Дмитрий Дубенский.

Революция, или Как произошел переворот в России



скачать книгу бесплатно

Прием был короткий; Высочайшего завтрака не было и все присутствовавшие иностранцы скоро уехали из Царского Села.

В последних числах января я был в Царскосельском Александровском дворце, у гувернера Наследника, Жильяра{20}20
  Жильяр Пьер (Петр Андреевич; 1879–1962) – швейцарский гражданин, гувернер и преподаватель французского языка цесаревича Алексея Николаевича. Автор многих книг и воспоминаний.


[Закрыть]
и мы вместе с ним пошли к Цесаревичу. Алексей Николаевич{21}21
  Алексей Николаевич (1904–1918) – вел. князь, наследник цесаревич. Крестными были императрица Мария Федоровна и вел. князь Алексей Александрович. Страдал гемофилией (несвертываемость крови, болезнь передавалась по наследству по женской линии). В годы Первой мировой войны часто находился вместе с Николаем II в Ставке Верховного главнокомандования в Могилеве. Цесаревич состоял в чине ефрейтора, за пребывание вместе с отцом в прифронтовой полосе отмечен в 1915 г. Георгиевской медалью. Являлся шефом ряда гвардейских частей, в том числе л. – гв. Конно-Гренадерского полка. Находясь с родителями в Тобольской ссылке, поддерживал переписку со школьным учителем П. В. Петровым, А. А. Вырубовой и др. Расстрелян со всей семьей в Ипатьевском доме в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в возрасте 13 лет. Труп цесаревича был сожжен чекистами. После его смерти известно несколько случаев объявления самозванцев, претендовавших на имя наследника Российского престола. Последний дневник цесаревича Алексея, содержавший записи с 11/24 марта до 9 ноября 1917 г., был найден белогвардейцами и позднее оказался вывезенным в США. Канонизирован РПЦЗ (1981) и РПЦ (2000).


[Закрыть]
с каким-то кадетом оживленно вел игру у большой игрушечной крепости. Они расставляли солдатиков, палили из пушек и весь их бойкий разговор пестрел современными военными терминами: пулемет, аэроплан, тяжелая артиллерия, окопы и пр. Впрочем, игра скоро кончилась и Наследник с кадетом{22}22
  Имеется в виду кто-то из товарищей Алексея Николаевича. Возможно, юные кадеты «Кулик» или «Глина», сверстники цесаревича по играм, – Евгений Макаров или Василий Агеев.


[Закрыть]
стали рассматривать какие-то книги.

Здесь вошла Великая Княжна Анастасия Николаевна…{23}23
  Анастасия Николаевна (Анастасия; 1901–1918) – вел. княжна, четвертая дочь Николая II и Александры Федоровны. В годы Первой мировой войны ухаживала за ранеными бойцами вместе с неразлучной сестрой Марией в собственном лазарете в Царском Селе. Находясь в тобольской ссылке, вела переписку с родственниками и знакомыми. Расстреляна вместе с семьей с 16 на 17 июля 1918 г. в возрасте 17 лет. Канонизирована РПЦЗ (1981) и РПЦ (2000). После расстрела появились многочисленные слухи о чудесном спасении великой княжны Анастасии, в том числе под именем Анны Андерсон. Версия имела широкое распространение на Западе в связи со скандальными судебными процессами Андерсон, которую так и не признали великой княжной. Недавно проведенные учеными генетические исследования позволили доказать самозванство Андерсон. Несмотря на это, в печати продолжают появляться «сенсации» о благополучном существовании в том или ином месте «очередной» великой княжны Анастасии.


[Закрыть]
Вся эта обстановка детских двух комнат Наследника была проста и нисколько не давала представления о том, что тут живет и получает первоначальное воспитание и образование будущий Русский Царь. На стенах висели карты, стояли шкафы с книгами, было несколько столов, стульев, но все это просто, скромно до чрезвычайности.

Алексей Николаевич, говоря со мной, вспоминал нашу с ним беседу, когда он был в поезде с Государем осенью 1915 года на Юге России:

– «Помните, Вы мне сказали, что в Новороссии Екатерина Великая{24}24
  Екатерина II Алексеевна (Екатерина Великая; 1729–1796) – императрица всероссийская (с 1762). До принятия православия урожденная принцесса София Фредерика Августа Ангальт-Цербстская.


[Закрыть]
, Потемкин{25}25
  Потемкин Григорий Александрович (1739–1791) – князь Таврический, государственный деятель, генерал-фельдмаршал. Президент Военной коллегии. Фаворит Екатерины II.


[Закрыть]
и Суворов{26}26
  Суворов Александр Васильевич (1729–1800) – великий русский полководец, граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799), генералиссимус (1799).


[Закрыть]
крепким узлом завязали Русское влияние и Турецкий Султан навсегда потерял значение в Крыму и южных степях». «Мне это выражение понравилось, и я тогда же сказал об этом Папе. Я всегда Ему говорю, что мне нравится». Затем Наследник стал вспоминать Ставку.

Все это Наследник оживленно говорил и бодро, и весело глядел своими большими, выразительными глазами. Да и вообще Алексей Николаевич имел здоровый и красивый вид. Он постоянно перебегал с одного места на другое. Хромоты не было заметно. Он рассказывал о своих зимних работах в саду, о снежных траншеях и целом ряде своих игр. Пребывание у Алексея Николаевича было приятно, и я с истинным удовольствием беседовал с этим умным, добрым и очень способным Цесаревичем. А насколько спокойна была жизнь детей, особенно младших, настолько трагично и сумрачно шла жизнь Государя и Императрицы в эти дни.

Его Величество ясно понимал все то, что происходило в Петрограде. От Него требовали гласного, торжественного отказа от Самодержавия, передачи власти Государственной Думе и Государственному Совету и превращения их в Парламент с ответственным Министерством. Государь прекрасно сознавал, что это облегчило бы Ему личную жизнь и освободило бы от громадной работы, постоянно лежавшей на Его плечах. Он выиграл бы, успокоилась бы Семья, но Его Величество считал себя не вправе этого сделать, ибо не верил, чтобы это улучшило жизнь России, и вот почему Он отклонял все предложения о реконструкции Государственной власти.

Императрица{27}27
  Перед Февральской революцией наиболее устойчивыми слухами из области мифов были обвинения императрицы Александры Федоровны и ее окружения в предательстве интересов России. Даже французский посол в Петрограде Морис Палеолог 10 декабря 1916 г. записал в своем дневнике: «Что политику России делает камарилья императрицы, факт несомненный. Но кто руководит самой этой камарильей? От кого получает она программу и направление? Конечно, не от императрицы. Публика любит простые идеи и общие олицетворения и не имеет точного представления о роли царицы; поэтому она расширяет эту роль и в значительной степени ее искажает. Александра Федоровна слишком импульсивна, слишком не уравновешена, чтобы создать политическую систему и следить за ее проведением. Она является главным и всемогущим орудием заговора, который я постоянно чувствую вокруг нее: однако, она не более, как орудие» (Палеолог М. Царская Россия накануне революции. М., 1991. С. 250). Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства, созданная в марте 1917 года, имела одной из своих главных задач: установление факта переговоров царского правительства с немцами о заключении сепаратного мира. В частности, следователи ЧСК пытались обнаружить прямой провод связи с Германией и тайную радиостанцию на территории Царского Села, но все усилия оказались тщетными. А. Ф. Керенский об этом докладывал на одном из заседаний Временного правительства и позднее писал в своих мемуарах.


[Закрыть]
, которая была посвящена во все дела и жила душой с Мужем, тоже ради интересов России, а не своих личных (семейных и династических), находила нежелательным менять Правление.

Ко всему этому, Государь не допускал возможности начать обсуждение таких важных государственных дел в разгар войны. – «Я не могу допустить, чтобы теперь, когда все мы поглощены борьбою с немцами, можно было поднимать вопрос о преимуществах парламентаризма; с грустью, но должен сказать, что все это хотят совершить не в чистых интересах Родины, а в своих личных и Мне трудно верить в разумность и искренность планов Родзянко{28}28
  Родзянко Михаил Владимирович (1859–1924) – один из лидеров октябристов, крупный землевладелец. Председатель Государственной думы III и IV созывов (1911–1917). В феврале – марте 1917 г. председатель Временного комитета Государственной думы. После Октябрьской революции жил в эмиграции. Автор мемуаров «Крушение империи».


[Закрыть]
и Гучкова{29}29
  Гучков Александр Иванович (1862–1936) – крупный промышленник, основатель и лидер «Союза 17 октября» – партии октябристов, член и председатель III Государственной думы. В 1915–1917 гг. председатель Центрального военно-промышленного комитета и член Особого совещания по обороне, член Государственного совета с 1915 г. Участвовал в подготовке дворцового переворота с целью заставить Николая II при его захвате заговорщиками отречься от престола; по некоторым сведениям, входил в состав «Военной масонской ложи». В дни Февральской революции вместе с В. В. Шульгиным принимал в Пскове отречение от престола Николая II. В первом составе Временного правительства (март – май 1917 г.) военный и морской министр, позднее один из организаторов «корниловского мятежа». Активно боролся против советской власти. Эмигрировал в 1918 г. в Германию. Умер в Париже.


[Закрыть]
, первого – недалекого, но признавшего себя государственным деятелем, второго – авантюриста и явно враждебного мне».

Фронт и Армия сравнительно не беспокоили Государя своим состоянием. Он хорошо знал положение всех войск, ежедневно получая донесения с фронта в Ставке, а при отъезде оттуда Ему все доносил генерал Алексеев{30}30
  Алексеев Михаил Васильевич (1857–1918) – участник Русско-турецкой кампании (1877–1878) – ординарец Скобелева, имел ранение. Принимал участие в Русско-японской войне. Кавалер ордена Св. Георгия 4-й степени и золотого оружия. Генерал от инфантерии (1914), генерал-адъютант (1915) Свиты императора. Начальник штаба Юго-Западного фронта (19.07.1914 – 17.03.1915), командующий Северо-Западным фронтом (17.03 – 4.08.1915). Начальник штаба Верховного главнокомандующего (18.08.1915 – 2.04.1917), в отпуске по болезни (10.11.1916 – 17.02.1917). Был введен А. И. Гучковым в «Военную ложу». В дни Февральской революции способствовал давлению со стороны военных в пользу отречения императора Николая II от престола. После Февральской революции вр. исп. обязанности Верховного главнокомандующего (с 11 марта) и Верховный главнокомандующий (2.04–22.05.1917), затем военный советник Временного правительства. Участник Белого движения. Создал 2 (15) ноября 1917 г. в Новочеркасске так называемую «Алексеевскую организацию», ставшую ядром Добровольческой армии. Скончался 8 октября (25 сентября – по старому стилю) 1918 г. от тяжелой болезни и был торжественно похоронен в усыпальнице Екатеринодарского Войскового собора. В начале 1920 г. во время отступления Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) прах генерала был перенесен в Сербию, где на Новом кладбище в Белграде ему установлен скромный памятник.


[Закрыть]
по телеграфу и телефону (который был последнее время устроен между Царским и Могилевом), и был поэтому уверен, что в огромной массе Армия спокойна, хорошо устроена, всем снабжена и ожидает боевых операций весной.

Конечно тыл, и в особенности Всероссийский Земский{31}31
  Земский союз – создан 30 июля 1914 г. Его полное название: Всероссийский земский союз помощи раненым. Главноуполномоченным (председателем Главного комитета) союза был избран кн. Г. Е. Львов.


[Закрыть]
и Городской Союзы{32}32
  Всероссийский Городской Союз – автор воспоминаний ведет речь о последствиях съездов земского и городского союзов, прошедших в Москве 6 сентября 1915 г. Опасения императрицы Александры Федоровны о характере деятельности этих съездов сбылись – они во многом носили антиправительственный характер. Именно на этом мероприятии член Государственного совета Владимир Иосифович Гурко заявил: «Нам нужна власть с хлыстом, а не власть, которая сама под хлыстом». Ложный намек на то, что друг царской семьи Г. Е. Распутин был хлыстом, т. е. религиозным сектантом. Другой масон А. И. Шингарев провозгласил следующее: «После севастопольского грома пало русское рабство. После японской кампании появились первые ростки русской конституции. Эта война приведет к тому, что в муках родится свобода страны, и она освободится от старых форм и органов власти». Так, по сути дела, крупной буржуазией и масонами провозглашалась идея благотворности поражения России в войне, т. е. цель корыстного захвата политической власти


[Закрыть]
, раскинувшие широко и всюду свои органы и ячейки, вели агитацию подобно Прогрессивному блоку Государственной Думы. Однако у Государя была надежда, что серьезных волнений это не внесет в войска. Кой-где начинали сочувствовать «блоку» высшие командные лица, штабы, но самая толща солдатско-офицерская была, по мнению Царя, вне политики. Тем не менее смута шла.

В пояснение сего расскажу случайную встречу мою (в начале февраля) с генералом Александром Михайловичем Крымовым{33}33
  Крымов Александр Михайлович (1871–1917) – из дворян Варшавской губернии. Генерал-лейтенант (29.04.1917). Окончил Псковский кадетский корпус (1890), 1-е военное Павловское училище (1892) и Николаевскую академию Генштаба (1902). Участвовал в Русско-японской войне. В годы Первой мировой войны командир бригады 2-й Кубанской казачьей дивизии, командир Уссурийской конной бригады (переименованной в дивизию, 27.03.1915 – 7.04.1917). Сторонник партии октябристов, был втянут Гучковым в организацию дворцового переворота. Заговорщики должны были захватить царский поезд и арестовать императора. Однако план не был осуществлен. Крымов уже после крушения монархии предлагал Гучкову «кровавую расчистку Петрограда» от социалистов, но, не получив тогда поддержки, вернулся на Румынский фронт. Отказался принять предложенный ему пост военного министра. Вскоре 24 августа был назначен Корниловым командующим Особой петроградской армией (в которую включались 3-й конный корпус, «Дикая дивизия» и др.), повел войска на столицу. Конфликт Керенского и Корнилова привел к объявлению Крымова «изменником». По вызову Керенского генерал Крымов явился в Петроград и был предан в распоряжение Чрезвычайной следственной комиссии. Не выдержав обвинений, он застрелился в своей квартире, предварительно направив Корнилову письмо, содержание которого осталось неизвестным.


[Закрыть]
. О нем говорили как о выдающемся боевом начальнике, и имя его пользовалось большим уважением в Ставке. Я помню, как при каком-то сообщении о боях в Карпатах, где была дивизия Крымова, Государь сказал: – «Там этот молодец Крымов, он управится скоро…».

Вот этого-то генерала Крымова, недавно прибывшего в Петроград, я встретил у Начальника Главного Штаба генерала Архангельского{34}34
  Архангельский Алексей Петрович (1872–1959) – из дворян. Окончил 2-й Московский кадетский корпус (1890), 3-е Александровское военное училище (1892) и Николаевскую академию Генштаба (1898). Из училища вышел в л. – гв. Волынский полк. Служил на штабных должностях в Варшавском военном округе. Генерал-майор (1913). В 1909–1917 гг. служил в Главном штабе; генерал-лейтенант (24.08.1917). После прихода к власти большевиков был назначен с мая 1918 г. начальником Управления командного состава Всероссийского Главного штаба Красной армии (тайно участник подпольного «Национального центра»). Перешел на сторону Белого движения, состоял при штабе Главнокомандующего ВСЮР генерала Деникина. В эмиграции с 1920 г. В 1926–1938 гг. председатель Русского общества офицеров Генштаба в Бельгии. Позднее председатель Русского общевоинского союза (23.03.1938 – 25.01.1957). Умер 2 ноября 1959 г. в Брюсселе (Бельгия). Похоронен на кладбище коммуны Uccle.


[Закрыть]
. Мы все трое были сослуживцы по Мобилизационному Отделу Генерального Штаба еще до войны и потому говорили откровенно и свободно. Генерал Крымов, большой, полный, в кавказской черной черкеске, с Георгием на груди, ходил по известному круглому кабинету Начальника Главного Штаба и указывал на целый ряд ошибок во внутренней политике, которые, по его мнению, совершил Государь. Он возмущался, негодовал, и когда мы спрашивали его, откуда почерпнуты им сведения о каких-то тайных сношениях Двора с Германией, он отвечал: – «Да так говорят…».

Мы стали разъяснять Крымову и указывать, что многое в его словах преувеличено, извращено и передано в искаженном виде. Наш приятель стал задумываться, меньше возражал и в конце концов сказал: – «Где все это знать у нас в Карпатах…».

Генерал Крымов был человек горячий, неглупый, безусловно порядочный, но увлекающийся.

– «А в Ставке часто бывал Распутин?» – спросил он меня.

– «Да он никогда там не бывал. Все это ложь и клевета».

– «А мы на фронте слышали, что он был там вместе с Царицей. Как это досадно, что подобные сплетни достигают позиций и тревожат войска», – сказал уже смущенно Крымов.

Крымов передал нам, что у них ходит слух о сепаратном мире и о том, что есть сношения между Царским и Вильгельмом{35}35
  Вильгельм II Гогенцоллерн (1859–1941) – германский император и прусский король с 1888 г. по ноябрь 1918 г. После свержения бежал в Голландию. Его родной брат был женат на сестре императрицы Александры Федоровны. Автор мемуаров.


[Закрыть]
. Говорил он уже как о явных баснях, но вносящих сомнения, смуту.

Грустно было слушать подобные толки и сознавать силу подобной интриги, начавшей доходить из столиц до Армии и подтачивающей доверие к ее Верховному Вождю.

Февраль близился к концу, а отъезд Государя все задерживался; появлялись иногда слухи, что мы останемся до марта и даже до тех пор, пока не успокоятся и не наладятся дела в Правительстве, с Государственной Думой и в Петрограде.

Однако около 20-го февраля стало известно, что отъезд Государя в Ставку должен состояться со дня на день.

Кажется, 21-го февраля часов в десять утра ко мне на квартиру приехал генерал А. И. Спиридович{36}36
  Спиридович Александр Иванович (1873–1952) – начальник дворцовой охраны (1906–1912). Жандармский генерал-майор. Лично сопровождал императора Николая II в его поездках в Ставку. Ялтинский градоначальник (с 15.08.1916). После революции в эмиграции. Автор воспоминаний.


[Закрыть]
, в то время Ялтинский Градоначальник. До сентября 1916 года он был начальником внешней Дворцовой полиции, состоя в этой должности десять лет. Спиридович всегда неотлучно охранял Государя в Царском, Петрограде и во всех поездках, а во время войны находился в Царской Ставке. Я постоянно встречался с ним, начиная с сентября 1914 года, когда получил назначение в Ставку Его Величества.

Александр Иванович выдающийся и талантливый офицер: высокий, стройный и молодой, он бросался в глаза своей фигурой и своим молодцеватым видом. Служба его охранной команды (около 300 человек) поставлена была блестяще. Все его люди, молодец к молодцу, не только были одеты в превосходную форму (как бы лесной стражи), но отличались сметливостью, выдержкой и воспитанием, видимо выбор людей, преимущественно из гвардии, делался толково.

Охрана Царя поставлена была у генерала Спиридовича серьезно: он все знал, все видел, и люди его зорко следили за всем тем, что окружало Его Величество в Царском и в Ставке.

– «Мои люди должны все знать и беречь Царя, иначе ни я, ни они не нужны», – часто говорил Спиридович. И он действительно берег Государя, делая это незаметно, без всяких шумных распоряжений для публики.

А. И. Спиридович изучил дело сыска и охраны во всех подробностях и, мало того, изучил революционное движение в России за последние 30–40 лет, начиная с конца семидесятых годов. Об этом им написана очень содержательная книга{37}37
  Имеется в виду: Спиридович А. И. История большевизма в России (1883–1917). Париж, 1922.


[Закрыть]
. Все деятели наших революционных партий ясно отмечены в труде Спиридовича, который изучил их, знакомясь с их «работой», по подлинным материалам Департамента Полиции{38}38
  Полиция – система органов охраны порядка и борьбы с преступностью. В России возглавлялась Департаментом полиции МВД (1880–1917). Важнейшей частью департамента с 1898 г. являлся Особый (Политический) отдел. Охранное отделение («охранка») – местный орган Департамента полиции в России для политического сыска. Имело агентов наружного наблюдения (филёров) и секретных агентов, засылаемых в политические партии. Действовало в 1866–1917 гг. В Российской империи с 1782 г. начальником полиции города или местечка был полицмейстер, которому подчинялись приставы, полицейские (околоточные) надзиратели, городовые.


[Закрыть]
, по иностранным источникам и по своему личному служебному опыту. Имена Л. Бронштейна{39}39
  Троцкий (Бронштейн) Лев Давидович (1879–1940) – один из вождей большевистской и мировой революции.


[Закрыть]
, Ленина{40}40
  Ленин (Ульянов) Владимир Ильич (1870–1924) – один из вождей большевистской и мировой революции, глава правительства Советской России.


[Закрыть]
, Луначарского{41}41
  Луначарский Анатолий Васильевич (1875–1933) – один из лидеров большевиков, советский государственный и общественный деятель, писатель, академик АН СССР.


[Закрыть]
и других, программа большевиков, – известны были Спиридовичу давно, когда еще все плохо разбирались в значении этих лиц и осуществимости их идеалов.

Несомненно было большой ошибкой со стороны Дворцового Коменданта ген. Воейкова{42}42
  Воейков Владимир Николаевич (1868–1947) – генерал-майор Свиты императора, с 25 декабря 1913 г. дворцовый комендант. Принадлежал к ближайшему окружению Николая II, был женат на фрейлине императрицы, дочери министра Императорского двора барона В. Б. Фредерикса. В дни Февральской революции по распоряжению Временного правительства был выслан из Ставки, а затем арестован. Позднее эмигрировал. Автор мемуаров «С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта императора Николая II» (Гельсингфорс, 1936).


[Закрыть]
, что он не удержал у себя такого выдающегося знатока революционного движения в России, и Спиридович, находившийся у него в прямом подчинении, в дни уже назревающей у нас смуты ушел на тихий пост Ялтинского Градоначальника во время войны, когда Царская фамилия даже не жила в Крыму.

А. И. Спиридович только что приехал из Ялты. Он был возбужден и горячо начал передавать свои впечатления о современных событиях; он то вставал и ходил по комнате, то садился:

– «Вы все здесь мало знаете, что готовится в Петрограде, Москве и России. Вы здесь живете как за стеной. Возбуждение повсюду в обществе огромное. Все это направлено против Царского Села. Ненависть к Александре Федоровне, Вырубовой, Протопопову – огромная. Вы знаете, что говорят об убийстве Вырубовой и даже Императрицы. В провинции ничего не делается, чтобы успокоить общество, поднять престиж Государя и Его Семьи. А это можно сделать, если приняться за дело горячо и умно. Я у себя уже начал кое-что делать в этом отношении. Я нарочно приехал сюда, чтобы все это передать кому следует и прежде всего Дворцовому Коменданту, но я боюсь, что к моим словам отнесутся равнодушно и не примут необходимых мер».

В таком роде шла его речь о надвигающихся событиях. Видимо, что А.И. тревожился за будущее и стремился помочь, поправить создавшееся положение. Спиридович понимал опасность надвигающейся революции. Он знал революционных деятелей.

На следующий день он хотел быть у генерала Воейкова и передать ему свои соображения о современных событиях, но я сказал ему, что завтра, т. е. 22-го февраля, Государь уезжает в Ставку, и надо торопиться повидать Дворцового Коменданта: А. И. Спиридович уехал от меня и сказал, что попытается тотчас же снестись по телефону с Дворкомом (сокращенное Дворц. Комендант).

Беседа с А. И. Спиридовичем оставила на меня сильное впечатление. Я знал, что лучше А.И. никто не может оценить действительную опасность надвигающегося революционного движения, и ужаснулся той картине, которую он мне нарисовал.

Насколько я знал, генерал Спиридович едва успел переговорить с Воейковым, так как тот был очень занят, да и не встретил в Дворцовом Коменданте особо сочувственного отношения к тому, что сообщил ему бывший его подчиненный, ведавший политическим розыском и охранявший Царский Дом в течение десяти лет.

На следующий день – 22-го февраля – мы, действительно, вместе с Его Величеством отправились в Ставку{43}43
  Император 22 февраля записал в своем дневнике: «Читал, укладывался и принял: Мамантова, Кульчицкого и Добровольского. Миша завтракал. Простился со всем милым своим [семейством] и поехал с Аликс к Знамению, а затем на станцию. В 2 часа уехал на Ставку. День стоял солнечный, морозный. Читал, скучал и отдыхал; не выходил из-за кашля». (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 265).


[Закрыть]
.

Заканчивая свои воспоминания о последних днях перед переворотом и разразившейся Февральской революцией, я считаю необходимым посвятить несколько слов памяти Государыни Александры Федоровны.

Личные мои отношения к Императрице Александре Феодоровне начались с 1901-го года, когда я приступил к изданию народной газеты{44}44
  Сведения об издании народной газеты Дубенским см. в разделе: «Дополнение».


[Закрыть]
и доставил свои первые номера (через секретаря Государыни графа Ламздорфа{45}45
  Ламздорф Николай Александрович (1860–1906) – граф, первый секретарь российской миссии в Вюртемберге (1892–1895), камергер, заведующий канцелярией императрицы Александры Федоровны (1895–1902).


[Закрыть]
) Ее Величеству на просмотр.

Императрица очень внимательно отнеслась к газете и через некоторое время пожелала меня видеть.

Государыня, в то время еще очень молодая, красивая женщина, удивила меня тем, насколько она вдумчиво относилась к задачам народной газеты в России. Помню Ее слова:

– «Русский народ, живущий так разбросано, при плохих путях сообщения, при суровости климата, мешающего свободе переездов, – так нуждается в органе простом, патриотическом и религиозном. Народ нуждается в просвещении и нравственном воспитании».

Затем все минувшие двадцать лет Императрица всегда сочувственно относилась ко всем изданиям для народа; любила очень наглядные школьные пособия и мои издания: «Россия в картинках», «Картины Родины», «Сельскохозяйственные таблицы» и пр. – всегда встречали милостивое, дружеское отношение Царицы, которая часто повторяла, что Она любит народные издания и Ей нравится русский язык, русская речь.

Императрица скоро научилась прекрасно говорить по-русски и писала красиво, вполне владея литературным слогом.

Привязанность Государыни к нашей Православной Вере была глубоко искренна и сердечна.

Все ходатайства о помощи кому-либо встречались всегда Императрицей с редкой отзывчивостью, и очень много любви к народу было в этих заботах Царицы о деревенских делах.

Когда мне приходилось беседовать с Александрой Федоровной{46}46
  Александра Федоровна (Аликс; 1872–1918) – российская императрица, жена императора Николая II; урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская, дочь английской принцессы Алисы и гессенского герцога Людвига IV, внучка королевы Виктории I. Имела пятерых детей. В годы Первой мировой войны встала во главе Верховного совета по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов. С мая 1915 г. стояла во главе Особого комитета по оказанию помощи русским военнопленным. В Царском Селе создала лазарет для раненых, где вместе со своими старшими дочерьми служила сестрой милосердия. После Февральской революции содержалась под стражей в Царском Селе. Расстреляна в Екатеринбурге вместе с семьей в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. Канонизирована РПЦЗ (1981) и РПЦ (2000).


[Закрыть]
, я всегда уходил от Императрицы с полным убеждением, что это не только высокообразованная, чуткая женщина, но человек, полюбивший глубоко Россию и ее Народ, и желающая сделать для него много добра.

Знают ли многие, что Александра Федоровна серьезно интересовалась земельным вопросом России и Ей не чужда была мысль о принудительном (в некоторых случаях) отчуждении земель для наделения ими крестьян. Пройдет время, и справедливая оценка скажет о Русской Императрице Александре Федоровне много хорошего.

Эта женщина – чудная мать, верная жена, прекрасный, твердый не переменчивый друг, глубокая православная христианка, с мистическим оттенком. Ее, может быть, серьезное уважение и даже поклонение Распутину – надо объяснить тем, что ее сильное религиозное чувство видело в нем не то, что было, а то, что она искала своей измученной душой, суеверный страх которой заставлял хвататься за Распутина, как за спасителя от бед для Семьи и Родины.

Чувство величайшего уважения, почтения и преданности к Царице Александре Федоровне испытывал всякий, кто имел высокую честь узнать Ее ближе.

Императрице обычно ставят в вину, что своим влиянием Она мешала нормальному течению государственных дел; что Она, как говорилось, «путалась» во все распоряжения Государя и Его Величество будто бы смотрел на все Ее глазами. Мне кажется, в этих обвинениях есть значительное преувеличение. Долгие годы Императрица стояла совершенно в стороне от государственных вопросов и всецело жила только семейными интересами и делами благотворительности.

Но настали смутные тяжелые годы, когда не только Царская Семья не могла жить спокойно, но когда сама жизнь Государя и Наследника подвергалась опасностям. А сколько было ложных тревог. Каково все это было переносить серьезной, умной, любящей жене и матери. Надо быть совершенно без души, ума и сердца, чтобы не задуматься над всем тем, что совершалось в России последние годы. Надо было быть совсем неумным человеком, чтобы не стать ближе к мужу-Государю и не разделять с Ним всю эту государственную тревогу.

Надо беспристрастно разобрать эти отношения и понять их сущность, а не произносить обвинения с чужого голоса и по преимуществу тех людей, которые сеяли в обществе смуту и недоверие к Царскому Дому.

Русское общество, к глубокому своему несчастью, не поняло, что надо уметь простить, может быть, некоторые промахи, погрешности, дабы сохранить неприкосновенность, святость Царской Фамилии во имя величайших интересов Родины.

Всякий, узнавший жизнь Царского Дома, с чувством полного убеждения скажет, что это была чудесная, русская семья и пакостный грех совершали те, которые клеветали на честных родителей и честных и неповинных детей их.

Валили и свалили тех, кто всей душой был предан России и служил только ее интересам, ее будущему, ее славе и счастью.

23-го февраля{47}47
  Император Николай II записал 23 февраля в дневнике: «Проснулся в Смоленске в 91/2 час. Было холодно, ясно и ветрено. Читал все свободное время франц. книгу о завоевании Галлии Юлием Цезарем. Приехал в Могилев в 3 ч. Был встречен ген. Алексеевым и штабом. Провел час времени с ним. (От слов «с ним» в подлиннике проведена стрелка к слову «Алексеевым». – В.Х.)  Пусто показалось в доме без Алексея. Обедал со всеми иностранцами и нашими. Вечером писал и пил общий чай» (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 265).


[Закрыть]

Переезд из Царского Села в Ставку.

Государь Император отбыл из Царского 23-го днем{48}48
  Государь отбыл из Царского Села 22 февраля 1917 года. Протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский делился воспоминаниями: «23-го февраля, в четверг, в 3 часа дня Государь прибыл в Ставку. На вокзале обычная встреча. Как и прежде, Государь ласков и приветлив. Но в наружном его виде произошла значительная перемена. Он постарел осунулся. Стало больше седых волос, больше морщин, – лицо как-то сморщилось, точно подсохло. С ним прибыл министр двора и прежние лица Свиты» (Шавельский Г. И. Воспоминания. Т. 2. М., 1996. С. 284–285).


[Закрыть]
. В этой последней поездке Его Величество сопровождали лица, обычно в годы войны при Нем находившиеся:

1. Министр Императорского Двора, генерал-адъютант, граф Владимир Борисович Фредерикс.

2. Флаг-капитан, генерал-адъютант Константин Дмитриевич Нилов{49}49
  Нилов Константин Дмитриевич (1856–1919) – генерал-адъютант Свиты императора, адмирал. Участник Русско-турецкой войны (1877–1878). Кавалер ордена Св. Георгия 4-й степени (1877). Принадлежал к ближайшему окружению Николая II. Был женат на фрейлине императрицы, княжне Марине Михайловне Кочубей. После отречения императора был удален от царской семьи. Репрессирован большевиками


[Закрыть]
.

3. Дворцовый Комендант С. Е. В. генерал-майор Владимир Николаевич Воейков.

4. В должности Гофмаршала С. Е. В. генерал-майор князь Василий Александрович Долгорукий{50}50
  Долгорукий (Долгоруков) Василий Александрович (Валя Долгоруков; 1868–1918) – генерал-майор Свиты императора, гофмаршал Императорского двора. Последовал добровольно в ссылку за Николаем II в Тобольск, до конца разделил участь царской семьи. По ложному обвинению был заключен в тюрьму и вместе с генералом графом И. Л. Татищевым (1859–1918) в Екатеринбурге 10 июня 1918 г. расстрелян чекистами недалеко от тюрьмы. В 1981 г. был канонизирован РПЦЗ под именем святого мученика-воина Василия.


[Закрыть]
.

5. Начальник Военно-походной Канцелярии С. Е. В. генерал-майор Кирилл Анатольевич Нарышкин{51}51
  Нарышкин Кирилл Анатольевич (Кира; 1868–1924) – друг детства Николая II. В 1906–1909 гг. штаб-офицер для поручений при Императорской главной квартире; в 1909 г. помощник начальника Военно-походной канцелярии. 6 декабря 1916 г. был произведен в генерал-майоры, зачислен в Свиту и назначен начальником той же канцелярии. После отречения Николая II не пожелал оставаться с царской семьей.


[Закрыть]
.

6. Командир Конвоя Его Величества С. Е. В. генерал-майор граф Александр Николаевич Граббе – граф Никитин{52}52
  Граббе (Граббе-Никитин) Александр Николаевич (1864–1947) – граф, офицер л. – гв. Казачьего полка, адъютант вел. князя Михаила Николаевича (1897–1910), командир Собственного Е. И. В. Конвоя (1914–1917), генерал-майор Свиты императора. В эмиграции в Германии. Умер в Нью-Йорке (США).


[Закрыть]
.

7. Генерал-майор Дмитрий Николаевич Дубенский.

8. Командир Собственного Его Величества ж. – дорожного полка генерал-майор Сергей Александрович Цабель{53}53
  Цабель Сергей Александрович (1871 —?) – окончил 4-й Московский кадетский корпус, Николаевское инженерное училище и Николаевскую инженерную академию. В службу вступил 1 сентября 1888 г. Определен в 1-й железнодорожный батальон. Участник Русско-японской войны. Полковник (1908). Командир 1-го железнодорожного полка (с 26.01.1914). Участник Первой мировой войны. Генерал-майор. Командир Собственного Его Величества железнодорожного полка.


[Закрыть]
.

9. Лейб-хирург Его Величества профессор Сергей Петрович Федоров{54}54
  Федоров Сергей Петрович (1869–1936) – известный хирург, уролог. Окончил с отличием медицинский факультет Московского университета (1891). Профессор (с 1903), возглавлял кафедру госпитально-хирургической клиники Военно-медицинской академии (с 1903). В 1907 г. избран председателем Российского урологического общества. В конце 1912 г. утвержден в должности лейб-хирурга Императорской семьи. Член Военно-санитарного ученого комитета. Лечил больного гемофилией цесаревича Алексея. С осени 1915 г. находился в Ставке при Николае II. Высказал 1 марта 1917 года свое мнение императору о неизлечимости болезни наследника Алексея, что стало решающей причиной отречения Государя не только за себя, но и за сына, и передачи престола вел. кн. Михаилу Александровичу. После революции переехал в Москву и был принят на работу в Кремлевскую больницу. Позднее директор Ленинградского института хирургической невропатологии (ныне Нейрохирургический институт). Заслуженный деятель науки РСФСР (1928). Скончался в Ленинграде.


[Закрыть]
.

10. Церемониймейстер барон Рудольф Александрович Штакельберг{55}55
  Штакельберг Рудольф Александрович фон (1880 – после 1937) – барон, делопроизводитель 3-го делопроизводства (секретная часть) канцелярии Министерства Императорского двора, церемониймейстер, приближенный императрицы Александры Федоровны. В 1914 г. помощник начальника канцелярии министра двора. Сопровождал императора Николая II в поездке 23 февраля 1917 г. в Ставку (Могилев). В эмиграции проживал в Финляндии и Швеции. Принимал деятельное участие в культурной и общественной жизни русской колонии в Финляндии. Председатель, затем почетный член (с 1936) Совета русской колонии в Финляндии. Автор воспоминаний.


[Закрыть]
.

11. Флигель-адъютант полковник герцог Николай Николаевич Лейхтенбергский{56}56
  Лейхтенбергский Николай Николаевич (1868–1928) – герцог, князь Романовский, старший сын герцога Николая Максимилиановича. В службу вступил 22 января 1891 г. в л. – гв. Преображенский полк. Полковник (25.03.1912), флигель-адъютант Свиты императора (1912). Участник Первой мировой войны, командовал на фронте 1-м батальоном л. – гв. Преображенского полка, затем 12-м Туркестанским стрелковым полком (26.06.1915). Кавалер ордена Св. Георгия 4-й степени (1915). Сопровождал императора 23 февраля 1917 г. в Ставку (Могилев). После Февральской революции в чине генерал-майора вышел в отставку. С июля 1918 г. представитель Войска Донского в Берлине. Позднее в эмиграции. Скончался в Руге в Баварии (Германия). Сохранилось его интервью с журналистом Л. Ганом о последних днях Николая II в Ставке (см.: «Биржевые Ведомости» № 16132 от 12 марта 1917 г.).


[Закрыть]
.

12. Флигель-адъютант полковник Мордвинов{57}57
  Мордвинов Анатолий Александрович (1870–1940) – полковник по гвардейской кавалерии (1908). Адъютант вел. князя Михаила Александровича (1904–1913). С 1913 г. флигель-адъютант Свиты императора. С 1915 г. постоянно находился при Николае II в Ставке. В дни Февральской революции подвергался аресту Временного правительства. Позднее эмигрировал, жил в г. Гарце (Германия). Умер в Англии. Автор воспоминаний.


[Закрыть]
.

Офицеры Конвоя Его Величества, Собственного ж. – дорожного полка, Сводного Его Величества полка и, кроме того, обычный небольшой состав чиновников Министерства Двора, нижних чинов и прислуги.

От Царского сначала отошел Свитский поезд, а затем через час Собственный Его Величества поезд.

Нам предстояло ехать по Николаевской ж. – дороге до Лихославля, затем на Вязьму, Смоленск, Оршу и Могилев.

Мы ехали, как я сказал, в постоянном нашем составе, и я давно привык к моим сослуживцам, находясь с ними в добрых отношениях; жизнь в Ставке любил, а тем не менее, с большой тревогой оставлял на этот раз родной город.

Я уезжал неспокойно, да и все были в таком же состоянии.

Предполагали, однако, что поездка в Ставку на этот раз продолжится несколько дней и к 1-му марта Его Величество вернется в Царское.

Весь путь наш прошел совершенно обычным порядком; всюду было спокойно: в городах Царские поезда встречались местным начальством.

Станции были пустынны, так как проезд был неожиданный и никто почти не знал о следовании Государя. Только в Ржеве, Вязьме и Смоленске – народу было больше и он приветливо встречал Царя, снимал шапки, кланялся, кричал «ура».

В Могилев мы прибыли на другой день к вечеру. Государь был встречен генерал-адъютантом Алексеевым и высшими командными лицами.

Его Величество проехал к себе во «Дворец», т. е. бывший Губернаторский дом. Мы все разместились по своим помещениям.

Обычная жизнь Царской Ставки началась. В тот же вечер я посетил разных лиц, видел многих штабных генералов, офицеров, спрашивал о том, как идут дела на фронте, какие события в самом Могилеве.

– «У нас все по-прежнему, на фронте затишье, спокойно, новостей особых нет», – отвечали мне.

– «Но что делается в Петрограде, по газетам, агентским телеграммам (без цензуры), там ожидают тревожных дней. Предстоят будто бы волнения из-за недостатка хлеба. А Дума и даже часть Государственного Совета тоже неспокойны… Здесь опасаются, как все это пройдет и что будет дальше», – спрашивали меня в свою очередь.

Государь находился в обычном своем настроении: ровен, спокоен, приветлив и к вечеру принял с коротким докладом генерал-адъютанта Алексеева.

Весь вечер мы долго беседовали с К. Д. Ниловым и С. П. Федоровым на тему о тех сюрпризах и неожиданностях, которые принесет нам будущее: словом, рисовалась нам невеселая перспектива.

Когда я вышел из дворца, в первом часу ночи, тихий мягкий снег спускался с неба, – начиналась оттепель.

У подъезда стояли в своих дубленых полушубках часовые Георгиевского Батальона, а в садике между дворцом и Управлением Дежурного Генерала дежурила Дворцовая Полиция; на крыше дома Генерал-квартирмейстера ясно виднелись пулеметы в чехлах, установленные на случай налета неприятельских аэропланов, и около них фигуры часовых в папахах и постовых шинелях.

Могилев

Пятница, 24-го февраля{58}58
  Император Николай II записал 24 февраля в дневнике: «В 101/2 пошел к докладу, который окончился к 12 час. Перед завтраком принес мне от имени бельгийского короля военный крест (В подлиннике отсутствует указание лица, вручившего Николаю II военный крест. – В.Х.). Погода была неприятная – метель. Погулял недолго в садике. Читал и писал. Вчера Ольга и Алексей заболели корью, а сегодня Татьяна последовала их примеру» (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 265).


[Закрыть]
.

После утреннего чая Государь отправился на доклад генерал-адъютанта Алексеева, который обычно происходил в Генерал-квартирмейстерской части, помещавшейся рядом, в здании «Губернских Присутственных Мест».

На докладе всегда присутствовали только помощник начальника Штаба генерал Клембовский{59}59
  Клембовский Владислав Наполеонович (1860–1921) – из дворян. Участник Русско-японской войны. Имел два ранения и контузию. Генерал-майор по Генштабу (1904). В начале Первой мировой войны командир 16-го армейского корпуса (13.10.1914 – 13.12.1915). Генерал от инфантерии (1915). С 13 декабря 1915 г. – начальник штаба армий Юго-Западного фронта. Позднее помощник начальника штаба Верховного главнокомандующего в Ставке (Могилев). С 11 марта по 5 апреля 1917 г. – начальник штаба Верховного главнокомандующего. Командующий Северным фронтом (июнь – август 1917). После «корниловского мятежа» был смещен с поста. Позднее добровольно в РККА. С 3 августа 1918 г. член Военно-законодательного совета. С августа 1918 г. председатель Военно-исторической комиссии по исследованию опыта 1-й мировой войны. В 1920 г. – член Особого совещания при Главкоме Вооруженных Сил Республики. С апреля 1920 г. член Военно-законодательного совета при РВСР. В 1921 г. был арестован. Репрессирован, умер в заключении в тюрьме в Москве после 14-дневной голодовки.


[Закрыть]
и генерал-квартирмейстер генерал-лейтенант Лукомский{60}60
  Лукомский Александр Сергеевич (1868–1939) – из дворян. Генерал-лейтенант (8.11.1914). Занимал ряд высших должностей в центральном аппарате Военного министерства. Участник Первой мировой войны. С началом войны возглавлял канцелярию Военного министерства, помощник военного министра. В апреле 1916 г. начальник 32-й пехотной дивизии на Юго-Западном фронте. Начальник штаба 10-й армии (14.10 – 6.12.1916). В конце того же года назначен генерал-квартирмейстером Ставки (6.12.1916 – 2.04.1917) и заместителем председателя Особого совещания по обороне государства (1916–1917). Командир 1-го армейского корпуса (2.04 – 2.06.1917). С 2 июня по 30 августа 1917 г. – начальник штаба Верховного главнокомандующего. Отчислен от должности за участие в «корниловском мятеже». В ноябре 1917 г. бежал в Новочеркасск. В Добровольческой армии со дня ее основания. С ноября 1920 г. эмигрант. Находился в окружении претендента на «Российский престол» вел. кн. Николая Николаевича. Скончался в Париже. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев де Буа. Оставил мемуары и печатные труды. См.: Документы к «Воспоминаниям» ген. А. Лукомского (Архив русской революции. Т. III. Берлин. 1921. С. 247–270).


[Закрыть]
. Доклад тянулся до завтрака, т. е. до 12? часов.

К завтраку было много приглашенных: Свита Государя, великие князья Сергей{61}61
  Сергей Михайлович (1869–1918) – вел. князь, внук императора Николая I и двоюродный дядя Николая II. Друг с детства Государя. Генерал-адъютант (1908) Свиты императора Николая II. Участник Первой мировой войны. В декабре 1915 – апреле 1917 гг. – полевой генерал-инспектор артиллерии при Верховном главнокомандующем. Много сделал для улучшения русской артиллерии. Уволен от службы Временным правительством 22 марта 1917 г. Весной 1918 г. был выслан из Петрограда в ссылку. Убит чекистами в ночь с 17 на 18 июля 1918 г. под Алапаевском (на Урале) вместе с группой князей Романовых и вел. княгиней Елизаветой Федоровной. Похоронен белогвардейцами при Свято-Серафимовском храме в Пекине на русском кладбище. Захоронение утеряно. Канонизирован РПЦЗ (1981).


[Закрыть]
и Александр Михайловичи{62}62
  Александр Михайлович (Сандро; 1866–1933) – вел. князь, внук императора Николая I и двоюродный дядя Николая II. Близкий друг с детства Государя. С 1894 г. женат на вел. кн. Ксении Александровне, от брака имел дочь и 6 сыновей. Вице-адмирал (1909), генерал-адъютант Свиты императора Николая II (1909), адмирал (1915). Во время Первой мировой войны заведующий организацией авиационного дела в действующей армии, с декабря 1916 г. – генерал-инспектор военного воздушного флота. Уволен со службы 22 марта 1917 г. Вместе с семьей и вдовствующей императрицей Марией Федоровной находились на положении ссыльных в своем имении в Крыму. В 1918 г. отправился в Париж для участия в Версальской мирной конференции. Позднее участвовал в деятельности Русского общевоинского союза (РОВС). Проживал во Франции, в Ментоне. Автор мемуаров «Книга воспоминаний». (Париж, 1933).


[Закрыть]
, генерал-адъютант Н. И. Иванов{63}63
  Иванов Николай Иудович (1851–1919) – генерал-адъютант, генерал от артиллерии, член Государственного совета, с июля 1914 г. по март 1916 г. главнокомандующий войсками Юго-Западного фронта. Позднее состоял при Николае II в Ставке. 27 февраля 1917 г. назначен командующим войсками Петроградского военного округа. В марте 1917 г. арестован Чрезвычайной следственной комиссией (ЧСК), но через некоторое время освобожден А. Ф. Керенским. После Октябрьского переворота большевиков бежал в Киев, а затем на Дон. В октябре – ноябре 1918 г. командовал белоказачьей Южной армией. Умер в 1919 г. на Дону от сыпного тифа.


[Закрыть]
, все иностранцы военных миссий. Его Величество в защитной рубашке, в погонах одного из пехотных полков, – обошел всех, здороваясь и разговаривая с некоторыми из приглашенных. Государь был в обычном спокойном, приветливом настроении.

Тихо спрашивали друг друга: – «Какие вести из Петрограда»; передавали, что только полученные телеграммы сообщили о волнениях в рабочих кварталах; но в общем Высочайший завтрак прошел так же, как и всегда.

После 2-х часов Государь с Воейковым, дежурным флигель-адъютантом герцогом Лейхтенбергским, князем Долгоруким, графом Граббе и лейб-хирургом Федоровым поехали в автомобилях за город по шоссе для прогулки. Часа через полтора Его Величество вернулся и пошел к Себе в кабинет.

Затем был дневной короткий чай, после которого Государь снова ушел в кабинет на обычные занятия и оставался там до обеда. Все шло по внешности давно установленным порядком, – и это внушало какую-то уверенность, что сюда до Ставки никакие волнения не докатятся и работа высшего командования будет идти независимо от всяких осложнений в столице.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30