и его гость смотрели на это. После гончар вышел, стал уносить грязь от своих ворот. Всю убрал, и ломаную телегу тоже утащил.

На другой день окрестные жители так сказали:

– Мы видели, как гончар убирает грязь – он скрывает, что сделал!

Снова пришли к гончару, взяли в его доме, что им понравилось, разломали остальное. Собрал тогда гончар оставшееся добро и перебрался далеко за реку, куда соседи не доходили.

Бывший же садовник остался жить у травника и помогал в работе, пока огород его не вымер от белой плесени, а окрестные перелески не стали вытоптанными и обедневшими. Даже тогда не бросил травника в беде, и тот не отказывался делить с ним последнюю пищу. Так они жили долго и голодно, а Хет всё кружил над тем краем, дожидаясь, когда его наконец отпустят.

Плавучий остров

По ту сторону ночи шёл по берегу моря один бродяга. Видит: плавучий остров идёт, на острове чудище хвостатое лежит.

– Морское чудище, – говорит бродяга. – Зачем ты подняло себе со дна остров? С хвостом, с плавниками ты и без него по морю плавать можешь. Это мне нужны суша и лодка, без них мне ночь не отдохнуть, море не перейти.

– Я могу дать тебе остров, – ответило чудище, – но ты взамен кое-что сделай.

– Что ты хочешь? – спросил бродяга.

– Достань мне золотых колосьев, что растут на дальней суше, – сказало морское чудище.

– Тогда дай мне остров сейчас, я поплыву к тем берегам, где такие колосья растут. Через луну они у тебя будут.

Чудище оставило остров и нырнуло в море. Бродяга взошёл на плавучий остров, отправился на нём за море, куда волны понесли. Почти луну плыл, добрался до берега, где жил мохнатый народ. Увидел плавучий остров мохнатый человек, говорит:

– Хозяин острова, отвези меня к чешуйчатому народу! У меня есть камни с наших холмов, я хочу отправиться за раковинами с их берега.

Взял его рыбак на свой остров: часть камней себе оставил, остальные мохнатый человек на остров в корзинах затащил, для чешуйчатого народа. Ночью мохнатый человек заснул, неслышно поднялось из моря чудище, корзины разглядывало. Проснулся бродяга.

– Достал ли ты мне солнечные колосья? – шепнуло чудище.

– Нет, – ответил бродяга. – Не сказал мне о них мохнатый народ ничего.

– Если не достанешь хотя бы сноп до следующей луны, я утоплю этот остров обратно на дно.

С тем ушло чудище в глубину. Утром проснулся мохнатый человек, ничего ему бродяга не сказал. Доплыли до чешуйчатого народа, спустился мохнатый человек меняться. Увидел остров чешуйчатый человек:

– Хозяин острова, отвези меня к горному народу, кующему железо!

Взял его рыбак на свой остров: часть раковин себе оставил, остальные чешуйчатый человек на остров в корзинах затащил, для горного народа. Ночью оба гостя заснули, неслышно поднялось из моря чудище, корзины разглядывало. Проснулся рыбак, хозяин острова.

– Достал ли ты мне солнечные колосья? – шепнуло чудище.

– Нет, – ответил бродяга. – Не сказал мне о них чешуйчатый народ ничего.

– Если не достанешь хотя бы колос до следующей луны, я утоплю этот остров обратно на дно.

С тем ушло чудище в глубину. Утром проснулись гости, ничего им бродяга не сказал. Доплыли за луну до горного народа, обменяли камни и раковины на железо. Обратно отправились. Ночью гости заснули, неслышно поднялось из моря чудище, корзины разглядывало. Проснулся рыбак, хозяин острова.

– Достал ли ты мне солнечные колосья? – шепнуло чудище.

– Нет, – сказал рыбак. – Не сказал мне о них горный народ ничего.

– Тогда я утоплю этот остров прямо сейчас!

Ухватило остров, в глубину потащило. Рыбак закричал, стал чудище бить. Проснулись тут мохнатый и чешуйчатый гости, видят – соскользнули их корзины, камни, раковины и железо под воду, бродяга с чудищем в волнах борются. Поплыли тогда спасаться сами, к дальнему берегу. Плавучий остров же затонул, со всеми своими сокровищами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5