Джулия Джеймс.

Роковая недотрога



скачать книгу бесплатно

A Tycoon to Be Reckoned With © 2016 by Julia James

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

* * *

Глава 1

– Знаешь, я думаю, это твоя вина. – Тетя попыталась шутить, но получилось неубедительно. – Именно ты предложил Филипу пожить на твоей вилле!

– Мне казалось, это поможет, – возразил Бастиан. – Так сказать, вне зоны обстрела. Он мог закончить летние задания в тишине и покое.

– А вышло, увы, из огня да в полымя. Может быть, он и спасся от Елены Константис, но эта француженка, похоже, в тысячу раз хуже.

– К сожалению, где бы Филип ни оказался, покоя ему не дадут.

– Ах, если бы он был не столь добродушным! Ему бы чуть-чуть твоей жесткости.

– Почту за комплимент. Впрочем, не волнуйся. Рано или поздно его характер закалится.

– Он такой впечатлительный! – сетовала тетя. – И симпатичный! Неудивительно, что эти окаянные девицы липнут к нему как мухи.

«А еще и богатый».

Но не стоит волновать и без того взволнованную тетю. Правда, через пару месяцев Филипу исполнится двадцать один, и он унаследует деньги покойного отца, чем обратит на себя внимание особ более опасных, чем Елена Константис, та всего лишь надоедливая испорченная принцесска. Настоящая угроза исходит от женщин иного типа.

Словом, проблема в женщине, по всей видимости нацелившейся на Филипа. Бастиан понимал, что опасность вполне реальна. По словам экономки Полетты, кузен, вместо того чтобы усердно писать сочинения, постоянно ездит в близлежащий городок Пьер-ле-Пен, именно в заведение, не подходящее для двадцатилетнего юнца. И похоже, ездит ради еще менее подходящей женщины, которая там поет.

– Салонная певица! – Тетя едва не взвыла. – Не могу поверить, что Филип увлекся подобной женщиной!

– Явно избитый стереотип.

– Стереотип? И это все, что ты можешь сказать?

– Я много чего могу сказать, а смысл? Не беспокойся, – постарался он обнадежить. – Я разберусь. Филип не станет жертвой амбиций этой алчной женщины.

Тетя со слезами удержала его за рукав.

– Спасибо. Я знала, что могу на тебя рассчитывать. Позаботься о моем милом мальчике, Бастиан. Теперь, когда не стало его отца, за ним совсем некому присматривать.

В знак признательности он сжал ее руку. Смерть мужа стала для тети тяжелым ударом. Взгляд Бастиана потемнел при мысли о том, как страшно в столь юном возрасте потерять отца. Своего он потерял, будучи не намного старше Филипа.

– С ним все будет хорошо, обещаю.

Он проводил тетю до машины, наблюдая, как она выезжает за ворота его владений в зажиточном пригороде Афин, и вернулся в дом, сжав губы в тонкую линию.

Ее страхи не лишены оснований. Пока Филипу не исполнилось двадцать один год, Бастиан оставался опекуном его имущества, следил за состоянием финансов и управлял инвестициями. Кузен получал более чем щедрые суммы на личные расходы.

Обычно Бастиан не обращал особого внимания на банковские отчеты о расходах по кредитной карте, однако неделю назад заметил неожиданно большую сумму – двадцать тысяч евро. Деньги внесены на личный счет неизвестного лица в отделении французского банка в Ницце. Он не мог придумать ни единой обоснованной причины ссужать кого-то подобными суммами, хотя и догадывался, в чем дело.

Охотница начала разработку золотой жилы.

Чем быстрее он избавится от певички, положившей глаз на кузена и его деньги, тем лучше. Состояние кузена, по большей части, вложено в прибыльные акции, однако Бастиан предпочитает использовать различные возможности для инвестиций – от промышленных объектов и имущества до молодых перспективных компаний. Но, несмотря на разнообразие, их объединяет то, что фирмы приносят деньги. Много денег.

Бастиан включил компьютер, его губы вновь изогнулись в циничной улыбке. Он сказал тете, что со временем характер ее сына ожесточится, по собственному опыту зная, что это правда. В голове проносились воспоминания.

Когда умер отец, он унимал боль на бесконечных вечеринках. Ограничивать его было некому. Веселье закончилось внезапно. Однажды в казино. Он пил шампанское и швырял деньгами направо и налево, что привлекло к нему Лиану. Она не отходила от него ни на шаг, а он был только рад принимать все, что она предлагала, включая соблазнительное тело. Услышав историю о том, как она оказалась в долгу у казино, Бастиан щедрой рукой выписал чек на крупную сумму. Он был счастлив проявить великодушие по отношению к красивой сексапильной девушке. Ей он, похоже, тоже очень нравился.

Получив деньги по чеку, она тут же исчезла. По слухам, уехала на яхте с семидесятилетним миллионером из Мексики. Больше он ее никогда не видел. Его обвели вокруг пальца. Так по-дурацки! Чувствовал он себя ужасно, но дорогостоящий урок запомнил. И не хотел, чтобы Филипу пришлось учиться тем же способом. Лиана не только откусила изрядный кусок его состояния, она нанесла серьезный удар по самооценке. Его это неприятно отрезвило и заставило поумнеть.

Однако, в отличие от него, Филип вырос романтичной натурой. Алчная соблазнительница может нанести удар не только по кошельку и самоуважению. Нельзя этого допустить. После Лианы Бастиан стал гораздо внимательнее к женским уловкам и весьма скептически относился к внешней искренности представительниц прекрасного пола.

Его брови грозно сошлись на переносице. Скоро эта ушлая певичка испытает жесткость на собственной шкуре.


Сара стояла на низкой сцене под софитами, а люди, ужинавшие за столиками, по большей части, продолжали разговаривать.

«Я просто легкое развлечение, – мрачно думала она. – Фоновая музыка».

Она кивнула Максу, тот заиграл вступление к следующей песне, простой композиции в низком регистре. Ей не придется брать высокие ноты. Ну и отлично. Вовсе нет желания рисковать голосом в прокуренном зале.

Она пропела первую фразу, грудь всколыхнулась, напоминая о том, насколько глубок вырез кремового шелкового платья. Длинные волосы перекинуты вперед через обнаженное плечо. Сара понимала, что представляет собой типичную женщину-вамп – томную, в облегающем платье, с низким голосом, густым макияжем и длинными светлыми локонами.

Она инстинктивно сжалась. Собственно, так и задумано. Она замещает штатную певицу клуба Сабину Саблон, внезапно оставившую работу и без предупреждения сбежавшую с богатым клиентом.

Сара не метила на ее место, но Макс не слушал возражений. Если бы она не согласилась петь здесь по вечерам, Рэймонд, владелец клуба, не позволил бы ему репетировать днем, а без этого они не смогли бы участвовать в музыкальном фестивале «Прованс-ан-Вуа».

И Сара упустила бы свой последний шанс.

«Последний шанс воплотить мечту!»

Стать чем-то большим, чем одной из сотен перспективных сопрано, толпящихся у оперной сцены в отчаянной надежде добиться успеха. Если и теперь ничего не удастся, придется забыть о мечте, которая вдохновляла с тех пор, как она была подростком, училась в музыкальном колледже, а потом крутилась в безжалостном агрессивном мире, пытаясь достучаться до тех, кто мог бы вырвать ее из толпы и дать старт карьере.

Она усердно и долго трудилась, но ей скоро тридцать, время работает против, за спиной уже выстроились молодые певицы. Все зависит от этой последней попытки. Если ничего не выйдет, да, она смирится с поражением. Начнет преподавать. Именно так она зарабатывает себе на жизнь сейчас: на полставки в школе в Йоркшире. Хотя жизнь, лишенная волнений и радостей, связанных со сценой, не удовлетворяет ее полностью.

Может, придется отказаться от мечты, но прежде она полностью выложится ради фестиваля. Риск чрезвычайно высок. Сара собирается петь партию сопрано в новой опере, написанной неизвестным композитором, исполняемой неизвестными артистами. И все это на сущие гроши. Кроме того, Макс, фанатично преданный искусству режиссер и дирижер, растянул жалкий бюджет до предела. Экономить приходится буквально на всем. В том числе на помещении для репетиций.

Поэтому по вечерам Сара становилась Сабиной Саблон и пела с едва заметной хрипотцой. Взгляды мужчин обращались на нее. Ощущение не из приятных, да и подобное амплуа совсем не соответствует ее натуре. Макс может сколько угодно твердить, что это поможет лучше вникать, например, в роль куртизанки Виолетты из «Травиаты» или кокетки Манон.

Сару передернуло. Господи, если хоть кто-нибудь в оперных кругах узнает, что она поет в клубе, репутация рухнет. Ее перестанут воспринимать всерьез.

К тому же ни Виолетта, ни Манон и близко не подходят на ее роль в опере Антона, именуемой «Невеста солдата». Ее героиня романтичная юная девушка, влюбившаяся в красивого солдата. Головокружительный роман, возвращение на фронт, страшные известия о судьбе мужа. Потеря и одиночество разбивают ей сердце. А потом ребенок, который займет место своего отца уже в новой войне.

Простой и горький сюжет, вечная история о самопожертвовании и бессмысленности войны, повторяющаяся из века в век. Тревожная пронзительная музыка. Когда Макс впервые играл ее, Сара была поражена.

«Каково это – любить так стремительно, страдать так жестоко?» – размышляла она, начиная вживаться в роль. Сара никогда не испытывала ни бурных ураганов любви, ни отчаяния разлуки. Единственный серьезный роман закончился в прошлом году, когда Эндрю, виолончелисту, с которым они познакомились еще в колледже, предложили место в престижном оркестре в Германии. Для него это стало поворотным моментом. Сара очень за него радовалась и даже не попыталась его удержать.

Карьера в жизни обоих всегда занимала первое место, они не могли себе позволить вкладываться в глубокие отношения, ставя под угрозу работу. И поэтому разлука не слишком их опечалила, они желали друг другу только добра. Роман зиждился, прежде всего, на любви к музыке, их объединяла дружба и взаимная симпатия.

Соответственно, чтобы сыграть роль Невесты солдата наиболее убедительно, Саре придется использовать все резервы воображения и возможности голоса. Необходимо воздать должное трудным вокальным партиям этого пронзительно прекрасного, технически сложного произведения.

Песня закончилась, аудитория разразилась аплодисментами. Сара склонила голову в знак благодарности. Выпрямившись, обвела взглядом зрителей и вдруг почувствовала, как по коже пробежал холодок. Макс заиграл вступление к следующей песне, но она в тревоге проигнорировала его. Он повторил музыкальную фразу и взглянул на нее, нахмурившись.

Кто-то, стоя у дальней стены, смотрел на нее.

А ведь еще минуту назад его здесь не было. Должно быть, только вошел. Сара помотала головой, пытаясь стряхнуть тревогу, внезапное чувство собственной уязвимости. В зале постоянно сновали люди, а во взгляде этого человека было что-то пугающее. Сара хотела рассмотреть его детальней, но из-за освещения и из-за того, что он стоял слишком далеко, увидела только высокий облаченный в смокинг силуэт.

Макс повторил вступление третий раз, теперь уже настойчиво. Пора начинать. Но она почувствовала внезапную нестерпимую необходимость сделать хоть что-нибудь, не стоять просто так в свете софитов, подчеркивающих каждый изящный изгиб тела. Она так открыта для невидимого, но почти физически ощутимого взгляда.

Сара запела, голос звучал более хрипло, чем обычно. Длинные накладные ресницы опустились, прикрывая густо подведенные глаза. Пряди волос скользнули по щеке. Она заставляла себя петь, не обращая внимания на усиливающуюся дрожь. Чье-то пристальное внимание било в нее лучом.

Каким-то образом ей удалось добраться до конца композиции. Впереди следующая, на сей раз она вступит вовремя и ничего не испортит. Сара собралась с духом. Стало легче, и она поняла, что в какой-то момент ощущение, будто ее изучают, рассеялось. Словно гора с плеч. Она завершила выступление и облегченно вздохнула. Макс закрыл крышку рояля. Один из официантов остановил ее.

– Там парень хочет тебя угостить.

Сара поморщилась. Это происходило часто, но она никогда не принимала приглашений.

Официант поднес к ее глазам банкноту в сто евро.

– Похоже, он настроен решительно.

– Он, может быть, но не я. Верни ему это. Не хочу, чтобы он подумал, будто я взяла деньги и не пришла.

Макс одобрил ее решение.

– У тебя нет времени на мужчин.

– Не очень-то и хотелось.

На секунду она задумалась о том, что приглашение, может быть, исходит от таинственного незнакомца в глубине зала, но отбросила эту мысль. Ей хотелось снять платье и забраться в постель.

Репетиции начинаются очень рано, необходимо поспать.

Сара вошла в гримерку, сбросила туфли и с наслаждением размяла ступни. В дверь коротко постучали.

– Кто там?

Дверь распахнулась.

Сара подняла взгляд, думая, что это Макс. Но на пороге стоял мужчина, которого она никогда не видела.

При виде его у нее перехватило дыхание.

Глава 2

Взгляд Бастиана остановился на женщине, сидящей у ярко освещенного трюмо. Она повернулась к свету спиной, и ее лицо оказалось в тени.

Тень, однако, ничуть не уменьшила эффект от ее внешности, скорее усилила, делая ее черты более рельефными. На сцене она стояла в круге света, и оттуда, где он сидел, ее лицо казалось мягче. Он намеренно взял столик в глубине зала, желая лишь взглянуть на нее, не хотел, чтобы она это заметила.

Не прошло и пары минут, как он понял, что эта певица обладает качеством, представляющим большую опасность для юного впечатлительного кузена.

Шарм.

Именно это несколько старомодное слово пришло ему в голову при виде стройной чувственной фигуры, облаченной в тесное шелковое платье с низким декольте. Ее заливал мягкий туманный свет, пальцы бережно держали микрофон, по обнаженному плечу струилась волна шикарных длинных светлых волос. Просто женщина-вамп.

Губы сочного насыщенного красного оттенка, густой макияж, длинные искусственные ресницы обрамляют светящиеся глаза. Вблизи она казалась еще более чарующей.

«Понятно, почему Филип потерял голову!»

Остановив наконец взгляд на ее лице, Бастиан с удивлением заметил, что щеки подернулись румянцем. Любопытно. Однако ее рот напряженно сжался, и он понял, чем вызвана такая реакция. Женщина не смутилась. Наверное, не смущалась с тех пор, как стала подростком. Она была раздражена.

Почему? Обычно женщины не раздражались, когда он уделял им внимание. Даже наоборот. А эта явно недовольна. Тем более странно, потому что для женщины ее профессии визиты воздыхателей привычны.

В голове возникла неприятная мысль: возможно, она ждала кузена.

«Как далеко у них зашло?»

Не имеет значения, все кончено. Что бы она ни наплела Филипу, золотая жила иссякла.

Она продолжала на него смотреть: алые губы плотно сжаты, в глазах странный блеск.

– Итак?

– Разве официант не передал мое приглашение?

– Так это были вы? Я не принимаю приглашений на коктейль от гостей клуба.

Она говорила снисходительным тоном, Бастиан ощутил раздражение. Он не привык к снисходительности от женщин, впрочем, как и от мужчин. К тому же такое поведение вдвойне странно для особы, чья карьера зависит от внимания и оценки других людей.

«Возможно, она думает, что ей больше не нужно заискивать перед публикой. Считает, что уже нашла подходящую пристань и собирается оставить профессию?»

Раздражение усилилось, но он не подал виду. В данный момент его цель – обезоружить ее.

– Тогда позвольте пригласить вас на ужин, – предложил он, позволив голосу обрести едва уловимо ласковый оттенок, который всегда помогал раньше.

На ее щеках опять проступил румянец. Более того, она чуть заметно улыбнулась. Бастиан понимал, что это вежливость, не более.

– Спасибо, но нет. А теперь, если позволите, мне нужно переодеться. – Она замолчала, ожидая, что он уйдет.

Бастиан проигнорировал это.

– Вы уже приняли чье-то приглашение?

В ее взгляде будто что-то сверкнуло, и он заметил, как изменился цвет глаз. Прежде серые, а теперь они приобрели зеленый оттенок.

– Нет. Но даже если бы и так, месье, не думаю, что вас это касается.

«Если вы, мадемуазель, собирались ужинать с моим кузеном, это меня касается, и еще как». Он почувствовал очередной укол злости, но вновь не подал виду.

– Почему вы не хотите поужинать со мной? – Он не мог припомнить, когда его приглашение на ужин было бы отвергнуто.

Ее глаза опять стали серыми, утратив мимолетный зеленый оттенок. Они выглядели особенно выразительно благодаря макияжу и накладным ресницам. Эти глаза смотрели так, как еще ни одни глаза на него не смотрели. Будто она не вполне верила тому, что видит.

На секунду их взгляды встретились, а потом ее ресницы опустились, скрывая глаза.

– К сожалению, месье, вынуждена сообщить, что я не принимаю приглашений.

– Я не собирался ужинать здесь, предпочел бы «Ле Тромблер».

Серо-зеленые глаза едва заметно расширились. «Ле Тромблер» был самым фешенебельным рестораном на Лазурном побережье. Неужели возможность поужинать в таком шикарном месте не заставит ее проглотить отговорки. «Знала бы она, что у меня гораздо больше денег, чем у Филипа».

Деньги Филипа более доступны. Возможно. Коль скоро она действительно положила глаз на мальчишку, наверняка осторожничает и не станет отвлекаться на других мужчин. Если Филип узнает о чем-то таком, она может его потерять.

У Бастиана неожиданно возникла мысль. Она слишком соблазнительна, даже по его меркам. Возможно, это и есть наилучший способ ее отвлечь? Но нет. Ему не пристало связываться с подобной женщиной. Какой бы благородной ни была конечная цель.

«К сожалению», – невольно подумал Бастиан.

– Месье. – Ее голос резал, словно бритва. – Повторяю, я вынуждена отклонить ваше щедрое предложение.

Ему показалось, или «щедрое» прозвучало несколько иронично, будто она сформировала о нем не то мнение, которого он добивался?

Неужели эта женщина не такая, какой кажется? Она смотрела на него сквозь абсурдные накладные ресницы. В серо-зеленых глазах застыло странное выражение.

На долю секунды их взгляды снова встретились. Бастиан почувствовал, как внутри у него все заискрилось.

– Ты готова?

Дверь широко распахнулась. В проеме стоял молодой стройный мужчина в смокинге. Незнакомец явно обращался к Сабине, однако, осознав, что в гримерке есть еще кто-то, посмотрел на Бастиана и нахмурился, собираясь что-то сказать, но Сабина опередила:

– Джентльмен уже уходит.

Она говорила ровно, но Бастиан, имея большой опыт общения с женщинами, понимал, что она вовсе не так спокойна, как хочет казаться. Причина очевидна.

О, конечно, внешне эта томная утонченная певичка с вампирическим шармом, в обтягивающем платье и с густым макияжем может выглядеть спокойной как удав, но огонь в глазах подсказывал, что это не более чем маска.

«Я могу ее задеть. Она уязвима».

Только что она неосторожно и неразумно показала свое истинное лицо.

Бастиан посмотрел на мужчину, показавшегося ему смутно знакомым. Точно, это аккомпаниатор.

Интересно, между этими двумя есть более глубокие отношения? Вряд ли, конечно. Мужские инстинкты подсказывали, что если тот и имеет отношения с кем-либо, то явно не с певицей. Чувство удовлетворенности усилилось. Бастиан вновь переключился на певицу.

– До свидания, мадемуазель. – Он не пытался скрыть нотки иронии и недоброго веселья, намекая на то, что ее отказ не более чем женская уловка.

– До свидания.

Уже в коридоре он услышал, как она воскликнула с облегчением:

– Слава богу, ты меня спас!

Бастиан был доволен. Голос певицы заметно дрожал. Отлично.

«Она поддается мне».

Он вышел, обогнув здание, подошел к припаркованному автомобилю. Низкое рычание эхом отозвалось в голове. Ему самому хотелось рычать от эмоций.

«Слава богу, ты меня спас!» Вот ведь гарпия, и еще собирается тянуть деньги из Филипа.

Он направился в Монако, в свои апартаменты.

Она ошибается.

«Никто не спасет тебя от меня».

Машина понеслась вперед в темноту.


– Дай мне две минуты, я почти готова.

Сара пыталась не терять самообладания, хотя пребывала в шоке. И как это ей удалось оставаться спокойной, непостижимо.

Что с ней, черт возьми, случилось?

Это тот самый мужчина, чей оценивающий взгляд она почувствовала на себе во время последней композиции, несмотря на то что он стоял далеко. А когда вошел к ней в гримерку, это было…

«Это было не похоже ни на что другое. Я никогда не испытывала ничего подобного».

Прежде мужчины не производили на нее такого яркого, почти физического впечатления. Будто по сердцу ударили молотком. Она пыталась анализировать. Высокий, широкие плечи ладно облегает смокинг, явно сшитый на заказ. От него веяло силой, в основном из-за особой ауры. Видно, он привык добиваться своего. Особенно с женщинами.

Но дело не только в том, что он богач и в состоянии купить благосклонность. Все гораздо хуже.

Сара с усилием сглотнула. «Ему не нужны деньги, чтобы нравиться женщинам».

Достаточно пронизывающего взгляда.

Он прекрасно знает, насколько его внешность притягательна для женщин – темные глаза, еще более темные брови, резкая линия носа, крупные чувственные губы, волевой подбородок.

Сара разозлилась.

«Он думал, я тут же клюну на приманку!»

Она ощутила слабость. Слава богу, ей хватило присутствия духа проигнорировать разбушевавшиеся эмоции и вести себя достойно.

«Что в нем такого, что так на меня действует?»

Что именно заставило ее почувствовать себя металлической деталью под воздействием магнита, настолько мощного, что сбивалось дыхание?

Ей доводилось встречать более красивых мужчин, но ни один из них не смог произвести на нее такого впечатления. Всего за несколько минут.

Она покачала головой, пытаясь выкинуть его образ из головы. Отклеила накладные ресницы, стерла макияж, сняла платье. «Выбрось его из головы. Это Сабину Саблон он хотел пригласить на ужин, а не тебя, Сара Фэйрхэм».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное