Дмитрий Луценко.

Зло изначальное



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Александр Руденко


© Дмитрий Луценко, 2017

© Александр Руденко, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4490-1073-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ПРОЛОГ

Охранник, молодой и крепкий парень в чёрной униформе, откровенно скучал, ожидая окончания смены, пил маленькими глоточками обжигающе горячий кофе и лениво поглядывал на мониторы – камеры видеонаблюдения, установленные по периметру особняка, в холле и коридорах, ничего интересного не показывали. Он даже обрадовался, когда в фойе вошла одна из домработниц – аккуратно одетая пожилая женщина, и приветливо ему кивнула.

– Доброе утро! Спокойно ночь прошла? – поинтересовалась она.

– Конечно! У меня как за каменной стеной, по-другому и не бывает! – расплылся в самодовольной улыбке охранник, обрадованный возможностью хоть немного размять язык и отвлечься от нагоняющих сон картинок на экране.

Улыбнувшись в ответ, служанка прошла к дальним апартаментам. Вообще-то обычно состоятельные люди видят седьмые сны в то время, когда простые смертные толкаются в метро или стоят в утренних пробках, но не молодой Хейфец. Он вёл ночной образ жизни, более подобающий вампиру, и отсыпался исключительно днём, отправляясь в постель не ранее девяти часов.

«Не то, что его почтенный отец, царствие ему небесное! – подумала женщина. – Тот хоть и любил поздно ложиться, но до полудня всегда вставал».

Подойдя к квартире, она собралась нажать кнопку звонка, но замерла с поднятой рукой, заметив небольшую щель.

«Странно, дверь открыта, когда такое бывало? Может быть, он чем-то занят и поступил так специально, чтобы не отвлекаться на мой приход?»

После небольшого замешательства, служанка всё же решила позвонить, и только через минуту, не дождавшись никакой реакции, осмелилась войти. Медленно миновав неосвещённый коридор, она заглядывала по пути то в одну, то в другую комнату, но так никого и не обнаружила. Ещё раз попробовала позвать хозяина, но ответом ей была всё та же тишина.

На секунду женщина задумалась – не вызвать ли полицию? Однако страх перед неминуемым увольнением в том случае, если тревога окажется ложной, заставил её идти дальше. К главному залу она подошла уже на носочках – вдруг молодой Хейфец просто перебрал накануне и теперь спит?

***

После короткого разговора с домработницей охранник продолжал пить кофе, поглядывать на часы и умирать от безделья. Внезапно ему показалось, что он слышит странный звук.

«Быть того не может, – успокаивающе сказал рассудок, – где угодно, но только не здесь. Показалось».

Ему настолько удалось убедить себя в собственном богатом воображении, что когда истошный женский крик раздался совсем рядом за углом, парень от неожиданности не смог удержать кружку в руке, и та вдребезги разбилась, ударившись об пол.

Глава 1. Утро в старинном особняке

– Что это значит?

– Это значит, что я, как и Бог,

не играю в кости и не верю в совпадения.

Кинофильм «V – значит Вендетта»

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – —

Поминая недобрыми словами понедельник, Андрей Первозванцев с превеликим трудом протиснулся через утренние московские пробки и подъехал к старинному особняку в самом центре столицы.

То, что ему именно сюда, он понял, не сверяясь с номером дома по обилию людей в форме, паре патрульных полицейских машин и микроавтобусу «Соболь» с надписью «Криминалистическая лаборатория». Оставалась сущая ерунда – пристроить собственного четырёхколёсного коня.

В Москве ещё хватает узких улочек с многовековой историей, где из-за стоящих по обеим обочинам автомобилей остаётся только один ряд для проезда. Здесь оказался именно такой случай, и поиск места для парковки обещал стать нетривиальной задачей. Однако, Первозванцеву несказанно повезло. Подходящий пятачок внезапно освободился буквально у него перед носом, и параллельная парковка седана заняла всего несколько секунд.

В силу особенностей работы оперативника, чёрная «мазда» шестой модели никоим образом не выдавала принадлежности своего хозяина к правоохранительным органам. Разве что намётанный глаз опытного человека, знающего на что смотреть, мог бы зацепиться за металлические рамки, предназначенные для быстрой смены автомобильных номеров, да и то – если вблизи разглядывать стоящую машину. В любом другом случае, окрашенные в тон кузова, они не привлекали внимание.

Выйдя из машины, Андрей невольно застыл на несколько секунд, созерцая особняк. В старших классах школы он всерьёз увлекался архитектурой и даже планировал продолжить образование именно в этом направлении. Но… как обычно, это чёртово «но»! С тех пор много воды утекло, и жизнь увела Первозванцева очень далеко в сторону от юношеских стремлений. Тем не менее, великолепное здание построенное в неоклассическом стиле даже теперь не оставило его безучастным, невольно заставив любоваться собой, как в прежние времена.

Почти инстинктивно взгляд полицейского зацепился за перекрытие портика, с интересом пробежался по деталям барельефа с библейским сюжетом, а затем оценивающе скользнул вниз по колоннам, словно по ногам симпатичной женщины. Благодаря отлично отреставрированному фасаду, дом шикарно смотрелся снаружи и, наверняка, не менее впечатляюще выглядел изнутри. Цена за один квадратный метр в подобном особняке превышала годовую зарплату офицера среднего ранга, а потому не стоило и сомневаться, что хозяева, люди далеко не бедные, и на отделку средств не пожалели.

Первозванцев тряхнул головой, словно желая избавиться от наваждения, и направился к парадному подъезду. Внешним видом Андрей не слишком выделялся среди прочих горожан: мужчина средних лет, одетый по погоде в джинсы, тёмно-серый свитер и чёрную кожаную куртку. Ну, разве что совсем чуть-чуть: всё-таки рост выше среднего, широкие плечи и короткая стрижка, вкупе с прямым, и даже жёстким взглядом, едва ли позволили бы ему затеряться в толпе травоядных обывателей из сферы обслуживания или офисного планктона. А с другой стороны, разве мало в мегаполисе крепких парней самых разных профессий и рода занятий?

Стоявший в оцеплении сержант преградил Первозванцеву путь, но увидев предъявленное удостоверение, приложил руку к козырьку фуражки и отступил в сторону.

На ступеньках особняка разговаривали трое офицеров полиции, и один из них, очень крепкий, почти квадратный мужчина в форме полковника, заметив оперативника, покинул собеседников и пошёл ему навстречу. Лешаков Иван Алексеевич не первый год являлся прямым начальником Первозванцева, и сейчас на его лице Андрей без труда прочитал крайнюю озабоченность. Полковник сразу перешёл к делу, едва пожав протянутую руку.

– Молодец, что быстро приехал. Зарезали младшего Хейфеца. Как журналисты скажут – с особой жестокостью. Надо быстро найти убийцу, дело обещает быть резонансным.

– Вот это и напрягает, – почесал затылок Первозванцев. – Зачем меня ставить на расследование, находящееся на контроле у прокурора и начальника криминальной полиции? Моей работе нужна тишина, а не огласка и внимание публики.

– Андрей, тут особый случай, – Лешаков на всякий случай оглянулся и продолжил вполголоса. – Дело не только в твоих убойных методах дознания. Зацепок нет, генерал требует быстрый результат, а ты ведь, помнится, в своё время отрабатывал криминальные связи отца убитого. Скорее всего, туда ниточки и потянутся.

– Иван Алексеевич, так это вы порекомендовали меня привлечь? – оперативник поджал губы и покачал головой. – Вот удружили, спасибо!

– Нет, не я. – ответил Лешаков. – Генерал на память тоже не жалуется.

– Ясно, – обречённо вздохнул Первозванцев, понимая, что отмазаться от задания не удастся, – вернёмся к делу. Много всего вынесли?

– С пониманием этого у нас пока трудности. Монет сотни. Ребята из райотдела нашли опись коллекции с фотографиями, и хотя некоторые экземпляры стоят более миллиона долларов – разночтений со списком пока не обнаружено. В квартире много предметов искусства, не знаю – копии или нет, но их тоже не тронули.

– Там должны быть только оригиналы. Старший Хейфец хоть и был самым богатым нумизматом Европы, но баловался скупкой краденых картин кисти известных мастеров. Разумеется, за малую часть от их реальной стоимости. Большинство перепродавал, но и себя не забывал.

– Удивительно, – поднял брови Лешаков, – как он не боялся спалиться на этом?

– Сто лет после революции прошло, а у нас в стране до сих пор у населения на руках десятки полотен знаменитых художников, которые нигде не учтены, а значит, и подтвердить право собственности на них бывшие владельцы не могут. Как раз такие картины он себе и оставлял.

– Вот видишь, – сказал Лешаков, положив руку на плечо Первозванцева, – ты однозначно глубже всех знаком с темой. Кому, как ни тебе, работать над делом? Следователя еще нет, он в пробке стоит, но я с ним переговорил по телефону – по возбуждению вопрос только в формулировке, так что можно смело приступать. Вводную о твоем участии в расследовании до всех довели, палки в колеса вставлять не станут.

– Это хорошо, хоть от своих прятаться не придётся.

– Да, чуть не забыл, – произнёс полковник, доставая из кармана брюк ключ с биркой. – Генерал тебе отдельный кабинет выделил.

– Ничего себе! – удивился Первозванцев. – За что такая щедрость?

– Не знаю. Всё, я поехал, чтоб не торчать у тебя над душой, но не забывай держать меня в курсе.

Проводив взглядом Лешакова, оперативник несколько раз крутанул на пальце кольцо с ключом, затем резко поймал и спрятал в карман куртки.

– Мда… Странно всё это.

Зайдя внутрь, Первозванцев столкнулся в холле нос к носу с давним знакомым, экспертом-криминалистом по профессии.

– Андрей, категорически приветствую! – воскликнул тот, увидев дознавателя. – Безгранично рад нашей новой встрече!

– Взаимно, Михаил Игоревич! В вас столько оптимизма, что даже в день апокалипсиса любая фраза из ваших уст прозвучит ободряюще и привнесёт позитива! Однако, что характерно – вы не сказали с добрым утром.

– Ох, вы мне льстите! Хотя, должен признать, весьма умело.

Собеседник Первозванцева по фамилии Егоров, подтянутый седобородый крепыш предпенсионного возраста, рассмеялся приятным грудным смехом.

– Что же касается утра, – продолжил он, – то вы правы лишь частично. Да, оно не самое доброе, тем более для покойного, но с другой стороны – бывают и более сложные дни, когда описание ситуации я предваряю словами «Поздравляю вас»!

– Вы думаете, никто до сих пор не подметил данной закономерности? – Андрей не сдержал улыбку. – Вы бы знали, как все напрягаются, когда слышат это вступление! Впрочем, к делу! Кто прибыл первым и владеет подробностями?

– Начальник местного отдела полиции со своими парнями, – Егоров сделал указующий жест большим пальцем себе за спину, – они же тут в шаговой доступности располагаются – на Сретенке дом одиннадцать. Домработница, обнаружившая труп, к ним в прямом смысле прибежала. Как сто лет назад – ногами, она от шока даже забыла, что телефон дежурного записан у неё в мобильном.

– Где женщина сейчас?

– Я слышал, что ей вкололи успокоительного и увезли в больницу. Ребята говорят давненько с такой истерикой не сталкивались, бедняжке совсем стало худо от увиденного.

– Есть от чего? – поинтересовался Первозванцев, осматриваясь. Особое его внимание привлекли камера видеонаблюдения и пустая комната охранника.

– С какой стороны посмотреть, – пожал плечами криминалист, – всё же не каждый день у нас людей вскрывают, как консервную банку! Думаю, для впечатлительной особы подобного зрелища вполне достаточно.

– Лишний раз воочию убеждаюсь, – сказал Андрей, разводя руками и показывая на окружающую обстановку, – что, несмотря на наличие в холле застеклённой оранжереи с десятками тропических растений и зоны ожидания для гостей с дорогими кожаными креслами, нравы обитателей фешенебельного особняка и жителей спальных районов не слишком сильно различаются.

– Человек человеку волк, – пожал плечами Егоров, – а уж в Москве особенно. У нас большинство даже не способны быть просто счастливыми сами по себе. Им мало того, что у них всё хорошо, так для полноты ощущений ещё нужно, чтобы у окружающих, как говорится, у кого корова сдохла, а у кого чирий вскочил.

– Может быть, не знаю. Для себя я вопрос с завистью решил логически и этот грех меня больше не беспокоит.

– Поделитесь рецептом!

– Ну, вот смотрите: если, к примеру, разбогател хороший человек, то я за него только порадуюсь, а если плохой поднялся на мошенничестве или торговле наркотиками, то, какой смысл мне ему завидовать? Я же не буду торговать наркотой, даже имея для этого все возможности, а значит, нелепо желать оказаться на месте преступников. Злиться на них за совершённое зло – да, буду. Пытаться по возможности наказать – ответ тоже «да», но зависти – ни грамма.

– И, правда, логично! Однако, то ли думающих людей у нас мало, то ли воспитывали их по другому. Большинство толкнёт наркотики ближнему своему без всяких угрызения совести.

– Эх, давайте уж лучше про убийство! По результатам осмотра, что можете рассказать?

– Пока ничего, я вообще перекурить шёл! – криминалист на пару секунд сделал вид, что сердится. – Вот закончим, и тогда всем поделюсь, ты же меня знаешь! В квартире пара человек работает, но к трупу и следам крови я пока никого не пускаю, чтоб улики не затоптали.

– Хорошо, хорошо! – примирительно подняв ладони, произнёс опер.

– С «местными» пока пообщайся, – обернувшись на полпути к выходу, посоветовал Егоров, – они соседей опрашивают. Кажется, во второй. Впрочем, в особняке всего четыре квартиры, если я ошибся – отыщешь.

Когда Первозванцев подошёл к указанным апартаментам, то услышал, как полицейские уже прощаются с хозяевами – из-за приоткрытой двери звучали стандартные слова благодарности за оказанное содействие и просьба позвонить «если вы что-то ещё вспомните».

Оставшись на лестничной клетке, он дождался, когда появится старший офицер, показал ему корочку и представился:

– Оперуполномоченный по особо важным делам УВД по Центральному административному округу, майор Первозванцев.

– Майор Зайцев, начальник ОВД Мещанского района, – пожимая протянутую руку, произнёс старший офицер, которому при его росте и габаритах скорее бы подошла фамилия Лосев. – Меня предупредили о вас.

– Мне необходима вся собранная на данный момент информация.

– Хорошо. Только если не возражаете, пойдёмте, поговорим на улице – страсть как курить хочется!

Когда офицеры отошли за угол дома и закурили, то Зайцев, сделав первую затяжку, с нескрываемым сожалением в голосе произнёс:

– Если честно, майор, я вам завидую.

– Почему? – удивился Андрей.

– Это не тривиальная бытовуха, есть над чем поработать. Вы сейчас подобно гончей броситесь по следу, а мне опять возвращаться в мой серый мир. Чувство охоты – как мне его не хватает!

– Хорошо там, где нас нет. Со временем розыск тоже становится рутиной. Бумаги, запросы, отчеты… Зачастую в конце дня ловлю себя на мысли, что эмоций просто нет. Только в уме прикидываешь, как отписываться по результатам за день.

– Хм, наверное, правду говорят, что всё познаётся в сравнении, – Зайцев улыбнулся. – Захотите вернуть вкус к жизни – добро пожаловать к нам!

– Договорились. Так что тут у нас?

– Как сказали бы журналисты – убийство с особой жестокостью. Квартира ранее принадлежала старому нумизмату. Он скончался несколько месяцев назад, и наследство перешло к сыну. Последнего мы и обнаружили со вспоротым животом. Ему нанесли всего один удар, но зато какой! Длинная, глубокая рана – никаких шансов на выживание.

Даже не будь офицеры увлечены беседой, они едва ли смогли бы разглядеть, как из машины, припаркованной поодаль, за ними пристально наблюдают сквозь тонированные стёкла.

– Орудие убийства нашли?

– Да. Выкидной нож. Сработан в зоне, причём очень давно. Судя по рукоятке, я бы сказал лет этак сорок назад.

– Хм, ещё при социализме…

– Ага, сейчас такие уже не делают!

– Поди, интересная у клинка история, раз до сих пор в деле! Надо полагать, его последний хозяин ярый сторонник принципа «стволы для лохов, нож – выбор профессионалов».

– Ой, последователями Гая Ричи прикольно любоваться в кино, но не встречать в реальной жизни.

– Согласен. Тигры тоже забавные, когда не в метре от тебя, а по ту сторону решётки. Следы взлома есть?

– Отсутствуют. Замки швейцарские – очень серьёзные, исключающие возможность использования отмычки. Окна тоже в порядке. В квартире установлена сигнализация, но по информации от диспетчера с пульта охраны сигнализацию вчера утром отключил владелец квартиры. Похоже, он сам и впустил убийцу.

– А как в квартиру вошла домработница, у неё есть ключ?

– Нет, по крайней мере, отрицает. По её словам, когда на звонок ей никто не открыл, она случайно обратила внимание на небольшую щёлочку – дверь была просто прикрыта. В принципе, логично, что сам хозяин не доверит чужому человеку свою сокровищницу, а вот нелегальный дубликат, конечно, исключать нельзя.

– Пост охраны всё время пустует или только сегодня?

– На самом деле там постоянно чоповец сидит, просто того, что ночью дежурил, допросили и отпустили, а сменщика попросили прийти часа через четыре, чтобы под ногами не болтался.

– Интересно, и что же наш бдительный страж поведал?

– По его словам вечером к Хейфецу приходила темноволосая девушка, убитый даже вышел на улицу её встретить. Подробнее внешность охранник не разглядел, гостья шла через холл с другой от него стороны, а когда уходила – не видел, отлучился по нужде.

– Я видел камеры видеонаблюдения, отсмотреть записи ещё никого не отряжали?

– Этот вопрос, видимо, достанется уже вам. Дело в том, что у охранной конторы всё пишется на удалённый центральный сервер, здесь на месте ничего не увидишь. Специалисты-технари все на выездах, до технического директора дозвониться пока не удалось – трубку, зараза, не берёт, а больше там решить проблему не с кем. Все остальные сотрудники в офисе с компьютерной техникой не то, чтобы «на вы», но постольку поскольку. Они попробовали найти нужную запись, но не смогли. Мы, конечно, оставили им запрос, но я бы не стал на это полагаться. Телефончик директора вот, на листочке. Роберт его зовут.

– Спасибо, разберусь, – кивнул Первозванцев, пряча бумажку в карман. – Лешаков сказал, в квартире визуально всё на своих местах. Так и есть?

– Да, но он раньше вышел. Один момент всё же говорит в пользу версии об ограблении.

– Какой?

– Мне показалось, что картина в комнате с трупом неровно прилегает к стене. В общем, я подошёл, снял её, а там потайной сейф! Замок открыт, внутри пусто. К сожалению, спросить, что в нём находилось, не у кого. Родственников у покойного, похоже, совсем не осталось.

– Давайте обменяемся номерами, если появятся новости по пропавшим вещам – сразу звоните.

– Обязательно, но я вот думаю, а вдруг некоторые экспонаты коллекции подменили?

– Это нам лишь экспертиза скажет, тем более она неизбежна: раз наследников нет – коллекция должна отойти государству. Вот только вряд ли мы скоро дождёмся заключения от специалистов, уж больно большой объём работы.

Попрощавшись с Зайцевым, майор направился на место преступления. Заходя в квартиру в старинном особняке, принадлежавшую убитому, Первозванцев предполагал, что его взору предстанет очередное элитное жильё, утопающее в современной роскоши, но реальность оказалась достаточно далеко от образов, нарисованных воображением. Во всяком случае, он точно не ожидал увидеть интерьер в викторианском стиле. Одним из основных элементов отделки в большинстве комнат являлся тонированный в темный цвет дуб. Высоченные потолки – минимум пять метров, создавали ещё более странное восприятие пространства. Повсюду располагались антресоли. Около одной из них два офицера что-то сверяли с толстой папкой. Заглянув наугад в другую, Андрей обнаружил покоящиеся на специальных подставках, под углом удобным для зрителя, коробки с монетами. Каждый экземпляр был подписан, как в музее, и оперативник не удержался, чтобы не прочитать:


Испанские 100 реалов 1609 года короля Филиппа III. Монета отчеканена в Сеговии, вес 11 унций, куплена на торгах в Испании в октябре 2009 года за 1,2 млн $.


После такой информации Первозванцев не сдержался и, поджав губы, покачал головой, невольно выказывая своё восхищение. Его сначала удивила доступность подобной монеты, но затем он решил, что старик-коллекционер просто не пускал никого из чужих в свою сокровищницу.

Оперативник двинулся дальше по длинному коридору, попутно разглядывая висящие в нишах картины кисти французских и итальянских мастеров-живописцев. На Т-образной развилке стоял полный доспех рыцаря, причём, судя по царапинам и сколам от давних ударов на шлеме и латах, отнюдь не современная имитация.

Андрей выбрал левый проход и через несколько шагов очутился в просторной гостиной. Здесь также доминировал дуб. В стене по левую руку располагался огромный и очень красивый камин, а у дальней – витая лестница поднималась к надстроенному глубокому балкону, заставленному шкафами с книгами в старинных переплётах. Чувствовалось, что массивная мебель и висящая под потолком тяжёлая кованая люстра тщательно подбирались, чтобы каждый элемент не выбивался из общей картины. Даже множество колониальных вещичек из Индии, Китая, Африки и арабского востока гармонично вписывались в интерьер, соответствуя главной идее.

В центре помещения, стоя над полулежащим в кресле трупом, снимал перчатки Егоров.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6