Джоанна Рок.

В сетях жгучего влечения



скачать книгу бесплатно

The Ranche’s Bargain

© 2018 by Harlequin Books S.A.

«В сетях жгучего влечения»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

Глава 1

«Отказываться от ненужного безумия – это нормально».

Лидия Уокер повторяла эти слова, перечитывая на своем телефоне заголовок статьи, размещенной пару дней назад в одной из газет, выходивших в их городке.

«Местная жительница резко повышает выручку аукциона холостяков, предложив за лот сто тысяч долларов!»

Сидя за крохотным кухонным столом с чашкой остывшего кофе, Лидия смотрела на экран телефона и жалела о том, что не может просто выключить его и не волноваться по поводу этой самой «местной жительницы», которой оказалась ее безответственная сестра Гейл. Откуда у этой импульсивной девчонки такие деньги? О чем она только думала?

Лидия взяла себя в руки и еще раз перечитала статью.

«Гейл Уокер, местная предпринимательница, сделала неожиданную ставку на Ллойда Ричардсона, местного владельца ранчо. Мы не смогли связаться с мисс Уокер, чтобы услышать ее комментарий, потому что она уехала в романтическое путешествие с выбранным ею холостяком. Но ведущий аукциона, Джеймс Харрис, сказал, что он очень благодарен за такое щедрое пожертвование для благотворительного фонда, занимающегося исследованиями рака поджелудочной железы. «В этом и заключается смысл нашего мероприятия», – сказал он».

Закрыв глаза, Лидия положила телефон на стол экраном вниз, чтобы не начать читать статью в третий раз.

«Чистой воды безумие».

Она только что вернулась из Арканзаса от матери, куда ездила на День благодарения. Поездка была вызвана чувством вины, так как Лидия не наведывалась домой почти два года. Мать испортила ей весь праздник, добиваясь ответа, приедет ли дочь на ее четвертую по счету свадьбу. Лидия хотела поехать домой вместе с Гейл, но та настояла, что ей нужно остаться в городе, чтобы лично проследить за работой службы доставки продуктов, которую недавно организовала.

Лидия испытала чувство гордости по поводу того, что сестра проявляла финансовую ответственность, а Гейл всего лишь хотела попасть на аукцион холостяков, который проводился в шикарном «Клубе техасских скотоводов». Интересно, по городу уже пошли слухи, что у Гейл нет денег? Лидия еще раз пролистала новости в местной газете, но больше не нашла ни одной заметки о сестре или ее безумной ставке на торгах.

И все же.

Как можно поступить так безответственно, ведь это благотворительное мероприятие! Более того, они с Гейл носили одну фамилию. Что скажут люди о сестрах Уокер, которые пытались открыть каждая свой собственный бизнес, если они не платят по счетам?

Разозлившись, Лидия набрала номер Гейл. Будучи самой старшей из восьми детей, она привыкла к драмам в их семействе, виноватой в которых по большей части была их мать. Эта женщина раздавала советы родителям в успешном блоге по домоводству под названием «Домашние правила».

Последователи Фионы обожали ее «эксцентричный» подход к воспитанию детей, который Лидия считала легкомысленным в лучшем случае, а иногда и опасным. Лидия надеялась, что переезд в город Роял, штат Техас, станет для них с Гейл началом новой жизни, поскольку самые младшие из ее братьев и сестер уже подросли и могли позаботиться о себе сами.

Но, прочитав ужасные новости о поступке Гейл, она вынуждена была признать, что ее сестра была тем самым яблочком, которое недалеко упало от яблоньки.

– Лидия! – взвизгнула Гейл. – Ты ни за что не догадаешься, где я!

– Я очень надеюсь, что ты сейчас в Фонде по исследованию рака поджелудочной железы объясняешь, каким волшебным образом у тебя в кармане появится сто тысяч долларов, – не сдержавшись, резко бросила Лидия. – Гейл, какого черта?

Она вскочила с кресла и принялась мерить шагами кухню, с наполовину законченным ремонтом, в доме, в котором собиралась открыть детский центр. Лидия чуть не поскользнулась на образцах напольного покрытия, которые аккуратно разложила у раздвижной стеклянной двери, ведущей на задний двор.

– У меня романтические каникулы с мужчиной моей мечты, – капризно ответила Гейл. – Могла бы хоть раз порадоваться за меня? Разве я прошу слишком много?

Лидия закрыла глаза рукой, вспоминая, что мать сказала ей то же самое, почти слово в слово, когда она отказалась присутствовать на ее свадьбе.

– Я рада, что ты хорошо проводишь время. Но я очень беспокоюсь, где ты возьмешь деньги на заявку, которую сделала на аукционе. Ты уже говорила с представителями фонда?

– Я забыла о выплате аукциону холостяков, – промямлила Гейл, голос которой заглушали звуки музыки.

– У тебя нет таких денег.

– Я решу этот вопрос, когда вернусь, ладно, мисс Беспокойство? – пытаясь перекричать музыку, ответила сестра. – О, и еще, на этой неделе я не отвечаю на звонки от незнакомых людей.

– А кто тебе названивает? – помрачнела Лидия. – Представители благотворительного фонда?

– Нет, тот парень, который вел аукцион. Джон? Джеймс? – Гейл вздохнула. – Ладно, не парься. Мне нужно выпить мою «Маргариту», пока не растаял лед!

– Гейл, подожди…

Но сестра бросила трубку. И Лидия прекрасно понимала, что, если ей перезвонить, она не станет отвечать.

«Отказываться от ненужного безумия – это нормально».

Эти слова помогали ей выживать в ее подростковые годы. Но прямо сейчас эта мантра не срабатывала, когда Лидия думала об обманутых местных жителях, которые приложили столько усилий, чтобы собрать деньги для благотворительного фонда. Мероприятие проходило в «Клубе техасских скотоводов», и его члены являлись самыми влиятельными людьми города Роял, в котором Лидия намеревалась пустить корни. Она уже приобрела недвижимость, чтобы открыть там детский центр. И меньше всего ей хотелось, чтобы ее посчитали неблагонадежной из-за импульсивности младшей сестры.

Может, она могла бы, по крайней мере, объяснить ситуацию кому-нибудь прежде, чем по городу поползут слухи о неплатежеспособности Гейл.

Лидия еще раз открыла статью об аукционе и поискала имя ведущего мероприятия. Джеймс Харрис. Наверное, это он пытался дозвониться до Гейл. Когда Лидия читала новости в первый раз, она так сильно злилась на выходку сестры, что не обратила внимания на его фото, сопровождавшее заметку. Харрис, который к тому же являлся нынешним президентом «Клуба техасских скотоводов», оказался более чем привлекательным мужчиной. Высокий, смуглолицый и хорошо сложенный, он смотрел в объектив фотокамеры в идеально сидевшем на нем сером пиджаке, под которым проглядывались очертания впечатляюще мускулистого тела. Он был, как и положено мужчине, широк в плечах и узок в бедрах. Лидия не смогла рассмотреть его глаза, потому что они были затенены краями его ковбойской шляпы.

Она часто заморгала, чтобы изгнать из своей памяти этот образ, потому что не могла себе позволить отвлекаться на сексуальную привлекательность Харриса. Лидия не искала романтических отношений. Полная драматизма личная жизнь матери наглядно демонстрировала, как любовь меняет людей. Фиона подстраивалась под каждого мужчину, с которым встречалась, не обращая внимания, как ее причуды скажутся на ее детях. Так что Лидия не думала даже о флирте, особенно с мужчиной, которого ее сестра развела на небольшое состояние.

Она была не настолько глупа, чтобы пытаться исправить то, что ей неподвластно, но хотя бы могла оказать мистеру Харрису любезность, объяснив ситуацию Гейл. И, может быть, узнать возможные варианты разрешения возникшей проблемы. Только бы этот Джеймс Харрис оказался понимающим человеком.


– К вам Лидия Уокер, – ровным голосом сообщила по внутренней связи его помощница.

Джеймс как раз тренировал замах, практикуясь в игре в гольф. Хоть он и не считал себя заядлым игроком, но в его календаре была обозначена дата следующего турнира, и ему очень не хотелось подвести свою команду. Кроме того, это занятие помогало Харрису немного расслабиться. Вступая на должность президента клуба, он даже не догадывался, сколько работы его ждет. Эти обязанности съедали почти все его время, которое отводилось для работы на собственном ранчо. И ко всему он должен был заботиться о своем маленьком племяннике.

Когда три месяца назад в автокатастрофе погиб его брат со своей женой, Джеймс был опустошен. Он потерял человека, которого глубоко любил и уважал. Но помимо горечи Харрис переживал огромный стресс из-за того, что в своем завещании Паркер назначил его опекуном своего сынишки Тедди. Груз ответственности был настолько тяжелым, что Джеймс старался не думать о ней слишком много, чтобы не отчаяться вконец.

– Уокер? – повторил он. – Та самая, которая удрала, не оплатив свою заявку на аукционе?

Как можно делать такие большие ставки, если у тебя нет денег? Или у нее были деньги, но она не потрудилась передать обещанные сто тысяч фонду, который занимался исследованием рака поджелудочной железы. Желая избежать негативной огласки события, которое находилось под его контролем, он сам внес нужную сумму.

Но это не значило, что вопрос закрыт.

– Та была Гейл Уокер, – понизила голос его помощница. – Возможно, Лидия – ее родственница.

– Пригласи ее. – Джеймс загнал два мячика для гольфа под кушетку, стоявшую у окна. Последнее время он задерживался в клубе, потому что при нем работал детский центр, который вроде бы пришелся по нраву его племяннику. Дома Тедди был сущим наказанием. И даже больше.

Он подошел к двери, чтобы поприветствовать свою гостью. Харрис надеялся, что она принесла с собой чек на кругленькую сумму, потому что, хоть он и не скупился тратить личные деньги на полезные дела, его разозлила дамочка, которая повела себя до такой степени безответственно.

Распахнув дверь, Джеймс замер на пороге.

Перед ним стояла высокая, стройная женщина со светло-каштановыми волосами, золотистой кожей и огромными глазами цвета охры. Она была одета в брюки цвета хаки, белоснежную блузку и длинный розовый свитер, перехваченный на талии ремнем. Женщина стояла с поднятой рукой, словно собиралась постучать в дверь. Прикусив свою пухлую нижнюю губу, она бросила на Джеймса взволнованный взгляд.

И он, неожиданно для самого себя, вдруг пришел в возбуждение.

– Лидия Уокер? – После небольшой заминки он протянул ей руку, злясь на себя за неподобающие мысли. – Я Джеймс Харрис.

– Приятно познакомиться. – Ее рукопожатие было крепким и сдержанным. Деловым. – Спасибо, что согласились встретиться, мистер Харрис.

– Пожалуйста, зовите меня Джеймс.

Он сделал шаг в сторону и жестом пригласил ее в кабинет, оставив дверь открытой. Харрис глянул в сторону двойных дверей, ведущих в детский центр, ожидая увидеть Тедди, барабанящего в окно. Или сотрудницу центра, убегающую со своего поста. Но все было тихо и спокойно. К счастью.

Каждую неделю, когда он приезжал сюда, на протяжении нескольких часов Джеймс мог притворяться, что в его жизни ничего не изменилось. Что он не выступал в роли отца полуторагодовалого мальчика, которому конечно же не хватало его родителей, но он был слишком маленьким, чтобы выразить свои чувства.

– Присаживайтесь, – повернувшись к гостье, сказал Харрис. – Могу я предложить вам что-нибудь выпить? Чай, кофе? Вода?

– Спасибо, нет. И, пожалуйста, зовите меня Лидия. Я не отниму у вас много времени. Я пришла, чтобы узнать, что можно сделать по поводу долга моей сестры. Меня не было в городе, я узнала обо всем только этим утром.

– Вот как. – Ее откровенность вызывала восхищение. – Лидия, я признателен за ваше беспокойство, но я не уверен, что могу обсуждать вопрос, касающийся… финансового положения вашей сестры.

Он не был экспертом в области права, но ему казалось, что, если Гейл Уокер не просила сестру вмешиваться в это дело, он не мог обсуждать долг этой женщины с ее родственницей.

– Я не пытаюсь узнать какую-то информацию. Мне уже известно, что Гейл не может заплатить сумму, которую пообещала благотворительному фонду во время аукциона. Я уверена, она свяжется с вами, как только вернется домой. А пока я хотела спросить, может, возможен какой-то компромисс.

Его надежды на то, что она принесла с собой чек, не оправдались.

– Компромисс? – слегка раздраженно переспросил Харрис. – Это не долги по кредиткам, где можно взять объединенный заем, а потом заплатить меньше того, что вы должны.

– Я прекрасно это понимаю, – сухо ответила Лидия. – Но у сестры нет денег. Поэтому я надеялась дать Гейл какие-то идеи, как можно возместить убыток. Возможно, она могла бы поработать волонтером в этом благотворительном фонде?

– Ясно, – кивнул он, обдумывая ее предложение. – А можно спросить, почему вы решили вмешаться? Почему просто не позволить вашей сестре связаться с нами, когда она вернется домой?

– Джеймс, у вас есть братья или сестры? – изогнула бровь Лидия.

– Три месяца назад не стало моего брата, – натянуто бросил он.

– Простите, – побледнела она. – Я понятия не имела…

– Вы не могли знать. – Он вскочил с кресла и достал из холодильника две маленькие бутылочки воды, больше для того чтобы занять себя чем-нибудь. Одну Джеймс протянул Лидии, а вторую открыл для себя. – Брат с женой погибли в автокатастрофе. Паркер жил в другом конце штата, но мы были очень близки.

Теперь у Харриса не осталось никого из родственников, кроме племянника. Мать умерла от рака груди много лет назад, а отец скончался от сердечного приступа два года назад. В последнее время ангел смерти налегал на него по полной, забирая дорогих его сердцу людей.

Остался один Тедди. И Джеймс готов был достать луну с неба, лишь бы этот маленький озорник был здоров и счастлив. Даже если для этого придется отдать мальчика родителям его матери. Харрис рассматривал этот вариант, поскольку в его расписании не оставалось достаточно времени для ребенка.

– Не могу представить, что вы пережили, – участливо сказала Лидия. – Большинство моих братьев и сестер по-прежнему живут дома, в Арканзасе, но я все время справляюсь, как у них дела. Гейл переехала сюда со мной, чтобы начать все с нуля. Так что я чувствую ответственность за нее.

Интересно, почему? Джеймса разбирало любопытство, и ему хотелось узнать побольше об этой привлекательной женщине, но тут за дверью послышался какой-то шум. Он глянул в ту сторону и увидел помощницу по административным вопросам клуба, которая разговаривала с одной из работниц детского центра.

Его охватила тревога. Может, они с Тедди слишком злоупотребили гостеприимством детского центра? Но у Джеймса не было другого варианта. Нянечки не задерживались у них дольше двух недель, так как настроение племянника постоянно менялось от застенчивости к неуправляемым приступам гнева. А здесь о Тедди заботились на протяжении хотя бы нескольких часов в день. Единственные бабушка с дедушкой малыша жили в пяти часах езды отсюда – далековато, чтобы помогать присматривать за ним.

– Лидия, вам нечего переживать по поводу пожертвования, – бросил Харрис. Какой бы распрекрасной ни была его гостья, ему нужно было закончить встречу, чтобы проверить, что там с его племянником. – Я решил проблему с благотворительным фондом. И поговорю с вашей сестрой, когда она появится в городе.

У него просто не было сил придумывать, как помочь ее сестре выплатить этот долг.

– Что значит – вы решили проблему?

– Я отдал свои деньги, – коротко бросил он, заметив, что работница детского центра направляется в его кабинет.

Черт подери!

– Вам туда нельзя, – сказала ей секретарь.

Джеймс напряженно ждал развития событий.

– Сто тысяч долларов? – потрясенно ахнула у него за спиной Лидия Уокер.

И еще раз, черт подери.

Джеймс уже пожалел о своих словах.

– Эта информация конфиденциальна и останется между нами. Я сказал вам это только для того, чтобы вы больше не волновались.

Лидия поднялась с места и покачала головой:

– Теперь я буду переживать в два раза больше. Как мы сможем расплатиться с вами?

Он не успел ответить, потому что тут комнату огласил детский рев.

Его племянник, крошка Тедди Харрис, подбежал к нему и с громким плачем, который наверняка был слышен на всю округу, уткнулся ему в ногу.

Джеймс никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным, как в эту минуту. Он поднял малыша на руки и попытался успокоить его, но тот изгибался и колотил воздух ножками.

Харрис едва удерживал Тедди на руках, какое уж тут успокоить его.

И вдруг, словно по волшебству, ребенок затих. Работница центра и административный помощник улыбались, глядя в его сторону, и Джеймс с недоумением повернулся, чтобы увидеть лицо мальчика, пытаясь понять, что случилось.

И тут он вспомнил, что в комнате находился еще один человек.

Джеймс почувствовал присутствие Лидии у себя за спиной, когда уловил легкий запах женских духов и услышал ее легкие шаги. А потом она тихонько сказала «ку-ку», защекотав своим теплым дыханием его левое ухо.

Тедди разразился смехом.

Несомненно, это был самый лучший фокус, который когда-либо видел Джеймс. И он сразу понял, как Лидия Уокер сможет вернуть ему долг.

Глава 2

Когда ребенок успокоился, Джеймс опустил его на пол, а сам подошел к двум женщинам, стоявшим у двери в кабинет.

Лидию разбирало любопытство по поводу того, кто родители этого малыша. В краткой биографии Джеймса Харриса, которую она нашла в Интернете, не говорилось, что у него есть жена или семья. И на его пальце отсутствовало обручальное кольцо. Хотя какое ей дело до всего этого. Но это был явно его ребенок, судя по тому, как кроха обнимал его за шею своими пухлыми ручками.

К тому же у обоих были золотисто-карие глаза.

Лидия очнулась от раздумий, почувствовав, как ее легонько тянут за рукав свитера. Она обернулась и увидела перед собой мальчика, который ухватился за нее, чтобы не упасть. Он выглядел сонным и уставшим, его ножки подгибались, но ему по-прежнему хотелось играть. Лидия послушно закрыла лицо ладонями, чтобы снова спрятаться, вспоминая, как любил эту забаву самый младший из ее братьев.

– Спасибо, – услышала она голос Харриса. – Я позабочусь об этом.

Затем хозяин кабинета повернулся и направился к Лидии.

Она смотрела на него сквозь пальцы, пряча лицо от Тедди. Высокий и стройный, Джеймс Харрис двигался с грацией атлета даже в джинсах и ботинках. Его рубашка, сшитая, похоже, на заказ, была единственным, что указывало на то, какое место он занимал в этом клубе. Теперь его глаза не были закрыты полями шляпы, и Лидия смогла рассмотреть их золотистый цвет. Черные волосы Джеймса были коротко стрижены, что свидетельствовало о регулярных походах к парикмахеру, и в целом он выглядел очень ухоженным и невероятно привлекательным.

От волнения у нее пересохло во рту, и она забыла бы, что играет с Тедди в прятки, если бы малыш не привлек ее внимание, похлопав ладошкой по ее коленке. Лидия запоздало убрала руки от лица, снова вызвав удивление ребенка.

Тедди тихо рассмеялся, а потом положил голову ей на колено, словно слишком устал, чтобы стоять прямо. Бедняжка. Лидия рассеянно гладила его по спинке, пока он переминался с ножки на ножку.

– Кажется, он сейчас уснет, – тихо сказала она Джеймсу. – Он такой очаровательный ребенок.

– Обычно наш Тедди – сущее наказание, – заметил тот, присаживаясь напротив. – Вы хорошо с ним поладили.

Его обаятельная улыбка заставляла ее сердечко биться в два раза быстрее. В жизни Джеймс Харрис оказался невероятно привлекательным, только Лидия не могла себе позволить увлечься семейным мужчиной. Да еще и человеком, вытащившим Гейл из финансовой передряги, которая могла негативно сказаться на карьерах обеих сестер. Она чувствовала себя в неоплатном долгу перед ним.

– Как у старшей из восьми детей, у меня достаточно большой опыт в этом деле, – заметила Лидия. Она никогда не жаловалась, что скорее чувствовала себя наемным работником, чем дочерью своей матери. – Я давно работаю няней и в этом году надеюсь открыть свой собственный детский центр. – Лидия решила, что немного рекламы не помешает. – У вас есть еще дети?

Этот вопрос был достаточно невинным, не так ли? Она ведь не выуживала информацию о том, есть ли у этого красавца жена и дом, полный прелестных детишек, ожидающих его возвращения с работы по вечерам.

– Нет, – помрачнел Харрис. – Тедди – сын моего брата. И до того, как его родители погибли три месяца назад, я был холостяком и проводил почти все свое время на ранчо или здесь, в клубе. Но теперь моя жизнь перевернулась с ног на голову.

Если честно, Лидия обрадовалась, что Джеймс не женат. Но потом ее сердце мучительно сжалось, когда она подумала о том, какую потерю пережил Тедди. Она посмотрела на малыша, пухлой щечкой прижимавшегося к ее коленке и переминавшегося с ноги на ногу.

– Я сожалею о вашей утрате. – Лидия снова мягко погладила Тедди по спинке. – Я не могу представить, насколько вам тяжело сейчас.

Она подняла глаза и увидела, что Джеймс пристально смотрит на нее.

Внимание Харриса взволновало ее, тем более, что он оказался одиноким мужчиной. Лидия зарделась и отвела глаза, стараясь не потерять нить разговора.

– Вы могли бы нам очень помочь, – ответил он, и его тихий голос навел ее на мысли об интимных разговорах между двумя любовниками, которые знали друг друга очень хорошо.

Кто бы мог подумать, что шепот может быть настолько соблазнительным?

– Я… Эм… – Лидия постаралась взять себя в руки и не думать о смятых простынях и переплетенных руках и ногах. – Как именно?

– Вы приехали ко мне за тем, чтобы найти компромисс в решении проблемы вашей сестры, и мы только что нашли его. – Джеймс указал на Тедди, который дремал, уткнувшись в ее коленку. – Если вы согласитесь поработать его няней, можете считать, что долг Гейл полностью погашен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении