Дмитрий Чернов.

Золото Саламандры



скачать книгу бесплатно

Ксист на протяжении нескольких минут бессмысленно таращился в один из глаз-изумрудов, ожидая от статуи проявления хоть каких-нибудь признаков жизни, но та упорно не спешила обрадовать его чем-либо подобным. Он даже начал негодовать: стоило ли с таким упорством затаскивать его в это подземелье, чтоб потом в молчанку играть?.. Может сегодня не приёмный день, или Саламандра просто дрыхнет?..

Он совсем уже было собрался подойти поближе и попинать её по лодыжке, но передумал в последний момент, вспомнив, что он всё-таки в гостях, и не помешает соблюдать некоторые приличия, например, для начала, – поздороваться.

– Добрый день вам в ваше… – начал Ксист и остановился, подумав, что будет нетактично назвать храм, какой никакой, но всё-таки, богини – подземельем. После краткой паузы он подобрал подходящее слово: – Святилище! – после чего замер, внимательно прислушиваясь, в ожидании ответа. И он незамедлительно пришёл:

«Я давно хотела с тобой встретиться, – прозвучал в мозгу холодный голос, – Ксист Белужекаменский!»

«Вот это окрестила! – подумал Молчун. – Как принца наследного». Вслух он спросил:

– Можно узнать: зачем я здесь?

«Разве ты не помнишь? – удивилась Саламандра. – За тобой – должок!.. Золото, украденное тобой и ещё двумя ворами, которые уже понесли наказание за осквернение моего, – как ты совершенно правильно выразился, – святилища».

– Один из них был моим отцом! – мрачно бросил Ксист. – А вместе с ним погибли все мои родственники! Этого тебе мало? Ты и меня хочешь сжечь заживо? Ну, так, давай!

«Я вижу: тебя это разозлило… – недоумённо заметила Саламандра. – Не понимаю: почему? Разве это было несправедливо?..»

Ксист молчал, но взгляд его был полон ненависти к богине-ящерице.

«Оставим бесполезные дискуссии, – равнодушно сказала Саламандра. – Я – богиня! И могу карать, кого мне вздумается! Смертью они искупили вину передо мной, но не ты! С тебя будет особый спрос… Свой долг ты мне оплатишь службой!»

– А если откажусь?

«Тогда умрёшь!.. Но я отказа не приму, – ты нужен мне живой, – да я уверена: отказа и не будет! Сэлина, ведь, ни в чём тебе не солгала. Получишь ты: и золото, и власть, и силу! Я сделаю тебя своим жрецом, лишь поклонись мне и признай своей богиней! И тогда…»

Стены зала вдруг ожили, и мраморные плиты стали подниматься вверх, открывая просторные ниши, в коих обнаружились несметные сокровища. Там было всё, что угодно: драгоценные камни, серебряные монеты, но больше всего, конечно, – золота. Саламандра отдавала предпочтение именно этому металлу, как символу богатства и власти. Сокровища хранились в сундуках, в мешках всевозможных размеров и просто рассыпанными по полу. Ксисту стало ясно, куда подевался сундук пиратов в приснопамятный день…

«…Тогда всё это будет твоим!» – закончила фразу Саламандра.

Молчун обвёл взглядом зал. Обладатель такого клада, несомненно, стал бы самым богатым человеком в мире. Если всё это собрано пиратами, то должно быть они трудились не одно десятилетие.

Возникал резонный вопрос: неужели они грабили и убивали многие годы только для того, чтоб потом их награбленное добро перешло в руки какого-то неизвестного рыбака?.. Конечно нет!.. Значит, всё, что ему наговорили, – сплошное враньё…

– Ух-ты! Сколько тут всего! – восторженно воскликнул Ксист, предав лицу совершенно поражённый вид. Он как бы неосознанно двинулся к грудам сокровищ, начав при этом обходной манёвр вокруг статуи. Обогнув её, он медленно пошёл вдоль одной из стен, заглядывая в каждую нишу и издавая восхищённые звуки, однако, мысли его стремились в другом направлении…

«Теперь хотя бы прояснилось, – думал Ксист, – чего от меня хочет Саламандра… Поклонись мне… Признай своей богиней… Никогда!!! Никогда ты не дождёшься, подлая гадина, чтоб я поклонился убийце, лишившей меня семьи! Этим я не только предал бы память погибших, но и сам встал бы в один строй с их убийцей. Тот маг, чьей рукой был нанесён смертельный удар, пришёл под знаменем Саламандры; и такое же чудовище она намерена сделать из меня… Никогда!!! Не стану я кровожадной марионеткой, исполняющей твои приказы. Не куплюсь на все ваши посулы, и смертью не запугаете. Не быть мне твоим слугой, мерзкая железная ящерица!.. Ох, только бы успеть до выхода добраться…»

«Между прочим, статуя моя вовсе не железная, а из чистого золота, – заметил невозмутимый холодный голос в его голове. – Но такое невежество я могу простить ничтожному рыбаку. А что касается остального…»

– Опс! – сорвалось с губ Ксиста. Он добрался уже до середины зала и теперь мысленно обругал себя: «Идиот! Совсем забыл со своими рассуждениями, с кем имеешь дело. Для неё, – влезть в твои мозги, – раз плюнуть!.. Остаётся только одно… Отцу это удалось…»

«А тебе не удастся!» – грянул, переполненный злобой, голос Саламандры, но Ксист её уже не слушал. Он ринулся, что было сил, к выходу.

Бежать было не так уж и далеко, но ужасно скользко. К тому же, сзади возник ожидаемый гул летящего огненного шара, – всё, как рассказывал его отец. Ксисту показалось, что он чувствует затылком его приближение, но оглядываться было нельзя. Ворота находились уже очень близко, маня приоткрытой створкой, и призрачная возможность спасения обретала реальные контуры. Боковым зрением он видел отражение плазменного болида на поверхности мраморных стен и ужасался тому, как быстро сокращается между ними расстояние. Но настоящим ударом для него стало то, что дверь неожиданно захлопнулась, когда до неё оставались считанные шаги.

Это было поражением. Оставалось лишь умереть, но из чувства гордости, делать это нужно было лицом к опасности, а не спиной. Ксист попытался затормозить и развернуться, но вместо того, чтоб достойно принять смерть, он поскользнулся, нелепо вздрыгнув, ушедшими из-под него, ногами. В падении он вертанулся вокруг своей оси и шлёпнулся на живот, достигнув всё же этим кульбитом одной из намеченных целей: оказался лицом к врагу.

Благодаря этому, он ещё успел разглядеть, мчащийся на него, огненный сгусток с коротким хвостом, как у кометы. Но также, благодаря падению, он очутился ниже траектории его полёта. Шар пронёсся над ним, обдав жаром, и врезался в только что закрывшиеся ворота, взорвавшись брызгами огня и щепок.

С трудом веря в такую удачу, Ксист перевернулся на спину и с глубочайшим удовлетворением обнаружил, что от дверей почти ничего не осталось. На этот раз его реакция была единственно-верной: он соскочил и сломя голову метнулся в открывшийся проход. Сиганув через пламя, пожирающее края образовавшейся бреши, он серией гигантских скачков преодолел лестницу, споткнулся на самом верху и, распластавшись на ступенях, съехал обратно, будто лист фанеры. Ничуть не огорчившись по этому поводу, он быстро поднялся и, вновь прыгая через несколько ступенек, добрался до того же места, опять споткнулся и повторно прокатился на брюхе донизу, ногами вперёд. В третий раз он не стал соскакивать, как умалишённый, а медленно встал и размеренным шагом степенно взошёл по лестнице до выхода из подземелья…

Оказавшись на свободе, Молчун припустил бегом в направлении города. Он больше всего боялся, что Сэлина будет ждать его на выходе, но её там, к счастью, не было. Встречаться с колдуньей ему совсем не хотелось, но волей-неволей пришлось бежать в сторону её замка, так как другой дороги до бухты он не знал. Уйти живым от Саламандры было не просто, но это – только половина дела; ещё нужно добраться до «Хаяра», и желательно без лишних блужданий по окрестным лесам.

Несмотря ни на что, маленькая победа над богиней-ящерицей согревала сердце, даря надежду на окончательное спасение. Ксисту хотелось бы знать: как она восприняла его уход? В действительности, ничего интересного там не произошло…

Когда беглец поскользнулся и упал, Саламандра успела пожалеть, что ей самой раньше не пришла на ум идея Ксиста насчёт того, чтоб посыпать пол песком. Однако её не слишком расстроило, что огненный шар пролетел выше цели. Куда больше её огорчило то, что выпущенный самолично заряд разнёс в пух и прах двери, устроив в храме форменный бардак. Теперь нужно было наводить порядок и ремонтировать двери, чтобы святилище приняло прежний, респектабельный вид, а это разозлило Саламандру по-настоящему, и она принялась строить козни.


Молчун мигом домчался до особняка Сэлины и сделал краткую остановку, чтоб определить направление ветра. Когда они шли сюда всей командой, то почувствовали запах пищи, исходящий из замка волшебницы. Это означало, что, следуя за ветром, он должен был попасть на нужную дорогу.

Довольно быстро сориентировавшись, он ринулся в избранном направлении. Пришлось немного повилять, огибая руины и растительность, но с курса он не сбился и вскоре обнаружил искомое. Чудом уцелевшие остатки булыжной мостовой, приведшие их к городу, и в этот раз подсказали ему верный путь. Они вывели его как раз к тому подъёму, с вершины которого он с друзьями обозревал долину, в чём Ксист не преминул удостовериться, взобравшись на него и оглянувшись. Это было то самое место, и теперь можно не опасаться, что заблудишься. Отсюда дорога вела прямиком в бухту, и Молчун устремился по ней…

…Бежать он уже не мог и устало брёл, когда, наконец, просветы между деревьями стали увеличиваться, открыв ему обзор на прибрежные скалы, за которыми виднелось море. Никогда ещё Ксист так не радовался виду этой необъятной пучины и не ожидал, что столь обыденное зрелище может вернуть ему силы при таком колоссальном упадке. Тем не менее, он взбодрился и прибавил шаг, торопясь оказаться на тримаране.

Вскоре он добрался до арки, указывающей начало лестничного спуска на пристань. Радостная улыбка уже касалась его губ, знаменуя прекрасное расположение духа, из-за предстоящей встречи с друзьями, с которыми уж не чаял свидеться, отправляясь к чёрту в зубы. И вот, когда до арки оставалась пара шагов, оттуда ему навстречу вышла Сэлина.

Ксист, не ожидавший её появления, аж отпрянул от колдуньи, отобразив на лице сильнейший испуг. Путь был отрезан, когда спасение казалось уже таким возможным. От шока он совершенно растерялся, не зная, что дальше делать.

– Что ж ты, голубь, так быстро покинул храм? – укоризненно произнесла Сэла с легкой улыбкой на устах. – Хотел уплыть, даже не попрощавшись?

С большим трудом Молчун преодолел своё состояние и начал соображать – как ему выпутаться из столь паршивой ситуации. Слов волшебницы он не слушал, зная им цену, а за лживой улыбкой она лишь прятала чёрные мысли. Все её намерения были ясны рыбаку, и, слушая её, он мог только предоставить ведьме лишнюю возможность обмануть себя или того хуже, – наложить чары. Такого нельзя было допустить, и Ксист решился на отчаянный шаг… Раз невозможно пройти мимо колдуньи к лестнице, то придётся прорываться к лодке напрямки…

Взгляд его переметнулся к краю обрыва, за которым открывалась бездна. До неё всего несколько шагов, но как насмелиться сделать последний, особенно, если за спиной стоит недружелюбно-настроенная волшебница?..

Она разгадала его намерения, и улыбка сползла с её лица. Подняв руку, как будто для того чтобы бросить нечто невидимое, она угрожающе предупредила:

– Тебе не удастся!

– Сегодня я это уже где-то слышал, – ответил Ксист и сорвался с места в сторону обрыва. Он помнил, как по чистой случайности увернулся от огненного шара в подземелье, и собирался повторить то же самое на поверхности, только уже намеренно. Однако край приближался, а ожидаемого звука летящей сзади смерти всё не возникало. Это начинало беспокоить… А движущаяся навстречу бездна с каждым шагом становилась всё глубже и страшнее. Как оказалось, Ксист недооценивал высоту скалы, с которой собрался прыгнуть, и убеждался в этом всё больше и больше…

И вот, когда до обрыва оставалась всего пара прыжков, нервы его не выдержали, и он, громко вскрикнув, чудом успел затормозить, упав при этом так близко от края, что голова его оказалась над пропастью. Из-под ладоней выскользнуло и полетело вниз несколько мелких камешков, навеяв на Ксиста ужасную картину. Он явственно представил, как падает вместе с ними, и у него всё сжалось внутри от такого кошмарного зрелища.

Далеко внизу он увидал тримаран, стоящий у причала, и в этот раз он показался Молчуну ещё меньшим, чем в прошлый. На «Хаяре» его тоже заметили, наверно услышав тот позорный крик, вырвавшийся из его груди помимо воли. При этакой тишине, его голос разнёсся по всей бухте, усилившись многократным эхом.

Ксист рассмотрел на палубе крохотные фигурки друзей, показывающих руками в его сторону. Бедокуры крикнули ему что-то в один голос, приветственно помахав, а Эдвин отправил Грэма в трюм – раскручивать маховик. Они начали готовиться к отплытию, не подозревая о его проблемах. Им, конечно, была не видна Сэлина, да если бы они и видели её, то, что из этого?.. Они же ничего не знали…

Тут Молчун вспомнил о том, о чём совсем позабыл от страха. Он ведь так и не услышал шума летящего огненного болида, зато вместо него он услыхал звонкий смех Сэлы. Уж насмешил, так насмешил…

От края он отполз на четвереньках и только после этого встал, повернувшись лицом к волшебнице. Той, видимо, ситуация очень понравилась, потому как она не переставала смеяться, даже произнося слова:

– Назвав тебя голубем, я не думала, что ты и вправду захочешь полетать… Знаешь, я чуть было не поверила, что ты действительно махнёшь туда. Так убедительно разгонялся… ан нет! Кишка тонка!.. Глядишь, сейчас уже бы и долетел… И, шлёп о воду!..

Сэлина продолжала издеваться, а Ксист лишь горестно слушал, поняв, что выхода у него больше нет. Лишь бы друзьям дали уйти, а там пусть делают с ним, что хотят. Отправиться на тот свет он всегда успеет… Но его горькие мысли были прерваны, – ставшим уже привычным для него, – способом: кто-то опять влез в его голову и принялся там орать…

Незнакомый голос принадлежал мужчине и был наполнен неподдельной тревогой.

«Не сдавайся! – кричал неизвестный. – Примиришься со своей участью, и тебе – конец! Прыгай! Доверься мне, и я помогу!»

«А мама в детстве мне говорила, чтоб я не слушал голоса в своей голове, – они плохому научат, – мысленно заметил Ксист. – Это произошло после того, как я попробовал грибов, растущих возле нашего дома, и впервые услышал эти голоса. Они убедили меня, что я – рыбка и могу дышать под водой, а я и поверил… К счастью, меня быстро вытащили из моря, и я не очень нахлебался. Зато морская вода хорошо прочистила мой желудок, и я остался жив. Только с тех пор я не доверяю голосам в своей голове…»

«Не время предаваться воспоминаниям! – твердил незнакомец. – Прыгай немедленно! Я замедлю твой полёт, ты не разобьёшься!»

Ксисту совсем не хотелось оставаться наедине с Сэлиной и, тем более, ещё раз встречаться с Саламандрой, и он решился поверить неизвестному доброжелателю, чьи слова звучали чрезвычайно искренно. Терять ему было особо нечего, и он не стал долго раздумывать. С внутренним криком: «А-а-а, топсель-стаксель! Лови!», он мгновенно развернулся лицом к обрыву и в два прыжка преодолел оставшийся до края промежуток скалы. Мощно оттолкнувшись от тверди в последний раз, он воспарил над пропастью и с диким криком полетел вниз.

Сэлину это застало врасплох. Она рассвирепела и бросилась к краю обрыва, шипя на ходу: «Он всё-таки прыгнул. Это невероятно!»

Эдвин и братья-бедокуры, отвязывавшие в тот момент тримаран от пристани, удивились ещё больше. Они сперва услышали крик, а потом увидели и самого Ксиста, летящего с чудовищной высоты, и обмерли от ужаса. Они не могли пошевелиться, пока их друг не врезался в воду, выбросив громадный фонтан брызг. Только тут они ожили и заорали все одновременно, выразив таким способом порыв к спасению товарища. Братья лихорадочно закончили отшвартовывать лодку, и Эдвин резко сорвал её с места, направляя туда, где приводнился Молчун, так и не показавшийся на поверхности…

Ксист пролетел половину пути, вопя от ужаса, но потом вспомнил, что приземляться придется в море, и набрал побольше воздуха в легкие. Вода была уже слишком близко, но обещанного замедления не наступало. Он крепко зажмурился, ожидая страшного удара о гладкую морскую поверхность, от которого у него переломаются все кости, но тут и вправду пришло радостное ощущение, как будто его подхватила какая-то мягкая, но сильная рука. Он, конечно, вошёл в воду на приличной скорости, но это уже было не смертельно. Несколько секунд он ещё погружался на дно, пока плотные глубины не остановили его продвижение, после чего осчастливленный Молчун начал всплывать…

Сэлина злобно смотрела сверху на то, как его голова возникла над поверхностью, и везунчик размашисто поплыл навстречу тримарану, спешащему к нему на выручку. Вскоре они сошлись в одной точке, и невредимого Ксиста подняли на борт. Она ещё никак не могла решить, как ей следует дальше поступить, но тут кто-то осмелился заговорить с ней путем телепатического контакта:

«Всё не успокоишься? Ты же видишь, что проиграла».

– А-а, это ты, старый болтун! – узнала говорившего Сэла. – Значит, он не разбился, благодаря тебе… Не слишком ли много ты на себя взял, вмешавшись в мои дела?

«Имею полное право. Ведь я – обычный ЧЕЛОВЕК, – в отличие от некоторых…»

– Ты – старый дурак! Надеешься взять его под своё крылышко? Смену себе подыскиваешь? Посмотри на него, – он же слишком ничтожен!

«Тем не менее, ты очень старалась заполучить его…»

– Я – другое дело! У меня с ним старые счёты.

«Созналась бы честно, что боишься его. Такого ничтожного!»

– Не смеши меня! Даже если он попадёт к тебе, и ты сможешь добиться от него какого-то толку… Представь, сколько на это уйдёт времени, за которое я так развернусь, что никто не сможет мне уже помешать властвовать в этом мире.

«Так уже было, и, как показывает история, ни какая власть не вечна. И твоей придёт конец рано или поздно».

– Лучше поздно, чем рано… Ты так на него надеешься, а я вот возьму и убью его сейчас!

«Ты же знаешь, что ничего этим не добьёшься! Он снова вернётся, но ты уже не будешь знать – кто он. Этим ты лишишь сама себя того маленького преимущества, которое сейчас имеешь… Ведь временное устранение его с физического плана не является твоей окончательной целью. Ты ведь хочешь всевозможными соблазнами материального мира погубить его бессмертную душу?.. Я правильно понял твои намерения?»

– Ты догадлив, старый хрыч! Только не всё учёл… Допустим, я уничтожу сейчас его тело. Прежде, чем он снова вернётся после реинкарнации, пройдёт некоторое время. Даже если он сразу переродится, то всё равно, потребуется много лет, пока он вырастет… А ты, между прочим, уже и так пережил свой век на мно-о-ого лет. Вряд ли ты доживёшь до его очередного возвращения, в чём я могу тебе посодействовать… А кто, кроме тебя, сумеет его опознать и, тем более, обучить уму-разуму? Разве что, только я… А я не упущу такой шанс.

«Но ты можешь не упустить его и сейчас…»

– Ах, как заговорил! Боишься за него! Смерть, как боишься! Ну так попробуй уберечь его вот от этого!..

«Хаяр» приближался к каналу, ведущему из бухты, как вдруг над ним возник громадный огненный смерч. Ксист уже видел такой в своих снах, и вот теперь смог увидеть наяву. Он знал, что эта погибель сейчас обрушится на тримаран, и от него не спастись даже в воде, которую он просто вскипятит, сварив их заживо. Вновь он пожалел, что не остался на острове, – этим он хотя бы спас друзей.

Смерч начал опускаться, но неожиданно наткнулся на какую-то незримую преграду. В воздухе, в самой нижней точке пламенного вихря вспыхнул белый свет, и из него возникла копия вихря, мгновенно вознёсшаяся до небес. Красный и белый вихри, вращавшиеся в противоположные стороны, сшиблись с громоподобным треском. Воздух вокруг ревел и кружился, наводя ужас на команду тримарана частыми разрядами молний.

Вдруг белый отделился от красного и окунул своё основание в море, в один момент насосавшись воды вместе с морскими обитателями, – стайкой мелкой рыбёшки, привлечённой световой иллюминацией. Превратившись из белого огненного в водяной, вихрь снова ударил по красному, и от них с адским шипением повалили клубы пара. Они опять перекрутились между собой, закружившись в бешеном танце и разбрасывая по сторонам поджаренную рыбу.

Оба смерча, сцепившиеся своими узкими местами, начали медленно подниматься вверх, попутно пожирая друг друга. Потом они резко сместились в сторону, и, поборовшись ещё несколько мгновений, врезались в скалу, взорвавшись громче, чем в первый раз, и рассыпавшись на множество капель огненного дождя, вперемешку с готовыми к употреблению морепродуктами и каменной крошкой… Напоследок над бухтой пронёсся тяжкий стон, и всё смолкло.

«Хаяр» остался невредим и прибавил ходу, несмотря на то, что команда и так выбивалась из сил, вращая маховик. Ксист не знал, кто помог им вторично в этот день, но был очень признателен неизвестному благодетелю.

А Сэлина, стоя на скале, злорадно смотрела вслед тримарану и насмешливо говорила:

– Ничего, старый болтун. В этот раз ты смог отразить мой удар, но это всё на что ты способен. Не знаю, слышишь ли ты меня сейчас, или валяешься под кустом в агонии, но знаю, что второго удара тебе не отбить… Так и быть, не стану убивать его сейчас, однако, знай, что я не отступилась! Это была не последняя наша встреча, и в следующий раз он будет моим! Это я тебе гарантирую!


Ксист – как самый уставший – стоял за штурвалом, а остальные надрывались в трюме, помогая Грэму в его нелёгком деле. Лодка стремительно пронеслась по каналу и через залив, пока не вышла в открытое море. Там крыльев мельницы коснулся вольный ветер, облегчив беглецам задачу. Но они все равно не прекращали самоотверженно крутить маховик, стараясь поскорей убраться из этого опасного места. И только когда остров стал для них нечётким пятном вдали, команда позволила себе расслабиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10