Дмитрий Францев.

Ornamentum



скачать книгу бесплатно

Глава 1

«Это был самый обычный день. Такой день был у всех перед тем, как случилось то, что навсегда изменило жизнь. Помните, каким был день до вашего самого сильного потрясения? Например, каким он был до того, как вы попали в аварию? А тогда, когда вы расстались с любимым человеком? Как вы можете описать этот день? А может вы помните, каким он был до того, как вы погибли? Я уверен, вы ответите, что это был самый обычный день. С него всегда все и начинается. С самого обычного дня, события которого мы даже не вспомним.


Еще одно утро, все как всегда. Одно и то же на протяжении трех лет. Подъем в шесть утра, к восьми нужно быть в школе, в девять прозвенит первый звонок и начнутся занятия.

Не то, чтобы я жаловался, но быть учителем истории в наше время достаточно скучно. Вот бы бросить все.

Меня легко касается рука жены. Она знает, что я уже проснулся. После звонка будильника я всегда переворачиваюсь на спину и ухожу в раздумья, пока она не начнет будить меня:

– Я знаю, что ты уже не спишь. Вставай.

– Знаешь, может мне не идти сегодня на работу?

– Ты говоришь так каждое утро. Вставай и сделай нам кофе.

– Эх, ладно.

Она нежно подталкивает меня с кровати. Словно недовольный подросток я встаю с постели. Рассвет пробивается сквозь створки жалюзи и свет мягко падает на ее тело. Я на секунду останавливаюсь и засматриваюсь на нее, как на картину. Сколько прошло? – три года, а любовь не угасает.

Наш ежедневный ритуал начинается с кофе в нашей маленькой, но уютной кухне. Потом мы начинаем собираться и это выглядит как сцена из комедийных сериалов: мы бегаем по дому в поисках вещей, а когда выходим, то кто-то из нас всегда что-то забывает.

– Ты взяла документы?

– Да. Я нашла твой телефон, лови.

– А где мой бумажник? Дорогая, ты видела мой бумажник?

– Он на журнальном столике.

И так всегда, пока на часах не стукнет семь пятнадцать. В это время мы бежим на выход. На секунду останавливаемся у двери. Смотрим друг на друга.

– Может сходим завтра в кино?

– Давай.

Она целует меня, слегка привстав на носочки.

– Я люблю тебя, Бет.

– И я люблю тебя. Не забудь, через неделю день рождения у мамы.

– Я помню. Думаю, я знаю, что мы ей подарим!

– Ну все, пока! Вечером расскажешь, я опаздываю.

И она убегает. Этот наш прощальный разговор чуть дольше обычного. Я улыбаюсь, сажусь в машину и еду на работу. Настроение поднимется, черт возьми, и погодка просто закачаешься. «Да, сегодня определенно будет отличный день!» – думаю я.


Путь от дома до работы занимает тридцать пять минут. Без пяти восемь я заезжаю на территорию школы, паркую старенькую тойоту у таблички со своим именем и направляюсь к кирпичному зданию нашего учебного заведения. Я люблю это место с тех пор, как родители привели меня сюда в первый раз. По утрам в коридорах так уютно и спокойно, наверное это лучшее время для того, чтобы находиться здесь.

Учительская находится на третьем этаже, именно в нее я и направляюсь.

В восемь пятнадцать начнется утреннее собрание. Я открываю дверь и вижу нескольких учителей. Первым делом меня приветствует наша учительница по физкультуре Сара:

– Привет, дистрофик! Как ты это делаешь? Всегда без опозданий. Ты там под дверью ждешь что ли?

– И тебе доброе утро, Сара.

Я не успеваю ответить на ее вопрос, как вмешивается мой друг и коллега Генри, который заходит почти сразу за мной:

– Сара, доброе утро. И, кстати, да, Он стоял под дверью. Я поэтому и опоздал, следил за ним.

Мы приветствуем друг друга рукопожатием. Дальше продолжают беседу другие учителя, они сверяют расписания занятий, отмечают солнечный день за окном и делятся забавными историями про учеников, которые произошли накануне.

– А как твои сорванцы, Адам?

– Да никак. Ты же знаешь, ничего интересного. Кроме того, что Коби принес на реконструкцию XIII века джедайский меч.

Знаете, учителя не зануды и у многих далеко не такая скучная жизнь, как вам может казаться.

Например, Сара бывшая чемпионка по боксу. С учениками она бывает строга, но всегда помогает им в сложных ситуациях, ведь в душе Сара добрейший человек. Генри раньше был адвокатом, правда, не совсем удачным. Сейчас он преподает право и ведет местный клуб комиков. Как же мы тут все оказались, такие разные люди?

– Эй, ты что, снова в облаках летаешь?

– Эээ, кхм, да не, я тут, Генри.

– Пойдешь с нами в бар в пятницу?

– Что за повод?

– Разве чтобы собраться с друзьями нужен повод? Бери жену и приходите. Я же знаю, ты без нее никуда.

– Хорошо, я подумаю.

– Отлично!

Генри хлопает меня по плечу и идет уговаривать остальных учителей. Я слышу краем уха: «Да. Конечно он идет с Бет. Нет, твоей нельзя, она у тебя стерва». Я улыбаюсь и иду в свой кабинет. Благо, он располагается совсем рядом с учительской. С чашкой чая в руке и с гордым видом я вхожу в свою обитель.

Кабинет украшен портретами исторических личностей: политики, которые изменили мир, выдающиеся философы, прославленные изобретатели и бесстрашные полководцы. Даже жалко, что тут для них так мало места.

В остальном, это обычный класс с доской на стене, партами и небольшим столиком для учителя. Я аккуратно ставлю чашку на стол, беру мел и пишу на доске “Сунь Цзы и Искусство войны”. Такая тема точно должна понравиться моим засранцам. Я улыбаюсь и слышу первый звонок.

В кабинет лениво заходят первые ученики и усаживаются за парты, попутно приветствуя меня. Что ж, через пару минут начнется урок. Все-таки я там, где и должен быть.


Передвигаясь по классу из угла в угол, я пытаюсь привлечь внимание вальяжно развалившихся учеников своей речью:

– Итак, Сунь Цзы говорил: «Вступление в бой – последнее средство, применяемое, лишь когда все другие способы победить противника исчерпаны. Прежде надо попробовать другие средства – такие, как подрыв боевого духа и боеспособности вражеских войск. А прежде чем начинать сражение, необходимы тщательная разведка, изучение местности и сбор сведений о противнике». Кроме того, Сунь Цзы выступал за быстрые, решительные действия, следующие за периодом тщательной подготовки.

Пока я это рассказываю, стараюсь следить за тем, чтобы они меня слушали.

– Кто может мне назвать самые известные его высказывания?

Класс полон, но руку никто не поднимает. Чем они там интересуются, гаджетами? Компьютерными играми? Обычно их внимание рассеяно, но сегодня они внимательно слушают, это уже хорошо.

Вдруг кто-то выкрикивает:

– Порхай как бабочка, жаль как пчела!

Все смеются, «Зашевелились» – думаю я.

– Нет, Коби. Это тоже хорошее высказывание, но не Сунь Цзы.

Вдруг раздается женский голос:

– Он сказал: «Знай своего врага, знай самого себя, и победа твоя станет неизбежной».

Я приятно удивлен:

– Прекрасно, Энн! Кто-то еще знает цитаты Сунь Цзы?

– «Избегай применять силу при нападении, пользуйся слабостью».

Я одобрительно покачиваю головой:

– Энн, ты знакома с книгой «Искусство войны»?

– Нет, мистер Джонс, я загуглила.

Кто-то возмущенно кричит:

– Энн, ты смухлевала!

И снова смех. Я улыбаюсь и облокотившись на парту продолжаю:

– Нет, совсем нет. Ты молодец, Энн. Ты достала информацию у меня из-под носа, а я даже не заметил! Ты ей воспользовалась и призналась. А я уважаю честность и хитрость! Знаешь, честных побед намного меньше хитрых и достаются они намного сложнее. Тут главное…

– Учитель… – произносит взволнованно Тим.

– Да? Поднимай, пожалуйста, руку, если хочешь что-то сказать.

– Да, конечно, но это… А что с небом-то?!

Все повернулись к окнам. Там, где еще пять минут назад светило солнце, уже все затянуто грозовыми тучами.

– Энн, ты можешь загуглить прогноз погоды? Мне кажется, дождя сегодня не обещали.

– Да, мистер Джонс.

– Да и тучи какие-то странные.

Мы столпились у окон и смотрим, как огромные облака затягивают горизонт. Где-то вдалеке сверкнула странная молния.

– Знаете, дети, я не припомню, чтобы когда-то видел такие ярко-красные молнии. Вероятней всего, это очередное погодное явление, вызванное глобальным потеплением.

Раздался отдаленный раскат грома.

Глава 2

Мы стоим как вкопанные с широко раскрытыми глазами. Кто-то из учеников снимает происходящее на видео, пока гулкий ропот распространяется по классу. Я пытаюсь понять, что происходит, хотя душа уже начинает уходить в пятки от страшного предчувствия.

Все небо затянуто тучами. На улице темно, как ночью и только ярко-красные молнии багрово освещают город. Это точно красные спрайты, я читал про них на прошлой неделе. Но где дождь? Столько облаков и молний, но ни капли воды.

– Мистер Джонс, что это такое? – спрашивает Энн.

Малышка не на шутку перепугана и что-то ищет в интернете.

Странное чувство. Я не знаю, что ответить. Первым делом нужно успокоить ребят, всё же мы тут в безопасности.

– Ребята, для начала успокойтесь и садитесь за парты. Это, вероятно, шторм или что-то подобное – громко и четко произношу я.

В душе я, конечно, переживаю не меньше детей. Сам даже торнадо ни разу не видел, а тут целый тайфун или еще что похуже.

– Но нигде нет информации и утром по новостям ничего про это не говорили, – произнес Тим.

– Садитесь за парты и…

Не успеваю я окончить фразу, как огромная красная молния бьет в парковку рядом с нашим зданием. Звук удара просто оглушительный, следом гремит гром, такой мощный, что уши закладывает на несколько секунд, а окна дрожат так, будто сейчас вылетят. По всей округе заработали сигнализации на машинах. Кто-то вскрикивает:

– О господи, что это такое?!

Сразу начинается паника, я безуспешно пытаюсь ее успокоить. Почти все дети стараются связаться с родителями, но есть и те, кто смеется и даже шутит: «Ну вы даете, обычный шторм, а вы уже в штаны наложили».

– Учитель…

– Да, Тим? – отвечаю я несколько раздраженно, пытаясь осознать происходящее.

– Вы должны это видеть! Ребята, вы все должны это увидеть!

Все повернулись туда, куда пялится, не отрывая взгляда, Тим. Я не верю своим глазам, нет, это невозможно! Но через минуту мне придется поверить в происходящее, стараясь не сойти с ума.

На месте, куда ударила молния, образуется кратер в несколько метров шириной. Он быстро заполняется чем-то густым и красным, и выглядит словно огромная лужа с кровью. По краям лужи появляется множество рук: они путаются, лезут из кратера, мелкие окровавленные ручонки растягивают его во все стороны, цепляясь за асфальт и стягивая камни вниз. От увиденного я пугаюсь ещё больше, еще не сознавая настоящих границ своего страха.

Что такое страх? Не более, чем рефлекс. В моем случае отказывают ноги и дрожит все тело. Дети что-то спрашивают, но я уже ничего не слышу, кроме ритма собственного сердца. Оно колотится как бешеное. Так, что выдавливает глазницы. А дети? Сейчас они только раздражают.

Я вижу, как открывается дверь и директор уводит детей. «Быстрее, идемте!» – «Мистер Джонс! Ну же, идем!» – их голоса лишь слегка касаются моего слуха. «Учитель, уходим!» – кричат они. Но убегая, они не оглядываются.

Я не реагирую. В какой-то момент я понимаю, что не только страх держит меня у окна, но и любопытство. Что там, в этой чертовой кроваво-красной дыре?


Как только гул в ушах проходит, я оборачиваюсь. В классе уже никого нет, всех детей увел директор. Дрожащими руками я хватаю телефон и звоню Бет, я должен услышать её голос. Гудок пошел, мне стало чуть легче, взгляд все еще прикован к дыре с торчащими руками, еще гудок, почему она не отвечает? Гудок…Гудок… Ответ!

– Дорогой, что происходит?! – голос Бет, наполненный страхом, бьет в меня с новой силой. На фоне я слышу панические крики людей.

– Бет, с тобой все в порядке? Все хорошо? Как ты? – мне хочется задать сотню вопросов, но в ответ услышать только один правильный ответ.

– Я не знаю… какое-то безумие… что это? – связь то и дело прерывается, я слышу только обрывки фраз.

– Послушай, скоро все закончится, мы поедем выбирать подарок маме, ты слышишь меня, я…

Нет-нет-нет! Проклятье! Звонок обрывается, я пробую набрать еще раз, гудки больше не проходят. Поднимаю глаза, небо полностью затянуто тучами. Вспышки красных молний озаряют все вокруг, еще одна молния бьет неподалеку от кратера образуя новую дыру.

«Может это климатическое оружие? Тогда откуда руки? Инопланетяне?» – от таких мыслей мне становится не по себе. Одно дело смотреть на вторжения в кинотеатре, а другое – видеть своими глазами, не в силах осознать.

Я смотрю на дыру, она становится больше. «Как такое вообще возможно?» – я задаю себе вопросы, не имя ответов.

Нужно что-то делать, нельзя просто стоять и смотреть. Я смотрю на отражение своего глупого лица в окне и замечаю, как на улице что-то мелькает.

Из недр дыры показалась крупная ручища, которая ухватилась за торчащие мелкие руки, затем я вижу рога, украшающие голову быка, следом появляется огромное накаченное тело и мощные ноги с копытами, в одной из рук воинственно поднятый топор.

Существо издает рык громче грома, ему отвечают со всех сторон жутким воем, звуки смешиваются друг с другом. На мгновение наступила оглушительная тишина и из дыры хлынули черти. Как бесчисленная стая безумных обезьян они выпрыгивают из дыры и разбегаются в разные стороны.

Маленькие ростом, с непропорционально большой головой, на которой расположились мелкие рожки. У некоторых оружие: ржавое, старое, странных причудливых форм.

Они лезут из дыры с ошеломляющей скоростью, двигаются с ловкостью, пока большой монстр стоит на месте. Выглядит копией Минотавра, горделиво осматривается по сторонам. И вдруг среди всей неразберихи, криков людей, странного мерзкого скрежета вперемешку с воплями существ, мы встречаемся с ним взглядами. Его черные глаза смотрят мне прямо в душу, несколько секунд кажутся вечностью, меня трясет и бросает в пот.

Он вновь поднимает топор, указывая в мою сторону, оглушительно рычит и идет в школу, окруженный сотнями существ, похожих на чертей, все продолжавших непрерывно лезть из дыры.

Я как безумный срываюсь с места и бегу к двери, снеся стул и зацепив парту. В голове нет мыслей, только первобытный страх диктует убежать и спрятаться. Вылетаю в коридор, наполненный паникующими людьми и бегу к лестнице. Завывает пожарная сигнализация и все рвутся на первый этаж к выходам. Выбегая на лестничную площадку, я вижу как несколько мелких тварей тащат вниз живого подростка, держа его за руки и ноги, а он дергается, плачет и кричит. Я знаю его, это Лэндон Донован, талантливый парень, футболист.

Убегая на крышу, я думаю, мог ли я попытаться спасти его? Может, стоит рискнуть, прыгнуть на этих тварей или хотя бы как-то их отвлечь. Но я ничего не делаю, уносясь в противоположную сторону.

Дергаю дверь, она заперта с другой стороны.

– Откройте! Слышите? Это я, мистер Джонс, откройте! Слышите меня? – ох, как же отчаянно приходится кричать.

– Вы один? – раздается наполненный ужасом голос.

– Да, да, открывай же, черт тебя подери!

Дверь открывается, я забегаю, сразу закрывая ее за собой. Я пытаюсь отдышаться, пока нахожусь в относительной безопасности. Все же в своем возрасте я не такой выносливый, как прежде.

– С вами все хорошо, мистер Джонс?

– Да… Да… Дети, как вы?

Я оглядываю восьмерых ребят из разных классов. Они в слезах, а в глазах застыл ужас.

– Все будет хорошо, они нас тут не найдут. – проговариваю я, сам поверив в это.

Я смотрю наверх, молний больше нет, небо приобрело багровый оттенок, как в преддверии кровавого дождя. Я обнимаю пару ребят и мы встаем напротив двери. Временами слышны крики, кто-то пару раз к нам стучится. Но мы не открыли дверь, это было бы слишком опасно. На несколько секунд мне кажется, что пронесло, наступает тишина и никто не ломится в дверь.

Как же быстро это чувство испаряется, когда мы слышим, как явно что-то крупное приближается к нашей двери. Цок-цок-цок. Оно явно не торопится. Пару секунд тишины, мы пытаемся прислушаться, в тот же момент раздается сокрушительный удар и огромный топор пробивает металлическую дверь, еще удар и верхняя петля слетает.

Мы разбегаемся врассыпную по крыше, мне даже кажется, что кто-то из ребят спрыгнул вниз. Усилием воли я сосредотачиваюсь на покосившейся двери. Еще удар и она падает. За порогом стоит Минотавр и победно смотрит мне в глаза.

В моменты крайнего отчаяния нам свойственно совершать безумные поступки. Я собираю всю волю в кулак и бегу прямиком на монстра. Он шагает за порог, чтобы выпрямиться. Я ору в надежде, что это придаст мне сил или напугает его. Но он продолжает неподвижно смотреть мне в глаза. Я уже практически рядом с ним. Что же я могу ему сделать?

Я бью изо всей силы ему в нос и чувствую как из его огромных ноздрей на меня брызжут сопли, его голова запрокидывается и на секунду остается в таком положении. Затем он выдыхает пар из ноздрей так, словно разочаровался и опустив голову, бьет мне кулаком в лицо. Я падаю с ощущением, что меня ударили молотом по лицу.

Даже странно, что я не теряю сознание. Как только я падаю, на крышу забегают черти и хватают детей. Они заваливают их на спину, хватают за руки и за ноги и куда-то волокут.

За мной они приходят чуть позже и я наконец-то могу их рассмотреть. Красные уродцы с округленной головой, крупным ртом с острыми зубами, маленькими рогами и хилыми ручонками с четырьмя пальцами. Ну, прям черти, за исключением того, что крыльев-то и нет. Странно, но этот факт меня забавляет. «Куда они меня тащат? Наверное прямиком в ад» – но эта мысль забавной уже не кажется.

Глава 3

Пока меня несут по коридорам школы, я смотрю не только на чертей, но и на то, как тащат других людей. Вон, например, волочат Сару. А там, чуть дальше, Томми. Вижу я и то, чего боялся больше всего, – одного парня из старших классов пригвоздили к шкафчику, он весь в крови, рядом лежит бейсбольная бита и мертвый чертяка с проломленной головой.

Еще несколько трупов я вижу на первом этаже: каждый, кто пытался защитить себя, уже мертв. Пока меня выносят из школы на улицу, в голове крутится только одна мысль: «Как там Бет? Надеюсь, что жива», но падение на землю быстро приводит меня в чувство.

Голова раскалывается, из носа течет кровь. Я с трудом встаю на колени и вижу, что в таком положение сидят все вокруг меня. Почти вся школа сидит в полукруге и все на коленях. Взглядом я ищу знакомые лица. Да, многие тут: дети из моего класса, чуть дальше сидят Сара с Генри, вон Тим и Лэндон. Их вид успокаивает меня, значит пока живем.

– Мистер Джонс, это вы? – раздается шепот за моей спиной, я оборачиваюсь и вижу Кристин, нашу учительницу по химии.

– Да. Ты знаешь, что происходит?

– Они сюда всех приносят.

– Зачем, почему?.. – я все еще не могу понять.

– А вы что, не видите? Это демоны, Джонс. А почему и зачем догадаться нетрудно – это Судный день… что у Вас с лицом?

– Тот здоровый монстр ударил – головой я указываю на Минотавра.

– И как Вы вообще выжили!? – удивляется она, – Послушайте, мы были на первом этаже, когда они ворвались, они нас схватили и принесли сюда. Я видела как сопротивлялся наш повар, ей богу, он смог убить двух или трех тварей, пока не пришел этот демон с бычьей головой.

– И что он сделал?

– Не знаю, меня уже унесли, но я слышала нечеловеческий вопль.

Мы замолчали. Желание разговаривать пропало, хотя мне и повезло пережить встречу с Минотавром. Прошло с полчаса пока они собрали всех людей, массовая истерия утихла, хотя кто-то все еще продолжал плакать.

Минотавр принес последнего ученика за шкирку, видимо он хорошо спрятался. Бросив ребенка в толпу, Минотавр издает рев, его подхватывают все черти. Знать бы сколько их здесь.

Пока все ждут, что произойдет дальше, из кратера выходит другой демон, он идет уверенно и спокойно и явно отличается от всех остальных.

Демон выделяется среди прочих, но не столько внешностью, сколько своим высокомерием. Его голова гордо поднята, в движениях чувствуется сила и на нас он смотрит с презрением. Ростом ниже Минотавра, худоват, руки длинные, морда монстра, бошка лысая, а на ней рога, закрученные кверху.

Мантия скрывает его тело и ноги, издалека он похож на человека. На тонкой цепи через плечо свисает толстая книга в кожаном переплете. Все молча смотрят на него, пока демон направляется в центр нашего полукруга. Остановившись, он кидает взор на Минотавра, а тот уводит взгляд. Слабое поведение для такого грозного монстра.

Он поворачивается к нам лицом, его высокомерный взгляд смотрит вдаль. Лениво поднимает правую руку чуть выше своей головы, левую опускает ниже пояса. И оглядев нас еще раз, щелкает пальцами. В его руках начинает формироваться свиток из красных нитей, я смотрю на это как завороженный, не в силах оторвать взгляд. И тут демон говорит. Его голос, какой же он гнусный и отвратительный:

– Жи-и-ители населенного мира, именуемые себя людьми, – он тянет слова и со свитком выглядит как средневековый посол, – Я говорю от имени нашего величайшего предводителя, одного из шести великих князей-правителей, именуемого Астарот! Освободителя, покровителя и казначея нашего мира! Он освобождает вас от оков бренного и бессмысленного существования и награждает своим покровительством. Вы будете рабами его княжества и будете служить ему во благо мира!

Он делает паузу и продолжает:

– Наш щедрый князь-правитель Астарот дает каждому право на выбор, какого права нет у других. Каждая особь вашего вида может бросить вызов своему надзирателю, выбрать оружие и сразиться за право стать освобожденным от рабства и быть признанным нашим владыкой. Проиграв же бой, он будет вечно служить в легионе Астарота!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении