Джон Стивенс.

Изумрудный атлас. Огненная летопись



скачать книгу бесплатно

Глава 2
Буря


Майкл и Кейт вихрем вылетели из рощи и помчались через асфальтированный двор приюта. Слева от них, под ясным небом и желтым шатром, шла своим чередом вечеринка мисс Крамли. Справа от них стремительно надвигались черные тучи.

Майкл замер.

– В чем дело? – воскликнула Кейт. – Мы должны… – Эмма! Ее же заперли в кабинете мисс Крамли! За то, что она стащила мороженое! Нам нужны ключи. Кейт уставилась на него, лихорадочно соображая.

Враги нашли их. В этом у нее не было ни малейших сомнений. Теперь их мог спасти только Атлас. Но он был спрятан…

– Сможешь раздобыть их? Пока я сбегаю за Атласом, ты сможешь достать ключи?

Майкл оцепенел, от его недавней самоуверенности не осталось и следа.

– Майкл!

– Д-да, – пролепетал он. – Смогу!

– Тогда встретимся в ее кабинете. Поторопись!

С этими словами Кейт повернулась и бросилась в приют.

Влетев в двери, Кейт первым делом увидела толпу ребятишек, которые облепили окна и громко ахали, глазея на бегущие тучи. Она не стала тратить время на то, чтобы просить их спрятаться в доме. Как только они трое исчезнут, остальные дети окажутся в безопасности. Кейт пронеслась по коридору, вылетела на лестницу, ведущую в подвал, и помчалась вниз, перепрыгивая через три ступеньки. Когда они вернулись в Приют для безнадежных и закоренелых сирот имени Эдгара Аллана По, она первым делом завернула Атлас в три прочных пластиковых пакета и, выставив Майкла и Эмму на страже, прокралась в подвал. При помощи большой ложки, украденной в столовой, она вытащила из-за печки три непрочно сидящих кирпича и спрятала в нишу Атлас.

Сейчас в подвале было пусто. Нашарив под печкой выщербленную ложку, Кейт принялась выцарапывать кирпичи. Первое время после приезда она регулярно спускалась сюда среди ночи, чтобы убедиться, что Атлас лежит на своем месте. Но с тех пор она уже несколько месяцев не заглядывала в тайник. Дело в том, что Кейт чувствовала присутствие Атласа. Между ней и книгой существовала невидимая связь, Атлас стал частью ее самой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что когда Кейт выронила на пол последний кирпич и вытащила из ниши тяжелый, завернутый в пластик сверток, руки у нее задрожали от радостного волнения.

* * *

Около сорока мужчин и женщин собрались под шатром, яркое солнце, пробиваясь сквозь желтый тент, придавало их лицам нездоровый малярийный оттенок. Мужчины были одеты в синие клубные пиджаки с золотыми пуговицами и одинаковыми красными черепашками, вышитыми на нагрудных карманах. Женщины щеголяли в длинных просторных платьях и широкополых шляпах, цвета их нарядов отражали различные этапы буйного цветения природы. Здесь же стоял стол, заставленный тарелочками с ломтиками бисквитного кекса под желатином и вазочками с растаявшим мороженым. Второй стол предлагал гостям кувшины с ледяным чаем и лимонадами. Музыканты струнного квартета, обливаясь потом в черных смокингах, апатично бренчали в дальнем углу шатра.

Майкл мгновенно нашел в толпе мисс Крамли.

Директриса приюта, втиснутая в платье цвета яичного желтка, беседовала с некоей дамой, обладательницей самой длинной и самой тощей шеи, которую Майклу доводилось когда-либо видеть, – казалось, голова бедняжки болтается на макаронине, – и низкорослым одутловатым мужчиной. У мужчины были одутловатые руки, одутловатые щеки и даже складки на загривке отличались такой белоснежной тестяной отечностью, словно просились в горячую печь, чтобы подрумяниться там полчасика до готовности. Мужчина говорил очень громко и размахивал вилкой, а собачья преданность, с которой мисс Крамли ловила каждое его слово, подсказала Майклу, что перед ним тот самый мистер Хартвелл Уикс, президент исторического общества, во всей своей одутловатой плоти.

– Реконструкция! – сообщил он, крутя вилкой. – Реконструкция, дорогая моя мисс Жрамли!

– Крамли, – поправила его директриса.

– …это лучший способ продать историю людям! Чтобы присоединиться к нашему автобусному туру, вам придется обзавестись первоклассной реконструкцией!

– Да-да, несомненно, – пропела женщина с макаронной шеей, качая головой во все стороны.

– Ре-как? – подалась вперед мисс Крамли. – Простите, я не поняла.

Майкл подошел к ним, нервно теребя ремень своей сумки. Как ему добыть ключи от директорского кабинета? Может, сказать, что там пожар? Или наводнение? Нужно что-то придумать, причем немедленно.

– Ре-кон-струк-ци-я! Выберите какое-нибудь историческое событие и обыграйте его! Предложите зрителям шоу! К примеру, возьмем ваше место. – Мужчина махнул вилкой в сторону приюта, нечаянно забросив кусок чизкейка на шляпу стоявшей рядом женщины. – Почему оно имеет историческое значение? Хм-м-м? Из чего это следует?

– Ну, оно было построено в тысяча восемьсот сорок пятом году…

– Скука! Хр-р-р-р. Я уже уснул.

– Во время Гражданской войны в нем размещался арсенал…

– Так-так, уже лучше. Продолжайте, Жрамли. В этом что-то есть!

– …и на него напали силы конфедератов!

– Ха! В точку!

– Ну конечно! – Майкл увидел, что мисс Крамли вошла во вкус, над верхней губой у нее заблестел пот. – Вы не поверите, эти изверги стреляли ядрами по северной башне! По той самой, где сейчас расположен мой кабинет! Подумать только, а если бы я была там?

Мисс Крамли не стала объяснять, как такое могло бы произойти.

Майкл почувствовал на шее порыв холодного ветра. Гроза приближалась. Сейчас Кейт уже должна была забрать Атлас. Значит, времени совсем не оставалось…

– Великолепно! – Мистер Уикс присел на корточки, растопырив перед собой одутловатые руки. – Вот теперь я это вижу! Битва за сиротский приют! Бессердечные мятежники! Рев канонады! Бум! Бац! Бдыщ! Мертвые дети падают на лужайку, как конфетти. Вы продадите это, Жрамли…

– Крамли, ради всего святого! И потом, сироты вовсе не…

– Ни в коем случае не позволяйте подробностям разрушить прекрасное шоу! Вы разыграете битву, а мы включим вас в свою экскурсию. Я раздобуду форму конфедератов. Возможно, смогу даже договориться о пушках. От вас требуются только мертвые сироты.

– Да-да, несомненно, – закудахтала макаронная шея.

– Разумеется, мертвые не в буквальном смысле. Мы же не изверги.

– Мисс Крамли, – сказал Майкл.

Но директриса его не слышала. Ее разум был поглощен картинами постановочной бойни в приюте и вереницей набитых долларами автобусов, сплошным потоком подъезжавших к воротам.

– Мистер Уикс, – спросила она, жадно потирая ладошки, – вам не кажется, что десять долларов за визит – это несколько маловато? Скажем, двенадцать долларов звучит куда более…

– Двенадцать? Ха! – одутловатый мужчина ткнул ее вилкой в живот и выдавил смешок. – А у вас неплохой аппетит, верно? Ладно, в таком…

– Мисс Крамли!

Разговор оборвался. Майкл увидел, что мисс Крамли напряглась всем телом. Женщина с макаронной шеей уставилась на него сверху вниз, изогнув свою шею в виде перевернутой буквы U.

– Жрамли, – с растяжкой произнес мистер Уикс. – Кажется, у вас появился доброволец на роль мертвого сиротки.

Мисс Крамли медленно обернулась. Фальшивая улыбка примерзла к ее губам, но глаза выдавали бушевавшее внутри нее бешенство. Она спросила несколько сдавленным голосом:

– Слушаю, мой дорогой?

– Мне нужны ключи от вашего кабинета, – выпалил Майкл, нервно поправляя очки. – Вот-вот случится что-то… что-то очень-очень плохое…

Ничего лучшего он не смог придумать.

– Вы слышали? – громогласно возопил мистер Уикс, обращаясь ко всем собравшимся. – Что-то очень плохое! Что же именно, мальчик мой? Неужто южане снова готовятся пойти на штурм? Бог ты мой, хотел бы я, чтобы это было так! Я бы показал этим мятежным псам, почем фунт лиха! Ха! Уж я бы снял с них стружку! Вот так! – Он ткнул вилкой в дряхлого старичка, опиравшегося на две трости, а когда тот попытался заковылять прочь, грозно заорал ему в лицо: – Проваливай на свой юг, поганый дикси!

Мисс Крамли приблизила свое лицо к самому носу Майкла и понизила голос, чтобы никто ее не слышал:

– Слушай меня, маленький негодяй, немедленно убирайся отсюда и шагом марш в дом! Ты меня слышал?

– Нет, вы не понимаете…

– Я сказала – вон отсюда! – прошипела она, забрызгав Майкла слюной. – Если не хочешь, чтобы я обошлась с тобой так же, как с твоей паршивкой сестрой…

Внезапно с головы одной из женщин слетела шляпка и колесом покатилась по лужайке. За ней последовали бумажные салфетки, только что аккуратной стопкой лежавшие на столе, – теперь они полетели прочь, сначала по одной, потом по две и по три, а в конце концов целым вихрем, словно стайка цветных птиц.

– Слушайте, Жрамли, – воскликнул мистер Хартвелл Уикс, тыча одутловатым пальцем, – какие, однако, премерзкие тучи!

Все общество дружно обернулось, и как раз в этот миг черные тучи скрыли солнце. Разом стало темно, как ночью. Последовал общий вздох, а у Майкла екнуло сердце, когда он увидел, как черные тучи вздымаются все выше и выше, словно взвинченные какой-то чудовищной волной. Затем пахнуло свежим дыханием озона, серая стена дождя обрушилась на лужайку, разом поглотив все вокруг, мистер Хартвелл Уикс, истребитель конфедератов, взвизгнул: «Бежим!» – и все общество обратилось в хаос. Дождь хлестал по шатру. Майкла опрокинули на землю, а когда он попытался подняться, то услышал громкие причитания директрисы:

– Это всего лишь дождик! Он сейчас пройдет! А как же холодный десерт?

Но гости уже неслись по затопленной лужайке, усеянной дюжинами расплющенных шляпок, и не обращали никакого внимания на ее мольбы.

Не успел Майкл встать, как железная рука ухватила его за руку и повернула кругом.

– Это все из-за вас! – Волосы мисс Крамли превратились в мокрый кошмар. Ручейки зеленой туши стекали по ее щекам. Гости разбежались. Музыканты пустились за ними, сжимая в руках свои инструменты. – Я пока не выяснила, каким образом, но знаю точно: это все из-за вас!

Майкл подумал, что на этот раз директриса, как ни странно, совершенно права. Но прежде чем он успел сказать хоть слово, могучий порыв ветра пронесся по лужайке, и шатер, сорвавшись с колышков, огромным желтым парусом взлетел на воздух. Мисс Крамли в панике выпустила Майкла и ухватилась за болтающуюся веревку. В тот же миг ее оторвало от земли и поволокло прочь, немилосердно встряхивая и колотя о землю, так что она разжала руки и во весь рост рухнула в лужу.

Майкл, не теряя времени даром, подскочил к ней.

– Помоги мне встать! – приказала директриса. Она была вся в грязи, платье ее порвалось, обе туфли пропали во время полета за шатром. – Помоги мне встать, паршивец!

– Мне очень жаль, – ответил Майкл. – Честное слово.

С этими словами он сунул руку ей в карман и вытащил ключи.

Истошные вопли «вор!» сопровождали его до самых дверей приюта.

Внутри царил хаос. Дети носились в темноте, восторженным визгом вторя ярости разбушевавшейся стихии.

– Майкл! – Запыхавшаяся Кейт выскочила из толпы, в глазах ее плескался страх, она крепко прижимала к груди Атлас, нимало не заботясь о том, что его могут увидеть. – Ты достал…

– Да!

В тот самый миг, когда Майкл вытащил связку ключей, раздался первый крик. Он донесся снаружи и издалека, однако без труда заглушил шум дождя и ветра, заставив всех детей оцепенеть. Майкл посмотрел на сестру, они оба мгновенно узнали этот звук – его могли издавать только морум кади, или Крикуны, полусгнившие ожившие мертвецы, с которыми они сражались в Кембриджском водопаде. И когда этот вопль ворвался в приют, Майкл тут же почувствовал приступ уже знакомой удушающей паники.

«Это все-таки случилось, – подумал он. – Они нас нашли».

Крик стих вдали. Дети в зале вновь ожили, но теперь они все были заражены страхом и с плачем цеплялись друг за друга. Кейт выхватила у Майкла ключи и бросилась бегом по коридору, крича, чтобы брат не отставал.

Кабинет мисс Крамли располагался в северной башне, наверху узкой винтовой лестницы. Майкл и Кейт неслись по ней в кромешной тьме. Вскоре они услышали, как наверху Эмма с воплями колотит кулаками в запертую дверь.

– Выпустите меня! Выпустите! Кто-нибудь, помогите!

– Эмма! – закричала Кейт. – Это мы! Мы здесь!

Она нашарила замочную скважину, в следующую секунду дверь распахнулась, и Эмма, их маленькая сестренка, самая младшая в семье, повисла у нее на шее.

– Ты цела? – спросила Кейт. – Ты не ранена?

– Я в порядке! Вы слышали крик?

– Да, знаю. – Кейт вошла в кабинет, жестом поманила за собой Майкла и заперла дверь.

Кабинет мисс Крамли представлял собой маленькую круглую комнату с четырьмя окнами, располагающимися по обе стороны от двери. Из мебели здесь был письменный стол, два стула, стальной стеллаж картотеки и придвинутый к стене скрипучий платяной шкаф.

– Кейт!

Эмма стояла возле одного из окон. Майкл и Кейт бросились к ней, и тут комнату озарила вспышка молнии. При свете ее они увидели, как далеко внизу три фигуры вышли из леса и теперь направляются через заасфальтированный двор к приюту. Дети мгновенно узнали дерганую походку Крикунов. В руках у этих тварей блестели обнаженные мечи.

Кейт быстро изложила сестре и брату свой план. При помощи Атласа она перенесет их всех в Кембриджский водопад. Как только они исчезнут отсюда, приютские дети окажутся в безопасности.

– Быстрее, – скомандовала Кейт. – Возьмитесь…

Стекло в одном из окон разлетелось вдребезги, и серо-зеленая рука ухватила Кейт за кисть. Эмма с визгом схватила сестру за другую руку, в которой был зажат Атлас. В разбитом окне Майкл увидел черный силуэт Крикуна, висевшего на стене башни.

– Майкл! – закричала Эмма. – Помоги мне!

Майкл бросился к обеим сестрам, схватил Кейт за пояс и потащил прочь от окна. Ветер швырял в кабинет потоки дождя. На какое-то мгновение Майклу показалось, что дело сделано, но когда он поднял глаза, то увидел, что Крикун не только продолжает цепко держать Кейт за руку, но уже лезет в комнату.

– Хватит! – сказала Кейт. – Вы тащите его внутрь. Отпустите меня!

– Что? – прохрипел Майкл, прижимаясь щекой к ее боку. – Нет! Ты…

– Отпустите, я сказала! Я знаю, что делаю! Ну же, быстрее!

Голос ее звучал так повелительно, что Майкл и Эмма разом разжали руки. Крикун уже наполовину забрался в комнату, его костлявые пальцы цепко впились в предплечье Кейт. Низкое шипение булькало в его глотке. Майкл увидел, как Кейт сунула пальцы между страниц Атласа, и вдруг понял, что она собирается сделать.

Кейт посмотрела ему в глаза.

– Помни, – сказала она, – что бы ни случилось, ты должен позаботиться об Эмме…

– Но…

– Помни, ты обещал!

В следующую секунду Кейт и Крикун исчезли.

– Кейт! – завопила Эмма. – Куда она делась?

– Она… она утащила Крикуна в прошлое, – выдохнул Майкл. – Так же, как она это сделала с Графиней. Забрала в прошлое, чтобы избавиться.

Сердце бешено колотилось у него в груди. Ему пришлось опереться рукой о стол, чтобы собраться с силами.

– А почему тогда она не возвращается? – Лицо Эммы было мокрым, то ли от дождя, то ли от слез, то ли от того и другого разом. – Она уже должна вернуться!

Эмма была права. Если Атлас по-прежнему действовал как следует и Кейт удалось оставить Крикуна в прошлом, то она должна была вернуться в тот самый миг, когда исчезла. Так где же она?

Вопль Крикуна эхом прокатился по башне, дети услышали приближающийся топот тяжелых башмаков по лестнице. Они попятились прочь от двери.

Майкл услышал, как Эмма громко зовет его.

Что он должен был сделать? Что он мог сделать?

Тут дверь с грохотом распахнулась, на пороге появилась оборванная фигура Крикуна, и в тот же миг чьи-то руки крепко схватили детей сзади.

Глава 3
Дьявол замка дель Монте


– Ну, вот и пришли.

Они вышли в узкий проулок. Выщербленные каменные стены окружали их с обеих сторон, уходя в сторону пустынной площади. За их спинами переулок кончался высокой каменной стеной, посреди которой находилась деревянная дверь, через которую они вошли. Скользнув взглядом вверх по стене, Майкл увидел рощу оливковых деревьев, взбиравшихся вверх по склону холма. Небо у них над головами было синее-пресинее, горячий воздух сух и неподвижен. Майкл покосился на сестру: Эмма молча впитывала в себя новую обстановку, однако выглядела вполне спокойной. Это было уже что-то.

Майкл повернулся к их спутнику.

Это был высокий и худой старик с непокорными седыми волосами, в изрядно потрепанном твидовом костюме с темно-зеленым галстуком, имевшим такой вид, будто его только что вытащили из огня. Чубук старой курительной трубки торчал из кармана его пиджака, а на носу у него красовались очки в погнутой и потрескавшейся черепаховой оправе. Он был точно таким, каким запомнил его Майкл.

Поправив собственные очки, Майкл откашлялся и протянул руку.

– Благодарю вас, сэр. Вы спасли нам жизнь.

Доктор Станислаус Пим взял руку мальчика и встряхнул ее.

– Да-да, разумеется, – сказал он. – Всегда к вашим услугам.

Когда Крикун ворвался в дверь кабинета мисс Крамли, Майкл почувствовал чью-то руку на своем плече и резко обернулся, решив, что еще один морум кади стоит у них за спиной, а значит, все кончено. Но руки, лежавшие на его плече и плече Эммы, принадлежали не Крикуну. К неописуемому удивлению Майкла, из платяного шкафа высунулся доктор Пим, и прежде чем дети успели сказать хоть слово, волшебник втащил их внутрь и захлопнул дверь. Майкл очутился в полной темноте, зажатый между стеной шкафа и локтем волшебника. В нос ему ударил аромат табака доктора Пима и сырой, капустный запах туфель мисс Крамли. Снаружи, из кабинета, донесся страшный грохот, по которому Майкл догадался, что Крикун расшвыривает стулья, преграждающие ему путь к шкафу; потом доктор Пим сказал «Еще один поворотик», раздался звонкий щелчок, и в то самое мгновение, когда Майкл ожидал увидеть зазубренный меч, крушащий стенку шкафа, волшебник распахнул дверь – и вместо Крикуна и кабинета мисс Крамли перед ними предстали каменные стены, высокое голубое небо и тишина.

– Эй, может, хватит пожимать друг другу руки? – завопила Эмма. – Вы в своем уме?

Майкл выпустил руку волшебника.

– Это простая вежливость, – пробормотал он.

– Доктор Пим! – голос Эммы звенел от отчаяния. – Вы должны вернуться! Нужно найти Кейт! Она…

– Использовала Атлас. Я знаю. Расскажите мне обо всем, что случилось.

Майкл и Эмма постарались как можно короче описать ему грозу, свое заточение в башне, то, как Крикун схватил Кейт и как они оба исчезли…

– Мы думаем, она попыталась перенести его в прошлое, – сказал Майкл и торопливо рассказал волшебнику, который по причине своего поспешного бегства из Кембриджского водопада был не в курсе всего случившегося, о том, как в сочельник Графиня вдруг объявилась в доме, как Кейт открыла для себя, что может пользоваться Атласом даже без фотографии, и воспользовалась этой возможностью, чтобы затащить ведьму в прошлое и оставить там навсегда.

– Я не сомневаюсь, что Кейт сделала то же самое с Крикуном, – закончил Майкл. – Только на этот раз она не вернулась.

– И вы должны ее найти! – завопила Эмма. – Сейчас же!

– Да-да, конечно, – ответил волшебник. – Итак, идите прямо по этой улице, там, на другой стороне площади, увидите кафе. Ждите меня в нем.

– Но, доктор Пим, – счел нужным спросить Майкл, – где мы вообще находимся?

– В Италии, – последовал ответ.

С этими словами волшебник повернулся к детям спиной и сделал шаг в сторону деревянной дверцы, из которой они только что вышли. Майкл был полностью обескуражен. Куда подевался платяной шкаф мисс Крамли? Как они очутились в Италии? Куда идет доктор Пим? Тем временем доктор Пим достал из кармана резной золотой ключ, вставил его в замок, шагнул через порог и закрыл за собой дверь. Послышался уже знакомый детям отчетливый щелчок. Сгорая от любопытства, Майкл подошел к двери, прислушался, а потом распахнул ее.

На него уставилась желтоглазая коза.

– Он ее найдет. – Эмма не тронулась с места, зато крепко-крепко обхватила себя руками, словно боялась рассыпаться на куски. – Доктор Пим ее найдет.

Майкл не ответил.

Они молча побрели по переулку. Выйдя на площадь, Майкл понял две вещи: во-первых, они находились на склоне холма, а во-вторых, городок был размером с носовой платок. Слева от них возвышалась церковь. Справа прыгала белая собака. Прямо впереди стояло кафе. С красным навесом и двумя пустующими столиками перед входом.

На двери висела занавеска из разноцветных бусинок, через которую дети вошли в хорошо освещенное помещение с кафельным полом и шершавыми каменными стенами, придававшими кафе сходство с пещерой. Примерно половина столиков была занята пожилыми посетителями, среди которых сновала женщина в вылинявшем зеленом платье, в белом фартуке и с черными с проседью волосами, убранными в пучок. Маленькая, росточком ниже не только Майкла, но даже Эммы, она с комариной прыткостью порхала по кафе и, жужжа себе под нос, подавала посетителям блюда и бутылки с вином и водой. Заметив детей, женщина погнала их к столику, что-то быстро приговаривая по-итальянски, и, не спрашивая, принесла два стакана и бутылку шипучего лимонада.

– Все будет хорошо, – сказал Майкл. – Это же Кейт!

Эмма не ответила. Лицо ее было искажено тревогой. Она только протянула руку и сжала пальцы Майкла.

Они просидели в кафе около часа, лимонад тихонько шипел перед ними на столе. В кафе то и дело входили мужчины и женщины. Мужчины были худые, с обветренными лицами, в старых черных костюмах, белых сорочках и потертых черных шляпах. Вид у них был как у людей, всю жизнь проработавших под открытым небом, а женщины все как на подбор были темноволосые и темноглазые, с натруженными руками. Крохотная женщина помыкала ими всеми, без разбора. Пихала за столики. Приносила им еду и вино, которого они не заказывали. Но Майкл видел, что посетителям это нравилось, и чем больше командовала крохотная женщина, тем громче становились смех и разговоры за столиками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8