Джонатан Уилсон.

Революция на газоне. Книга о футбольных тактиках



скачать книгу бесплатно

Даже ближе к концу девятнадцатого века, когда появились первые схемы расположения игроков на поле, они еще не являлись плодом гениальной тактической мысли. В юности футбола не было места абстрактным тактикам, диаграммам со стрелочками, но развитие игры на этой стадии очень поучительно для нас, ибо раскрывает саму суть ментальности футбола, его бессознательного, реализовавшегося в британском стиле игры (а в первые 40 лет истории игры другого стиля и не было).

Период футбольного бума пришелся на Викторианскую эпоху и, как пишет Дэвид Виннер в «Those Feet», был основан на идее – каким бы странным это ни казалось – упадка Империи и умерщвления морали. Командные виды спорта, как считалось, должны были помочь одолеть повсеместно процветающий солипсизм, крайний эгоцентризм. Футбол выглядел прекрасным противоядием, и в «The Boys’ Champion Story Paper» в 1901 году писали: «Нет более мужского вида спорта, чем футбол. Он настолько необычный и типично британский, необычайно требовательный к мужеству, невозмутимости и выносливости». Сложились достаточно благоприятные социально-экономические причины для развития футбола, но очень уж символично то, что чем сильнее он становился, тем Империя больше слабела, и особенно это проявлялось во все большей самостоятельности в футбольном плане составляющих частей Империи.

Футбол стал очень популярен по всей стране в первой половине девятнадцатого века, но правила по-прежнему очень сильно отличались от школы к школе, во многом из-за тех условий, в которых футбол развивался в каждой местности. В Чентэлхеме и Регби, например, с их открытыми, широкими полями, игра слегка отличалась от «игры черни». Игрок мог упасть на поле, по нему пробежались бы и коллеги, и соперники, и он встал бы из грязи целым и невредимым. На полях Картезианского монастыря и Вестминстера такое падение обязательно бы привело к переломанным ребрам и ногам, и потому там игроки были вынуждены с первых дней активно осваивать умение дриблинга. Игра руками уже была запрещена или ограничена, но это действие все еще было далеко от современного футбола. Разработка какой-то схемы расположения игроков на поле вообще была вещью в ту пору неслыханной, как и продолжительность игры, и даже количество игроков в командах всюду и непрестанно менялось. Довольно часто префекты или просто более опытные (взрослые) игроки в команде, перехватив мяч, отправлялись в атаку, а их партнеры выстраивались в линию («backing up») за ними, ожидая внезапного отбора мяча. Соперники же (или выполнявшая их роль прислуга, либо учащиеся младших классов) пытались остановить атаку.

Взаимодействие между атакующими форвардами, если вообще о нем можно говорить, было простейшим. Именно на этом базисе развивался ранний английский футбол: вся игра строилась на дриблинге; пас, взаимодействие и оборона были второстепенны. Интеллекта в той игре было совсем чуть-чуть, как, в принципе, и во всей английской жизни. В государственных школах за излишнее проявление мыслительной деятельности можно было быть осужденным без суда (что и говорить, если даже в 1946 году венгерский юморист Джордж Микеш писал: «Я был так рад, когда женщина назвала меня «умным», но лишь некоторое время спустя я понял скрытый смысл этого слова в ее устах, означавший недоверие ко мне»[2]2
  Сравните схожее русское выражение с отрицательной коннотацией – «больно умный».


[Закрыть]
).

Создание Футбольной ассоциации.
1863 год

Большое количество различных вариантов правил не позволяло игре развиваться на университетском уровне, и лишь в 1848 году в Кембридже представители Суррея, Харроу, Итона, Регби, Винчестера и Шрусбери составили то, что можно считать первыми объединенными правилами игры. Они были напечатаны как «Кембриджские правила», копии размножены и расклеены в центре города, и, как признавались современники, эти правила были очень хороши. По крайней мере, не было ни одного игрока, кто бы бросил играть из-за несогласия с ними.

Четырнадцать лет спустя уже южане, усилиями Джей Си Тринга, младшего брата Эдварда Тринга, директора известнейшей Аппингэмской школы, основанной еще в 1584 году, обзавелись своим сводом правил, который включал всего 10 положений и именовался «Самая простая игра». В октябре следующего года была издана новая редакция, уже под названием «Футбольные правила Кембриджского университета», а месяц спустя была организована и Футбольная ассоциация, которая тут же приступила к работе над унифицированным сводом правил, который, кстати, должен был по замыслу создателей объединить лучшее из двух вариантов игры с мячом, в котором, кроме традиционного, был еще и вариант игры руками.

Но ничего не получилось. Долгие и яростные дебаты привели в итоге к тому, что после пятого их раунда, в Таверне Вольных Каменщиков на Линкольнс-Инн-Филдс, самой крупной площади Лондона, в семь часов вечера 8 декабря 1863 года было принято решение о том, что регби и футбол пойдут разными путями, а игра рукой в футболе отныне запрещена. Обсуждалось, впрочем, многое: например, разрешить ли удары прямой ногой в голень. Особенно выступал за разрешение этих жестких приемов Фрэнсис Кэмпбелл. «Если вы не разрешите такую борьбу, то вы лишите игру храбрости и мужества. Да я найду специально для вас французов, которые, потренировавшись неделю, обыграют вас в футбол». По его мнению, спорт должен быть наполнен брутальностью и должен быть игрой для настоящих мужчин, а без этой борьбы все сводилось к простому умению, к технике, и тогда любой иностранец мог бы переиграть англичан. Может, это была и шутка, но она прозвучала во время серьезных дебатов и отлично характеризует настроения той поры. Более того, Блэкхит, который и представлял Кэмпбелл, вышел из ассоциации, когда такая жесткая борьба была запрещена.

Английский дриблинг против шотландской игры в пас

Итак, дриблинг становился главной, основной частью игры, в том числе из-за Правила № 6, предшественника правила офсайда: «Когда игрок пинает мяч вперед, любой его партнер по команде, находящийся ближе всех к воротам соперника, оказывается вне игры и не может прикасаться к мячу или мешать другим игрокам завладеть им, пока мяч в игре». Другими словами, пасы должны были быть либо поперечными, либо назад; англичане были убеждены, что любой удар вперед, если он не нанесен по воротам, это явление абсолютно недостойное и подлое. Надо сказать, что и дриблинг сам по себе отличался от его современных идеалов. В своей истории Кубка Англии Джеффри Грин, футбольный корреспондент «Таймс», цитирует неизвестного автора 70-х годов позапрошлого века: «По-настоящему классный игрок никогда не теряет из виду мяч и при этом всегда наблюдает за возникающими разрывами в обороне соперника или его слабыми местами. Невозможно забыть то, как некоторые игроки прорываются сквозь частокол ног соперника с мячом… Мастерство дриблинга требует чего-то большего, чем просто бесстрашие и безрассудный азарт нападения, оно требует умения быстро определить недостатки в защите противника и моментально оценить шансы на использование этой слабости». Если не брать в расчет, что в данном случае говорится об игроке, ведущем мяч ногами, а не держащем его в руках, то это очень похоже на современное регби.

Тактика, если вообще можно говорить о ней в то время, была довольно простой, даже после того, как было зафиксировано количество игроков, входящих в состав команды (11). Команды просто носились за мячом. До 1870 года не было даже голкипера, лишь в 1909 году его форма стала отличаться от формы всей команды, а в 1912 году появилось понятие штрафной площади, где он мог брать мяч руками (правило появилось во многом из-за вратаря «Сандерленда» Ли Ричмонда Руза, который частенько ловил мяч около центра поля). Если и было какое-то понятие формации (схемы) в те дни, то оно обычно заключалось в разделении команды на двух-трех защитников и 8–9 нападающих.

Даже когда Правило № 6 было изменено в 1866 году, после Итонского соглашения, между игроком атаки и воротами соперника по-прежнему должно было находиться не менее трех игроков обороны (сейчас, кстати, требуется всего на одного меньше). Это не особо повлияло на приоритет дриблинга в игре. Вот как писал об этом уже в 1870-х годах Чарльз Алькокк, выдающийся игрок и администратор той поры: «Великое и важнейшее правило прикрытия. Под прикрытием я, конечно же, имею в виду необходимость находиться близко к тому игроку, которому всегда можно отдать пас при развитии атаки, либо подобрать мяч, если соперники попытаются отобрать его у него». Другими словами, даже спустя десять лет после того, как сформировалась Футбольная ассоциация, один из ее отцов-основателей считал необходимым разъяснить игрокам, что, когда один из футболистов начинает атаку, было бы неплохо пойти и помочь ему. Тем не менее, пройдет еще очень много времени, прежде чем этот же самый партнер решит сделать передачу.

Так, по крайней мере, было на юге. Северяне шли собственным путем, в особенности в Южном Йоркшире, где выпускники Харроу, работавшие учителями в Шеффилдском колледже, основываясь на традициях народных игр в Холмфирте (маленький городок рядом с Хаддерсфилдом) и Пенистоне (расположен на полпути от Холмфирта до Барнсли), основали 24 октября 1857 года «Шеффилд Клуб» – главным образом, чтобы игроки в крикет зимой поддерживали форму. В том же году, 26 декабря, в так называемый Boxing Day (день вручения подарков), был сыгран первый в истории футбола матч между двумя клубами, в котором «Шеффилд» со счетом 2:0 переиграл ФК «Халлэм» (впрочем, по другим данным, этот матч состоялся в 1860 году). Футбол быстро развивался: в течение пяти лет матчи стали собирать несколько сотен зрителей, было образовано 15 клубов. «Шеффилд Клуб» в 1862 году опубликовал свои собственные правила игры в футбол, которые, конечно, разрабатывались под влиянием правил Харроу, Регби и Винчестера, но не содержали никакого упоминания об офсайде. Судя по всему, уже появились попытки упорядочения правил. Секретарь «Шеффилда» Уильям Честермэн 30 ноября 1863 года писал в Футбольную ассоциацию: «У нас нет такого прописного правила, как ваше Правило № 6, но есть те правила, по которым играем мы». Что это было за правило и относилось ли оно к правилу офсайда, неясно. «Шеффилд» формально одобрил офсайд лишь в 1865 году, после трудных дипломатических переговоров перед игрой против «Ноттс Каунти», но даже тогда по этому правилу требовался лишь один игрок между атакующим и воротами соперника. Это, безусловно, делало игру в пас гораздо более жизнеспособной, хотя можно поспорить, насколько успешно этот шанс для развития был использован.

Футбольная ассоциация ничего не смогла возразить «Шеффилду», и потому несколько лет сосуществовали два свода правил. Вернее сказать – два основных свода, так как были еще и свои правила в Ноттингеме и в других городах, которые были вариациями двух основных кодексов. Впервые две противоборствующие стороны встретились 31 марта 1866 года в матче между Лондоном и Шеффилдом в парке Баттерси. Лондон победил со счетом 2:0 и, по отзывам современников, был более техничной командой, однако лучшая физическая готовность «Шеффилда» при этом доставляла им множество проблем.

После долгих колебаний, по каким же правилам все-таки играть, Алькокк привез команду Лондона в Шеффилд в декабре 1871 года. Играя по правилам «Шеффилда», хозяева выиграли со счетом 3:1, и эта победа утвердила тот факт, что шеффилдская команда более организованна на поле. Это, а также более либеральное правило офсайда, должно было привести к развитию комбинационной игры, но на самом деле «Шеффилд» выглядел даже более «дриблёрской» командой, чем гости.

Вот что писал Перси Янг об игроках «Шеффилда»: «Умение вести мяч Алькокка соответствовало опыту. Более того, Алькокк осознавал и достоинства комбинационной игры, местные же игроки принимали лишь более простой путь игнорирования своих партнеров и нанесения ударов по воротам при первой удобной возможности. Комбинации, которые создавали Алькокк и Шенери, просто восхищали более 2000 собравшихся на матче зрителей». Всего состоялось восемнадцать таких встреч, прежде чем «Шеффилд» окончательно вступил в Футбольную ассоциацию в 1878 году.

Возможно, еще никакой культуры паса в Шеффилде и не было, но, судя по всему, они уже научились забрасывать мяч вперед длинными передачами. Джеффри Грин отмечал, что, когда «Шеффилд» приехал в Лондон в 1875 году и его игроки начали «бодать мяч головой», зрители расценили это как «потеху, а не предмет преклонения и восхищения». В той игре, чистом противостоянии дриблинга, конечно, не было места верховым передачам. Только когда мяч забрасывался на длинные дистанции, появлялась необходимость сыграть головой.

Ежегодник Шотландской футбольной ассоциации в отчете о матче 1877 года между Глазго и Шеффилдом вносит ясность в эту ситуацию: «Игра была очень упорной, и победа досталась, безусловно, сильнейшему, этого никто не будет отрицать; это была симпатичная игра, изобиловавшая отличным дриблингом со стороны шотландской команды, но нельзя не учитывать тот факт, что тактика, используемая командой Шеффилда в эту субботу, основывалась на правилах, отличных от тех, что используются в английской или шотландской ассоциациях, и для них наш «офсайд» – это уже отмершее понятие. Они очень часто развлекались длинными передачами, и, стараясь противостоять такому стилю игры, шотландцы явно уступали».

Распространение культуры паса можно проследить и в первой международной футбольной встрече – игре между Англией и Шотландией на «Хэмпден Парк» в Глазго в 1872 году. Стартовый состав англичан включал вратаря, трехчетвертного (или защитника) (three-quarter back), полузащитника схватки (хавбека) (halfback), блуждающего полузащитника (десятка) (fly-kick), четверых игроков, названных просто «центральные» (middle), двух «левых» (leftside) и одного «правого» (rightside). Если переложить на современный лад, то это что-то вроде асимметричной 1–2–7.[3]3
  Прим.: при переводе позиций использовались термины регби как наиболее близкие по смыслу.


[Закрыть]
Алькокк отмечал: «Формация команды, как правило, предполагала выдвижение в атаку семерых игроков, и в трех оборонительных линиях было задействовано лишь четверо: голкипер, один центральный защитник и два игрока перед ним, которые должны были сдерживать набегающих форвардов соперника».

Шотландцы были представлены клубом «Куинз Парк», который, до организации Шотландской футбольной ассоциации в 1873 году, определял развитие футбола в стране. Шотландские игроки выглядели физически гораздо менее мощными, чем англичане, что, по мнению первых футбольных специалистов, должно было принести легкую победу гостям, но такие выводы были лишь плодом воображения тех самых специалистов, не более. Хотя и нет прямых свидетельств, но Ричард Макбрити из «Шотландского музея футбола» утверждает, что «Куинз Парк» старались чаще проходить английскую оборону пасом, чем в непосредственных единоборствах, в которых они, скорее всего, потерпели бы неудачу. Кроме того, они использовали схему 2–2–6. Хитрость сработала. Англия, уже более искушенная в футбольных вопросах, имея больший выбор игроков, была несомненным фаворитом, но довольствовалась лишь нулевой ничьей. Отчет «Glasgow Herald» гласил: «Англичане имели безусловное преимущество в физической мощи и скорости. Но главным преимуществом хозяев в матче была их командная игра».


Первый интернациональный матч: Шотландия – Англия (0:0), 10 ноября 1862 г.


Этот успех знаменовал превосходство паса над дриблингом (по крайней мере, на севере островов), но он не был бы возможным, если бы пас не был изначально важнейшей частью игры в Шотландии. Когда «Куинз Парк» был основан в 1867 году, их версия правила офсайда включала в себя и нахождение между нападающим и воротами предпоследнего игрока соперника, и то, что все это должно было происходить ближе чем в 15 метрах от чужих ворот. Безусловно, это правило делало пас более легитимным, чем в первой версии правила офсайда Английской футбольной ассоциации и во второй редакции этого правила 1866 года. «Куинз Парк» изменили свои правила, включив в него требование о трех игроках между форвардом и воротами после присоединения к Футбольной ассоциации 9 ноября 1870 года, но к тому времени традиция и культура паса уже утвердились в сознании футболистов. В Шотландии мяч уже был тем, что нужно пинать вперед, а не просто вести в ногах. Эйч Эн Смит в стихотворении, посвященном победе «Куинз Парк» над «Гамильтон Гимназиум», в 1869 году писал:

 
Составы избрали, мяч вперед пинали,
Он летит высоко.
Многие, многие борются за него,
Тянутся головами.
 

Но все равно это была эпоха превалирования дриблинга. Роберт Смит, игрок «Куинз Парк» и правофланговый сборной Шотландии в том самом первом международном матче, отмечал после первой из четырех встреч, организованных Алькокком между Англией и живущими в Лондоне шотландцами (эти встречи были предтечами первого настоящего международного матча): «Когда мяч в игре, то по общей практике он находится в ногах, вместо того чтобы отдаваться длинными или верховыми передачами». Один из главных мотивов «Куинз Парк» во вступлении в Английскую футбольную ассоциацию был тот, что они не могли найти соперников, которые были бы согласны играть с ними по их правилам. В те месяцы, когда решался вопрос о вступлении в ассоциацию, им приходилось играть в матчах, в которых с обеих сторон принимали участие 10, 14, 15 и даже 16 игроков. «Клуб тем не менее не упускал ни единого шанса получить игровую практику», – писал в 1920 году Ричард Робинсон в истории «Куинз Парк». Впрочем, эта изоляция и постоянные игры между собой, внутри команды, приводили только к большей характеризации их особенностей, как это впоследствии случилось с Аргентиной в 30-е годы двадцатого века.

«В этих играх, – продолжал Робинсон, – дриблинг и комбинационная игра, которая в Шотландии в итоге была возведена в ранг искусства, только развивались. Дриблинг был характерен для англичан, и лишь много позже южане поняли, что метод, которым «Куинз Парк» перемещал мяч по полю, их основательную игру в обороне на самом деле стоит воспринимать всерьез. Комбинационная игра стала визитной карточкой «Куинз Парк». Эти основы игры команды поразили мистера Алькокка, и в его «Основах футбола» лейтмотивом стали панегирики шотландцам, сопровождаемые основательной диссертацией, пропагандирующей среди английских игроков данные методы игры, позволившие ей так сильно развиться к северу от Твида».

Алькокк в действительности не был столь убежденным апологетом комбинационной игры. И в том самом труде он едва ли не высказывал сомнение насчет повального увлечения игрой в пас. Пас, как он подразумевал, мог стать отличным дополнением к дриблингу, но ни в коей мере не должен был его заменять.

Тем не менее культура паса быстро распространялась по островам. Особенно в Шотландии, где влияние «Куинз Парк» было немыслимо всеобъемлющим и в итоге привело к появлению довольно романтичного стиля игры, о котором мы сегодня говорим «плести кружева», который в то время характеризовался множеством коротких передач, зигзагообразно курсирующим между полузащитой и нападением мячом. «Куинз Парк» в двух случаях представляли сборную Шотландии в международных матчах, и даже после формирования Шотландской футбольной ассоциации они очень сильно влияли на развитие футбола в стране. Словно проповедники, они путешествовали по городам и весям с показательными играми. Как писал Макбрити, сама демография Шотландии способствовала тому, чтобы по всей стране распространялся схожий стиль игры – население страны проживало компактно на территории между Глазго и Эдинбургом, и это было главное отличие от Англии, где в каждой деревне искали свой путь развития футбола.

Тактика «Куинз Парк» в первом международном матче раскрыла глаза англичанам на игру в пас, но распространением этот стиль игры на юге островов обязан двум людям: Генри Ренни-Тэйлору и Джону Блэкберну, игравшим за сборную Шотландии во втором международном матче. Оба были армейскими офицерами, лейтенантами, и оба играли за «Роял Инжинирз», привнося шотландский стиль игры в графство Кент. «Роял Инжинирз», – писал бывший игрок «Шеффилда» Джон Чарльз Клегг в 1930 году, – были первой командой, игравшей в комбинационный футбол. Мы были крайне удивлены, когда в одном из матчей всегда обыгрываемая нами ранее команда показала «военную футбольную тактику», и в итоге с этой своей новой тактикой разгромила наш клуб».

В школьном футболе традиции паса развивал преподобный Спенсер Уокер, когда вернулся на пост директора Лансинг Колледжа, где решил из банды сорванцов создать дисциплинированную футбольную команду. «Первое, с чем я решил бороться, – это хаотичная толпа форвардов, которая бегала за основным нападающим. Они буквально преследовали его, перемещаясь вслед за ним все вместе. Так что я ввел Правило № 1 – фиксированные позиции на поле для каждого форварда, мяч между позициями перемещается только пасом. Видели бы вы лица наших первых соперников после этого…»

Итак, несмотря на скептицизм Алькокка, постепенно становилось ясно, что будущее – за игрой в пас. Финал Кубка Футбольной ассоциации в 1881 году между «Олд Картезианс» и «Олд Итонианз», завершившийся со счетом 3:0, запомнился в первую очередь отличными комбинациями, главные роли в которых играли Прайнсеп и Эдвард Пэрри, а уже год спустя о мяче, забитом «Олд Итонианз» в ворота «Блэкберн Роверз», первой северной команды в кубковом финале, написал Грин в истории Кубка и отметил, что он был забит после «прохода и навеса» Данна на Андерсона. Впрочем, Итонский колледж по-прежнему оставался оплотом дриблинга.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10