Джо Аберкромби.

Кровь и железо



скачать книгу бесплатно

– Положи его здесь, – показал он на небольшой участок травы возле колодца.

Логен встал на колени и опустил тело Ки на землю так бережно, как только мог, превозмогая боль в спине. Старик нагнулся над юношей и положил узловатую руку ему на лоб.

– Вот, я принес твоего ученика, – пробормотал Логен, хотя это было очевидно.

– Моего?

– А разве ты не Байяз?

Старик рассмеялся.

– О нет, нет! Я Уэллс, старший слуга.

– Я Байяз, – послышался голос сзади.

Давешний мясник не спеша направлялся к ним, вытирая руки о тряпку. Выглядел он лет на шестьдесят: крепко сложенный, с решительным лицом, изборожденным глубокими морщинами, и коротко стриженной седоватой бородкой вокруг рта. Он был совершенно лыс, и полуденное солнце ярко блестело на его загорелой макушке. Байяз не казался ни красивым, ни величественным, но, когда он подошел ближе, в нем проступило нечто особенное – уверенность, привычка повелевать. Этот человек отдавал приказы, и ему подчинялись.

Первый из магов взял левую руку Логена обеими ладонями и горячо пожал. Затем перевернул ее тыльной стороной вверх и исследовал обрубок пальца.

– Значит, Логен Девятипалый, кого называют также Девять Смертей. Я слышал немало рассказов о тебе, хотя и сижу безвылазно у себя в библиотеке.

Логен вздрогнул. Он мог себе представить, какого рода рассказы слышал его собеседник.

– Это было давно.

– Разумеется. У нас всех есть прошлое, не так ли? Я не сужу о людях по слухам.

И тут Байяз улыбнулся – широкой, белозубой, лучащейся улыбкой. Его лицо просияло, покрывшись дружелюбными морщинками, но глаза, глубоко посаженные и отливавшие зеленью, остались тверды. Тверды как камень. Логен ухмыльнулся в ответ, но уже понял, что не хотел бы стать врагом этого человека.

– И ты принес нашего заблудшего ягненка обратно в стадо. – Байяз сдвинул брови и взглянул на Малахуса Ки, неподвижно лежавшего на траве. – Как он?

– Я думаю, он будет жить, сэр, – сказал Уэллс. – Но его нужно унести в тепло.

Первый из магов щелкнул пальцами, и резкий треск пронесся по двору, отражаясь от строений.

– Кто-нибудь, помогите ему!

Кузнец шагнул вперед, взял юношу за ноги и вместе с Уэллсом внес ученика через высокую дверь внутрь библиотеки.

– Итак, мастер Девятипалый. Я позвал тебя, и ты откликнулся, и это говорит о твоих хороших манерах. Манеры на Севере, может быть, и не в моде, но ты должен знать, что я ценю их. На вежливость следует отвечать вежливостью, так я всегда думал… Но что там еще? – Старик-привратник снова спешил к ним через двор, совершенно запыхавшись. – Двое посетителей в один день? Что же нас ждет дальше?

– Мастер Байяз, – просипел привратник, – там перед воротами всадники, на хороших лошадях и отлично вооруженные! Они говорят, что у них срочное послание от короля Севера!

Бетод. Этого следовало ожидать. Духи сказали, что Бетод пожаловал себя золотой шапкой. Кто же еще рискнет назваться королем Севера? Логен сглотнул.

После их последней встречи у него осталась только жизнь, ничего больше; однако это намного лучше того, что выпало многим другим.

– Ну так что, господин? – спросил привратник. – Велеть им убираться отсюда?

– Кто их предводитель?

– Какой-то разодетый парень с угрюмым лицом. Говорит, он сын этого короля, или что-то вроде того.

– Кальдер или Скейл? Они оба довольно угрюмы.

– Тот, кто моложе, я думаю.

Значит, Кальдер, и это уже удача. Парни друг друга стоят, но Скейл значительно хуже. Встреча с ними обоими – опыт, которого надо избегать. После некоторого размышления Байяз распорядился:

– Принц Кальдер может войти, но его люди пусть останутся за мостом.

– Хорошо, сэр. Значит, за мостом.

Привратник, сипло дыша, удалился.

Кальдеру это не слишком понравится, ясное дело. Логен развеселился, когда представил, как самозваный принц будет безуспешно вопить в то узенькое окошко.

– Он уже король Севера, ты можешь себе представить? – Байяз рассеянно глядел вдаль. – Я помню Бетода в те времена, когда он еще не был таким важным. Да и ты тоже. А, мастер Девятипалый?

Логен нахмурился. Он знал Бетода, когда тот был почти никем – вождем небольшого клана среди многих точно таких же. Логен пришел к нему за помощью против шанка, и Бетод не отказал, но назначил определенную цену. Цена казалась небольшой, и дело стоило того, чтобы ее заплатить. Требовалось всего лишь сразиться, убить нескольких человек. Логену легко давалось убийство, а Бетод казался человеком, за которого стоило драться, – смелый, гордый, безжалостный, амбициозный. Этими качествами Логен тогда восхищался; ему казалось, он обладал ими и сам. Однако время изменило их обоих, и цена с тех пор возросла.

– Прежде он был лучше, – размышлял Байяз, – но короны идут не всем. Ты знаком с его сыновьями?

– Лучше, чем хотелось бы.

Байяз кивнул:

– Они абсолютное дерьмо, правда? И боюсь, они уже никогда не исправятся. Только представь себе безмозглого болвана Скейла королем! Бр-р! – Волшебник содрогнулся. – Иногда я почти готов пожелать его отцу долгой жизни… Почти.

К ним подбежала маленькая девочка. Логен уже видел ее: она играла возле дерева при входе в долину. В руках девочка держала венок из желтых цветочков, который она протянула старому волшебнику.

– Я сама его сплела! – сказала она.

Логен уже слышал быструю дробь конских копыт, приближавшуюся по дороге.

– Для меня? Это просто чудесно! – Байяз взял цветы. – Превосходная работа, моя дорогая. Сам мастер Делатель не сумел бы сделать лучше.

Всадник с грохотом ворвался во двор, резко осадил лошадь и птицей слетел с седла. Это был Кальдер, и прошедшие годы отнеслись к нему мягче, чем к Логену. Он был с ног до головы одет во все черное, с опушкой из темного меха. Большой красный камень сверкал на его пальце, рукоять меча блистала золотом. Он вырос, раздался вширь, и хотя до размеров братца Скейла ему было далеко, все же мог считаться крупным мужчиной. Но его бледное гордое лицо оставалось почти тем же, какое помнил Логен. Тонкие губы кривились в постоянной высокомерной усмешке.

Он бросил поводья женщине, сбивавшей масло, и быстро зашагал через двор, сердито поглядывая вокруг. Его длинные волосы плескались на ветру. Кальдеру оставалось пройти около десятка шагов, когда он увидел Логена. Сын Бетода изумленно раскрыл рот, отступил на полшага назад и невольно потянулся к мечу. Затем улыбнулся холодной натянутой улыбкой.

– Так ты завел псов, а, Байяз? Вот за этим надо хорошо присматривать, он известен тем, что кусает руку хозяина. – Губы Кальдера скривились еще сильнее. – Я могу приструнить его для тебя, если хочешь.

Логен пожал плечами: оскорбления – удел дураков или трусов. Оба определения, возможно, подходили для Кальдера, но Логен не был ни дураком, ни трусом. Если хочешь убить, сразу приступай к делу, а не разводи болтовню. Лишние разговоры позволят противнику приготовиться, а это последнее, что тебе нужно. Логен не стал ничего говорить. Если Кальдер примет это за слабость, оно и к лучшему. Может быть, драки слишком часто находили Логена, но сам он давным-давно их не искал.

Второй сын Бетода направил свое презрение на первого из магов:

– Мой отец будет недоволен, Байяз! Моим людям пришлось ждать за воротами – значит, ты недостаточно уважаешь нас!

– Но уважения у меня действительно недостает, принц Кальдер, – сказал мудрец спокойно. – Прошу тебя, однако, не падать духом. Последнего из твоих гонцов не допустили даже за мост, так что, как видишь, мы продвигаемся вперед.

Кальдер насупился.

– Почему ты не ответил на призыв моего отца?

– Так много дел занимают мое время… – Байяз показал ему цветочный венок. – Это тоже не делается само, сам понимаешь.

Принца шутка не позабавила.

– Мой отец, – прогремел он, – Бетод, король Севера, приказывает тебе явиться к нему в Карлеон! – Кальдер прочистил горло. – Он не станет… – Кальдер закашлялся.

– Что? – переспросил Байяз. – Говори, говори, сынок!

– Он приказывает… – Принц снова закашлялся, захрипел, схватился рукой за горло.

Вокруг внезапно стало очень тихо.

– Приказывает, вот как? – Байяз сдвинул брови. – Приведи сюда великого Иувина из страны мертвых. Он может приказывать мне! Он один, и никто другой! – Он хмурился все сильнее, и Логен с трудом поборол странное желание попятиться. – Ты этого не можешь. Не может и твой отец, кем бы он себя ни мнил.

Кальдер медленно опустился на колени, его лицо исказилось, глаза наполнились слезами. Байяз внимательно оглядел его сверху донизу.

– Какое мрачное одеяние. Что, кто-нибудь умер? На-ка, возьми. – Он накинул цветочный венок на голову принца. – Добавим немного цвета, вдруг это улучшит твое настроение? Передай отцу, что он должен прийти сам. Я не трачу время на глупцов и младших сыновей. Я старомоден – предпочитаю говорить с головой лошади, а не с ее задницей. Ты понял меня, мальчик?

Кальдер медленно оседал набок, его глаза выкатились из орбит и налились кровью. Первый из магов махнул рукой:

– Можешь идти.

Принц с хрипом глотнул воздуха, закашлялся и с трудом поднялся на ноги. Пошатываясь и спотыкаясь, он подошел к своей лошади и взгромоздился в седло совсем не так прытко, как спускался с него. Уже направляясь к воротам, он метнул через плечо убийственный взгляд. Но поскольку лицо Кальдера было красным, как задница после отцовского ремня, этому взгляду не хватало должной внушительности. Логен поймал себя на том, что ухмыляется во весь рот. Давненько ему не доводилось так повеселиться.

– Как я понял, ты можешь говорить с духами.

Логен не ожидал такого поворота темы.

– А?

– Ты говоришь с духами, – повторил Байяз и покачал головой. – Это редкое умение в наши дни. Как они?

– Кто, духи?

– Да.

– Угасают.

– Скоро все заснут, да? Увы, магия утекает из мира. Таков установленный порядок вещей. Долгие годы мое знание росло, но мое могущество уменьшается.

– На Кальдера оно произвело впечатление.

– А! – отмахнулся Байяз. – Это ничто. Маленький фокус с воздухом и плотью, легче легкого. Поверь мне, магия убывает – это факт. Закон природы… Тем не менее есть множество способов разбить яйцо, не так ли, друг мой? Если одно орудие непригодно, попробуем другое.

Логен уже сомневался, понимает ли, о чем они говорят. Но он был слишком утомлен, чтобы переспрашивать.

– Да-да, конечно, – бормотал первый из магов. – Есть множество способов разбить яйцо… И к слову, ты выглядишь голодным.

Рот Логена наполнился слюной при одном упоминании о еде.

– Да, – промямлил он. – Да… Я бы съел чего-нибудь.

– Ну разумеется! – Байяз ласково похлопал его по плечу. – А потом, может быть, стоит помыться? Не то чтобы это кого-то раздражало… Но я не знаю ничего более умиротворяющего, чем горячая вода, если человек проделал долгий путь. А ты, как я подозреваю, проделал очень, очень долгий путь. Идем со мной, мастер Девятипалый. Ты здесь в безопасности.

Еда. Горячая вода. Безопасность. Логен с трудом сдерживался, чтобы не заплакать, входя вслед за стариком в библиотеку.

Добрый человек

За окнами стоял ужасно жаркий день. Солнце ярко светило сквозь частые переплеты, отбрасывая перекрещивающиеся узоры на деревянный пол комнаты для аудиенций. Послеполуденный воздух стал теплым и влажным, как суп, и душным, словно в кухне.

Фортис дан Хофф, лорд-камергер, краснолицый и потеющий в своей отороченной мехом парадной мантии, с полудня пребывал во все более и более дурном настроении. Харлену Морроу, его заместителю по аудиенциям, было еще труднее – в дополнение к жаре ему приходилось бороться еще и со своим ужасом перед Хоффом. Оба они страдали – каждый по-своему, но, по крайней мере, сидя.

Майор Вест в вышитом парадном мундире обливался ручьями пота. Он стоял неподвижно, в одном и том же положении – заложив руки за спину и стиснув зубы – уже почти два часа. Стоял и слушал, как лорд Хофф ворчит, рычит и кричит в свое удовольствие на просителей и на всех прочих, попавших в поле его зрения. Не в первый раз за этот вечер Вест страстно желал оказаться в парке – лежать под деревом с бокалом чего-нибудь покрепче. Или укрыться под каким-нибудь ледником. Где угодно, только не здесь.

Нести стражу во время этих кошмарных приемов – не самая приятная из обязанностей Веста, но могло быть и хуже. Майор думал о восьми солдатах, что стояли вдоль стен в полной амуниции. Он постоянно ждал, что вот-вот один из воинов сомлеет и с грохотом рухнет на пол, словно полный тарелок буфет, чем вызовет величайшее недовольство лорд-камергера. Но пока всем как-то удавалось держаться прямо.

– Почему в этой растреклятой комнате вечно неподходящая температура? – пожелал знать Хофф, словно жара оскорбляла его лично. – Полгода в ней слишком жарко, полгода – слишком холодно! Здесь нет воздуха, совершенно нет воздуха! Почему окна не открываются? Почему мы не можем заседать в более просторном помещении?

– Э-э… – смущенно выдавил заместитель, сдвигая очки вверх по мокрому от пота носу. – Просьбы об аудиенциях всегда рассматривались именно здесь, милорд. – Он замялся под грозным взглядом своего начальника. – Э-э… я думаю, такова, э-э… традиция.

– Я и сам это знаю, болван! – рявкнул Хофф, лицо которого побагровело от жары и злости. – Разве здесь кто-нибудь спрашивал твоего дурацкого мнения?

– Да-да, то есть нет, конечно нет, – заикаясь, проговорил заместитель, – то есть я хочу сказать, вы совершенно правы, милорд…

Хофф сдвинул брови, покачал головой и обвел взглядом комнату в поисках чего-то, на что еще можно излить раздражение.

– Сколько еще нам предстоит сегодня терпеть?

– Э-э… еще четверых, ваша милость.

– Черт побери! – прогремел камергер, ерзая в своем огромном кресле и оттягивая отороченный мехом воротник, чтобы впустить под одежду немного воздуха. – Это невыносимо!

Вест признал, что в глубине души полностью с ним согласен. Хофф схватил со стола серебряный кубок и с хлюпаньем засосал в себя огромный глоток вина. Пить он был горазд – собственно, он занимался этим целый день. Однако вино не улучшило его настроения.

– Кто следующий болван? – вопросил он.

– Э-э… – Морроу вгляделся сквозь очки в большой список, ведя по неровным строчкам испачканным в чернилах пальцем. – Добрый человек Хит[1]1
  Goodman (англ.) – добрый человек, общепринятое обращение к простолюдину. (Здесь и далее примечания переводчика.)


[Закрыть]
, фермер из…

– Что? Фермер? Вы сказали – фермер? То есть мы должны сидеть в этой возмутительной жаре и выслушивать жалобы какого-то чертова простолюдина на то, что погода вредит его овцам?

– Видите ли, милорд, – пробормотал Морроу, – по всей видимости, э-э, добрый человек Хит имеет, э-э, законную жалобу на своего, э-э, землевладельца, и…

– Да черт подери их всех! Я сыт по горло их жалобами! – Лорд-камергер глотнул еще вина. – Зовите этого дурака!

Двери открылись, и добрый человек Хит вошел в присутствие. Чтобы подчеркнуть распределение власти в комнате, стол лорд-камергера был установлен на высоком помосте, так что бедняга смотрел на него снизу вверх даже стоя. Лицо честное, но очень изможденное. Хит держал перед собой трясущимися руками помятую шляпу.

Вест неловко повел плечами, ощутив, как по спине пробежала капля пота.

– Ты добрый человек, так?

– Да, милорд, – пробормотал крестьянин с сильным простонародным выговором. – Я из…

Хофф оборвал его с отработанной грубостью:

– И ты предстал перед нами, ища аудиенции у его августейшего величества верховного короля Союза?

Хит облизнул губы. Вест подумал о том, какую дорогу проделал фермер, чтобы из него здесь делали дурака. Скорее всего, путь был очень долгим.

– Меня и мою семью согнали с земли. Землевладелец говорит, что мы не платили за аренду, но…

Лорд-камергер взмахнул рукой:

– Совершенно ясно, что это дело относится к ведению Комиссии по вопросам землевладения и сельского хозяйства. Его августейшее величество король заботится о благополучии всех своих подданных, какими бы ничтожными они ни были. – Вест чуть не вздрогнул, услышав столь пренебрежительный отзыв. – Однако нельзя ожидать, что он станет уделять личное внимание каждому пустяковому делу. Его время драгоценно, как и мое. Всего доброго.

Аудиенция закончилась. Двое солдат потянули на себя дверные створки, открывая дверь перед добрым человеком Хитом.

Лицо крестьянина смертельно побледнело, пальцы терзали поля шляпы.

– Но помилуйте, милорд, – заикаясь, проговорил он, – я уже был в Комиссии…

Хофф резко поднял голову и прервал спотыкающуюся речь фермера:

– Всего доброго, я сказал!

Плечи крестьянина опустились. Он в последний раз обвел взглядом комнату: Морроу с огромным интересом изучал что-то на дальней стене, не желая смотреть в глаза посетителю, а лорд-камергер испепелял Хита гневным взглядом, разъяренный непростительной потерей времени. Весту было очень не по себе от того, что он тоже участвует в этом. Хит повернулся и побрел прочь, понурив голову. Двери закрылись.

Хофф врезал кулаком по столу.

– Нет, вы это видели? – Он обвел потеющее собрание яростным взглядом. – Какая вопиющая наглость! Вы видели, майор Вест?

– Да, милорд камергер, я все видел, – натянуто ответил Вест. – Просто позор.

К счастью для него, Хофф не уловил истинного смысла его слов.

– Да, вы совершенно правы, майор Вест, просто позор! Почему, черт побери, смышленые молодые люди обязательно идут в армию? И кто только пускает сюда этих попрошаек, хотел бы я знать! – Он свирепо уставился на своего заместителя. Тот сглотнул и принялся перебирать документы. – Кто там следующий?

– Э-э, – промямлил Морроу, – Костер дан Каулт, магистр гильдии торговцев шелком.

– Я знаю, кто он такой, черт побери! – гаркнул Хофф, вытирая с лица вновь выступивший пот. – Один другого стоит: если не чертов крестьянин, так чертов купец! – Обращаясь к солдатам у двери, он проревел таким громким голосом, чтобы его услышали в коридоре по ту сторону: – Давайте сюда старого мошенника!

Магистр Каулт являл собой зрелище, разительно отличающееся от предыдущего просителя: крупный, тучный человек с чертами лица настолько же мягкими, насколько жестко смотрели его глаза. Его пурпурное парадное одеяние, украшенное ярдами золотого шитья, было таким роскошным, что его постеснялся бы надеть сам император Гуркхула. Магистра сопровождали двое старших членов гильдии, наряженных ему под стать. Вест подумал: заработает ли добрый человек Хит за десять лет на такую мантию? Вряд ли; даже если бы его не согнали с земли.

– Милорд камергер, – речитативом произнес Каулт с изящным поклоном.

Хофф едва-едва обратил внимание на главу гильдии торговцев шелком: он лишь поднял одну бровь и чуть заметно скривил губы. Каулт ждал приветствия, подобающего его положению, но ничего подобного не последовало. Тогда он шумно откашлялся и проговорил:

– Я явился, чтобы просить аудиенции у его августейшего величества…

Лорд-камергер фыркнул:

– Целью этого заседания и является определить, кто достоин внимания его величества. Если бы вы не искали аудиенции, это означало бы, что вы ошиблись дверью!

Было очевидно, что беседа не увенчается успехом, как и предыдущая. В этом есть некая мерзкая справедливость, подумал Вест: с великими и малыми здесь обращаются абсолютно одинаково.

Магистр Каулт слегка сузил глаза, но продолжал:

– Достопочтенная гильдия торговцев шелком, чьим скромным представителем я являюсь…

Хофф шумно отхлебнул вина, и Каулт был вынужден на мгновение остановиться.

– Стала жертвой самого злонамеренного и вредоносного нападения…

– Будьте так добры, налейте! – взревел лорд-камергер, протягивая опустевший кубок Морроу.

Заместитель резво соскочил с кресла и схватил графин. Каулту снова пришлось стиснуть зубы и подождать, пока вино с бульканьем лилось в кубок.

– Продолжайте! – прокричал Хофф, взмахнув рукой. – Мы не можем тратить на вас целый день!

– Самого злонамеренного и скрытного нападения…

Лорд-камергер, сощурившись, взглянул вниз.

– Нападения, говорите вы? Нападения находятся в ведении городской стражи!

Магистр Каулт поморщился. Он и двое его компаньонов уже начали обливаться потом.

– Нет, я имею в виду нападение иного рода, милорд камергер: коварное и скрытное нападение, имеющее целью дискредитировать блистательную репутацию гильдии и причинить ущерб нашим деловым интересам как в свободных городах Стирии, так и внутри Союза. Нападение, спровоцированное определенными изменническими элементами внутри инквизиции его величества, и…

– Я услышал достаточно! – Лорд-камергер вскинул вверх свою массивную руку, призывая к молчанию. – Если дело касается торговли, его должна рассматривать Комиссия его величества по вопросам торговли и коммерции. – Хофф говорил медленно, тщательно выговаривая слова; так школьный учитель обращается к самому безнадежному из учеников. – Если оно касается закона, его должно рассматривать ведомство верховного судьи Маровии. Если оно касается внешних действий инквизиции, вам следует записаться на прием к архилектору Сульту. В любом случае, дело едва ли требует личного внимания его августейшего величества.

Глава гильдии торговцев шелком открыл рот, но лорд-камергер не дал ему заговорить, повысив голос еще больше, чем прежде:

– Король содержит Комиссию, избирает верховного судью и назначает архилектора именно для того, чтобы не разбираться с каждой мелочью лично! Кстати, поэтому же он дарует привилегии определенным купеческим гильдиям, а вовсе не для того, чтобы набивать карманы, – его губы скривились в неприятной усмешке, – торговцев… Всего доброго!

Двери вновь распахнулись. Лицо Каулта побледнело от гнева при последнем замечании.

– Можете не сомневаться, лорд-камергер, – холодно произнес он, – мы станем искать удовлетворения в другом месте, и с величайшей настойчивостью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

сообщить о нарушении