Дмитрий Иванов.

В темноте городских кварталов



скачать книгу бесплатно

– Так, ну на мобильный я ему скинул, и где он?

– Как он меня достал?

– Ох, что-то мне херово, зря мешал. водку с пивом

– Ну и туман ничего не видно, не сбить бы кого

– Эй куда прешь!?? Не видишь, красный горит! Скотина пьяная. Когда же он пойдет дальше?

– Борис дождется, что я его грохну– человеческие мысли можно подслушать, когда они хаотичны. Это требовало большой концентрации, но доставляло массу удовольствия.

– Если бы я мог так же легко читать мысли темных, о да, -вампир от удовольствия прищурил глаза. – Но нет, всем способностям есть предел, выхватываешь только эти глупые мыслишки ущербных созданий, и не жалко им терять время на эти пустяки, которые они называют своей жизнью. Хотя развиваются надо признать, строительство, техника, эта их привычка все научно обосновать и доказать. Хочешь не хочешь, а приходится вести игру в прятки с ними, открытый бой будет жесток, а нас и так осталось мало. Людей же все больше и больше. Да и к чему нам бойня и так все прекрасно, если бы еще не было клановых распрей. Из-за поворота послышался нарастающий звук сирены скорой помощи, прохожие нехотя реагировали, оторвавшись на долю секунды от своих дел. Недовольные взгляды в сторону шума – в такой поздний час, сирену то зачем включать. Резко вывернув из-за поворота, разрезая светом фар и сигнальных огней густой туман, появилась машина скорой помощи. Шум сирен заметно усилился. Редкие горожане проводили взглядом уже удаляющуюся машину, слегка потревожившую атмосферу. Туман тут же сомкнулся вязкими кусками за удаляющейся машиной, лишь красные огоньки и уносящийся звук напоминал о произошедшем событии. Вампир вышел из блаженного оцепенения

– Что-то я отвлекся, еще остались не решенные вопросы, еще есть время до рассвета, еще струится сила и мудрость.

Медленно и плавно поднялись плечи, а за ними голова, ноги уже потеряли свое очертания, превращаясь в туман, постепенно все тело, потеряв резкость контуров и насыщенность оттенков, ушло в бесформенное облако густого белого тумана, горящие глаза медленно слились с общей массой, уже парившей над домами.

Длинные волосы тихо шуршали во тьме темного коридора, слегка путаясь в порыве робких движений. Молодая женщина с изможденным лицом медленно пробиралась в полутьме своей квартиры, поправляя тонкую шелковую лямку лифчика. Она вышла на кухню, в полудреме натыкаясь на стоящие по дороге стулья и углы выступающей мебели, она хочет попить воды.

– Ох, когда же прекратится эта бессонница, опять на работе буду носом клевать. Подумала она, подходя к окну, вглядываясь в небо, сплошь пронизанного туманом. Невольно кидая взгляд на быстро удаляющийся сгусток белого дыма. Хм, какое облачко интересное, на человека похоже, порадовавшись за свою ассоциативную фантазию, подумала она. Ватные ноги налились усталостью и с каждой секундой все больше стремились обратно в кровать, поставив наполовину опустошенный стакан с водой на кухонный стол, удалилась во мрак спальни.

Глава 5.
Неясная агрессия

Любой удар вызван причиной,

как бы глупа, она не казалась.


Гулкий хруст почти прекратился, уступив место непрерывному чавканью, Алуд завершал свое пиршество, немного сетуя на то, что пища не совсем полезна и не так вкусна, как раньше. Обломки костей и обрывки одежды, лужи крови вокруг, истерзанная плоть вот и все что осталось от человека. Оборотень закрутил головой, разыскивая взглядом какой-нибудь пакет. От мохнатой пасти летела кровь вперемешку со слюной, в такт поворотам головы, блестящая шерсть слегка подрагивала, иногда наполняясь бликами от света.

– Вот. – Голова застыла, глаза смотрят на цель – большой мусорный пакет черного цвета достаточно прочный, чтобы тащить тяжелый строительный мусор.

– То, что надо, и крепкий и не просвечивает, и не протекает, да где эти пакеты были сто лет назад, хоть какая-то польза от цивилизации. Тихо пробурчал, подтягивая к себе полупустой пакет, попутно вытряхивая из него мусор.

– Поел, помой посуду. Подумал Алуд, с легкой ухмылкой на кровавой морде. Останки человека постепенно заполняли внутренность черного пакета. Алуд занят рутинным делом, убирает за собой следы своего присутствия, чтобы не поднимать излишнего шума, и не выдать своего присутствия в этом мире. Каждый оборотень в городе делает это, починяясь негласному правилу темных, каждый вампир, каждая тень, все они скрывают свою истинную природу, создавая вокруг себя плотный кокон небылиц, мифов и сказок, в которые верят, или хотят верить. Мало кто из людей знает о них, все урвавшие кусок правды либо мертвы, либо ходят в кругах темных в виде прислуги. Мохнатые уши слегка подрагивали, немного двигаясь, то в одну, то в другую сторону, улавливая малейшие колебания звука. Ничего особенного люди ходят, машины ездят, вода капает, туман шумит, кружась в порывах ветра, пластиковый пакет шелестит, принимая очередную порцию костей. Ничего подозрительного, но какая-то внутренняя тревога не дает ослабить слух, и все сильнее заставляет вникать в происходящее, тихий стремительный шорох, приближающийся со спины. Тонкие чувства оборотня сложно обмануть, не многие существа могут подкрасться к ним сзади, этому почти это удалось. Послышался нарастающий свист рассекающего воздух металла, Алуд хорошо помнил этот звук еще с средневековья, особенно во времена инквизиции. Много металла познала шкура Алуда. Битвы проходили в открытую с превосходящими силами людей, но годы битв лишь закрепили волю оборотня. Мгновенная реакция лучший друг в подобных ситуациях, моментальный сигнал разносится по мышцам, заставляя их стремительно сокращаться, резким движением оборотень отпрыгнул в сторону мусорных баков, прижавшись мохнатым плечом к кирпичной кладке стены, по которой мелкими струйками текла влага. В грязный асфальт с легким вибрирующим звоном вонзилось, что-то металлическое. Алуд устремил свой взор в сторону, откуда прилетел зловещий подарок. Из густого тумана прорисовывалась приближающаяся фигура. Кожаный плащ, черные волосы, бесшумная походка, и белое лицо, с черными вертикальными полосками у глаз и горизонтальной у рта, в руке крепко сжато, что-то блестящее, длинное, холодное. Глаза оборотня расширились от удивления, шерсть вздыбилась на лбу, создавая линию бровей.

– Какого хера эта тварь здесь делает? – Алуд не видел подобного более двухсот лет, но сразу же узнал создание, вышедшее перед ним из тумана. Белоликий охотник: ни каких понятий о чести доблести или чувствах, в их существовании лишь одна цель убить того, кого скажут его хозяева, а затем сгинуть в небытие. Своего рода профессиональный убийца темного мира. Лишь некоторые темные не боятся этих проклятых существ. Вызванные с помощью сложных древних ритуалов они полны мощи получаемой через особого проводника в материальном мире. По спине Алуда побежала предательская дрожь, ему вспомнились наставления старших из его детства:

– Увидишь охотника – беги, лучше встретится с двумя вампирами на их территории, чем с одним охотником. – Ходили слухи, что, если тебя выслеживает охотник ты труп в любом случае. Ощетинив свою шкуру, Алуд медленно пятился, продумывая тактику отступления, охотник шел на него, не меняя темпа медленно, но верно, создавая тем самым дополнительное психическое напряжение, Оборотень бегло осмотрел окружающую местность, на глаза попалось то, что воткнулось в асфальт, войдя в него минимум на метр. Оборотень оцепенел, он знал, что это такое.

– Еб твою мать… – Депрессивный тон сказанного не сулил ничего хорошего.

Стальную ребристую поверхность стержня покрывали мелкие пульсирующие нити, источавшие слабое голубое сияние. Стержень надежно впился в асфальт от мощного удара. Из поверхности медленно выдвигались заостренные наросты, с характерным звуком вонзаясь в плотную структуру асфальта. Пульсирующий шар с множеством вырезов, небольших уступов и иероглифов венчал эту конструкцию. – «Булавка теней».

– Твою мать где он ее взял? – Алуд знал, что делает этот странный предмет: будучи вбита в любую поверхность, эта булавка генерировала вокруг себя непроницаемый кокон, выйти из которого было нельзя, пока не выдернешь булавку. Кроме этого переносила все окружающее вокруг нее в другую пленку реальности, скрывая происходящее в иных материях, лишь легкие возмущения пространства, могут выдать в таком месте скрытое от посторонних глаз. Лучший способ обезвредить кого-то, или спрятать что-то – «Булавка теней».

Спина ощутила мокрую стену, дрожь усилилась, Алуд медленно перевел свой взгляд на приближающийся силуэт. Мысли путались в беспорядке, создавая различные решения выхода из сложившейся ситуации. Никто не любит безвыходного положения, никому не нравится быть крысой, зажатой в углу, не всем по силам справится с этим – это выживание.

– Ну, нет, я так просто не сдохну. Я не клоп, меня не раздавишь. – Глаза оборотня перестали бегать, прояснились, зрачки сузились, в эти ясные глаза бурлящим потоком врывалась ярость, злоба и готовность принять любой исход событий. Из легких вышел углерод с тихим угрожающим рыком, глубокий вдох наполнил тело кислородом.

Глава 6. Внутренняя сила

Просветы раскрывают замыслы

или хотя бы их направление.


На раскаленной сковородке тушились овощи, рядом стояла кастрюля среднего размера с еще не готовым супом, по кухне распространялись запахи еды, влага от горячего пара оседала мелкими блестящими капельками, как испарина. Женщина пожилых лет стояла над плитой, создавая свой поздний ужин. На стене, в бежевых обоях, висели круглые часы в сиреневой оправе с мелкими фиолетовыми вкраплениями, напоминающими по форме мелкую шерсть кошки. Секундная стрелка плавно перемещается по кругу. три часа ночи. Иллюзия контроля времени, попытка хоть как-то сковать неизбежное течение событий, идущих вверх по своей спирали. 3:0. Коричневое платье, цвета свежего какао, с длинными ажурными вставками нежно голубого цвета, доходит до колен, слегка прикрывая их полупрозрачной кромкой украшенной причудливым узором. Большие пушистые тапочки розового цвета. На тонкой шее висят несколько ожерелий старинного фасона, с мелкими инкрустированными камнями, некоторые покрытые какими-то непонятными письменами. Они легка побрякивают от движений, деревянными, стальными, каменными оттенками звука. Тихо-тихо. Когда-то юное прекрасное личико с подтянутой кожей, сменилось на старое морщинистое лицо, черные волосы уже познали, что такое седина, белые локоны смешались в аккуратной прическе, падающей до плеч. Тонкие морщины симметрично распределились по всему лицу все еще прекрасному, но увядшему от времени. Пигментные пятна на руках, серебряный браслет из хитроумно сплетенных цепей слегка позвякивал, двигаясь в такт руке держащей ложку, перемешивающую мелко нарезанные овощи. Слегка повернув голову в сторону, женщина улыбнулась, морщины у кончика рта четко прорезались.

– Здравствуй Брук-та-ман, давно тебя не видела. Ужинать будешь? Сказала она, высыпая овощи в суп. В кресле, у стены с бежевыми обоями, за спиной женщины из легкой дымки, которую можно было принять за пар от кастрюли, начал материализоваться вампир. Он сидел в удобной позе, положив ногу на ногу отперевшись одной рукой в подбородок, другой в подлокотник, голова слегка повернута, на лице улыбка удовлетворения.

– Тебя как всегда не проведешь Элиза. Вампир смотрел сзади на женщину, он видел, как по ее жилам струится кровь, сердцебиение было идеально ровным, женщина абсолютно не волновалась.

– Элиза, усмехнулся он. – Не думай, что я сомневаюсь в твоих, без сомнения, потрясающих кулинарных способностях, но ты же все понимаешь, кто я и мои предпочтения в пище. Женщина легко повернулась, глядя на вампира, слегка поправив волосы.

– Ну, Брук-та-ман, я тебе не свою стряпню предлагаю. На ее лице появилась чистая, немного детская улыбка. – Загляни в холодильник, там есть то, чем ты можешь, слегка насытится. С интересом, посмотрев на женщину, вампир плавными движениями переместился к холодильнику. Открыв его, он увидел продукты, которые есть в большинстве холодильников, но помимо них встретились и необычные вещи, такие как, например, прозрачный пластиковый пакет с красной жидкостью внутри. Жилистая рука с бледной кожей взяла пакет.

– О Элиза, все предусматриваешь, все знаешь, что тебя касается.

– Ну, ко мне же ходят странные гости, надо знать вкусы своих друзей, кем бы они ни были, это вежливость. Слегка пожав плечами, сказала она. Повернувшись, она продолжала готовить суп. Вампир вскрыл пакет, с жадностью сделал несколько крупных глотков. Бледно-голубые, глаза преобразились, в горящие темно-синим светом. Хищнические повадки, отражались в мелких движениях, резких и четких.

– Хоть я и не очень люблю полуфабрикаты. Надо отдать тебе должное, кровь свежа, и человек здоров, его знания мне пригодятся. Медленно опустив свое тело, вампир откинулся на кресле. Глаза вновь приобрели голубоватый оттенок.

– Давно тебя не видела, последний раз это было лет десять назад, когда у вас был кризис, хм даже в газеты попали статьи о странных событиях.

– Да тогда была грязная бойня, но что делать, порядок нужно было восстановить любой ценой, а следы всегда можно замести. Не будем о прошлом, оно внутри нас, будущее темных никто не видит, давай поговорим про настоящее.

– Что ты хотел бы знать? Элиза закрыла суп плотной прозрачной крышкой, и выключила плиту.

– Ну, в целом ничего серьезного, у оборотней проблемы кто-то убивает их, наши старейшие озабочены колебаниями тонкой материи, странности кое-какие. Голос вампира был слегка смущенным.

– Но я чувствую, грядет беда, а я привык доверять своему чутью, долгие века оно меня не подводило. – Голос зазвенел уверенностью.

– Пришедшие лишь пешки, но они наведут на нити, идущие из клубка. – Женщина говорила тихим шепотом, четко и монотонно.

– Хм хочешь сказать нужно, найти чужаков в городе, они и выведут на угрозу? Но где искать их?

– Они сами найдут тебя, скоро очень скоро. Будь готов, – женщина понизила голос, – белоликие безжалостны. Глаза Брук-та-мана сузились.

– Проклятые наемники? Неожиданно, теперь я смогу подготовится, спасибо тебе Элиза. Я ценю твою помощь. – Вампир сделал глубокий поклон, прижав правую руку к груди.

– Когда потребуется моя помощь, я буду рядом.

– Я знаю. – Элиза улыбнулась.

Элиза проводила взглядом фигуру вампира, плавно удаляющуюся из комнаты, а затем пропавшую. Она взяла поварешку и тарелку с мелкими узорами полевых светов, напевая мелодичную песенку себе под нос. Секунду она смотрела в никуда, с напряженным лицом, затем опять расслабилась и, продолжая бурчать песенку налила горячего супа.

Брук-та-ман шел по улице, думая обо всем том, что услышал. Он шел как обычный человек, практически не используя силы данные ему. Он, сосредоточившись, искал энергетические потоки, и по возможности впитывал энергию из них, заряжая «внутренние батарейки». Он, как и Алуд был наслышан об охотниках, но теперь ситуация была иная, он знал, что на него нападут, и теперь будет сам диктовать условия. Чувства слежения теперь постоянно задействованы, чтобы не проморгать возможную угрозу. Он шел по улице мокрой от дождя, туман по не многу спадал, людей стало намного меньше. Они грустно шли по своим делам, либо просто шарахались, не зная куда пойти. Вампир шел, опустив глаза обдумывая сложившуюся ситуацию. Мужчина в потертой куртке и вязаной шапке дерзко окликнул его

– Эй мужик иди сюда, разговор есть, ты куда пошел, я сказал ко мне подошел. – Брук-та-ману даже оборачиваться не надо было, чтобы ощутить намеренья незнакомца, – это был обычный уличный бандюга, отмороженный на пол головы. Вампир уловил блеск стали в руке мужчины, это нож, хотя какая разница, вампир побежал, направляясь в ближайший закоулок, как будь то убегает.

– Эй, стой сука, стоять бля! – слышалось ему в след. Глухой топот ботинок по мокрому асфальту сопровождал беглеца до темного закоулка. Вампир уже поджидал преследователя. Лицо Брук-та-мана осветила легкая хищная улыбка. Этот человек больше не будет жить, он станет «поздней трапезой» голодного существа.

Глава 7. На грани

Если вы это читаете, значит, вы еще живы

ывиж еще ыв, тичанз, етеатич отэ ыв илсЕ


Резкий выпад, в сторону противника, оборотень сбивает с ног своего врага, мощные удары обрушиваются нескончаемым потоком. Алуд рычит, с размаху вонзает свои когти в бока, в плечи и в грудь лежащему на асфальте противнику. На лице поверженного охотника легкое недоумение, переходящее в дерзкую усмешку, один удар в грудь оборотню, и он отлетает на добрые четыре метра.

– Откуда столько мощи в этом теле? Подумал оборотень, потирая заболевшую грудную клетку. Охотник встал, под разорванным плащом зияли черные раны от когтей Алуда, из них шел зеленоватый, густой дым, раны мгновенно затянулись. В руке снова блеснула сталь, сплав с серебром, и еще чего-то незнакомого учуял Алуд. Это была небольшая слегка изогнутая сабля, напоминающая египетский кхопеш22
  *Кхопеш (Хепеш, Хопеш) – разновидность холодного оружия, применяемая в Древнем Египте. Имеет сходство с ятаганом. Состоял из серпа (полукруглого лезвия) и рукояти. Мог иметь как внутреннюю заточку, так и внешнюю. Бывала также двойная заточка, когда ближняя к рукояти часть клинка имела внешнюю заточку, а дальняя – внутреннюю. Рукоять кхопеша двуручная, около 50 см. Кхопеш в Древнем Египте был оружием искусных бойцов и элитных военных подразделений. Длина кхопеша позволяла работать им и с колесницы.


[Закрыть]
*

Гарда имела форму толстого кольца, обхватывающего рукоятку. Поверхность покрывали символы, вампир на месте Алуда конечно без особых проблем рассмотрел бы их, но оборотень же на таких деталях не концентрировался, ему было важнее то, что этот клинок был с серебром, а значит, имел реальную угрозу жизни. Скрипящий звон раздался от клинка, скребущего асфальт, оставляя после себя глубокую слегка дымящуюся черту. Запах подпаленного асфальта ощутил оборотень. Быстро сгруппировавшись, Алуд отпрыгнул от несущегося на него охотника, резкий взмах по диагонали, смещенной вправо, скользнул по плоти, запахло паленой шерстью. Алуд взвыл, на плече со стороны спины прочертился след, с опаленными краями, из которого сочилась кровь.

– Тварь ебучая! Вскричал оборотень, не останавливаясь, помчался к мусорным бакам. Он с силой схватил край квадратного бака, послышался скрежет деформирующегося железа, массивный бак полетел в сторону охотника, мощный звериный рык сопровождал недолгий полет металлического творения человека. Железный ящик просто смел вместе собой стоящую фигуру, скрип железа, летящий мусор, глухой удар об стену, трещины и куски здания и гулкое эхо, как в пещере, «булавка теней не выпускает даже звук, когда работает». Блестящий клинок валяется неподалеку, среди консервных банок, мешков мусора, полупустых пивных бутылок, шкура от банана легла одной полосой на середине клинка, слегка размазавшись по нему своей гниющей плотью.

– Получай блядина! Оборотень тяжело дышал, глядя исподлобья, плечо зверски ныло. Серебро вызывало аллергическую реакцию у любого оборотня, когда они в зверином обличии, нарушались тонкие связи с темной энергией. Подобные раны долго заживали и могли убить, если повредят жизненно важные органы.

– Хреново ощущать запах собственной паленой плоти. В такие моменты можно и о смысле жизни подумать. Усмехнулся Алуд. Некоторое время ничего не происходило, целая вечность отразилась в нескольких секундах для оборотня. Из-под бака обильно поднимался густой зеленоватый дым. Мусорный ящик слегка зашевелился. Гулкие удары, бак резко отлетел, окончательно потеряв форму, шмякнувшись в угол. Мусор очертил путь бачка. Зеленый дымок рассеивался, Охотник стоял весь покореженный, все тело покрывали рваные раны, пол лица было рассечено. Все эти раны мгновенно прямо на глазах заживали, не оставляя и следа, лишь одежда пострадала в местах когда-то порванной плоти. На заживающем лице, сияла глубокая злоба.

– Ты что о себе возомнил! Тебе ли тягаться с нами!? – выкрикнул охотник, быстро приближаясь к оборотню.

– Кто тебя послал, тварь? – Вскричал Алуд.

– Трупу не зачем знание. – Резко ответил охотник. Мощный хлесткий удар полетел в голову Алуда. Оборотень увернулся, уходя вниз, одновременно нанося удар в бок. Охотник никак не реагировал, он механически наносил удары, как робот, без усталости. Оборотень сбивает его с ног, ломает об колено, швыряет, переламывает ему руки – все бесполезно. На каждый выпад оборотень получает ряд жестких ударов. Силы постепенно уходят, охотник же наоборот усиливает темп. Мощный удар с разворота откидывает Алуда в проход между домами, где он ударяется об энергетический барьер «Булавки теней» мохнатое тело рухнуло в скопившуюся на асфальте лужу. Вода окрасилась в алые тона от капающей с оборотня крови.

– Бесполезно, силой его не взять, что же бля делать? – думает Алуд. Охотник повернулся спиной, направился к клинку, валяющемуся в мусоре. Мысли Алуда бешено крутились в голове. Его взгляд приковало то, что сдерживало его.

– Твою же мать! Эту ебаную иглу надо использовать против него. – Оборотень метнулся к пульсирующему жезлу, обхватил его обеими лапами, и потянул вверх, Шипы на жезле больно впивались в ладони, даже через шерсть было видно, как вздуваются мышцы на спине. Чувства оборотня притупились, и он уже не обращал внимания на боль. В голове крутилось одна мысль, если этого не сделать, то точно погибнешь, осознание этого стимулировало ослабшее тело, это называется волей. Жезл подрагивал, гудел, но потихоньку поддавался нечеловеческой силе оборотня. Асфальт крошился под ногами Алуда. Охотник поднял меч, обернулся, лицо его окрасила ярость от увиденной картины. Он побежал, держа острый клинок наперевес, готовясь нанести сокрушительный удар. Жезл поддавался. Острая сталь летит, рассекая воздух, ведомая руками убийцы. Жезл гудит. Мощный удар обрушивается в направлении морды оборотня, Алуд вытаскивает жезл, подставляя его наперекрест удару в самый последний момент, держа его обеими лапами. Резкий щелчок оглашает стены ближайших домов. Это звук уходящего энергетического барьера, и приходящей надежды на выживание. Мощной волной оборотня прижало в асфальт. Охотник же отлетел в стену, слегка осев от шока, конечно же, ненадолго. Оглушенный Алуд мгновенно сориентировался, схватил жезл, как копье, шипы уже спрятались в поверхность жезла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7