Робин Доналд.

Шаг в неизвестность



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Прищурив глаза, Алекс Мэтью оглядел дворцовый бальный зал.

Оркестр сыграл несколько аккордов из народной каратианской песни, и это послужило сигналом к тому, чтобы кавалеры пригласили дам на первый танец. Те зашуршали изысканными шелковыми платьями, переливающимися в свете канделябров, засверкали роскошными украшениями.

Резкие черты лица Алекса немного смягчились, когда он увидел невесту. Его сестра сияла ярче, чем любой бриллиант, и счастье ее было таким искренним и непомерным, что Алекс почувствовал себя неловко, будто вторгся в чужую личную жизнь. Дочь его отца от второго брака, Рози, была всего лишь на несколько лет младше его.

Алекс перевел взгляд на своего зятя – без пяти минут короля Каратии. Герд внешне не проявлял никаких эмоций, но Алекс заметил, как вспыхнули его глаза, когда он взглянул на женщину, стоявшую рядом с ним. Будто в зале никого не было, кроме них двоих…

Это длилось всего одну секунду, но Алекс почувствовал, как что-то дрогнуло у него внутри.

Зависть? Нет.

Что такое секс и страсть, он прекрасно понимал. Уважение и симпатия – тоже. Но любовь для него была чуждым понятием. Возможно, навсегда и останется таким. Похоже, Алекс просто не способен испытывать это чувство. И поскольку разбивание сердец не доставляло ему никакого удовольствия – хватило печального опыта юности, – он выбирал себе любовниц, способных смириться с его холодностью.

Тем не менее Алекс радовался тому, что его сестра полюбила мужчину, достойного ее. Они с Гердом были родственниками и росли вместе, как братья. И если кто и заслуживал любви Рози, то это в первую очередь Герд.

Дамы и кавалеры стали собираться вокруг королевской пары, оставив им пространство посреди бального зала.

Мужчина, стоявший рядом с Алексом, спросил:

– Ты хочешь пригласить вот эту красавицу, Алекс?

– Нет, я приглашу вон ту! – Голубые глаза Алекса обратились на женщину, одиноко стоявшую в дальнем углу.

Красивое лицо принцессы Серины было спокойным и безмятежным, а поза – изящной и уверенной.

Пока Рози и Герд не объявили о своей помолвке, в высшем обществе были почти уверены – следующей королевой Каратии станет именно Серина.

Принцесса держала себя царственно-величественно, и если и горевала по поводу своей отставки, то никому не доставляла удовольствия насладиться своим горем.

За последние несколько дней Алекс слышал некоторые высказывания гостей, присутствующих сейчас на свадьбе, насчет положения принцессы Серины. Люди выражали сочувствие, но большинство жаждало увидеть драму и понаблюдать за терзаниями разбитого сердца.

Алекс мысленно поежился от злобы и лицемерия людей. В груди его стал расти гнев. Впрочем, принцесса не нуждалась в его защите. Ее знатное происхождение и уверенность в себе являлись прекрасным щитом, отражающим все ехидные высказывания гостей и лживые попытки утешить ее.

Он познакомился с ней год назад на балу.

Серину представил ему старый испанский аристократ, осыпав ее множеством комплиментов. Удивившись мгновенно вспыхнувшему мужскому желанию, Алекс увидел веселые огоньки, заигравшие в темно-синих глазах принцессы.

Слегка язвительно он отозвался об этом потоке хвалебных слов, превозносивших происхождение, гордость, власть и положение.

Ее тихий грудной смех еще больше распалил его.

– Если бы у вас в Новой Зеландии существовали такие же традиции, вас тоже награждали бы хвалебными эпитетами, – невозмутимо сообщила она ему.

Сейчас, имея некоторые не очень приятные сведения о ее брате, Алекс сомневался в этом. Доран Монтевель прекрасно знал значение эпитетов в европейской истории. Только знала ли принцесса, какие планы вынашивал ее младший брат?

Если и знала, то ничего не предпринимала по этому поводу, хотя, возможно, тоже хотела видеть себя в Монтевеле, причем в качестве истинной принцессы, а не просто обладательницы древнего титула, унаследованного от ее свергнутого деда.

И Алекс решил выяснить, что она делает сейчас.

Заметив его приближение, Серина немедленно изобразила на лице очаровательную улыбку. Дымчато-фиолетовый тон платья прекрасно подчеркивал цвет ее глаз, а покрой – изящную талию. Алекс почувствовал, как в нем проснулось нечто первобытное и необузданное. Им овладело нестерпимое желание узнать, что скрывается за этим красивым фасадом, бросить ей вызов на самом примитивном уровне – как мужчина женщине.

– Алекс, – сказала она, улыбнувшись еще ярче, когда он остановился перед ней. – Это такое знаменательное событие для всех нас! Я никогда не видела более счастливой невесты, а Герд выглядит… ну, он почти преобразился.

Алекс прекрасно умел владеть собой, поэтому по достоинству оценил ее искусство скрывать свое разбитое сердце.

– О да, конечно, – ответил он. – Это мой танец, надеюсь?

По-прежнему улыбаясь, она положила ему на руку свою ладонь, и вместе они направились к толпе, собравшейся вокруг Рози и Герда.

Алекс взглянул на свою спутницу. В памяти его всплыла фраза из далекого детства: «Белая как снег, красная как кровь, черная как смоль».

Серина была воплощением Снежной королевы.

Полная величия и в то же время грациозная, она могла сыграть в этой сказке звездную роль. Черные волосы идеально сочетались с диадемой и классическими чертами лица, чувственно подчеркивали бледность почти прозрачной кожи.

Впрочем, имелось небольшое отклонение от классического описания Снежной королевы. Губы Серины были не ярко-красными, а темно-розовыми. Красный цвет слишком откровенный, слишком провокационный…

Но губы ее показались Алексу такими соблазнительными…

Алекс почувствовал, что в нем проснулся древний как мир охотничий инстинкт. Он захотел Серину Монтевель в первый же раз, как только увидел ее. Но уже тогда он догадывался: она сильно переживает по поводу своих рухнувших надежд. Поэтому Алекс не стал добиваться ее внимания. Однако с тех пор прошел целый год – за это время можно было залечить любые сердечные раны.

Алекс остановился вместе с Сериной возле столпившихся танцевальных пар. Заметив какого-то мужчину, с нескрываемым вожделением разглядывавшего его партнершу, он бросил на него пронзительный взгляд и с удовлетворением отметил про себя, что этот «ценитель прекрасного» быстро отвел глаза.

Раздались звуки вальса, и толпа затихла – новобрачные начали танцевать. Постепенно зрители стали хлопать в ладоши в такт музыке.

Серина подняла глаза и напряглась, ощутив на себе его взгляд. Высокий темноволосый Алекс Мэтью оказывал на нее необъяснимое воздействие.

Молчание между ними становилось слишком тягостным, почти многозначительным, поэтому она сказала первое, что пришло ей в голову:

– Это замечательная традиция.

– Каратианский свадебный танец?

– Да.

Ни Рози, ни Герд не улыбались. Они смотрели друг другу в глаза, будто вокруг них никого не было. Оба, казалось, были так поглощены друг другом, что Серина почувствовала нечто неприятное. Что это – сожаление? Нет, не совсем… Что-то вроде тоскливой зависти…

Всего лишь год назад она решила дать понять Герду, что не может продать себя, чтобы стать королевой Каратии. Серина восхищалась Гердом, более того, подобный союз решил бы многие ее проблемы, но она хотела гораздо больше, чем просто подходящий брак.

И вскоре после этого Герд встретил Рози – в последний раз он видел ее лишь ребенком – и влюбился без памяти. Они обожали друг друга так, что не в силах были скрыть свои чувства. Серина сама никогда не испытывала подобного…

Не сводя с них глаз, она тихо сказала:

– Они подходят друг другу, не правда ли?

Алекс пронзил Серину загадочным взглядом, от которого она покраснела с головы до ног. Какая глупость – говорить такое о молодоженах, которые только что поклялись друг другу в верности и любви!

Где-то она читала о том, что страстная любовь длится два года, поэтому у Герда и Рози еще было время насладиться друг другом, пока их любовь не начнет таять, как дым…

– Ты очень проницательная, – отметил Алекс. – Да, они подходят друг другу.

Музыка стала быстрой, зажигательной, и все бросились танцевать.

Серина, справившись с собой, положила руку на плечо Алекса и почувствовала, как пальцы его сжали другую руку, – он закружил ее в вальсе. Серину пронзило сладкое чувство – такое трепетное, возбуждающее, что, сделав несколько па, она споткнулась.

Рука Алекса тут же прижала ее к мускулистому торсу на несколько кратких, захватывающих дух секунд, а затем она услышала:

– Расслабься, принцесса…

Ощутив его теплое дыхание, напрягшиеся мышцы бедра, Серина содрогнулась. Шокированная своей молниеносной реакцией, она отодвинулась от Алекса на безопасное расстояние, подавив в себе чувственный всплеск, и отдалась танцу, повинуясь естественному чувству ритма. Это безудержное физическое влечение возникло в ней в первый же раз, как только она увидела Алекса.

Чувствовал ли он то же самое?

Рискнув взглянуть на него, она увидела горящие глаза, и сердце ее бешено забилось. Он не прижал ее крепче к себе, но Серина почувствовала, как напряглось его тело.

«Да!» – с ликованием подумала она, прежде чем приступ паники не разрушил эту хмельную радость.

Сглотнув комок в горле, Серина сдержанно произнесла:

– Прости. Я не сконцентрировалась. Эта одна из самых чудесных свадеб, на которых я когда-либо бывала. Рози такая счастливая!

– Но все же ты какая-то рассеянная. Тебя что-то беспокоит? – осторожно поинтересовался Алекс.

Ну да, действительно, ее беспокоило несколько вещей, особенно одна…

Но Алекс не имел в виду ее брата. Он заметил, что на Серину было обращено множество взглядов. Некоторые были сочувственными, а некоторые – враждебными. Сама она предпочитала злобные взгляды, хотя шепоток, случайно доносившийся до нее, больно жалил Серину.

– Должно быть, это для нее словно горькая отрава, – сказала французская герцогиня.

Ее белобрысый кавалер издал язвительный смешок:

– Бьюсь об заклад, ее брат пришел бы в ярость. Она отказалась стать королевой, женой Герда, а это был для них шанс выбраться из бедности. К тому же уступить Герда простолюдинке!..

Не все, конечно, так злобно судачили о ней, но Серина видела, как люди прерывали разговор и отводили взгляд при ее приближении.

Ну и пусть думают что хотят! Горделиво выпрямив спину, она улыбнулась Алексу.

Я не рассеянная, со мной все в порядке, – сказала она ему совершенно спокойно.

Его черные брови слегка приподнялись.

– Ты, наверное, заметила: некоторые здесь гадают, не расстраиваешься ли ты оттого, что упустила такую возможность?

По крайней мере, он открыто спросил ее об этом.

– Не больше, чем сам Герд, – холодно ответила она.

Губы Алекса – жесткие, но невероятно сексуальные – растянулись в улыбке, в которой был скорее вызов, чем удивление.

– В самом деле?

– В самом деле, – ответила она уверенно и вопросительно взглянула на него.

Алекс смотрел на ее лицо, и чувственное волнение охватило Серину.

«Да, да, – подумала она, – он флиртует со мной».

И она готова была ответить ему тем же. Но сначала надо кое-что выяснить.

Набравшись смелости, Серина сказала:

– Я удивлена, что ты сегодня один.

Его последней любовницей была красивая гречанка – богатая наследница, недавно получившая развод. Ходили слухи о том, что именно Алекс и стал причиной развода, но Серина с трудом в это верила. Алекс считался поборником крепкой семьи.

Однако что на самом деле она знала о нем? Ничего, кроме того, что с помощью своего недюжинного ума, беспощадной энергии и непререкаемого авторитета он построил широко известную в мире бизнес-империю.

Кроме того, его увлечение греческой красавицей, возможно, еще не прошло…

Тон Алекса был безразличным.

– А почему бы и нет? У меня сейчас нет серьезных отношений.

Ах вот как! Если бы она ответила: «И у меня тоже», это означало бы приглашение.

Серина ограничилась коротким кивком и уставилась на танцующие пары, мелькавшие за его спиной. Алекс был прекрасным танцором – двигался с непринужденной грацией спортсмена, под его вечерним элегантным костюмом угадывалось мощное тело.

– И какие же у тебя планы на ближайшее будущее? – спокойно спросил Алекс.

Серина ответила коротко:

– Вообще-то я собираюсь пойти учиться.

Взгляд Алекса стал более пристальным.

– Ты удивляешь меня. Я думал, ты стала музой Рассела.

– Мы решили, что ему нужна другая муза, – без всякого сожаления произнесла она.

Работать с подающим большие надежды парижским модельером было, конечно, интересно, но, хотя Серина и теряла в деньгах, она испытала облегчение, когда Рассел решил: ему нужна более экстравагантная партнерша, соответствующая его новому направлению.

Серина не испытывала никаких иллюзий. Рассел выбрал ее лишь по одной причине: она была вхожа в те высшие круги общества, в которые он так стремился попасть. И теперь, сделав себе имя, он больше не нуждался в ней. Да и Серина, в свою очередь, была рада расстаться с его непомерным самолюбием и непредсказуемым характером.

– И что же ты собираешься изучать? Садоводство? – спросил Алекс.

Он знал о том, что она вела колонку по садоводству?

– Ландшафтный дизайн.

Ей действительно не терпелось этим заняться. Она только что получила маленькое наследство от своего деда, последнего короля Монтевеля. Если добавить к этому деньги, которые Серина получала за свои статьи, то их хватит на то, чтобы оплатить Дорану последний курс в университете, оплатить свою учебу и текущие расходы на жизнь.

Правда, придется жестко экономить, но она уже привыкла к этому.

– Ты будешь продолжать писать статьи по садоводству для этого гламурного журнала о знаменитостях? – Небрежный тон Алекса ясно давал ей понять, что он об этом думает.

– Конечно. Они возложили на меня надежды, и я сделаю все, чтобы оправдать их ожидания.

И почему она оправдывается перед этим мужчиной? Серина постаралась сдержать внутреннюю дрожь, когда встретила его загадочный взгляд.

– Почему именно ландшафтный дизайн? Может быть, лучше писать об особах, которые никогда не пачкали руки в земле?

Ледяным голосом она произнесла:

– Я не только восхищаюсь красотой, которую создают дизайнеры по ландшафту. Я уважаю великую мечту садовников создать идеальный, изумительный пейзаж – своего рода Эдем. И я хочу заняться этим.

– Твой титул и твои связи в обществе помогут тебе добиться успеха.

Эти слова, произнесенные небрежным тоном, сильно уязвили ее. Тем более что в них была доля правды.

Серина спрятала свой гневный взгляд за густыми ресницами:

– Да, это поможет. Но чтобы добиться успеха, нужно гораздо больше.

И у тебя это есть?

– Да, есть, – спокойно ответила она.

Вместо ответа, Алекс взял ее руку и стал внимательно разглядывать.

– Безупречная кожа, – пробормотал он с язвительной ноткой в голосе. – Ни царапинки, ни пятнышка. Идеальный маникюр. Держу пари, ты никогда не пачкала руки.

Серина весело блеснула глазами:

– И сколько ставишь на карту?

Алекс рассмеялся.

– Нисколько, – быстро ответил он, отпустив ее руку. – Ты что-нибудь выращивала в детстве?

– Да. У меня была своя овощная грядка. Мать считала, что детям очень полезно работать в саду.

– Конечно, я помню сад твоих родителей на Ривьере, который славился своей красотой.

– Да.

Мать обожала их сад. Работа в саду помогала ей залечивать душевные раны – благодаря желтой прессе любовные похождения ее мужа стали известны всему свету. Вскоре после смерти родителей земля и дом были проданы, как и все остальное, – надо было выплатить долги, оставшиеся после них.

Музыка закончилась, и Алекс разжал свою сильную руку:

– Тебе надо приехать в Новую Зеландию. Там изумительные растения, потрясающие пейзажи и самые лучшие садовники в мире.

– Не сомневаюсь в этом.

– Я вылетаю в Новую Зеландию завтра. Не хочешь присоединиться ко мне?

Вздрогнув, Серина посмотрела на него, поймав на себе его испытующий взгляд. Почему он предложил ей такое безумие?

– Спасибо, но я не могу вот так взять и поехать.

– Тебя что-то держит здесь? Возможность, которую боишься упустить? – Он помедлил, прежде чем протянуть: – Любовник?

Щеки ее моментально вспыхнули.

Любовник? Такого у нее не было в жизни… никогда.

– Нет, – с трудом призналась Серина. – Но я не могу просто исчезнуть.

– Почему? Харуру – то место, где располагается мой дом, – находится на северном побережье, и если тебя интересуют растения, то там много кустов. – Когда Серина вопросительно взглянула на него, он пояснил: – В Новой Зеландии леса называются кустарником. А в том месте, где я живу, ботаники до сих пор обнаруживают новые виды растений.

И Алекс улыбнулся так обворожительно, что на секунду она забыла обо всем.

Лето в разгаре, и в маленькой дешевой квартирке в закоулках Ниццы было душно и жарко. На улицах сновали толпы туристов. А Новая Зеландия – по крайней мере, на фотографиях – зеленая, прохладная и загадочная страна…

– Звучит очень заманчиво, но я не поддаюсь импульсивным решениям, – непринужденно ответила она.

– Может быть, настало время поддаться? Возьми с собой своего брата, если хочешь.

Если бы только удалось взять! Искушение охватило ее, затуманило разум, ослабило волю.

Поездка в Новую Зеландию, возможно, отвлекла бы Дорана от его пагубного увлечения – видеоигры, которую он придумал с друзьями. Брат был увлекающейся натурой, и интерес его обычно угасал так же быстро, как и вспыхивал, но это его последнее увлечение оказалось настолько сильным, что грозило перерасти в зависимость. За последние несколько месяцев Серина почти не видела брата.

Отпуск мог бы спасти его.

Да и ей самой тоже нужен отдых. В последнее время Серина находилась в подавленном состоянии. Злобные намеки, наглость журналистов, желающих выведать, как она чувствует себя сейчас, когда сердце ее якобы разбито, и откровенная ложь, написанная о ней в желтой прессе, – все это добивало Серину.

Если она поедет в Новую Зеландию с Алексом Мэтью, все решат, что они любовники. И с каким наслаждением она швырнет этот мнимый любовный роман в самодовольные, алчные до сенсаций лица!

Разволновавшись, Серина готова была уже согласиться. Секунду она колебалась, но здравый смысл вернулся к ней.

Каким же образом ее отъезд докажет всем, что она не страдает от разрушенных надежд? Нет, так не годится. Все посчитают ее поступок чистой бравадой, и это лишь больше подтвердит слухи о ее разбитом сердце.

– Благодарю за любезное предложение, – учтиво произнесла она, – и я уверена, Доран с удовольствием бы съездил в Новую Зеландию…

– Но?.. – иронично спросил Алекс.

– Мы не можем позволить себе отпуск прямо сейчас.

Он слегка пожал широкими плечами, не сводя с нее взгляда:

– У нас с Гердом и Кельтом есть самолет, поэтому транспорт не проблема. И через месяц у меня назначена деловая встреча в Мадриде, поэтому на обратном пути могу вас высадить в Ницце. – Глаза Алекса блеснули, а затем он тихо и с вызовом спросил: – Боишься, принцесса?

– Меня зовут Серина! – вспылила она. – С какой стати мне бояться?

Она опасалась, конечно. В животе у нее болезненно заныло, будто Серина стояла на вершине высокой скалы. Алекс Мэтью был человеком не из ее круга.

Но как же быть с Дораном?

Серина взглянула через бальный зал на своего брата, смеявшегося в группе молодых людей, среди которых был его лучший друг, сын старого товарища ее отца, еще один изгнанник из Монтевеля. Джанки и заразил Дорана компьютерными играми. Вместе они решили придумать свою игру, чтобы, если повезет, в дальнейшем продавать на нее права.

«Это будет огромный успех!» – с энтузиазмом заверил ее Доран и заставил поклясться, что она никому не разболтает их секрет.

Поначалу Серина посчитала все очередной фантазией брата, но Доран окунулся в проект с головой. Месячный отпуск на другом конце света, возможно, помог бы разрушить эти колдовские чары.

– Тебе нечего бояться меня, – прямо сказал ей Алекс.

Щеки Серины вспыхнули.

– Я знаю.

Будто не слыша ее, он продолжал:

– По поводу жилья не будет никаких проблем. У меня старинный дом, с несколькими спальнями для большой викторианской семьи. Северное побережье само по себе прекрасное место, но оно еще интересно и тем, что именно там впервые встретились европейцы и местные жители маори. Сначала они враждовали, потом смешались друг с другом. Ну так как?

– Это невозможно! – произнесла она, отогнав мысль, что месяц в Новой Зеландии дал бы ей возможность получить фотографии и материал сразу для нескольких колонок в журнале.

Но Алекс, судя по всему, уловил ее минутную слабость.

– Почему бы и нет? – И, увидев, что она колеблется, продолжил: – Почему бы тебе не спросить своего брата, как он к этому относится?

Брат, конечно, откажется. Серина не сомневалась в этом.

– Хорошо, я сейчас спрошу.

Еще раз взглянув через зал, Серина увидела, что Доран направляется прямо к ним. Высокий, стройный, атлетически сложенный, он не был похож на человека, проведшего последние полгода за компьютером.

* * *

Когда Алекс озвучил свое предложение, Доран воспринял его со своим обычным энтузиазмом:

– Конечно, ты должна ехать, Серина!

– Я приглашаю вас двоих, – любезно произнес Алекс.

Радость осветила подвижное лицо Дорана, затем мгновенно исчезла. Многозначительно взглянув на Серину, он сказал:

– Мне хотелось бы поехать, но… ты знаешь мои обстоятельства. – Разведя руками, он закончил неопределенно: – Обязательства, видите ли.

– Я думал, ты любишь нырять с аквалангом, – прищурился Алекс.

– Да, люблю. – В глазах Дорана снова вспыхнул энтузиазм.

– Новая Зеландия – фантастическое место для дайвинга. Недалеко от Харуру затонули два старинных судна, представляющие большой интерес для аквалангистов, но мои друзья любят ездить в Вануату, чтобы понырять в рифах. Если тебе интересно, могу свозить тебя туда. – Выражение лица Дорана, на котором отразилось такое непреодолимое желание, стало почти комическим, а Алекс добавил: – Есть еще места, где затонули военные суда времен Второй мировой войны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3