Джек Марс.

Все средства хороши



скачать книгу бесплатно

Тогда она встретила Пьера. Ему было двадцать девять и его старт-ап мгновенно превратил его в миллиардера. Его семья была из Франции, но он вырос в Сан-Франциско. Красивый, худой, с большими карими глазами, он выглядел словно молодой олень в свете фар. Темные волосы постоянно падали ему на лицо. Он прятался за ними, это было очень мило.

Она заработала много денег за свою карьеру, несколько миллионов долларов. Финансово Сьюзен была очень, очень обеспечена. Но, внезапно, деньги потеряли смысл. Они путешествовали вместе по миру – Париж, Мадрид, Гонконг, Лондон… Всегда останавливались в пятизвездочных отелях в самых дорогих номерах. Прекрасные виды стали обычным делом для нее даже больше, чем ранее. Они катались на лыжах в Альпах, затем в Аспене, загорали на греческих островах, на Бали и в Барбадосе. Они поженились и она родила ему двух прекрасных девочек-близнецов. Годы проходили и они медленно начали отдаляться друг от друга.

Сьюзен заскучала. Она пыталась найти себя и ушла в политику. В результате, она стала сенатором США от Калифорнии. Это была сумасшедшая идея и она удивила всех, включая саму себя, победив на выборах. После этого она стала проводить все больше времени в Вашингтоне, иногда с девочками, иногда без. Пьер занимался своим бизнесом и все больше увеличивал благотворительные взносы в страны третьего мира. Бывало, они не виделись месяцами.

Лет семь назад Пьер позвонил ей поздно ночью и признался в том, о чем она уже догадывалась. Он был геем и у него были отношения.

Но они так и остались в браке. В основном, это решение было принято из-за девочек, но также были и другие причины. Как минимум, они были лучшими друзьями. А кроме этого, остальной мир все еще считал их парой. В СМИ они всегда появлялись вместе и это было удобно.

Она вздохнула. Это был еще один секрет, о котором не стоило знать американцам.

Сьюзен посмотрела на часы, было уже практически девять.

– Пьер, – повторила она.

– Что? – ответил он наконец.

– Я тебя очень люблю.

– И я тебя люблю.

– Хорошо. Я слышала тебя и я уеду отсюда так скоро, как только смогу. Но сейчас я должна присоединиться к речи президента.

– Президент – тупица.

Она кивнула:

– Я знаю, но это наш тупица и мы должны поддержать его, ясно?

– Хорошо.

Она положила трубку и стряхнула оставшийся пепел с сигареты, взглянув на трех неуклюжих гигантов, окружавших ее со всех сторон.

– Идем, ребята, – сказала она.

Уже через минуту они стояли в лифте, который опускался в недра земли.

*

– Сорок секунд, господин президент. Когда Вы увидете зеленый свет, это будет означать, что Вы в эфире, – раздался голос из диспетчерской.

– Я также буду подсвечиваться зеленым? – спросил президент.

– Вас снимают с пяти углов, сэр, но да, зеленый свет будет виден. Тридцать секунд.

Дэвид Хальстрам встал в задней части телестудии так, чтобы видеть площадку целиком. Президент выпрямился, взойдя на подиум с абсолютно спокойным лицом, и стал ожидать, когда включится зеленый свет.

Перед ним в креслах сидели одни из самых важных и влиятельных людей США.

Большую часть аудитории составляли конгрессмены и сенаторы, которые сидели по обе стороны от дорожки, ведущей к подиуму. В основном это были либералы, как и сам президент, но также встречались и другие оппозиции. Здесь также присутствовали Госсекретарь, Министр финансов и Министр образования. Директора НАСА, Национального фонда содействия науке и развитию и Службы национальных парков сидели в окружении своих топ-сотрудников.

Сердце Хальстрама бешено колотилось. Просто сказать, что он был взволнован, означало недооценить его состояние. Он чувствовал себя так, будто находился в ракете, которая как раз выходила из состояния гравитации. Это был один из тех моментов, ради которых он вообще жил.

Он был рожден для этого. Он никогда не употреблял спиртные напитки и, тем более, наркотики. Он редко нуждался в кофеине. Он работал по восемнадцать часов в день, даже не зевая, затем падал спать на четыре-пять часов, вставал и все повторялось заново. Что могло дать ему кофе, если Дэвид жил так большую часть своей жизни.

Президент Томас Хайес собирался выступить с одной из своих самых важных речей в истории Америки и он, Дэвид Хальстрам, начальник штаба, его доверенное лицо, его советник стоял всего в тридцати футах.

– Двадцать секунд, господин президент.

Что-то мелькнуло в голове Дэвида. Люк Стоун. Они проверили его днем, естественно, они были обязаны сделать это. Он спас жизнь президента, но…все равно стоило знать, с кем они имеют дело. В его личном деле было много чего интересного. Красные закладки мелькали тут и там. Боевое ранение, применение силы в сомнительной ситуации, злоупотребление должностным положением, подделывание документов. Судя по всему, сегодня он попал в западное крыло с фальшивым допуском. Как ему это удалось? Чтобы случилось, если бы ему не удалось проникнуть туда?

– Десять секунд. Удачи, сэр.

Теперь он хотел, чтобы они срочно покинули базу. Ладно, Дэвид поговорит с ним об этом. Возможно, с утра они…хотя, что с утра? Поедут в кемпинг Дэвида?

Хайес посмотрел прямо в камеру, стоя на подиуме.

– Мы в эфире через четыре… – снова раздался голос.

– Три…

Хайес улыбнулся. Хоть это и выглядело фальшиво, не искренне, но, в конце концов, лучше, чем ничего.

– Два…

На лице президента появилась решительность.

– Один…

– Добрый вечер, мои дорогие граждане, – начал президент с широкой, уверенной улыбкой. – Я здесь, чтобы рассказать вам…

БУМ!

Резкая вспышка света. На долю секунды Дэвид решил, что это был тот самый зеленый свет, которого ждал президент. Но это было не так. Белый, ослепляющий свет появился откуда-то позади президента и целиком поглотил его.

Дэвида снесло силой ударной волны. Он пролетел небольшое расстояние, врезался в стену в десяти футах от того места, где стоял и упал на землю. Вокруг потемнело, он ничего не видел. Земля под ними дрожала.

Внезапно, раздалась еще одна вспышка, на этот раз более сильная. Все тряслось, здание пришло в движение. Потолок над ними прогнулся. Дэвид услышал это, а затем ощутил, когда большой кусок кирпичной кладки приземлился на его поясницу и ноги. Было безумно больно, затем он перестал что-либо чувствовать.

Дэвид был сообразительным. Он сразу осознал, что его ноги, скорее всего, были раздроблены, а тело парализовало ниже пояса. Он также подозревал, хотя не мог чувстовать этого, что истекает кровью.

В темноте вокруг кричали люди.

«Я на десять уровней ниже поверхности Земли. Никто не спасет меня», – подумал он.

Он промотал назад события в голове. Первая ослепительная вспышка света. Сейчас он представлял ее четче. Свет не поглотил президента, он уничтожил его.

Президент и, скорее всего, все, кто были с ним, мертвы.

Глава 37

21:02

Вашингтон

«А теперь, – произнес тихий голос. – Президент Соединенных Штатов Америки».

Люк только въезжал на шоссе, когда президент собирался начать свою речь. Он надеялся, что если тот будет говорить хотя бы час, то к концу эфира он уже приедет к горе Везер.

Люк услышал голос президента и вдруг радио замолчало.

Раздался женский голос: «Ой, кажется, у нас технические неполадки. Мы потеряли связь с центром ЧС на горе Везер, где находится президент. Мы стараемся устранить проблему, а пока несколько слов от наших спонсоров».

Люк переключился на другую станцию, но история повторилась. Он попробовал следующую, там играл рок.

Наконец, раздался мужской голос: «Дамы и господа, мы только что получили информацию, что в правительственном объекте на горе Везер прогремел взрыв. К сожалению, у нас нет никакой точной информации. Связь с бункером потеряна, но корреспонденты уже выехали на место. Просим учесть, что это не означает…»

Люк выключил радио. Какое-то время он ничего не ощущал, потеряв дар речи. Он вспомнил то давнее утро на холме в Афганистане. Было очень холодно. Солнце взошло, но не грело. Почва была твердой. Повсюду валялись трупы. То тут, то там были разбросаны тела худющих, бородатых мужчин с широко раскрытыми глазами.

Люк вспомнил тот момент, когда ночью он сорвал с себя рубашку. Его грудь была пропитана кровью убитых. Он нападал на боевиков с ножом, кромсал их на мелкие кусочки. И чем больше он убивал, тем больше их приходило.

Рядом в траншее лежал на спине Мартинес. Он рыдал от того, что не мог шевелить ногами. С него хватит, он хотел покинуть поле боя. «Стоун, – жалобно умолял он. – Эй, Стоун! Убей меня, дружище. Просто убей меня. Стоун! Послушай меня, друг!». Мерфи сидел на выступе скалы, глядя куда-то вдаль. Он даже не пытался укрыться.

Стоун даже не представлял, что он мог сделать, появись там больше врагов. Ни один из этих парней не имел достаточно сил для борьбы, а единственное оружие, которое было у Стоуна в тот момент, это штык.

Он видел, как линия черных насекомых появилась далеко в небе. Он знал, что вертолеты через мгновение настигнут его. Люк осознал, что все еще жив. Нельзя сказать, что он чувствовал себя хорошо или плохо по этому поводу. Он просто ничего не чувствовал.

Как и сейчас.

Промчавшаяся слева от него на запад карета скорой помощи на скорости, как минимум, сто миль в час, со включенными сиренами и мигалками, вернула Люка в настоящее. Он выехал с шоссе на следующем съезде и спустился на небольшую стоянку, сбросив скорость, чтобы остановиться там.

Стоун припарковал машину и выключил фары. Он подумал, что если закричит, то, возможно, почувствует хоть что-то. Он заорал во весь голос. Крик был довольно громким и продолжительным.

Не помогло.

Глава 38

21:35.

Округ Фэрфакс, Виргиния – пригород Вашингтона

Виски со льдом.

Было что-то изысканное в том, как холодный напиток во рту превращался в огненную жидкость на пути к желудку.

Люк сидел на диване в собственной гостиной, только что вернувшись домой. Он посмотрел на часы и вспомнил как уходил. Его не было двадцать часов. Он уежал с целью, полон энергии. Он упорно работал, чтобы предотвратить катастрофу, снова и снова рискуя собственной жизнью. И для чего? Нападение все-равно произошло.

Люк включил телевизор, поставив его на беззвучный режим. Он переключал каналы, глядя на изображения. Гора Везер, на которой он сегодня побывал, пылала в огне. Обезумевшая Первая леди давала интервью прямо с курорта на Гавайях. Она не выдержала и разрыдалась прямо перед камерами. Повсюду люди зажигали свечи в память о жертвах. Сотни тысяч людей в Париже. Сотни тысяч в Лондоне. Пустые улицы Вашингтона и Манхэттена. Беспорядки в Детройте, Лос-Анджелесе и Филадельфии, где президент был любимчиком народа. Кто-то постоянно говорил, говорил, говорил. Кто-то искренне и со слезами на глазах, кто-то злобно и решительно. Кому-то придется заплатить за это, виновного найдут.

Новости изменились. Истребители атаковали цели на Ближнем Востоке. Атомные подводные лодки переместились в Северное море. Американский флот находился в Персидском заливе. Российский президент давал пресс-конференцию. Китайское правительство заседало в Пекине. Иранские муллы. Толпы мужчин в тюрбанах и сандалиях размахивали АК-47, целовали своих детей и, благославляя, поднимали их к небу. Бунт в переулках старого города, солдаты, слезоточивый газ, бегущие в темноте люди. Какого-то предателя пытались до смерти закидать камнями.

Все это быстро мелькало на экране, картинка за картинкой. Президент Америки был убит и мир сошел с ума. Невозможно было осознать масштабы произошедшего.

Люк наклонился, развязал ботинки и вытянул ноги, откинувшись на спинку дивана. Менее суток назад он собирался уйти с работы. Последние полгода были практически нереальными. Он брал занятия в колледже, играл в баскетбол со студентами, отдыхал дома с семьей. Возможно, его дни в качестве солдата, шпиона и камикадзе действительно прошли.

Он огляделся, здесь было хорошо. Это был прекрасный современный дом с окнами, тянувшимися от потолка до пола, будто из какого-то архитектурного журнала. Стеклянный ящик. В зимний период, когда шел снег, здание выглядело как огромный снежный шар, которые часто встречались, когда он был ребенком. Люк представил Рождество – они втроем сидят в этой потрясающей гостиной, в углу стоит наряженная елка, тихо потрескивает камин, а вокруг идет снег. Ощущение, словно они сидят снаружи, но они по-прежнему внутри, в тепеле и уюте.

Боже, как это приятно.

Он никогда не смог бы позволить себе подобное место на государственную зарплату. Бекка тоже вряд ли смогла бы купить этот дом на зарплату научного сотрудника университета. Даже вмести они не приобрели бы его. Помогли деньги ее семьи. И этот факт говорил сам за себя. Неважно, работал ли он два дня в неделю или не работал вообще, так сложилось.

В голову закралась неприятная мысль. Если между двумя великими державами начнется война, ее невозможно будет остановить. Но, даже в этом случае, он позволил бы этим гигантам бороться между собой. Он не обязан был учавствовать в этом. Вернуть бы время вспять и Люк выкинул бы все из головы. Худшие зверства могли происходить с чужими людьми, где-то далеко, совершенно не касаясь его семьи.

Он взял телефон с журнального столика и набрал номер. Линии уже были свободны, сотовые башни операторов больше не перегружены, люди оставили попытки дозвониться.

Она ответила после третьего гудка. Голос был чуть хриплым ото сна:

– Алло.

– Детка?

– Привет, малыш, – произнесла она.

– Привет, чем занимаешься?

– Я так устала, что решила лечь пораньше. Ганнер измотал меня за сегодня. В общем, я легла сразу после разговора с тобой. Как все прошло? Ты смотрел выступление президента?

Люк тяжело вздохнул. Она легла еще до того, как начался эфир. Это означало, что она не в курсе событий и он не смог заставить себя рассказать ей. Не сейчас.

– Нет. Я слишком устал и решил поехать домой выспаться. Я не стал включать ни телевизор, ни компьютер, ничего. Уверен, что завтра мне все расскажут.

– Ты, наконец, начал думать, – ответила она.

Люк улыбнулся:

– Ладно, родная. Спи дальше. Извини, что разбудил тебя.

Она ответила сонным голосом:

– Я люблю тебя.

Он сел на диван и улыбнулся сам себе. Затем сделал еще один глоток виски. Мысль, что Бекка с Ганнером весь день провели вместе в загородном домике, и теперь спокойно спят, сделала его счастливым. Люк собирался выйти на пенсию, идея ему нравилась.

Просто не прямо сейчас.

Он набрал следующий номер.

– Веллингтон, – раздался в трубке надрывистый женский голос.

– Труди, это Люк.

– Люк, где ты? Все пошло наперекосяк.

– Я дома, а ты где?

– В штаб-квартире, где, черт возьми, я еще могу быть? Люк, половина Конгресса была на горе Везер. Президент, его помощники и начальник штаба, вице-президент, Госсекретарь, Министр финансов, Министр образования, все они были там. Объект горит и пожар не могут потушить. В лифты не проникнуть, аварийные лестницы взорваны, пожарные не могут добраться туда.

– Есть какая-нибудь связь с ними?

Она издала какой-то звук, больше похожий на смех.

– Начальнику штаба, Дэвиду Хальстраму, удалось позвонить 911. Есть запись, я недавно прослушивала ее. Он был напуган и говорил очень быстро. Он сказал, что его ноги переломаны и он боится, что президент мертв. Он также сказал, что ты звонил ему незадолго до ЧП и сказал, чтобы президента срочно эвакуировали оттуда. Он жалел, что не послушал тебя, – ответила Труди дрожащим голосом.

Люк ничего не ответил.

– Ты звонил ему? – спросила она.

– Да, звонил.

– Как ты узнал? Откуда ты был в курсе, что это случится?

– Труди, я не могу ответить на этот вопрос.

– Люк…

Он прервал ее:

– Слушай, мне нужно, чтобы ты кое-что сделала. Министр обороны, Дэвид Дэллиджер, еще жив?

– Да, он жив. Он находится в комплексе R.

– Мне нужно связаться с ним напрямую. Найди способ, как сделать это.

– Почему с ним? Не стоит ли поговорить с президентом?

Люк покачал головой:

– Президента больше нет.

– Пока нет. Но они делигируют полномочия уже через… десять минут.

– А кому, если не Дэллиджеру? Кто из кандидатов еще жив?

– Люк, ты не в курсе? Это Билл Райан, спикер Палаты.

Люк вспомнил всех представителей и сенаторов, которых он встретил на горе Везер:

– Райан? Как он выжил?

Труди ответила неуверенно:

– Говорят, это чудо. Он отказался ехать на гору Везер.

«Райан», – ошарашенно подумал Люк. Ястреб среди себе подобных. Это означало лишь одно: они втянутся в войну.

*

22:02, Комплекс R – Саммит Блю Ридж, Пенсильвания

Это был какой-то кошмар, от которого нельзя проснуться.

Его звали Дэвид Дэллинджер и он был Министром обороны США. На эту должность его назначил его давний друг и, по совместительству, сосед по колледжу – бывший президент Америки, Томас Хайес.

Для всех это был странный выбор. Дэллиджер был профессором истории в военно-морской академии и адвокатом, который большую часть своей карьеры провел в качестве посредника. Годами ранее, до того, как он попал на эту должность, он консультировался с центром Картера, вникая в процесс выборов в демократических странах с долгой предысторией деспотического правления. Эта работа была полной противоположностью ведению войны.

Именно поэтому либерал Хайес и выбрал его. Теперь Томас уже как час был мертв. Сейчас невозможно было с точностью сказать кто выжил, а кто погиб в обломках бывшего правительственного объекта на горе Везер. Вице-президент считалась безвести пропавшей и предполагалось, что она погибла. Пожар все еще бушевал на нескольких этажах под землей. Сотни людей оказались заперты в этой ловушке, включая многих конгрессменов и некоторых членов их семей.

Дэллиджер находился в таком же бетонированном помещении под землей, но более, чем в шестидесяти милях от катастрофы. Здесь было около тридцати человек. Синий занавес скрывал уродливые каменные стены. Двое мужчин и женщина стояли на небольшом возвышении. Фотографы делали их снимки.

Один из них, невысокий и лысый, был одет в длинную мантию. Это был Верховный судья США, Кларенс Уоррен. Женщиной в ярко-синем костюме со вставленной красной розой была Карен Райан. В руках она держала открытую Библию. Высокий красивый мужчина в темно-синем костюме и галстуке стоял слева от нее, подняв правую руку. Он уже в течение многих лет являлся представителем Северной Каролины и спикером Палаты.

– Я, Уильям Теодор Райан, – начал он. – Торжественно клянусь, что буду честно выполнять обязанности Президента Соединенных Штатов.

– И делать все, что в моих силах, – подсказал судья Уоррен.

– И делать все, что в моих силах, – повторил Райан.

– Чтобы поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов.

Райан повторил слова и с меньшей церемонностью, чем обычно это бывало с новыми членами правительства, стал президентом США. Дэллиджер находился в состоянии шока. Да, его хороший друг мертв. Томас Хайес был великим человеком и его потеря была трагедией не только для него лично, но и для всего народа Америки.

Но хуже всего, что один из самых серьезных врагов президента в правительстве только что захватил его место. Человек, который угрожал главе государства импичментом сегодня утром, теперь сам стал президентом.

Это бессмыслица. Как получилось, что и Белый дом, и гора Везер были уничтожены в один день? Почему президент и вице-президент были эвакуированы в одно и то же место? Их стоило разделить, как только Секретная служба заметила их вместе.

Дэллиджер смотрел, как Райан и его жена, Карен, поцеловались. Затем Билл повернулся к камерам и несколько присутствующих рассмеялись. Министр даже обернулся, чтобы посмотреть кто это был и увидел людей, одетых по форме. Это были государственные “ястребы войны”, члены объединенного комитета начальников штабов: руководитель ЦРУ, конгрессмены, имеющие тесные связи с военными подрядчиками, лоббисты из оборонной и нефтяной промышленности.

Как их всех сюда занесло? Нет, лучше спросить так – как он оказался вдруг среди них? Он был здесь чужаком, явно нежелательным. Он был Министром обороны, назначенным человеком, который был готов на многое, чтобы избежать ненужной войны. Человеком, который был мертв.

Это был военный бункер, а все присутствующие вели себя, как дома. Дэвид Дэллиджер, учитывая его военное прошлое, чувствовал бы себя намного лучше в гражданском бункере, который…который только что был разрушен.

Странное ощущение окутало Дэллиджера. На мгновение, лица людей в этой толпе показались ему искаженными, словно они смотрели в кривое зеркало. Все улыбались. Самая крупная катастрофа в истории США произошла всего час назад и эти люди улыбались. Хотя, почему бы и нет? Теперь они были у власти.

Дэллиджер снова огляделся. Никто не обращал на него никакого внимания. А зачем? Он был Министром обороны при мертвом президенте. Это лишь небольшая ирония, часть того режима, который они быстро свергнут.

На трибуне стоял Райан, уже более серьезный, чем пару минут назад. Он собрал людей.

– Вряд ли кто-нибудь хотел стать президентом таким же образом, как я. Но я не собираюсь стоять тут и делать вид, что не хотел бы получить эту должность. Я хотел и все еще хочу. Я хочу вновь сделать Америку великой. Томас Хайес во многом был профессионалом, но он также был слаб. Он не смог быть твердым в отношении наших врагов и в результате заплатил за это самую высокую цену. Подобной политике, политике слабости будет положен конец.

Толпа ликовала. Кто-то издал громкий свист, прозвучали продолжительные аплодисменты. Райан поднял руки, чтобы угомонить их.

– Сегодня я обращусь с речью к американскому народу и к людям во всем мире. То, что я скажу им, даст надежду тем, кто пострадал от событий прошедшего дня, да и последних нескольких месяцев. Я собираюсь сообщить, что мы вступаем в войну и что мы не остановимся, пока не поставим на колени виновных в случившемся. Хотя, мы и тогда не остановимся. Мы будем воевать, пока башни и дворцы нашиг врагов не поглотит огонь и пока их люди не будут в панике бегать по улицам. И даже тогда мы не остановимся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное