Дмитрий Титов.

Чёрный айсберг



скачать книгу бесплатно

Однажды у магазина Марк заметил шикарный мотоцикл. Такой он мог видеть только на обложке какого-нибудь мото-журнала. Тут вышел хозяин, обративший внимание на человека, проявляющего живой интерес к его средству передвижения. Это был Игорь Ковалёв. Марк отвесил комплимент по поводу мотоцикла его хозяину, на что тот согласился, что аппарат действительно «крутой», но есть некоторые проблемы с разгоном. Марк заметил, что можно вмешаться в программное обеспечение блока электронного управления двигателем и заменить некоторые заводские детали спортивными. Разговор завязался, и молодые люди познакомились. В последствие Игорь иногда посещал Марка, когда хотел что-нибудь отремонтировать в мотоцикле или проконсультироваться. Так они начали общаться.

Марк хоть и был сдержанным на эмоции человеком, но недостатка в общении он не испытывал, скорее наоборот, общения у него было даже больше, чем ему требовалось. Около его мастерской всегда толпились небольшие молодые компании. В поселке, где он жил, не было недостатка в клиентуре. Почти в каждом дворе был подросток, у которого был мопед. Его гараж был как кружок любителей авто– и мото-техники. Здесь всегда играла молодёжная музыка, стояли старенькие машины со следами тюнинга, а рядом небольшие группы молодых парней и девушек, эмоционально и со смехом что-то обсуждавших. Были и единомышленники, которые по совместительству являлись его коллегами.

Жизнь кипела вокруг Марка, и время пролетало очень быстро за работой в гараже. Как только они не издевались над старенькой техникой. Однажды даже один из друзей принес, бог знает откуда взятый «безпилотник». Корпус был разбит, но реактивные двигатели оказались целыми. Недолго думая, ребята установили эти двигатели на старенький пикап и весело носились по поляне за пределами поселения, снимая весь процесс на камеры. Правда, через полчаса один из двигателей загорелся, поэтому веселье пришлось прекратить, но, слава богу, никто не пострадал.

Вскоре увлечение дорожной техникой себя изжило, и Марк направил своё внимание на авиатехнику. Он сдал экзамены в специализированном пункте проверки знаний и поступил в колледж по специальности «техник-ремонтник реактивных двигателей». Правда, для этого ему пришлось покинуть родной посёлок, так как учебное заведение находилось в другом городе и даже в другом регионе. Марк хоть и не был отличником, но учился вполне хорошо. Преподаватели относились к нему снисходительно, закрывая глаза на его неуспеваемость по некоторым предметам. Особенно его любили руководители практики, которые не уставали повторять, что у парня «золотые руки» и, если у кого-то есть вопросы, то они непременно должны обратиться в первую очередь к Марку, а Марк ввиду своего простодушия никому не отказывал в помощи.

Время в колледже пролетело быстро и вот пришло время устраиваться на работу. Марк не стал долго выискивать, куда устроиться, и обратился в первую попавшуюся мастерскую. Это была небольшая контора, занимавшаяся ремонтом частных лёгких самолётов.

Марка, в общем, устраивала его профессия, но всё же чего-то не хватало…

Тут Марком овладело понимание того, что он не чувствует левую руку. Он нехотя перевернулся на другой бок. Вскоре, почувствовав приятное покалывание и тепло сначала в плече, а затем в предплечье, Фролов пошевелил пальцами рук, убедившись, что кровоснабжение восстановилось, затем крепко уснул.

Глава 2

Рабочее помещение освещали яркие панели дневного света. Игорь с интересом изучал данные, поступившие с автоматизированных аппаратов, летевших рядом с катером. Новые сведения помогли более точно определить положение и орбиту планеты, к которой направлялся катер. Ковалёв не без помощи компьютера выполнил необходимые расчёты курса и смотрел задумчиво на экран, который транслировал изображение с камер аппаратов. Это было звёздное небо. Светящаяся точка посередине экрана ничем бы не отличалась от других таких же светящихся точек, если бы не ярко-красный маркер вокруг неё, от которого шла прямая линия, заканчивающаяся рамкой с какими-то буквами и цифрами. Игорь дал команду на максимальное увеличение изображения, но это действие не добавило деталей. Теперь светящаяся точка стала чуть больше.

В это время в помещение зашел Марк: «Доброе утро!»

– Доброе утро, – ответил Игорь, – Поступили новые данные. Я немного скорректировал план маневров. Сейчас десять часов утра. Через восемь часов мы должны начать торможение и выходить на орбиту планеты. Нужно будет развернуть катер против курса, остановить вращение и включить маршевые двигатели, поэтому план на сегодня такой: до четырех часов навести порядок, закрепить все предметы, проверить еще раз работу всех систем и одеть скафандры.

– А скафандры зачем?

– На всякий случай!

– Давно хотел у тебя спросить как специалиста. Ты же всё-таки в университете учился! – с наигранным восхищением произнёс Фролов, подняв указательный палец вверх, – Как работает тоннель, через который мы вылетели?

– Сквозь пространственный тоннель… – начал цитировать Игорь отрывки из учебника, которые еще остались в памяти, – Или сокращенно «сквопнель» предназначен для ускоренного перемещения аппаратов из одной точки пространства в другую со скоростью выше скорости света. Современные сквопнели могут перебросить аппарат со скоростью в 100 световых… Короче проще скажу. В одном месте – ворота, в другом месте —ворота… В одни влетаешь, в другие вылетаешь!

– Это я и без тебя знал!

– А что тебе еще сказать? Ворота круглой формы. Внутри тоннеля создается искривление пространства, а не прокол пространства, как некоторые думают! Никакой сингулярности там нет! Просто создается направленное движение ткани пространства в одном направлении. Аппарат движется внутри тоннеля вместе с пространством. То есть если этот аппарат влетает в ворота с большой скоростью, то прилетит раньше, чем аппарат, который заходит в ворота на малом ходу.

– Получается, это как труба с потоком воды внутри. Вода поступает из одного бассейна по трубе в другой. Если водолазу надо попасть в другой бассейн он ныряет в трубу как в аквапарке и попадает в другой бассейн. Правильно?

– Я бы лучше не сказал!

– А тоннель в двух направлениях работает?

– Да. По одну сторону ворот – вход, по другую – выход.

– А как создавалась эта система сквопнелей, ты знаешь?

– Сначала транспортный корабль буксировал ворота. Проводилась пробная генерация тоннеля. Если всё было нормально – тоннель начинал работать. Потом через этот сквопнель перемещался транспортный корабль с воротами, который дальше летел своим ходом и устанавливал следующие ворота ещё дальше. Так система и появилась. Я тебе тоже вопрос хочу задать. Ты мне так и не сказал в прошлый раз. Ты чего со мной то полетел?

– Ну, ты даешь! – удивился Марк, – Ты же сам меня позвал!

– А ты мог и не соглашаться.

– Да не знаю… С работой тогда у меня всё плохо было. Мастерскую, в которой я работал, закрывали, а тут ты! Я даже обдумать толком ничего не успел. Ты когда озвучил мне, какое денежное вознаграждение предлагает государство за обнаружение сложных форм внеземной жизни, я сразу про всё забыл и начал паковать чемоданы. Хорошо еще что все расходы оно берёт на себя. А вообще знаешь, я всегда мечтал по нашей Системе попутешествовать, правда, не думал, что так далеко залечу. А ты что подозреваешь меня в неадекватности? – с улыбкой произнёс Марк.

– Ну что ты, дружище! Я в тебе уверен! Я в себе так не уверен, как в тебе!

Игорь и Марк начали производить уборку, перемещаясь из одного помещения в другое. В основном она заключалась в том, чтобы убрать или закрепить все мелкие предметы для того, чтобы они не разлетелись по катеру, когда пропадёт сила тяжести. Расправившись с очередным помещением, они спустились на первый ярус, где находилось рабочая комната. Она отличалась от предыдущих наличием большого количества навесного оборудования, различных датчиков и приборов.

– Ну а ты-то почему решился на это? – вдруг спросил Марк – Ответ «из-за денег» не принимается. Уж слишком маленькие шансы что-то найти. Тут ещё какая-то причина должна быть.

– Гадалка нагадала!

– Я серьёзно! Из-за чего ты вдруг надумал этим заняться? Ладно, не хочешь говорить – не надо!

– Прилетим на место – я тебе всё расскажу. Тут недолго осталось…

Снова наступила тишина. Марку, конечно же, не нравилась излишняя загадочность со стороны Игоря. Ему хотелось получить полноценное логичное заключение, к которому тот пришел благодаря долгому анализу данных или возможно, Игорь получил какую-то ценную информацию от авторитетных и компетентных людей во время своих путешествий.

– Кстати, ты спрашивал о том, как строили сквопнели… – неожиданно заговорил Игорь, – Так вот, тут пропал один из двух кораблей, который должен был установить, ворота и генерировать первый в мире сквопнель! Связь с кораблем пропала. О судьбе экипажа ничего не известно. Правда, направлялись они ко второй планете «в обитаемую зону», а мы остановимся у седьмой.

– Так мы что пропавший экипаж летим искать? Или ты думаешь, они тут жизнь нашли?

– Это никак не связано! Просто вспомнил интересный факт.

– Подожди, это же Глизе 667 Ц, а ворота находятся, насколько я знаю, возле звезды Глизе 667 Б…

– Всё верно. Ворота всё-таки установили, но в другом месте, поэтому нам и пришлось лететь сюда почти год своим ходом. Спроси, кстати, у нашей красавицы. Я уверен в её базах данных есть информация об этой экспедиции, – посоветовал Игорь.

– Ладно… Маруся, у нас есть что-нибудь о первой экспедиции на Глизе 667 Ц?

– Есть общая информация из периодических изданий двадцать третьего века, – ответил компьютер.

– Тогда рассказывай! Нет, подожди. Расскажи в стиле сказки!

– Какого народа? – спросила невозмутимо Маруся.

– Восточные сказки!

– Слушаюсь и повинуюсь, мой господин!

– Хотя нет, подожди. Давай лучше русскую народную сказку.

– Будь по-твоему, барин! – добавила характерную для сказок интонацию Маруся, – Давным-давно жил-был народ, который захотел расширить границы своего привеликого царства-государства. И построил тот народ два летучих корабля и трое ворот. Ворота те межпространственные тоннели должны были открыть к землям неизведанным. Два корабля отлететь подальше должны были, да испытать ворота на прочность в оговоренный срок и открыть проход меж воротами. Первый раз люди ворота такие строили и боялись они, что сила неизвестная много вреда да беды принести может, поэтому подальше от Земли родной спытать те врата решили. Коли хорошо всё да ладно пойдёт, то и меж третьими воротами на Земле отворить тоннель должны были. Нарекли корабли те именем «Первопроходец» и именем «Первооткрыватель». А сказ мой о «Первопроходце» будет.

Собрал капитан «Прервопроходца» команду из 600 душ, да начал готовить её на Земле. Месяц готовил, два месяца готовил, год готовил, да и поместил в контейнеры для длительного сна. Погрузили те контейнеры на летучий корабль вместе с воротами, да и отправили корабль в путь дальний. А путь предстоял долгий: сорок лет и четыре года лететь предстояло к звезде по имени «Глизе 667 Ц», к третьей планете, потому как думали люди что жить там можно будет. Летел тот корабль со скоростью вдвое меньше скорости света. Летел-летел да и не вышел в оговоренный срок на связь, пропал без вести».

– Мда… Над концовкой поработать надо. Теперь я знаю, что делать, если уснуть не смогу. Вот, кто мне сказки на ночь читать будет, – улыбнувшись, сказал Игорь.

– То есть корабль пропал около трёхсот лет назад… – задумчиво произнёс Марк, – А когда пропала связь с кораблем?

– По неофициальным данным, радиолюбители спустя 67 лет принимали слабый сигнал SOS от неизвестного судна. Некоторые специалисты полагают, что корабль «Первопроходец» долетел до системы «Глизе 667 Ц» (где мы сейчас находимся). О дальнейшей судьбе экспедиции ничего не известно, – поделилась информацией Маруся.

– А что с тоннелем, его открыли? – продолжал задавать вопросы Марк.

– После тщательного исследования природы искривления пространства, ученые пришли к мнению, что генерация тоннеля безопасна. Тоннель был проложен между воротами, находящимися на втором уцелевшем корабле «Первооткрыватель», и воротами, находящимися в Солнечной Системе. Спустя почти 250 лет были построены ворота вблизи системы «Глизе 667 Б», через которые мы прошли, – ответил компьютер.

– Значит, мы тут не первые… – задумчиво произнес Марк.

– Далеко не первые. Тут проходили поиски пропавшего корабля, затем изучались планеты в «обитаемой зоне», да и простые искатели жизни, как мы с тобой, тут тоже бывали, – ответил Игорь.

– Так ты же говорил, что они ко второй планете летели, а Маруся говорит, что к третьей.

– Столько лет прошло… Информация может быть не точной, к тому же они могли, находясь в полете, скорректировать курс.

– Ладно, бог с ним, с этим кораблём, давай заканчивать с уборкой.

После уборки друзья плотно покушали и устроили часовой перерыв. Лёжа на своей кровати, Игорь посмотрел в центр потолка, на котором отображалось время. Было без четверти три. Он нехотя встал, смотал матрац и белье в рулон, положив всё это в один из металлических шкафов с запорами. «Подходи на первый ярус», – сказал Ковалёв и вышел через люк. Игорь спустился в рабочее помещение, поставил кресла в нужное положение и зафиксировал их специальными защелками, после чего размотал крепежные ремни, приклеенные к задней спинке скотчем. Через некоторое время к нему присоединился его товарищ.

– Ну что сначала проверим работу агрегатов? – спросил Марк.

– Давай.

Марк пробежал пальцами по клавиатуре. На экранах высветились схемы систем корабля с надписями, появилась движущаяся шкала, показывающая процесс анализа данных. По экрану побежали строки зелёного цвета, и Игорь понимал, что пока неисправностей компьютер не обнаружил.

– Генераторы в норме, уровни в ёмкостях в норме… – констатировал Марк, – Электросистемы в норме, все датчики исправны, ошибок нет.

– Даешь добро на маневры?

– Подожди, нужно привода двигателей проверить…

После того, как шкала дошла до конца, Марк открыл программу ручного управления. На экране схематически был изображен катер, на котором желтым цветом помечены двигатели. Марк выбирал двигатель, после чего двигал рукояткой в разные стороны. Двигатель на экране повторял движения рукоятки. Через 15 минут Марк тяжело вздохнул: «Привод сопел на третьем и шестом маневровых не работает. Сейчас попробую разобраться, в чём дело. Показывает, что датчики в норме… Растут токи в обмотках привода… Заклинило скорее всего».

– Заржавело что ли?

– Постороннее тело скорее всего… Может наледь, может ещё что-то, не знаю. В принципе они сейчас в нейтральном положении, так что это не должно помешать.

– Ну, смотри. Проверь маршевые.

– Надо на прогрев поставить. Это минут 30. Можно пока перерыв сделать.

– Что-то мешает двигаться соплам. Как бы не было других повреждений. Шанс что туда что-то попало один на миллиард, но если он есть – это очень плохо. Надо действовать аккуратно…

– И очень быстро потому, что мы подходим к точке торможения. Если не сможем затормозить – пролетим свою остановку, а значит, придётся потратить больше топлива. А топливо нужно экономить потому, что на обратном пути тоже может возникнуть непредвиденная ситуация.

Через полчаса Марк попробовал запустить двигатели. После того, как он нажал несколько клавиш, раздался голос Маруси с эффектом эха: «Внимание! Пробный запуск двигателей. Во избежание травм займите свои места и пристегните ремни».

После этих слов корабль испытал несколько легких толчков. Из задней части корабля раздалось гудение. По корпусу пробежала вибрация. Экран засветился красным светом в нескольких местах.

– Что там? – спросил взволнованным голосом Игорь.

– Половина маневровых двигателей не работает. Попробую еще раз.

– А маршевые?

– Маршевые – в норме.

После этих слов Игорь испытал некоторое облегчение, хотя Марк в этот момент начал нервничать ещё сильнее. Предупреждение Маруси прозвучало ещё раз, и действие с двигателями повторилось.

– Это плохо! – уже немного дрожащим голосом произнёс Марк.

– Что, не помогло?

– Нет.

– До подхода к точке торможения осталось 60 минут, – спокойным голосом произнесла Маруся.

Тут уже занервничал Игорь: «Нам надо останавливать вращение и разворачивать корабль против курса, иначе пролетаем!

– Я знаю, что надо.

– А что в таких случаях советует инструкция?

– Повторный запуск, визуальный осмотр.

– Так может, осмотрим? Ты наденешь скафандр, осмотришь двигатели, постучишь по ним ключиком, и они заработают.

– Как? Корабль вращается. Меня выкинет с этой карусели в открытый космос! Если выйду, то ты тут один останешься.

– Должен же быть способ остановить его. Может за счёт других рабочих двигателей как-то можно замедлить вращение?

– Маруся, просчитай эффективность остановки катера рабочими маневровыми двигателями, – скомандовал Марк.

Через несколько секунд последовал ответ: «Из-за отказа приводов сопел некоторых рабочих маневровых двигателей торможение будет неэффективным при большом расходе топлива».

– Что это значит? – переспросил Игорь у Марка.

– Это значит, что те движки, которые должны нас остановить – не работают, а те, что работают, не поворачиваются в нужную сторону. Так что использовать их бесполезно. Это всё равно как если бы ты локтем пытался напечатать реферат. Сил затратишь много, а эффекта никакого.

– Может всё-таки есть выход? Ситуация серьёзная! Может попробовать выйти наружу? На скафандре тоже есть небольшие движки. Можно прикрепиться к корпусу и пробовать тормозить.

– Я же говорил: ты на корпусе не удержишься. Этот вариант отпадает!

– Если не удержишься, я могу тебя с помощью дрона вернуть…

– Ну, спасибо! А может, сам туда полезешь? А если что – на дроне верхом прилетишь обратно? Подожди… а зачем обратно на дроне?… Дроны же есть… Точно!

– Ну, есть. А ты не знал?

– Дронами можно тормозить! Пусть с одной стороны прикрепится и своими двигателями тормозит.

– Так у него же двигатели слабенькие?

– Ничего страшного. Дольше конечно тормозить будет, зато у нас дронов много!

Марк испытал одновременно два положительных чувства: озарение и облегчение. Он развернулся к монитору и, активно работая с клавиатурой, начал вести диалог с Марусей, обмениваясь непонятными для Игоря терминами. После трёх минут обсуждения Марк повернул голову к Игорю: «Кажется на летящих с нами дронах тоже проблемы с движками». Игорь не поворачивая головы в сторону собеседника, прикрыл рукою губы: «У нас же в отсеке для дронов еще аппараты должны быть, не может же случиться так, что все одновременно вышли из строя!»

Марк снова начал совершать манипуляции с клавиатурой. На экране появился схематически изображённый аппарат, вылетающий из центральной части катера. На другом экране появилось изображения с камеры аппарата. Компьютер просчитал нужную траекторию, по которой дрон должен был двигаться, чтобы закрепиться в нужной точке катера и, спустя уже полминуты, команда услышала глухой стук. Судя по картинке на мониторе, дрон успешно закрепился на обшивке катера. Затем включились двигатели аппарата, и вращение катера очень медленно, но всё же, замедлилось. Через двадцать минут сила тяжести на катере полностью пропала. Судно уже не вращалось, оно находилось в нужном положении – кормой вперёд.

Марк с облегчением вздохнул и вытер пот со лба. Он считал, что его мучения на этом закончились, а вот Игорь еще не торопился расслабляться.

– Возвращай нерабочих дронов на катер, подходим к точке! Потом бегом надеваем скафандры! – скомандовал Ковалёв.

Марк, не успевший толком расслабиться, опять склонился над клавиатурой. Игорь в это время взмыл в воздух над креслом и направился в сторону люка. Привычным маршрутом он проследовал в сторону третьего яруса, только не взбираясь по лестнице, а паря вдоль неё и лишь слегка отталкиваясь от лестницы руками. Марк отдал Марусе команду на очередной пробный запуск неработающих маневровых двигателей и полетел за Игорем.

– Все дроны возвращены на борт катера, – прозвучал голос Маруси.

В это время Игорь уже достал легкие скафандры, находящиеся в специальном ящике в конце коридора. Друзья помогли друг другу одеться в узкие, стесняющие движения скафандры ярко-жёлтого цвета.

Игорь направился обратно. Он двигался в противоположный конец коридора-шахты от третьего яруса к первому. В конце коридора находилась большая дверь люка, отделявшая коридор от кабины пилота. Если бы на катере была сила тяжести, то для экипажа эта дверь была бы на дне шахты, но в невесомости верх и низ воспринимаются иначе. Во время длительного полёта, пока корабль вращался никто не заходил в кабину, так как в этом случае экипажу пришлось бы сидеть на корточках прямо на приборной панели или лобовых стеклах. Кресла же в этом случае находились бы на потолке.

Игорь нажал на несколько кнопок, и дверь открылась, направляя пыльные потоки воздуха ему в лицо. Он дал команду на включение освещения и осторожно влетел в помещение. Все поверхности были покрыты тонким слоем пыли. Он уселся в кресло, щёлкнул несколькими тумблерами, и вся панель засветилась огоньками. Лобовые стекла были закрыты щитами снаружи. Игорь нажал какую-то кнопку, и заслоны начали отодвигаться, представляя перед взором капитана неописуемо красивое звёздное небо. Через две минуты экипаж в полном составе в кабине катера готовился к манёврам. Игорь надел на голову прозрачный мешок с окантовкой из белого металла, которая закреплялась на скафандре, после чего он повернул какой-то ролик на груди и мешок на голове надулся, превратившись в мягкий шлем. Марк сделал тоже самое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное