Дмитрий Морозов.

Диплом мага



скачать книгу бесплатно

– Возможно, даже слишком. Но все дело в том, молодой человек, что с вами все в порядке. Конечно, вы взволнованы, смущены, но никаких отклонений у вас не наблюдается. Если хотите, конечно, я могу вас отправить на обследование, но я думаю, что в этом нет нужды. Рекомендую вам по принимать успокоительное и… снова сходить в тот лес.

– Но зачем, доктор?

Доктор хитровато улыбнулся и добавил: – Как представитель науки я, конечно, не могу поверить в подобную ерунду, но если там ничего нет, то полезно в этом убедиться, как вы думаете, молодой человек?

И доктор, посмеиваясь, проводил изумленного Дэна до дверей кабинета.

Поразмыслив, Дэн понял, что доктор рассудил верно. Там действительно ничего нет, в этом лесу, где недалеко живут люди, в XXI веке, и почему бы не сходить туда завтра, благо это была суббота, можно было расслабиться, отдохнуть и прособирать грибов – хотя бы? Доктор, конечно, прав, но только почему он так посмеивался над моими словами? Не может же он думать, что там есть нечто?

Вечером, после работы, он был рассеян, на все вопросы матери отвечал невпопад, зародив у матери надежду: "А может, наконец-таки мой непутевый сын влюбился?" Это было ее самым больным местом, как, впрочем, и у многих других матерей. Почему её уже совсем взрослый сын никак не займется поисками красивой, работящей женщины, которая помогала бы ей по дому и родила одного или двух внучат, чтобы было ей с кем нянчиться на старости лет?

Она осторожно спросила:

– Что будешь делать завтра, сынок?

Дэн испуганно вздрогнул. Вопрос матери совпал с его затаенными мыслями, заметно смутив его. Он покраснел и, совершенно смутившись, сказал: – Да ничего особенного, в лес хотел сходить, грибов набрать, погулять…

Мать довольная ответом, кивнула. Точно, ее сын наконец-то влюбился. Все признаки налицо: покраснел вон, говорит запинаясь, из дому куда-то уходит, а обычно и калачом не выманишь.… И поддержав сына, добавила:

– Конечно, прогуляйся, для грибов, правда, еще не сезон, но подберезовики уже появились. А то сидишь целыми днями за своими железками, что-то паяешь, скоро в комнате своей корни пустишь…

И довольная мать поспешила на кухню.

На следующее утро Дэн поднялся с постели пораньше, хотя и любил поспать, взял корзину, захватил пару бутербродов и поспешил в лес. Утро было свежее и чистое – такое же, как вчера, только на небе появились кудрявые, пышные облака, розовые в свете встающего солнца. В поисках грибов он собирался вначале пройтись по небольшой березовой роще, но ноги сами понесли его к тому странному лесу, которого Дэн так боялся – и так хотел в него войти.

Едва он сделал несколько шагов от опушки, успокаивая себя мирным и даже приветливым видом леса, как наткнулся на тропинку. " – Конечно, ничего странного нет в том, что в лесу протоптаны тропы – грибниками или даже дикими зверьми", – уверил себя Дэн, но, присмотревшись, покачал головой. Тропинка была очень чистой, ровной, выложенной по краям небольшими белыми камушками.

Она совсем не походила на дорожку, протоптанную ногами людей – или животных. Постояв немного, он решительно сошел с нее и зашагал вдоль опушки, выискивая грибы и успокаивая свое расшалившееся воображение. Но буквально через несколько минут наткнулся снова… на ту же тропинку. Дэн готов был в этом поклясться. На ней были те же белые камушки по краям, тот же ровный песок, аккуратно посыпанный кем-то на тропинку, она красиво вилась между деревьями, обходя заросли кустарников. Дэн постоял минутку, глядя на диковинную дорожку, и тут все его сомнения пропали. Прав был тот доктор, мы просто боимся всего необычного, предпочитая объяснять это шутками сознания, гипнозом и прочими, далекими от реальности вещами.

Постояв еще немного, молча глядя на эту загадочную тропинку, он улыбнулся и поспешил навстречу своим новым знакомым. Минут через пять тропинка вывела его на небольшую полянку, где, беззаботно катая (как показалось удивленному Дэну) ягоды земляники, сидел гном. Один к одному. Небольшой – максимум по грудь среднему человеку, но восполняющий недостаток роста шириной плеч и крепостью рук, с окладистой бородой и умным взглядом пытливых глаз. Самый обыкновенный или вернее самый необыкновенный, но совершенно уместный в этом лесу и на этой поляне, гном. Увидев человека, но величественно выпрямился и произнёс:

– Приветствую тебя, путник, под сенью Жилища Гномов и да будет дорога твоя длинной и ровной.

Дэн изумленно разглядывал его, не зная, что сказать и, видя его растерянность, тот подсказал:

– Приветствую вас, гномы, позвольте мне продолжать мой путь, он не принесет вам вреда.

Когда Дэн послушно повторил вслед за собеседником предложенные слова, тот вздохнул с видимым облегчением и ворчливо спросил:

– Ну и кто или что ты, человек, не знающий положенных фраз? И откуда ты свалился на нашу голову?

– Извините, я не знал, что это ваш лес… Я просто проходил мимо… А вообще-то я Дэн. Я живу тут неподалеку…

– Просто проходил мимо?! Просто проходил мимо…, – гном был явно возмущен этими словами. – В наш лес нельзя войти, просто проходя мимо, мой мальчик.

– Но он вошел, и значит, ты должен говорить с ним более учтиво – человек, который может просто так зайти в зачарованный лес, достоин уважения, Бент.

На поляне возник еще один гном, с длинной седой бородой и с широким, расшитым непонятными узорами поясом. В руке он держал покрытую резьбой палку.

– Этого юнца, Дэн, зовут Бентамин, или Бент, меня называй Сигмон или Сим. И прости этого невежду. Не так часто к нам заходят люди – последний раз к нам зашел какой-то пастух лет триста назад и страшно испугался, нам так и не удалось поговорить с ним. А теперь ты, Бент. Выполнил ли Дэн обряд приветствия, как положено каждому, кто вступает в лес гномов?

– Да, он произнес приветствие гномов, старейший.

– Да будет он гостем гномов, когда пожелает. – Сигмон повернулся к Дэну и приветственно улыбнулся. – Древние обряды выполнены. Бент познакомит тебя с нашей жизнью. – Он повернулся и растворился в листве. Оставшись один на один с человеком, Бентамин внимательно осмотрел оторопевшего гостя, заставил показать ладони, проверил мышцы, страдальчески вздохнул.

– Знай я, что ты такой слабак, не усердствовал бы так при нашей первой встрече.

– Так это был ты. А кто был тот…

– Стоп. – Бент поднял руку. – Не было никого больше. Запомнил? И так тебе круто повезло. Мы бы и разбираться не стали. Стёрли бы память – и всего дел. Так что – забыли. А вообще я рад, что ты не побежал в психушку, там бы они тебя так залечили, всю оставшуюся жизнь наш лес стороной обходил бы.

– А откуда вы знаете о том, что я ходил к врачу?

– Не будь смешным, Дэн. Это просто нормальная человеческая реакция – психологический шок при встрече с неизвестным или непознанным неизбежен… Но сейчас ты уже в полном порядке. Позвольте пригласить вас, о Гость Гномов, на наше торжество в Вашу честь у Древнего древа в час утренней росы… А говоря проще, Дэн, пошли скорей, мы опаздываем.

И Бентамин Созвездие ягод (ибо, как узнал позже Дэн, его полное имя было именно таково) развернулся и проворно заспешил по тропинке.

Церемония приветствия была пышной. На большой поляне, возвышаясь над остальными деревьями, стоял огромный узловатый дуб. Это был, как пишут в романах, "патриарх старого леса". Определение удивительно подходило к величественному, полному достоинства дереву и совершенно не подходило к лесу: чистый, умытый вчерашним недолгим дождем, он никак не был старым – скорее наоборот, больше походил на молодых внучат, теснившихся вокруг пожилого дедушки. Но старый дуб очень сильно поражал своей необычностью.

– Ему по меньшей мере двести лет, – сказал Дэн на ухо своему провожатому.

– Обижаешь, старик, он тут стоял еще до моего рождения, а мне через год триста исполнится, – шепотом ответил тот.

Вокруг дуба стояли столы, охватывая поляну полукругом, небольшие по мерке Дэна, но огромные существ, не дотягивающихся человеку и до плеча. Уставленные всевозможными блюдами, они выглядели очень внушительно. За ними сидели, стояли, галдели, шумели и что-то выкрикивали десятка два гномов, одетых ужасно ярко и не замечающих Дэна и его спутника. Но вот из-за небольшого стола, стоящего прямо перед дубом, поднялся пожилой, величественно одетый гленд – и сразу на поляне наступила тишина.

– Мы рады тебе, Дэн, и надеемся, что ты будешь Другом гномов и не причинишь вреда Лесному народу. Проходи и садись за стол, среди нас нет твоих врагов.

Раздались приветственные крики, его потащили к столу, и не успел он опомнится, как уже сидел на небольшом пеньке, заменявшем ему стул, пожимал крепкие руки, слушал веселые тосты, ел странную, но очень вкусную пищу и пил какое-то очень нежное, но хмельное вино. Праздник, начавшийся с утра, продолжался весь день, пока на закате гномы не проводили Дэна до опушки, сунув на прощанье в руки корзину, полную грибов и засыпанную ягодами земляники.

Весь этот непонятный, но удивительно интересный и немного смешной праздник слился для Дэна в сплошное мельканье лиц, цветов, ярких одежд гномов и пения птиц. Он смутно помнил, что какой-то гленд произнес в честь праздника балладу, что гномы пели хором и он им подтягивал. Весь день слился в одно пестрое, непрекращающееся веселье. Единственное, что он помнил абсолютно точно – так это странный разговор, состоявшийся у него с Бентом и Сигмом, когда они улучили минутку и оттащили его в заросли ежевики, чтобы он хоть немного пришел в себя, как выразился Бент.

Разговор, состоявшийся вслед за тем, оставил у Дэна какое-то смутное впечатление чего-то сложного… и очень серьезного. Бент и Сигм засыпали его вопросами, их интересовало все: как живут люди, чем обычно занимаются, что могут сделать… Добрых полчаса Дэн лихорадочно пытался рассказать гномам, что же произошло на Земле за последние триста лет, перескакивая с одного на другое, говоря о политике, экономике, технике… О последней Дэн мог говорить часами, но гномы техникой, похоже, не очень увлекались – гидростанции, дающие дешевую энергию, их не заинтересовали, атомные только насторожили, Сигм буркнул себе под нос:

– Ну, теперь понятно… Но продолжать отказался, и стал выспрашивать с новой силой. Космические полеты вызвали у гномов лишь снисходительную улыбку, а создание телевидения – ворчание о почесывании правой рукой левого уха. Когда Дэн выдохся, Бент недовольно поморщился и сказал:

– Положительно, после изобретения тележки и мотыги люди недалеко ушли. – А встретив неодобрительный взгляд человека, улыбнулся и произнес:

– Люди слишком увлеклись созданием тележек – это их погубило. Когда много лет назад было изобретено колесо, гномы встретили его с радостью… но потом эта радость померкла. Люди избрали свой путь и, кажется, это не лучшая из возможный дорог для человечества.

Уже по дороге домой, вспоминая этот удивительный разговор, Дэн поразился тому, как быстро и легко Бент и Сигм понимали его сбивчивые объяснения, как будто знали или предвидели то, что он им скажет. А может, они всё – таки умеют читать его мысли? И смутное ощущение озабоченности, охватившее Сигма и Бента, невольно вспоминалось, перемешиваясь с радостным весельем праздника.


Прошла еще одна суматошная неделя, и гномы прочно вошли в жизнь Дэна. Это был работящий, но весёлый народ, любящий хорошо поработать и всласть отдохнуть. Они постоянно проводили какие-то исследования, а в качестве развлечения вырыли глубокую шахту, умудряясь получать странные руды далеко от ближайших гор. Впрочем, таинственности у гномов было не меньше, чем веселья, а загадочных вещей – еще больше. И когда Дэн, изнывающий от любопытства, затеял об этом серьезный разговор с Бентом, он совершенно не подозревал, чем все обернется.

– Послушай, я давно ждал твоих вопросов, и был бы здорово разочарован, если бы этого не произошло. В наших делах мы используем древние науки, которые невежественные люди прозвали магией… Да и мы в обиходе, бывает, употребляем это слово. И ты, зайдя в наш лес, оказал, что можешь приобщиться к нашим знаниям. Но я не хочу на тебя давить – ты должен сам решить для себя, хочешь ли ты изучать магию или нет. Ибо это не та дорога, вступив на которую, можно потом свернуть или забыть пройденное. Отправляйся домой, Дэн, и если ты найдешь в себе достаточно желания и силы, приходи завтра вместе с восходом солнца. Да, и скажи дома, что тебя не будет три дня.

Бент крутанулся и исчез в листве. К такому способу прощания он не прибегал со дня знакомства с человеком. Лес мгновенно словно обезлюдел и Дэн растерянно пошел домой. Раздосадованный, он сказал сам себе, что не собирается изучать никому не нужные скороговорки, из-за которых эти самодовольные гномы так важничают и воротят нос от простых смертных.

Ночью Дэн спал беспокойно, перед глазами стояли образы очень сосредоточенных гномов, непохожих на тех, которых он видел первый раз, гномов творящих нечто, недоступное человеку. Утром, когда он проснулся в голове уже было упрямое решение. «Нужно доказать им, что и люди не хуже гномов могут творить…» Дэн встал и стал одеваться.

В утреннем лесу было тихо. Гномы, в общем-то любят побездельничать и утро для этого – самое подходящее время суток. Впрочем, раздумывал Дэн, идя по тропинке, они могли отправиться на какую-нибудь архиважную работу. У них такое случалось. Временами они пропадали на два-три дня, а потом с гордостью вспоминали, что работали от зари до зари, но о самой работе не упоминали никогда.

– Ну уж Бент встретить меня мог бы, – пробурчал Дэн, раздосадованный отсутствием друзей.

– А я и встретил… Поворачивай к нам и не пугайся – я не один. Дэн машинально повернул направо, вышел на небольшую полянку, которую уже вовсю заливали лучи восходящего светила. Дэн заметил за Бентом эту привычку – он всегда раздвигал ветки деревьев, чтобы понежиться в лучах солнца. На поляне, улыбаясь и приветственно жестикулируя, стоял Бент, а рядом с ним…

Рядом с ним стояло странное существо – никогда Дэн не видел ничего подобного. Оно откровенно наблюдало за его растерянностью и чуть приметно усмехалось.

По всей видимости, это была птица или гном в перьях, хотя возможно это было и нечто среднее. Существо, стоявшее перед ним на пне и потешавшееся над его растерянностью, едва ли было ему по пояс. Хотя, как убедился Дэн впоследствии, важности ему было не занимать. Его тело было покрыто с ног до головы перьями, имело голову птицы и твердо стояло на двух ногах, скрестив при этом на груди руки, едва виднеющиеся из-под птичьих крыльев. Взгляд темных глаз был пронзительным, оценивающим и надменным, но в то же время чуть насмешливым.

– Разреши тебе представить – это наш учитель, он согласился заняться тобой. Его заинтересовали твои способности. Познакомься – магистр, философ, ученый и прочее, прочее. Мы зовем Его Граф.

– "Граф", – только и смог повторить ошарашенный Дэн, глядя на нахохленную, незнакомую ему птичью фигуру.

– Да, юноша, Граф. И это имя, а не титул! – Голос у непонятного создания оказался строгим, высокомерным, под стать пронизывающему и проникающему во все твои мысли взгляду. Говоривший с ним чувствовал себя так, словно он стоял совершенно обнаженным под ледяным душем. Впрочем, при ближнем знакомстве это впечатление рассеивалось.

– Он будет твоим учителем три года, Дэн. С важным видом провозгласил Бент, затем улыбнулся, подмигнул и умчался куда-то по-своему обыкновению продираясь сквозь кусты.

– Увидимся – донеслось до него уже издали.

Дэн был ошарашен.

– Три года? Он же говорил – три дня…

– Это один из приемов Альтернативной магии. Вместо трех дней на Земле ты проведешь три года в… Ближе всего тебе будет понятие параллельного пространства. Впрочем, более подробно об этом мы поговорим попозже, когда ты освоишь азы. Не бойся, ты не изменишься, по крайней мере, не больше, чем мог бы измениться за эти три дня. Коэффициент преломления пространства при прохождении сомоплоскости…

Граф задумался, совершенно забыв о присутствии Дэна, и, развернувшись, зашагал по тропинке прочь с поляны. Он быстро перебирал ногами, при этом смешно подпрыгивая. Человек заколебался. Он мог сейчас тихонько развернутся и уйти, и эта странная птица даже не заметила бы этого. Но узнать что-то новое… А если еще и запрограммировать… Дэн сорвался с места и побежал за Графом.

На краю поляны раздвинулись кусты. Необычайно серьезные Бент с Сигмом смотрели ему вслед.

– Граф всегда дает возможность выбирать. Все-таки он лучший из учителей, которого мы смогли найти в этой плоскости.

– Да, этот выбор Дэн сделал сам. Но все равно ты должен его навещать почаще, Бент. Заодно поможешь Графу преподать ему магию битвы. Старику уже трудно скакать с мечом, хотя жезл – его слабость.

– Само собой. Через часок и двину. Хотел бы я знать, что с ним будет через час…

Глава 2

Мир, в который попал Дэн, и отдалённо не напоминал Землю. Лгать самому себе было бесполезно. Шагнув сквозь заросли ежевики в дымное марево, он попал куда-то… А впрочем, важнее было то, что пройдя сквозь дымку идущего кругами зеркала, он исчез с Земли. Это было жутко захватывающее зрелище, ничего подобного он ранее никогда не испытывал. Интересно – необычно, красиво, наверное, но еще и страшно. Даже очень. И было от чего.

Вокруг него чуть заметно дрожали странные растения – длинные изогнутые листья, растущие кустом, от корня, в сердцевине красные, а по краям – нежно розовые, с чуть заметным пушком почти прозрачных ворсинок. Каждый лист изогнут иначе, чем его сородичи, в каждом была своя индивидуальность – и красота. И ещё: они дрожали, слегка сотрясались от заметного только им ветерка Волны лёгких спазмов пробегали по ним – от вершин к корням и обратно. Мир вокруг него был – живым. И – он жил своей огромной, наполненной, настоящей жизнью, которую никак нельзя было принять за галлюцинацию.

– Да. Они живы и они приветствуют нас! Сообщение о нашем приходе уже послано смотрителям и вскоре здесь будет твой попечитель.

Граф стоял за дымным маревом. Контуры его искажались пробегающими по нему волнами. Идти следом за Дэном он явно не собирался.

– Но я здесь ничего не знаю. Разве вы не пойдёте за мной? Ведь мой учитель – Вы?

– Я в этом мире, так же как, впрочем, и ты – слон в посудной лавке. Таир – мир растений и для занятий боевой магией он слишком нежен. С твоей стороны сейчас требуется только одно – поменьше двигаться. Каждым своим движением ты обрываешь чью-то жизнь.

Дэн глянул вниз. Листья, на которых он стоял, побледнели и поникли, их ворсинки уже не трепетали, а безжизненно висели по краям листьев.

– Но что тогда я здесь делаю?

Граф одобрительно кивнул и ответил:

– Ты задаёшь правильные вопросы и хорошо держишься. Задавай таких вопросов мне побольше и скоро станешь полноправным учеником. Но только мне – нечего перед другими щеголять своим невежеством. А теперь слушай внимательно, у нас мало времени. Во-первых, здесь тебе не нужно делать ничего. Помни о жизнях у тебя под ногами. Во-вторых, говорить ни с кем тоже не нужно. Здесь ты проведешь неделю – и смотри во все глаза. Хорошенько отдохни – возможно, такого отдыха тебе в твоей жизни больше не представится. Тем временем местные учёные приведут твоё тело в порядок – вылечат и слегка модифицируют.

– Но я здоров! И не хочу, чтобы меня модифицировали! – Дэн опять испугался.

– Не бойся в этом мире ничего. Тут никто не причинит тебе вреда. Твоё здоровье неважноё и хотя биологически ты рассчитан лет на триста, но из-за несовершенства вашего мира не дотянешь и до ста. Зато после лечения таирмянами и их последних модификаций, не затрагивающих ни психики, ни внешнего вида, ты будешь жить более трёхсот лет, а может и значительно больше, если сможешь, конечно.

Дымка мигнула и исчезла, скрыв его непонятного учителя с его подробными, но загадочными объяснениями и теперь вокруг него были одни только листья – большие и маленькие, узкие и широкие, прямые и причудливо изогнутые, вполне доброжелательные, но всё равно чужие.

Дэну стало неуютно, и тут он уловил взгляд незнакомых глаз.

Существо было таким же, как и листья вокруг – бледное с нежно-розовой кожей, белесыми и редкими волосами, и пронзительным взглядом огненно-красных глаз. Отдалённо оно напоминало человека и было тем не менее чужим, но разумным. Поколебавшись Дэн молча поклонился ему – должно же оно было понять самое обычное приветствие?

Розовый человек, слегка кивнул и направил на него короткую трубку, причудливо изогнутую, с таким же белым пушком на конце. Дэн почувствовал, как ноги его отрываются от земли, а тело стало лёгким, почти невесомым и чужим. Нельзя было пошевелить даже пальцем! Он напрягся, пытаясь разорвать невидимые узы, но эти узы лишь еще крепче сжались, а существо с видимым усилием произнесло:

– Волноваться не надо.

И, по всей видимости, сочтя разговор оконченным, повернулось и зашагало по тропинке куда-то вглубь кустов. Дэн, как воздушный шарик на невидимой, но вполне осязаемой верёвке, последовал за ним. Он был один, в этом незнакомом мире, не имея возможности даже двигаться. Однако страх ушёл так же внезапно, как и появился, оставив место лишь огромному изумлению и даже не тому, что он вот так легко встречается с самыми разными существами, а тому, что розовый абориген говорил с ним не ртом, а носом! «Как бы они не общались между собой, они это делают не так как мы.» – Подумал Дэн и предпочёл на будущее не задавать этого, вдруг возникшего вопроса. Зрелище говорящих аборигенов было мало эстетичным.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7