Дмитрий Савельев.

Новая Зона. Сердце обители зла



скачать книгу бесплатно

Памяти Аркадия и Бориса Стругацких

Сердце обители зла

Будущий мученик

Ну, привет, братаны и сеструхи!

Как вам названьице – «Сердце обители зла»? Цепляет или нет? В любом случае менять его мне не по кайфу. Потому что я – блогер. Блог мой сегодня ночью забанили, поэтому пишу эту статью для сайта istina.com.

Ладно, хватит вступлений, по ходу чтения до всего сами допрёте.

В общем, дело было так. Приехал три дня назад к нам в Артемьев один афонский монашек, лет сорока пяти от роду, из русского Пантелеймонова монастыря. И сразу хочет сунуться в Зону. У него, говорит, благословение не от кого-нибудь, а от самих невидимых пустынников (есть, по типу, у них там на Афоне зишибенные мегакрутые монахи, которых почти никто не видит). Переночевал он у одной гостеприимной тётки, а поутру – на приём к Генералу (это который у нас главный по Зоне, фамилию не буду называть).

– Не дам я вам пропуск, отец Ермоген, – грустно так говорит Генерал. – Будь у вас благословение хоть от вселенского патриарха – не дам! Будто мало у меня на совести смертей – не хватает только смерти афонского монаха. Зона Инопланетного Посещения – сугубо физическое явление, она с религией несовместима и духовным законам не подчиняется.

И Генерал-то был ох как прав! Приезжало к нам двое попиков в девяностые годы – ещё когда я под стол пешком ходил.

Один вздумал окропить святой водицей всю Стену снаружи – мол, дёшево и сердито. Дёшево – в смысле безопасно, а если Зона не освятится, так на нет и суда нет. Только Зона-то не дура: вышла ему навстречу «комариной плешью» («гравиконцентратом» по-учёному). Маленькой такой плешечкой, около 10 Же. Только прошёл наш попик с кропилом мимо второго КПП, как тут же в неё и вляпался. Офицеры его сопровождали дюжие, вытянули беднягу за ноги. Только половину костей он всё равно переломал. После этого случая территорию отчуждения решили увеличивать, но до дела так и не дошло, только предупредительные таблички везде понавешали.

А второй попик посмелее оказался. Собрал десяток отморозков не хуже себя и с крестным ходом – прямо внутрь, через первый КПП. Как им дали пропуска?? А вот так! Позвонил кто-то «сверху», может даже, самый главный, и велел не препятствовать. Конечно, все молитвенники бумагу специальную подписали, типа, что несут стопроцентную ответственность за свой поступок и в случае смерти или увечий (как физических, так и психических) никого не винят. Ну и сунулись. Ушли, однако же, недалеко. Самое смешное, что никто из этих отмороженных ребят не пострадал! Протопали они с песнями метров двадцать-тридцать – день солнечный, ни облачка, ни ветерка. Вдруг все три их хоругви переламываются надвое, а на иконе «Взыскание погибших» краска начинает течь. Побелел наш попик и развернул крестный ход на 180 градусов. А потом книжку написал – «В обитель зла Церкви ход закрыт». Стотысячным тиражом издал, между прочим!

Больше уже никто из этих святош к Зоне не приближался.

До вчерашнего дня…


В общем, стои?т афонский монашек перед Генералом и улыбается. А Генерал наш твёрд как железо:

– Езжайте-ка вы подобру-поздорову к себе на Афон и там молитесь о спасении мира, отец Ермоген. Зона не для вас.

– А как же храм Божий? – кротко так спрашивает монашек.

А ведь и правда – есть в Зоне церковь, в самом гнусном месте, куда ни один блогер уже лет десять не совался. Последний, который сунулся, лежит все эти годы в психбольнице в райцентре. Вованом звать (а ник в блоге у него был «Фиксатор»). Когда он к церкви попёрся с зеркалкой за «хабаром», то бишь за фотками для блога, я ещё молодой был – не со всеми блогерами перетусить успел. Хотя шапочно я Вована знал – город-то у нас небольшой, тысяч двадцать жителей, если не считать вояк и туристов. Весёлый был парень и отчаянный блогер… Приполз утром к маме на четвереньках. В глазах ужас непередаваемый, и всё время одну фразу повторяет: «Они не прилетели, они всегда здесь были. Понимаешь, всегда?!» Говорят, так до сих пор её и твердит…

Кстати, раньше нашего брата звали сталкерами. Охотился наш брат когда-то за инопланетными артефактами в целях личной наживы и нередко в этом преуспевал. Только всё ценное инопланетное добро скоммуниздили ещё во времена перестройки, а мы продолжаем ходить в Зону. Типа, зачем? Понятное дело – нервишки пощекотать, со смертью в поддавки поиграть. В наше время одни на крышах электричек катаются, другие на краны карабкаются или с небоскрёбов с парашютом прыгают, а нам, атремьевцам, сам Бог велел в Зону ходить, когда жизнь так осточертеет, что хоть вены режь. А когда мы стали в блогах свои приключения за Стеной подробно описывать и фотки выкладывать, тут нас и прозвали «артемьевскими блогерами». Ну а когда ты живёшь в Артемьеве, первое слово автоматически отпадает. Так и превратился сталкер в блогера. Прикольно, а?..


– Да нет там никакого храма, одна развалюшка, – отвечает монашку Генерал. – Он ещё до Посещения разрушился, только стены замшелые стоят.

– Всё начинается с любви, – говорит монашек и давай Генералу мозги втирать. Про любовь ко всей твари, про Боженьку всеблагого да про Царство Небесное рассказывает. Сам же улыбается, как идиот, и слёзки умильные пускает. А когда Генерал про плачущего ангела услышал (который поруганный престол будет до скончания мира охранять), так вконец растрогался и говорит:

– Хорошо, выпишу я вам пропуск, отец Ермоген. В случае чего будем считать вас мучеником за дело Божье. Только, во-первых, бумагу подпишите. А во-вторых, одного я вас в Зону всё равно не отпущу. Возьмёте с собой одного из наших блогеров, тогда, может, и выживете.

Просиял монашек и спрашивает:

– А кого же мне взять?

– Возьмите Васю Конодуева, он у нас самый матёрый. Двадцатисемилетие недавно отпраздновал. Другие к такому возрасту либо помирают, либо свихиваются, либо завязывают. Ну, кто-то, конечно, калекой становится. А Вася до сих пор не свихнулся и не завязал – цел и невредим. Бог ему, наверное, всеблагой помогает…

Вася Конодуев – это я. Фамилия необычная, кто ж спорит! Я её преспокойно в качестве ника в своём блоге использую, потому как редкая. Говорят, кто-то из моих предков коня у своего барина стырил и на Волгу дунул, к казакам…


– А хорошо ли человека в такое опасное место из-за меня посылать? – вдруг усомнился монашек.

– Да он всё равно скоро в очередной раз либо крылья отрастит, либо под землёй пророется – блогера разве от Зоны убережёшь? Так пусть официально идёт, благому делу послужит.

Ну и звонит мне тотчас Генерал на мобилу и обстановку обрисовывает. «Завтра в Зону по пропуску, сопровождать духовное лицо. Готов?» Я, конечно, живо соглашаюсь на «легалку» – месяца три уже в Зоне не был, в душе тоска жгучая от желудка к сердцу подступает. Нажал «отбой» и минут пятнадцать ржу как ненормальный. Эйфория у меня! С монашком в Зону ещё ни один блогер не ходил!

А потом собираться стал.

Химкостюм – любименький, родненький, не раз выручавший. Сапожки у меня особенные – с фарфоровым напылением. Если б не они, я б уже в кресле-каталке ездил…

Ну, шлем мотоциклетный, само собой. У меня дизайнерский флип-ап, «Тигр». Оптимальное приспособление для Зоны. Раньше народ противогазы на морды цеплял, да перестал после одного случая…

Дозиметр, естественно. Если бы сталкеры восьмидесятых знали, какая это полезная штука, их в два раза меньше в Зоне передохло бы!..

Ультразвуковой излучатель – тоже незаменимая вещь, особенно на кладбище…

Портативный молниеотвод – не на каждом «скачке» пускается в ход, но пару раз здорово выручал…

Солнцезащитный крем – куда же без него?..

Ну и камеру двадцатимегапиксельную не забыл, с режимом ночного видения.

Вот и весь арсенал артемьевского блогера! Остальное – удача, чутьё и опыт.

Мне бы, конечно, всё это добро Генерал предоставил, но какой же блогер пойдёт в Зону с чужим снаряжением? А монашку выдадут всё, что требуется.

Эх, предупредил бы Генерал хотя б за два дня, я бы нажрался как свинья и к пассии своей, к Светке! А вот накануне «скачка» я не пью и не занимаюсь сексом. Правило у меня такое…

Божьи твари

Ровно в семь ноль-ноль встретились с монашком у санитарного корпуса. Солнце уже взошло, день обещает быть ясным.

– Вася, – протягиваю я ему руку. – Как тебя к нам занесло-то, отец?

Он руку пожал, глазами улыбается и говорит:

– Ермоген. Господь привёл.

– Ну, раз Господь, тогда другой разговор, – ухмыляюсь я. – Вот тебе, батя, крем для загара, 50 эс-пи-эф, обмажься им весь! В смысле все органы, до самого последнего, сечёшь? Есть у нас в Зоне такая штука – «дьявольская жаровня» называется. Характерное название, да? В общем, от неё ни то что химкостюм, даже скафандр не убережёт. А вот солнцезащитный крем, как ни странно, хорошо помогает. Будешь коричневый, как негритёнок, неделю ходить, зато никаких ожогов!

– Спаси Господи, – улыбается монашек.

– Ну и сразу инструкции. Идёшь позади меня, шаг в шаг, след в след. Я остановился – ты остановился. Я встал на карачки – ты встал на карачки. Я упал на брюхо – ты упал на брюхо. Мой приказ – закон. Нарушишь – больно побью, если Зона тебя раньше не убьёт. Понял, рядовой?!

– Понял, товарищ старший сержант! – шутит монашек.

– А раз понял, тогда марш переодеваться!


…Прошли КПП. Часовые автоматчики ручкой нам так помахали – мол, туда вам и дорога, психи.

Химкостюм на монашке поновее моего, да уж больно какой-то кургузый. Сапоги правильные, с фарфором. Шлем с забралом, но уродский, казённый. За спиной, как и у меня, специальный рюкзак, напичканный всем необходимым.

Медленно иду впереди с дозиметром в руке. Монашек за мной – как велено, шаг в шаг.

Не протопали и пятидесяти шагов – дозиметр запищал, рентгены попёрли вверх. Вон она, голубушка, – «комариная плешь» в десяти метрах по курсу. Это тебе не 10 Же за Стеной, тут вся тысяча будет. Вертолёт может в тонкий блин расплющить. Сталкеры минувших дней их гайками обнаруживали. Только гайку-то иногда и забудешь бросить, да и кончиться гайки могут – не попрёшь же с собой целый пуд. Великая вещь – дозиметр!

– Стоять! – рявкаю. – Впереди – смерть! Мокрого места не останется. В прямом смысле слова.

Монашек так и замер с поднятой ногой. «Видно, послушанию его там, на Афоне, хорошо обучили», – думаю. Как я в тот момент ошибался!

«Комариные плеши» всё время кочуют по Зоне. Ранняя «комариная плешь» – плохая примета у блогеров. Означает, что теперь все аномалии на себя соберёшь…

В общем, аккуратненько обошли «блуждающую смерть» по тротуару – и опять на мостовую. Слева и справа – хрущёвки с выбитыми стёклами. В них наш брат блогер не любит соваться. Там полны подвалы «ведьминого студня» – даже «фарфоровые» сапоги не спасут. Да и другой всякой мерзости хватает.

Проходим очередной мёртвый квартал. Вдруг чувствую – как будто лёгким ветерком из-за угла дома подуло. Знаем мы этот ветерок!

– На брюхо! – кричу я монашку и сам, естественно, заваливаюсь.

В этот раз он тоже послушался. И понеслась!

У «жгучего пуха» есть одно любопытное свойство. Был бы он разумным, я бы назвал это свойство благородством: «пух» почти не трогает лежачих. Есть у него и ряд других интересных свойств. Если «пух» соприкасается с кожей в нескольких местах, он очень быстро убивает человека: сначала появляются гигантские волдыри, потом останавливается сердце. Но химкостюм и шлем от этого, конечно, предохраняют. Если останешься стоять, весь пух соберётся вокруг тебя и поднимет тебя в воздух. И полетишь с ветерком… до ближайшей «комариной плеши» или чего похуже. А последнее его свойство, как и первое – весьма положительное: «жгучий пух» никогда не вылетает за Стену. Пожалуй, он всё же разумен в определённом смысле слова.

Несколько белых пушинок повисели напротив моего забрала, подумали да и отправились восвояси. Ветерок стих. Хотя на самом деле никакого движения воздуха я не ощущал – это шестое чувство артемьевского блогера предупредило о «пуховой» атаке. Будь батёк без меня, он бы живо улетел в свой последний полёт.

Встали, двинулись. Пока жить можно. Прошли последний квартал и, как всегда неожиданно, оказались в сельской местности. По бокам от шоссе разбросаны деревья-мутанты с синими листочками и какие-то совсем уж невообразимые разлапистые разноцветные кустики. Я осторожненько сделал селфи на фоне особенно красивого куста.

Пошли дальше. Метров через двести нам сворачивать на грунтовку. Но до неё ещё нужно добраться и не гробануться. Зона – подлая стерва. Сначала манит пальчиком и подмигивает, как развратная королева красоты, а только зайдёшь к ней в спаленку – скидывает безупречную оболочку, и под ней обнаруживается злобная деревенская баба, а то и вовсе мужик – маньяк и садист.

Тут у меня холодок по спине побежал. Дозиметр молчит, а холодок всё выше и выше, уже к затылку подбирается. Глянул я на обочину – а там «чёртовой капусты» чёртова туча набежала. Того гляди плеваться кислотой начнёт. С этой «капустой» никогда не знаешь, как себя вести. Был у нас один блогер отчаянный – Серёга Костолом, он как видел скопление «капусты», сразу бросался в центр с боевым воплем – чертята и разбегались от его неистового напора. Только один раз не разбежались, прогрызли химкостюм – и заказывай панихиду, мама.

Я скомандовал батьку? остановиться, стою и наблюдаю. А «чёртова капуста» наблюдает за нами. Вдруг монашек поднимает забрало, шагает к чертятам и приседает рядом с ними на корточки.

– Назад! – рявкаю я зверским шёпотом. – Убью урода!

А этот балбес и не думает слушаться. Протягивает руку в перчатке к ближайшему «кочану» и его по головке гладит. И смотрит на этих паразитов так умилительно.

Те несколько секунд для меня растянулись часа на два. «Сейчас, – думаю, – кочан вцепится в его глупую бородатую морду, и поминай как звали. А с меня Генерал потом шкуру сдерёт, а может, и все три».

«Чёртова капуста» вдруг зачавкала, развернулась и всей гурьбою почапала в поле. Монашек её на прощание ещё крестом благословил.

Я тоже отбросил забрало, посмотрел ему в глаза и хотел кулаком в живот ударить. Но не ударил. Он бы мне наверняка ещё и спину подставил…

– Зачем ты это сделал, поповская рожа? – спрашиваю.

– Жалко тварь Божью исковерканную. Душа у неё чистая… – оправдывается батёк.

– Однажды эта «тварь Божья» блогера загрызла, причём на глазах у другого блогера, я фотку видел, – цежу я сквозь зубы. – Это мутанты про?клятые, чёртова нечисть, если выражаться твоим поповским языком. Догнал?!

– Я знаю, что это за звери, я видел их ду?ши! – вдруг говорит монашек и ясно глядит мне в глаза.

– Ну и? – не удержался я от вопроса. Грешен – любопытен.

– Ёжики, – говорит Ермоген, и смотрю – в глазах у него блестят слёзы. – Их бесовская сила исковеркала, это верно. Много таких животных в последние дни перед кончиной мира будет. Но сами они неповинны и безгрешны…

Плюнул я, надвинул забрало, и дальше пошли. Хорошо то, что хорошо кончается. Ежу ясно – теперь надо следить за ним в оба. Одно непослушание тянет за собой другое, а там и из монастыря выгнать могут. Туда, где «плач и скрежет зубов».

До грунтовки добрались без новых приключений. Повернули, идём гуськом по чёрной широкой колее, спускаемся в низинку. Тут у меня сердце начинает тревожно биться. Снова многолетний инстинкт блогера сработал, предчувствуя опасность. Сердце бьётся всё быстрее, а откуда угроза – не вижу. Догадался глянуть под ноги: ну понятно, в «зелёнку» вляпались. «Зелёнка» – это зеленоватый туман, стелящийся по земле. На самом деле тот же «ведьмин студень», только на открытой местности.

– Стой смирно и не вздумай пошевелиться! – говорю я монашку. – Молись, чтобы уровень «зелёнки» не поднялся выше уровня твоих сапог: в лучшем случае инвалидом станешь, а в худшем – инвалидом, за которым некому ухаживать. Это я шучу так. Весь вопрос: смогу ли я тебя вообще из Зоны безногого вытащить?

Смотрю, а он, похоже, и правда молится. Вытянулся весь в струнку, голову к небу задрал и ручкой невидимые чётки перебирает (его собственные у него в санитарном корпусе отобрали – в Зону всякий хлам не положено таскать). Захотелось мне его поддеть побольнее, за «ёжиков» расквитаться. Ну такой вот я подлец! Все мы, артемьевские блогеры, подлецы. У каждого, у кого больше десяти «скачков», на глазах хоть один товарищ погиб, или свихнулся, или калекой сделался. Поодиночке-то мы в Зону почти не ходим. Мобилы и рация тут не работают, так что напарник очень даже нужен. Если не вытащит, то хоть маме весточку подаст: мол, напрасно старушка ждёт сына домой…

Короче, я взял и сказал батьку? одну гадость. Не буду себя цитировать, одним словом, на Бога его наехал и на молитву. Наехал с нецензурщиной, каюсь. Думал, он разозлится и продемонстрирует, что ничем не отличается от меня, подлеца, что такой же урод, как и все люди на земле.

А монашек открыл забрало, с любовью на меня посмотрел и ласково-ласково, гад, говорит:

– Душа у тебя добрая, Василий. Значит, Господь помилует и скоро тебя к Себе привлечёт. Знаешь, как я ругал Бога и Церковь до двадцати пяти лет? Был у меня в молодости такой стих: «крадутся сквозь сумрак ко мне людоеды, кресты и кадила зажав в кулаках»… Иаков тоже с Богом боролся… Чем сильнее борешься, тем быстрее станешь христианином. Главное, не будь теплохладным, а борцов Господь очень любит.

«Болтай, болтай, – думаю. – Всё равно ещё как минимум час стоять – быстрей время пролетит».

Тут я глянул на «зелёнку» и глазам не поверил – мои сапоги она сантиметров на пятнадцать вверх облепила, в вокруг сапогов Ермогена – чистый островок. Но я сделал вид, что не заметил. Он, кажись, тоже ничего не просёк.

А минут через пятнадцать подул ветерок и «зелёнка» улетучилась, не причинив никакого вреда нашему с Ермогеном здоровью. Порычала бешеная собачка, да не укусила в этот раз.

Веселье клеща

Опустили забрала, двинулись. Обошли ещё одну «комариную плешь» – дозиметр, как всегда, не подвёл. Впереди – старое городское кладбище. Очень гнусное место, но по-другому не пройдёшь. Я на этом кладбище был два раза, оба раза чуть не скопытился, но фотки сделал офигительные. Может, и в третий раз пронесёт? Особенно, если этот помолится.

Достаю ультразвуковой излучатель. На кладбище главная беда – «весёлые призраки». Ультразвук их, конечно, успокаивает чуток, но ненадолго. Убивать они не убивают – просто с катушек на время съезжаешь, чутьё теряешь, ориентацию. А потом уж Зона тебя добивает другими аномалиями. Хорошо, если напарник влиянию «призрака» не поддастся и тебя потом выведет под ручку, как пьяненького. И хорошо, если мозги потом на место встанут, а то ведь можно всю оставшуюся жизнь в дурке провести.

Обычно «призраки» являются стайками по три-четыре штуки. Ещё ворюги-сталкеры советской поры пустили байку, будто это – души наших усопших сограждан. А «весёлые» – потому что с ума сводят… Как по мне, так это инопланетная подделка под наши стереотипы – настоящих привидений не бывает и быть не может. Как и ангелов плачущих, и Царства Небесного, и Боженьки всеблагого. А тот, кто верит во всю эту хрень, – пускай верит, ему же хуже.

Вам интересно, во что же верю я? Ещё вчера бы я ответил, что верю в себя. Верю, что сдохну в Зоне, как и подобает настоящему блогеру. Верю, что камеру мою ребята найдут и выложат мои предсмертные фотки в Сети. А больше мне ничего и не надо. Как говорят святоши, остальное – от лукавого.

Маленькими шажками идём по кладбищу. Ермоген успевает вертеть башкой из стороны в сторону – видно, читает имена на надгробьях и молится за покойничков. Забрало опущено, и лица? его я не вижу.

Ну всё, нарвались! Кто бы сомневался! Целых пять «призраков» выруливают из-за массивной ограды. Мы с монашком замираем, и я неистово жму на кнопку излучателя.

Выглядят наши ду?хи как полупрозрачные коконы. Внутри – бешено вращается воздух, снаружи – слабое фиолетовое сияние. Но всегда кажется, будто изнутри «призрака» на тебя кто-то смотрит… Когда я отбил мою Светку у другого блогера, мы ещё долго все вместе тусовались. И я часто ловил на себе презрительный надменный взгляд её «бывшего». Вот такой же взгляд и у призрака, даже пострашнее. Кроме гордости и презрения в нём сквозит что-то холодное, нечеловеческое, а потом рождается какое-то буйное веселье клеща, напившегося до отвала человеческой крови. И ты сам становишься таким же клещом, хочется прыгать и безумно хохотать, пить кровь и обниматься с другими клещами, и хохотать, и пить кровь, и хохотать…

Вдруг я понимаю, что стою? на коленях, а между мной и ближайшим «призраком», лицом ко мне, стоит на коленях Ермоген. Оба мы – с поднятыми забралами.

– Повторяй, родненький, пожалуйста, за мной! – с силой в голосе говорит монах. – Собери волю в кулак и повторяй. Господи! Иисусе Христе! Сыне Божий! Помилуй мя грешного!

Мой язык с трудом шевелится во рту. Я хочу сказать: «зачем?», но вместо этого делаю то, что хочет от меня напарник. Раз за разом повторяю его молитву, и мерзкое видение покидает душу. Нет больше ни надменного взгляда, ни клещей, ни крови, ни безумного хохота. Все пять «весёлых призраков» стоят выдохшиеся, воздух внутри них вертится медленно. Надо уходить, пока они не очухались. Но я всё-таки привычным жестом выхватываю камеру и фотографирую группу мозговых паразитов. Ермоген укоризненно смотрит на меня.

Кладбище прошли. У меня в душе пустота после общения с «призраком», но и какое-то спокойствие. Я сегодня в шесть утра со Светой прощался – как всегда, навсегда. Тоже был спокоен. Но то было спокойствие расчётливого самоубийцы. А сейчас другое спокойствие…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2