Дмитрий Лазарев.

Малахитовая душа (сборник)



скачать книгу бесплатно

Да, это была именно пещера, а не грот: в дальней стене «приемного» зала виднелся достаточно широкий проход дальше вглубь скалы, черный, как душа торговца наркотиками. Кирилл похлопал себя по карманам и едва слышно чертыхнулся: фонарика он не взял, как-то не предполагая, что придется лезть под землю. Конечно, в машине, в бардачке, он лежал, как и у всякого уважающего себя частного детектива, но с таким же успехом он мог лежать и в его офисе в Екатеринбурге: один черт, до него сейчас не добраться. Впрочем, слабенький фонарик имелся в его мобильнике. Не фонтан, конечно, но лучше, чем ничего.

Тихонов извлек из кармана телефон, глянул на экран и убедился в полном отсутствии какой бы то ни было связи. Вызвать кавалерию не получится. Ну да ладно, он все равно не собирался пока этого делать. Сперва надо самому понять, что к чему. Включив фонарик, он смело двинулся к дальнему проходу. Стук и скрежет прекратились – очевидно, обитатель пещеры услышал шум его шагов и затих, ожидая приближения чужака. Кирилла пронзило острое сожаление, что его пистолет куском камня остался лежать у машины: ведь напади на него кто-нибудь, ему даже защититься нечем. Однако последнее соображение остановило его всего на несколько секунд – Тихонов пребывал сейчас в каком-то странном отчаянно-бесшабашном состоянии, в котором ему все пофиг и сам черт не брат. Именно в подобном расположении духа он и предпринимал свои самые рисковые авантюры, пока что заканчивавшиеся для него благополучно. Оно конечно, всякому везению когда-то приходит конец, но Кирилл надеялся, что это произойдет не сейчас.

Проход, поначалу широкий, по мере продвижения по нему сужался и делался ниже. Кроме того, он оказался довольно извилистым. Само по себе это было неплохой новостью: значит, кем бы ни был пещерный обитатель, размеры его не так уж велики, если, разумеется, это не какая-нибудь здоровенная змея.

Батарейка телефона пока держалась, но света его фонарик давал немного – лишь чуть-чуть рассеивал мрак в очень небольшом радиусе. И не было ничего удивительного в том, что на очередном резком повороте прохода Тихонов чувствительно ударился плечом о каменный выступ и зашипел от боли. Кирилл бросил взгляд вперед, надеясь разглядеть, далеко ли до очередного поворота, и замер, потому что увидел это место. Оно находилось примерно в восьми шагах, а так далеко свет телефонного фонарика не распространялся. Но там, похоже, имелся свой источник света, зеленоватого, как и все в этом странном месте.

Рассудив, что батарейка в мобильнике ему еще может понадобиться, Тихонов отключил фонарик и двинулся навстречу свечению. Едва он повернул, как стало еще светлее. Похоже, его путь по извилистому проходу, наконец, заканчивался, и впереди виднелся пресловутый свет в конце тоннеля. Это слегка вдохновило Кирилла. Кем бы ни был стучавший и скрежетавший подземный обитатель, свет ему был нужен. В глубине пещеры он мог быть только искусственным, ибо откуда там взяться естественному? Интересно, что местный житель, даже услышав приближение Кирилла, свет погасить не удосужился, хотя издавать звуки и перестал.

Человек? Очень может быть. Конечно, никто не даст гарантии, что он не встретит Тихонова пулей в лицо, но это все же лучше, чем смерть от поджидающей в кромешном мраке неведомой твари.

Зеленый свет делался все ярче, и Кирилл с большой долей вероятности предположил, что впереди проход заканчивается новым гротом. Причем, если в этой извивающейся каменной «кишке» было холодно и промозгло, оттуда тянуло теплом. Перед самым выходом Тихонов чуть помедлил, а потом шагнул вперед, подняв руки ладонями вперед, чтобы продемонстрировать неизвестному отсутствие оружия и свои мирные намерения.

Грот был небольшой, овальной формы, примерно пятнадцать на десять шагов в длину и ширину и около трех метров в высоту. Кириллу потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к свету, который в этом месте исходил буквально от всего. Никакого конкретного источника у этого сияния не было. Светились, казалось, сами камни, составлявшие пол, стены и свод грота. Когда же Кирилл пригляделся и понял, что это за камни, он буквально обомлел: сплошной малахит! В таком количестве этот роскошный камень Тихонов не видел даже в питерском Эрмитаже. Настоящие залежи, сокровищница! Так вот оно где, это таинственное месторождение, о котором говорил Канунников и которым бредил Погожев! Оно действительно существует и действительно в районе Черноисточинска!

Хоть Тихонову и казалось, что его способность удивляться на сегодня уже отключилась из-за перегрузки, это открытие так ошеломило его, что он не сразу заметил обитателя грота. На Кирилла с любопытством смотрел коренастый темноволосый мужик примерно сорока лет. Он был в джинсах, плотной рубашке и кроссовках, а в руках держал не оружие, а молоток и зубило. Видимо, они и являлись источниками тех звуков, которые Кирилл слышал от входа. Мужик, похоже, обрабатывал своим инструментом шикарную с красивыми узорами и переливами всех оттенков зеленого малахитовую глыбу почти в его рост, выступающую из стены грота.

«Интересно, как он ее отсюда вытаскивать собирается, когда обработает?» – пришла Кириллу неожиданная и несколько неуместная мысль. Ни дать ни взять Данила-мастер, ваяющий каменный цветок. Стоп, Данила-мастер?! Приглядевшись внимательнее к лицу неизвестного, Кирилл понял, что знает его, правда, не лично, а по фотографии. Перед ним был объект его поисков – Даниил Владимирович Погожев.

* * *

– Здравствуйте, – произнес камнерез, продолжая с интересом разглядывать ошеломленного визитера. – Кто вы и зачем здесь?

– Собственно, я искал как раз вас. Правда, не предполагал, что найду в столь… экзотическом месте.

– Меня? – чуть удивился мужик. – И вы тоже?

– Ну да. Вы ведь Погожев Даниил Владимирович?

– С утра был.

– А я – Кирилл Тихонов, частный детектив из Екатеринбурга.

– Однако! И для чего же я понадобился частному детективу?

– Меня наняли, чтобы найти вас.

– И кто же? – он чуть нахмурился.

– Не бойтесь, не ваши враги. С бандитами Кабанова я не сотрудничаю.

– Я и не боюсь. Бандита они бы не пропустили, да и любого другого с враждебными намерениями тоже. С такими у них разговор короткий, так что здесь я в безопасности.

– У них? Кто это «они»?

– А вы их наверняка видели. По крайней мере, одного. Без них вам это место ни за что бы не найти.

– Женщина в зеленом? Ящерица?

– У них много обличий. Они изменчивы, как и всякая иножить.

– Что такое иножить?

– Существа иного плана реальности. Они живут в нашем мире параллельно с нами, только мы их не замечаем. Эти конкретно – духи камня. Они – элита иножити, одни из тех, кому удалось создать собственную цивилизацию. Здесь, на Урале – один из их главных центров.

– Что им нужно? – Кирилл, словно заразившись от собеседника, и сам невольно стал делать акцент на этом «они», «им», «их».

Погожев усмехнулся.

– От большинства из нас – ничего. Только чтобы их оставили в покое. Но некоторые им интересны.

Он замолчал, поэтому Тихонову пришлось его подтолкнуть еще одним вопросом:

– «Некоторые» – это такие, как вы?

– Или как вы, – парировал Погожев. – Только ума не приложу, что им за интерес в частном детективе.

– Уверены, что я им интересен?

– Уверен, – он улыбнулся. – Ведь вы ехали из Тагила в Черноисточинск?

– Да.

– Были бы им безразличны, без проблем доехали бы. Но они сочли нужным искривить пространство, чтобы дорога привела вас сюда, в самое сердце их владений.

– Искривить пространство? – С каждой фразой Погожева беседа начинала казаться Тихонову все более бредовой, даже на фоне всего того, что с ним уже произошло.

Уловив недоверие в вопросе Кирилла, Погожев как будто слегка обиделся.

– Вы удивитесь, узнав на что они способны! Здесь, в своем царстве, духи камня практически всемогущи, но с удалением от своих владений теряют силу. Для этого им нужны свои представители там, в мире людей. Мастера и воины. Полагаю, вас они отнесли ко вторым.

– Но зачем? Если они, как вы говорите, просто хотят жить уединенно и чтобы их не трогали, к чему им лезть в человеческий мир?

– Не все так просто… – Погожев вновь замолчал.

– Это следует понимать так, что вам не все известно?

– И это тоже, – согласился камнерез. – Я здесь всего четыре дня, и бо?льшую часть времени работаю, а не общаюсь с нашими гостеприимными хозяевами.

– Вы живете в этой пещере? – изумился Кирилл. – А еда, вода? А спите где? Прямо тут, на холодных камнях?

– Нет, конечно! Воду и пропитание они мне доставляют, и условия для сна обеспечивают. В их интересах, чтобы я был здоров, полон сил и делал свое дело. Я им нужен.

– Для чего?

– Не уверен, что могу вам сказать правду. Не моя тайна, да и я вас совсем не знаю. Вы даже не сообщили мне, на кого работаете.

– На вашу жену.

– Марину?

Вид у Погожева был такой, будто детектив напомнил ему о дальней родственнице, живущей где-нибудь в Забайкалье.

– Ее самую. Или у вас есть еще одна супруга? – не удержался от едкой иронии Тихонов.

– Нет, я… – камнерез виновато потупился.

– Такое впечатление, что вы только сейчас вспомнили о ее существовании. А она, между прочим, места себе не находит с момента вашего исчезновения!

С самого развода Кирилл даже представить себе не мог, что когда-нибудь будет столь рьяно отстаивать интересы бывшей жены, испытывая при этом вполне искренние обиду и возмущение за эту, уже вроде бы ставшую ему чужой женщину.

– Я хотел ей позвонить. Правда! Но вы же знаете, сотовый здесь не берет.

– Не берет, – подтвердил Кирилл. – Вот только вас это, похоже, совсем не волнует. Она, чтоб вы знали, в шаге от того, чтобы счесть вас погибшим. А вы преспокойно живете в этой пещере, занимаетесь любимым делом и в ус не дуете!

– Вы не понимаете…

– Верно, не понимаю. Может, попробуете мне объяснить?

Тихонов усилием воли вернул себе хладнокровие. Надо же, видимо, не совсем еще погас тот огонек, который десять лет назад бросил их с Мариной Деменьшиной в объятия друг друга! Вот только сейчас все это зря. Тут не эмоции нужны, а четкая работа мозга. Да, он попал в невероятную ситуацию, и пока абсолютно не представляет, как будет из нее выбираться, но на данный момент ему, по крайней мере, не грозит непосредственная опасность, а значит, есть время спокойно подумать. Пора возвращаться к образу циника с хладнокровием сфинкса, с которым он уже почти сроднился и который не раз и не два спасал ему жизнь в самых пиковых ситуациях. Итак, уже ясно, что если тут и имело место галлюциногенное действие «малахитового» тумана, то далеко не все произошедшие странности можно этим объяснить. Выходит, он столкнулся с тем, что принято называть паранормальными явлениями, и, каким бы скептиком ни был Тихонов, против фактов уже не попрешь. Значит, требуется узнать как можно больше об этих «духах камня», если, конечно, он хочет выполнить свое задание и вызволить отсюда Данилу-мастера, с чем, похоже, намечаются серьезные проблемы…

Между тем молчание Погожева затягивалось, и Кириллу пришлось напомнить о себе:

– Я все-таки жду объяснений.

– Даже не знаю с чего начать.

– Тогда я вам помогу. Пара вопросов для затравки. Как вы сюда попали, и что случилось с бандитами, которых по вашу душу отправил местный авторитет Кабанов?

– Оказался я здесь примерно так же, как и вы. Искривление пространства. Они, мной заинтересовались, и когда я попал в зону действия этой их Силы, все и произошло. Только в моем случае ситуацию осложняла погоня. Меня преследовал джип с тремя бандитами. Они подняли стрельбу. Сначала по колесам моей машины, а потом меня ранили.

– Куда?

– В ногу.

– Передвигаетесь вы вполне нормально.

– Духи исцелили меня.

– Каким образом?

– Не знаю. Думаю, если я произнесу слово «магия», яснее не станет. Духи не злые. Скорее напротив. Но тут обстоятельства вынудили их. Бандиты зашли слишком далеко. Конечно, убивать меня они не собирались. Их главный, похоже, хороший стрелок и он специально целился в ногу, чтобы я не убежал. Они хотели доставить меня к своему боссу. Предупреждая ваш вопрос, сразу скажу, что не знаю зачем. А задачей этих бандитов было «преподать мне урок уважения». В общем, им я тоже был нужен живым, но духи этого не знали и убили бандитов.

– Как?

– Не сами. Они создали големов.

– Кого?! – переспросил ошарашенный Кирилл.

– Искусственных созданий из камня. Духи могут придавать им почти любую форму, используя зеленый туман в качестве инструмента для преобразования материи, а свою Силу – для ее оживления. Там было что-то вроде гигантской горгульи и ониксового воина.

То, о чем сейчас говорил Погожев, показалось бы Кириллу уже совершеннейшим бредом, если бы не воспоминание о своем пистолете, превращенным туманом в кусок оникса. Преобразование материи в чистом виде. Ладно, големов можно будет переварить позже, а пока еще один уточняющий вопрос.

– А что случилось с их машиной?

– Земля разверзлась, поглотила ее и снова сомкнулась.

Кирилл еле сдержал нервный смешок. Все безумнее и безумнее! В Библии по мановению руки Моисея море расступилось, а тут земля. Жесть какая-то! Или Погожев за время пребывания в пещере таки успел сдвинуться по фазе, или эти духи в своих владениях действительно могут все – чего стоит хотя бы поменявшая направление дорога! Конечно, там мог просто карстовый провал открыться. Такое бывает. Только подобные провалы потом не смыкаются. Тихонов невольно поежился. Похоже, их гостеприимные хозяева – ребята серьезные. Таким палец в рот не клади. Однако по-прежнему неясно, на кой черт им сдался Погожев, и зачем они пропустили к мастеру Кирилла. У детектива возникло четкое ощущение, что разобраться в мотивации этих духов – сейчас самое важное.

Тихонов немного помолчал, подбирая слова, а затем произнес:

– Итак, духи спасли вас от бандитов и вылечили. Хорошо. Но почему вы потом отсюда не ушли? Боялись? Не могли? Не хотели?

На лице Погожева отразилось некоторое замешательство, словно вопрос поставил его в тупик.

– Думаю, всего понемногу, – ответил он, наконец, когда Кирилл уже стал думать, что камнерез так и не выйдет из своего ступора. – Во-первых, Кабанов бы не оставил меня в покое…

– Ну так приняли бы его покровительство! «Крыша» есть «крыша». Не так много в наше время найдется в бизнесе тех, у кого ее нет. В конце концов, жизнь и семья важнее принципов и денег.

– Наверное, вы в чем-то правы, но это еще не все. В последнее время я понял, что Кабанов – зло. Зло в чистом виде. С таким просто нельзя заключать никаких сделок.

– Откуда же такие выводы? От духов?

– Да. Они сказали мне, кто такой Кабанов и чего он хочет.

– Может, и со мной поделитесь?

– Только если они разрешат.

– Вы подчиняетесь духам?

– «Подчиняюсь» – неверное слово. Мы сотрудничаем.

– В чем?

– Мне нужно переговорить с ними.

– Думаю, не ошибусь, если предположу, что вы с духами заключили сделку: ваша безопасность в обмен на некоторые ответные услуги. Вот только вы не подумали о своей жене, которая осталась там, в опасности, потому что с тагильской группировки станется отыграться на ней, если они не смогут добраться до вас… Дайте мне договорить! – поднятой рукой остановил Тихонов готового яростно возражать камнереза. – Но вы об этом забыли. А точнее, вас заставили забыть. Эти ваши духи камня, быть может, в целом и хорошие ребята, но кое в чем они прибегают к шулерским приемчикам. Вы им зачем-то нужны, но в человеческом мире осталась ваша жена, к которой вы наверняка захотели бы вернуться. А вот притащить сюда и ее они или не смогли, или не захотели. Поэтому духи просто воздействовали на ваш разум, убрав из него лишние мысли и желания, сделав Марину если не посторонним для вас человеком, то уж, во всяком случае, не настолько близким, чтобы стремиться к ней. Так вы стали более удобным помощником – ничто не отвлекало вас от той работы, которую они решили вам поручить. Хотелось бы мне знать, что это! Но сейчас-то подумайте! Марина любит вас и хочет быть с вами рядом. Идемте со мной! Ваше место там, среди людей и рядом с нею. Обещаю, проблемы с бандитами я улажу!

– Боюсь, это невозможно, – произнес за спиной Кирилла низкий женский голос.

* * *

Тихонов резко обернулся, сожалея об отсутствии оружия и по запальчивости забыв, что в прошлый раз оно ему не помогло. На пороге грота, в котором находились Кирилл и Погожев, стояла она – та женщина в зеленом с лесной дороги. У ног ее клубился «малахитовый туман».

– Вы можете говорить по-русски? – изумился Тихонов.

– А что тут удивительного? – отозвалась незнакомка каким-то стерильным голосом, в котором полностью отсутствовала эмоциональная составляющая. – Мы – разумная раса, появившаяся на земле в те незапамятные времена, когда о человечестве еще и слыхом никто не слыхивал. Почему бы нам не овладеть языками молодой расы? Они не так уж сложны, особенно по сравнению с нашим. Раньше Земля принадлежала нам и другим существам, схожим с нами. Нынешняя наша Сила – пустяк, по сравнению с той, которой мы обладали тогда. Но среди нас не было единства. Война, война, война… Она погубила нас, а вы, похоже, идете по нашим стопам. Мы воевали друг с другом и до вашего появления, и после. Признаться, мы вовсе не придали значения первым людям: ничтожные полуразумные существа, способные только к физическому воздействию на окружающий мир. Никакого энергооперирования. И говорить-то не о чем! Мы полагали, что вы вымрете сами и уж во всяком случае никогда не сможете составить конкуренцию в борьбе за власть над этим миром ни нам, ни нашим врагам. Но время шло, а мы не замечали вашего развития, поглощенные своими междоусобными войнами. Вы же именовали нас по-разному: боги, духи, демоны, иножить, нежить, нечисть. На самом деле, только «иножить» близко к истине. Иная жизнь. Мы – не духи, а вполне живые и смертные существа, разве что живем очень долго. Как ты думаешь, человек, что это такое?

Незнакомка обвела рукой стены малахитового грота, от вида которых Кирилла охватывало благоговейное восхищение, ибо никогда в жизни он не встречал ничего подобного.

– Малахитовое месторождение?

– Да, вы это так называете. Но малахит – это останки умерших элемов камня. Наши останки. А малахитовые жилы – наши захоронения.

– А есть и другие… элемы?

– Есть, – подтвердила женщина. – Элемы металла, воды, воздуха, огня… Всех перечислять слишком долго. То, что вы называете полезными ископаемыми – могилы павших в бесконечных войнах элемов. Живых осталось совсем немного, жалкая горстка по сравнению с тем, что было еще пять тысяч лет назад. Мы потеряли землю из-за войн. Вас стало слишком много. Вы стали агрессивны. Но даже пытаясь остановить вас, мы не могли остановить войны между собой. Похоже, это заложено в нас нашей природой, и мы ничего не в состоянии сделать с этим. Даже сейчас уцелевшие элемы воюют. Вы, кстати, делаете то же самое, хотя в вас, насколько мне известно, антагонизм друг к другу изначально не присутствовал. Почему?

Кирилл мрачно улыбнулся.

– Ну и вопросы вы задаете, право слово! Если бы я знал ответ, мне бы уже Нобелевскую премию вручили! На самом деле, никто не знает истоков человеческой агрессии, злобы, ненависти, алчности, равно как и любви к ближнему, сострадания и милосердия. Узнать это – значит сделать величайшее открытие в истории и избавить мир от конфликтов, войн, преступлений. Сделать человечество одной большой семьей, совместно трудящейся на общее благо… – Тихонов горько усмехнулся. – Утопия, несбыточная мечта…

– Понимаю… – в изумрудных глазах нашей хозяйки Кирилл с удивлением увидел какое-то подобие эмоций. – Я бы тоже очень хотела узнать исток нашего антагонизма… Вы забирали наш мир, убивали нас, разрушали нашу среду обитания, использовали наши могильники в своих целях: для топлива, для производства оружия, для создания красивых вещей, а мы, хоть и были по отдельности намного могущественнее вас, не могли организовать единое сопротивление. Да, мы наносили вам ответные удары. Стихийные бедствия вроде наводнений, землетрясений, извержений вулканов, ураганов, штормов, а также страшные болезни, забиравшие многие тысячи жизней – все это наших рук дело. Но вас было слишком много, а наша Сила все убывала. Даже при том, что вы тоже вели друг с другом постоянные войны, власть над миром все равно постепенно переходила к вам. Элемы даже ненавидеть вас так толком и не научились: наша ненависть к себе подобным затмевала все остальное. И столь же часто, как вели войну с человечеством, мы искали способы заключить с ним союз против других элемов. И такой способ был найден. Но только элемами камня и металла.

– И что же это за способ?

– Среди людей есть мастера по камню и металлу, которые не просто механически делают из исходного материала нечто полезное или красивое, но, как вы говорите, «вкладывают душу» в свои изделия. Это не просто красивые слова. Такие мастера обладают особой Силой, которую большинство людей назвали бы сверхъестественной. Они возвращают жизнь тем элемам, из останков которых делают различные предметы: шкатулки, украшения, оружие. То, что сделано ими – уже не просто что-то красивое и даже не произведения искусства. Это живые, одушевленные… язык не поворачивается сказать «вещи». Не полноценные элемы, но их сущности, пробужденные к жизни руками и Силой больших мастеров, дающих им как бы вторую жизнь – поистине бесценный дар! Но враги наши, элемы металла, делают то же самое, а вот нам стараются всеми силами и способами помешать. Их посланцы перехватывают наших мастеров, и те исчезают бесследно. Их дальнейшая судьба сокрыта от нас. Нам с трудом удалось спасти от врагов мастера Даниила…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4