Джон Стивенс.

Изумрудный атлас. Книга расплаты



скачать книгу бесплатно

John Stephens BOOKS OF BEGINNING: The Black Reckoning


Печатается с разрешения автора и литературных агентств Writers House LLC и Synopsis Literary Agency


© Copyright © John Stephens, 2015

© Е. Столярова, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Посвящается моим сестрам



Пролог


Эмма колотила гиганта по спине, пыталась дотянуться до лица, чтобы выцарапать ему глаза, пиналась и извивалась, – бесполезно. Рурк перекинул ее через плечо, так что она почти не могла двигаться, и широкими уверенными шагами направился к пылающему проходу посреди поляны.

– Эмма!

– Эмма!

Из темноты ее звали два голоса. Эмма изогнула шею, чтобы рассмотреть что-нибудь среди окружающих поляну деревьев. Первый голос был голосом ее брата Майкла. Второй же – впервые Эмма услышала его за несколько минут до того, как Рурк сбросил чары, превратившие его в точную копию Габриэля, – принадлежал Кейт, ее сестре, которую она считала потерянной навсегда.

– Кейт, я тут! Кейт!

Эмма извернулась, чтобы посмотреть из-за спины Рурка, сколько шагов осталось до портала, сколько у нее еще времени…

Портал представлял собой деревянную арку, охваченную языками пламени. Они подошли уже достаточно близко, чтобы Эмма почувствовала жар огня. Еще три шага, и будет слишком поздно. Вдруг в огне появился человек и сделал шаг им навстречу. Это был мальчик возраста Кейт или, может, немного старше. Его фигуру скрывал темный плащ, и, хотя капюшон был отброшен на плечи, из-за пылающего огня лицо оставалось в тени. Эмма смогла разглядеть только блестящие зеленые глаза.

Потом она увидела, как мальчик сделал движение рукой…

Глава 1
Пленница


– Выпустите! Выпустите меня!

Эмма чуть не охрипла от крика. Руки тряслись и болели – так долго она молотила кулаками по железной двери.

– Выпустите меня!

Проснувшись несколько часов назад – дрожащая, потная, с именем Кейт на губах, – она увидела, что находится одна в странной комнате. Эмму не волновало, что ночь давно закончилась – или как она попала сюда с поляны. Ей даже не было интересно, где именно она оказалась. Это было неважно. Ее похитили, она пленница, ей нужно сбежать. Все просто.

– Выпустите меня!

Подергав дверь и убедившись, что та заперта, Эмма принялась изучать камеру в поисках каких-нибудь путей к бегству. Но их не было. Стены, пол и потолок были сложены из огромных каменных блоков. В трех маленьких окнах виднелось только голубое небо – но даже они находились слишком высоко, чтобы Эмма могла достать. Еще в камере была постель, на которой она проснулась – на самом деле просто матрас и пара одеял, – и немного еды: тарелка сухого хлеба, миска с йогуртом, желто-коричневый хумус, подгоревшее мясо неизвестного происхождения и глиняный кувшин с водой.

Воду и еду Эмма вышвырнула из окна в порыве злости, о чем теперь жалела, потому что была голодна и очень хотела пить.

– Вы-пус-ти-те ме-ня!

Эмма в изнеможении прислонилась к двери. Сейчас ей больше всего хотелось сесть на пол, спрятать лицо в руках и расплакаться. Но потом она подумала о Кейт, своей старшей сестре, и о том, как слышала ее голос, пока болталась на спине у Рурка. Кейт вернулась из прошлого, только чтобы умереть на их глазах. А Майкл, хоть и был хранителем Книги жизни, не смог ее оживить (поэтому Эмма задавалась вопросом, зачем такая Книга вообще нужна). Но она же слышала голос Кейт! Выходит, у Майкла получилось! А это означало, что Эмма будет рыдать с вероятностью чуть меньше нуля целых, нуля десятых процента.

– ВЫ-ПУС-ТИ-ТЕ МЕ-НЯ! – она все еще прижималась лбом к холодному металлу, чувствуя, как по нему расходится вибрация от ее ударов.

– ВЫ-ПУС…

Эмма замерла и задержала дыхание. Все время, пока она стучала в дверь и кричала, ответом была полная тишина, но теперь она различала шаги. Они доносились откуда-то снизу и сперва были едва слышны, но с каждой секундой становились громче. Эмма отскочила от двери и огляделась в поисках оружия, снова обругав себя за то, что вышвырнула в окно глиняный кувшин.

Шаги приближались. Теперь она отчетливо слышала тяжелое ритмичное «бум-бум-бум». Эмма решила, что как только дверь откроется, она выскользнет мимо тюремщика – кем бы он ни оказался. Майкл ведь все время твердил об элементе неожиданности, верно? Если бы только большой палец ноги так не болел… Эмма была почти уверена, что сломала его, когда пинала дверь.

Шаги остановились прямо за дверью. Затем раздался металлический лязг отодвигаемой задвижки. Девочка напряглась, готовясь к рывку.

Дверь открылась, и Рурк протиснулся внутрь, разрушив все планы Эммы на побег. Великан заполнил дверной проем, так что мимо него не проскочила бы и муха.

– Что тут у нас… Как расшумелась!

Он был одет в длинное черное пальто с высоким воротником, отороченным мехом. На ногах его красовались такие же черные сапоги, доходящие почти до колен. Рурк улыбался, обнажая километры огромных белых зубов. Кожа гиганта была гладкой, без единого шрама; исчезли даже ожоги, которые оставил на его лице вулкан, – Эмма видела их, когда он схватил ее на поляне.

Девочка инстинктивно вжалась спиной в стену, но все же заставила себя поднять голову и посмотреть Рурку прямо в глаза. Затем она с преувеличенным спокойствием сказала:

– Габриэль тебя убьет.

Великан рассмеялся, как герои фильмов – запрокинув голову, так что его смех отразился от потолка.

– И вам доброго утра, юная леди.

– Где я? Долго я тут?

Раз уж Рурк стоял перед ней, а вероятность побега стремилась к нулю, Эмма хотела хотя бы получить ответы на вопросы, которые раньше ее не интересовали.

– Всего лишь с прошлой ночи, крошка. А по поводу места – ты на краю света, и все вокруг заколдовано. Твои друзья могут пройти рядом и даже этого не понять. Тебя не спасут.

– Ха! Твои глупые заклинания не остановят доктора Пима. Он просто сделает так, – Эмма щелкнула пальцами, – и все здесь разнесет!

Рурк улыбнулся, как улыбаются взрослые детям, когда не воспринимают их всерьез. Если бы Эмме позволял рост, она немедленно дала бы ему в челюсть.

– Думаю, крошка, ты переоцениваешь своего волшебника и недооцениваешь моего господина.

– О чем ты? Этот болван, Грозный Магнус, давно мертв. Нам сказал доктор Пим.

Еще одна раздражающая улыбка. Он и впрямь напрашивался.

– Был мертв, малышка. Но теперь нет. Мой господин вернулся. Ты же сама его видела.

– Никого я не ви…

Внезапно Эмма осеклась. Она вспомнила зеленоглазого мальчика, вышедшего из пламени. С этими воспоминаниями на Эмму будто упала тень и все вокруг потемнело. Она старалась сбросить ее, говоря себе, что это невозможно, что этот мальчик просто не мог быть Грозным Магнусом…

– Ага, вспомнила, – сказал Рурк.

В его словах, слегка искаженных ирландским акцентом, звучал триумф. Однако он напрасно ждал, что маленькая истощенная девочка упадет на землю и будет плакать, кричать и биться в истерике, – а потом сдастся. Прежде всего, Эмма была борцом. Всю свою жизнь она сражалась: год за годом, приют за приютом, из-за мелочей и всерьез, за полотенца без дырок и матрас без клопов; она дралась с мальчишками, которые обижали Майкла, и с девчонками, которые обижали Майкла, – и с первого взгляда могла определить хулигана или задиру.

Поэтому она только вздернула подбородок и сжала кулаки, будто собиралась драться с Рурком прямо сейчас.

– Ты лжешь. Он мертв.

– Нет, крошка. Грозный Магнус жив. И все благодаря твоему братцу.

Несмотря на гнев, Эмма чувствовала, что Рурк говорит правду. Только его слова не имели смысла. Зачем бы Майклу делать подобное? Внезапно у нее в голове молнией промелькнула догадка: вот как Майкл вернул Кейт. Это была цена, которую он заплатил. Сердце Эммы защемило от любви к брату, когда она поняла, что он был готов взвалить на себя вину за возвращение Грозного Магнуса, только чтобы вернуть Кейт. Это придало ей сил, и она немного выпрямилась.

– Почему же твой глупый повелитель сам сюда не пришел? Боится?

Рурк смерил ее взглядом, словно размышляя, а затем велел:

– Иди за мной.

Он развернулся и вышел. Пару секунд Эмма стояла, упрямо глядя вслед и уж точно не собираясь повиноваться его дурацким приказам. Затем она сообразила, что в камере ничего не добьется, и поспешила следом.

Сразу за дверью начиналась винтовая лестница. Эмма слышала, как удаляются шаги Рурка. Ну конечно, ее заперли в башне. Эмма начала осторожно спускаться. На каждом этаже, который она проходила, была такая же дверь, как и у ее камеры. Иногда в стенах попадались окна, расположенные на высоте глаз. После очередного витка лестницы Эмма разглядела неровные, покрытые снегом вершины гор, которые, сколько хватало глаз, простирались вправо и влево.

Где же она очутилась?

Лестница закончилась в коридоре, сделанном из такого же грубого черного камня, что и башня. Рурк свернул направо, даже не подумав подождать Эмму. Девочка тут же повернула налево, радуясь легкой возможности сбежать, – и нос к носу столкнулась с парой одетых в черное морум кади. Послал их туда Рурк или нет, но существа, казалось, ждали именно Эмму. Они тут же вытаращились на нее своими желтыми глазами. Коридор наполнял запах разложения. Эмма почувствовала, как в груди нарастает леденящий страх.

– Ты идешь? – разнесся по коридору насмешливый голос Рурка. – Или тебя за ручку взять?

Проклиная себя за слабость и закусив губу, чтобы не расплакаться, Эмма бегом догнала великана. Ей доставляло удовольствие в красках представлять, как Габриэль наконец отрубит тупую лысую голову Рурка.

Тот ждал ее у наружной двери.

– Я знаю, чего ты хочешь, – сказала Эмма, когда к нему подошла. – Ты хочешь, чтобы я помогла вам отыскать последнюю Книгу. У Кейт есть Атлас, у Майкла – Летопись, или как там ее. Так что последняя – моя.

Она сама не знала, зачем сказала это. Эмма злилась, что испугалась пары Крикунов, которых видела уже сотни, а сейчас ее просто застали врасплох. Она хотела доказать Рурку, что уже не ребенок, что она во многом разбирается.

Головорез уставился на нее. Его лысую макушку окружало идеально голубое небо.

– А ты знаешь, что это за книга?

– Да.

Рурк замер, ничего не говоря. В коридор ворвался ледяной ветер, но Эмма стояла неподвижно, уперев руки в бока. Она бы лучше умерла, чем признала, что мерзнет.

– Это Книга смерти. Но я не стану помогать вам в поисках. И думать забудь!

– Думаю, я как-нибудь справлюсь с разочарованием. Но хотя бы называй ее правильно – Книгой расплаты. Ах да, и ты будешь искать ее для нас, хоть и не сейчас. У Грозного Магнуса есть более неотложные дела. Ты спрашивала, где он? Идем.

Рурк вышел на улицу, и Эмма, снова злясь на себя, последовала за ним.

Они шли вдоль каменного вала, который окаймлял большой квадратный двор, переходящий с одной стороны в крепость. Оглянувшись, Эмма увидела массивные черные стены. Башня, в которой ее держали, кривым пальцем указывала в небо. У ее подножия сновали тридцать или сорок Нечистей и морум кади. Доктор Пим и Габриэль легко с ними справились бы. И все же Эмма чувствовала, как ее уверенность тает.

Крепость была построена на каменистом холме, который возвышался посреди долины, окруженной со всех сторон горами. С вала Эмма видела, что они простираются на многие километры. Чтобы отыскать ее, Габриэлю и остальным понадобится сперва перейти через горы, – но подобраться к крепости незаметно все равно не получится.

Рурк остановился в том месте, где стена круто поворачивала, и подтолкнул Эмму вперед. Она нахмурилась, стараясь не выдать своего страха.

– Сорок лет назад, – сказал великан, – Пим и его приспешники из волшебного мира напали на моего господина. Они думали, что уничтожили его. Но у господина есть силы, недоступные пониманию врагов. И скоро о них узнают.

Он указал на дно долины. Эмма оперлась о шершавый камень и перегнулась через стену.

Сначала она даже не поняла, что видит, – а потом ахнула, хоть и обещала себе не показывать эмоций. Эмма думала, что долина заросла темным лесом, но тот колыхался и двигался. Теперь, когда Эмма поняла, на что смотрит, то различила и далекие звуки: стук, треск, крики и ритмичный барабанный бой. По всей долине горели костры, черный дым от них поднимался к самому небу. Фигуры, которые сперва показались Эмме деревьями, на самом деле были Крикунами, Нечистями и бог знает кем еще. И их были многие тысячи.

Эмма смотрела на армию.

– Грозный Магнус, – сказал Рурк дрожащим от животного нетерпения голосом, – собирается на войну.

Глава 2
Архипелаг


– Дети, поторопитесь! Времени мало!

Кейт и Майкл спешили за волшебником по узким петляющим улочкам. Несколько минут назад день был теплым и солнечным, но сейчас набежали темные тучи. Холодный ветер завывал на аллеях, поднимая маленькие смерчи из пыли.

– Куда мы идем? – крикнул Майкл. Он задыхался и спотыкался о камни брусчатки; сумка – та самая, которую принцесса эльфов Виламена подарила ему взамен потерянной в вулкане и в которой теперь лежала Летопись в переплете из красной кожи, – на каждом шагу стучала его по бедру.

– К мосту, по которому мы переходили прошлой ночью, – сказал доктор Пим, – мой друг создает портал.

– Портал куда? – спросила Кейт.

– В безопасное место, – ответил волшебник, а потом тихо добавил, думая, что его не услышат: – Надеюсь.

– Но Эмма…

– Мы разнесем весть. Это все, что мы можем. Быстрее!

Вокруг мелькали дома с черепичными крышами, угнездившиеся по берегам Дуная в нескольких милях от Вены. Этот город составлял часть волшебного мира и потому не значился ни на одной карте и ни в одном атласе; он был скрыт ото всех, за исключением нескольких знающих. По подсчетам Кейт (в которых она уже сомневалась), это было четырнадцатое или пятнадцатое заколдованное место, которое они с Майклом и волшебником посетили за последние три дня. Именно столько времени прошло с тех пор, как похитили Эмму, а они сами покинули эльфийский лес в нижнем мире. Они были в деревне рядом с Мехико и говорили с тремя слепыми колдуньями, которые знали все слова детского лепета; были в прокуренном московском ресторане, где гномы в высоких черных сапогах и длинных, похожих на сутаны рубашках разносили серебряные подносы с чашками кофе, над которыми поднимался пар; были в плавучей деревне в Южно-Китайском море и видели светящиеся, похожие на привидения фигуры – водных духов, как объяснил волшебник, – которые легко скользили над темной поверхностью воды; были в покрытом снегом селе в Андах, где от разреженного воздуха ломило легкие; были в рыбацком поселке в Новой Шотландии, где шел дождь и воняло рыбой; были в школе волшебников на иссушенной солнцем африканской равнине, где мальчики и девочки с бритыми головами и в желтых туниках играли в неведомую игру, на бегу бросаясь шарами сине-зеленого огня.

Куда бы они ни шли, всюду они несли одну и ту же весть: «Грозный Магнус вернулся. Берегитесь».

И везде задавали одни и те же вопросы: «Вы видели нашу сестру? Вы видели наших родителей?»

Но везде им отвечали: «Нет. Нет».

Накануне (или уже сегодня? Сложно вести счет времени, когда скачешь из одной точки земного шара в другую и полдень в мгновение ока сменяется темной ночью) они оказались в маленьком городке на австралийском побережье, где волны бело-голубыми полумесяцами разбивались о золотистый песок, а жители, казалось, одинаково увлекались магией и серфингом. Они собирались навестить друга доктора Пима – тощего волшебника, чье лицо сморщилось от солнца. Он упрямо ходил босиком и называл Майкла «дружочек». Они задали ему те же вопросы, что и всем, и получили те же ответы, когда в центре города вдруг появилась орда одетых в черное морум кади, которые размахивали мечами и кричали так, что кровь стыла в жилах. Доктор Пим сразу же открыл в гостиной портал – мерцающую завесу света, через которую и вытолкнул детей, не обращая внимания на их протесты и желание остаться и помочь.

– Ни за что. Само ваше присутствие сделает ситуацию еще опаснее.

В следующую секунду они уже стояли на берегу темно-синего Дуная.

Вымотанные и дрожащие, они отправились к еще одному союзнику доктора Пима – ведьме с мрачным лицом и короткими, прилизанными черными волосами. После нескольких чашек крепкого чая и обычных вопросов («Нет. Нет») Кейт и Майкла отправили бродить по саду, предупредив, что некоторые растения кусаются. Волшебник и колдунья остались разговаривать. Однако не прошло и часа, как доктор Пим выскочил из дома, на бегу окликая детей.

– Почему мы бежим? – спросил Майкл. – Разве вы не можете открыть портал где угодно?

– Могу, – ответил волшебник, – но сейчас нет времени объяснять.

– Почему бы мне не воспользоваться Атласом? – предложила Кейт. Девочка больше не сомневалась, что в ней живет магия Атласа, и знала, что в любой момент может перенести их во времени и в пространстве. – Я…

– Нет! Только если не будет другого выхода. Это слишком опасно!

Кейт хотела было ответить, что происходящее и так довольно опасно, когда в воздухе раздался визг Крикуна. Они с Майклом беспомощно замерли. Конечно, оба знали, как контролировать страх, который вызывает крик морум кади, но им нужно было время, чтобы подготовиться.

Крик застал их врасплох. А еще прозвучал совсем рядом.

Кейт увидела, как руки волшебника взметнулись, выполняя пассы заклинания. Едва из-за угла показались два Крикуна, улица перед ними поднялась подобно волне. Морум кади были на расстоянии всего нескольких ярдов – так что Кейт отчетливо видела их светящиеся желтые глаза, – но теперь камни мостовой выстраивались в стену, с обеих сторон доходившую до крыш домов. В следующую секунду Кейт и Майкл услышали скрип и скрежет мечей о камни: за стеной волшебника было безопасно.

– Идем! – сказал доктор Пим и потянул их прочь.

Через квартал они оказались на распутье: впереди темнела река, через которую был перекинут пешеходный мост, а у моста стояла знакомая колдунья и смотрела еще более мрачно и злобно, чем раньше.

– Готово? – спросил доктор Пим.

– Портал открыт, – ответила колдунья. Она говорила с акцентом и выплевывала каждое слово, будто выстреливала ядром из пушки, надеясь, что оно пролетит подальше. – Он доставит вас в Сан-Марко, а там пересядете на корабль.

– Хорошо. Увидимся завтра.

– Да.

– И не забудь…

– Закрыть портал, когда вы пройдете. Я знаю. Быстрее! Они почти здесь, – колдунья бросила взгляд на Кейт и ее брата, и резкие черты лица смягчились, хоть и совсем чуть-чуть. – Вы найдете сестру и родителей. Ваша семья жива. Идите!

Доктор Пим потянул их вверх по мосту, и Кейт увидела, как воздух волнуется, словно вода внизу. Она схватила брата за руку. За последние дни она прошла через множество порталов: дым, от которого не начинала задыхаться, пламя, которое не обжигало, водопады, которые на самом деле были потоками света, – и при этом всегда держала брата за руку. Кейт потеряла слишком много и не хотела потерять еще и его.

Визг Крикунов раздавался все громче и ближе, но Кейт не сводила глаз с мерцающей в воздухе завесы. Доктор Пим поспешно втолкнул в нее детей. Кейт еще сильнее сжала руку Майкла, закрыла глаза и почувствовала, как сердце привычно уходит в пятки; послышались громкое шипение и гул, словно они летели по туннелю; затем уши заложило, и наступила тишина.

Впрочем, это была не совсем тишина. С тихим плеском разбивались о берег волны, кричали чайки над головой. Кейт почувствовала, что в лицо ей светит солнце, и открыла глаза. Перед ними лежал бескрайний голубой океан, и на мгновение Кейт показалось, что они вернулись в Австралию. Потом она заметила, что они стоят на пляже с черной и серой галькой.

Она посмотрела на Майкла:

– Ты в порядке?

Тот кивнул и высвободил руку.

– В полном.

– Как думаешь, где мы?

Мальчик пожал плечами.

– Думаю, доктор Пим объяснит.

Но волшебник уже шел к пирсу, где был пришвартован с десяток кораблей – маленькие старые суда со свисающими с бортов черными сетями. Кейт вопросительно посмотрела на брата, но Майкл, сняв очки, усердно протирал их краем рубашки. Последние дни он был необычно молчалив. Кейт понимала причину. Брат винил себя за возвращение Грозного Магнуса и похищение Эммы. Конечно, Кейт пыталась убедить Майкла, что он сделал только то, что должен был, а в произошедшем есть и ее вина тоже.

– Да ну? – протянул он, когда Кейт это сказала. – С чего ты взяла?

– Ну… Это ведь я умерла.

Она умерла, и Майкл использовал Летопись, Книгу жизни, чтобы ее вернуть. Но чтобы это сделать, ему пришлось вначале воскресить Грозного Магнуса, который сразу же похитил Эмму. Майкл сделал то, что сделал, потому что Кейт пропала и дала себя убить. Это она и имела в виду.

Кейт хотела сказать, что вины и так предостаточно, – но осеклась, чувствуя, что это еще не все. Майкл о чем-то умалчивал. Что за стену он возвел между ними?


Несколько минут спустя они уже сидели на корабле, о борт которого с тихим плеском разбивались волны. Оба паруса развевались на ветру. Со всех сторон в море виднелись острова. Волосы хлестали Кейт по лицу, и она придерживала их двумя руками. Они с Майклом устроились на скамье посреди корабля, положив ноги на свернутые сети. Волшебник сидел напротив, а капитан стоял на носу, держась одной рукой за штурвал. Корабль пах мертвой рыбой и морской солью. Доктор Пим сказал, что путешествие займет не больше часа, и по спокойному морю и скорости, с которой двигалась лодка, Кейт сделала вывод, что ветер, наполнявший паруса, – дело рук волшебника.

– Спасибо вам обоим за терпение, – громко сказал доктор Пим, перекрикивая свист ветра. – Знаю, в последнее время я был не слишком разговорчив, но нам нужно было уйти так далеко, как только получится. Поэтому я и отослал остальных.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное