Джеймс Лусено.

Звёздные Войны. Темный повелитель. Восход Дарта Вейдера



скачать книгу бесплатно


Для всей Галактики Энакин Скайуокер погиб на Корусанте. В некоторой степени это правда. Из кипящей лавы Мустафара поднялся жуткий черный призрак, некогда самый могучий рыцарь в истории Ордена джедаев, а ныне – ученик темной стороны, ужасный повелитель ситхов, карающая десница Императора. Обманутый, доведенный до безумия и в конце концов уничтоженный манипуляциями темного повелителя Сидиуса, Энакин Скайуокер умер… но Дарт Вейдер продолжает жить.

А тем временем чудом выжившие в день свершения Приказа 66 джедаи превращаются в беспомощную дичь, на которую объявлена охота по всей Галактике. Но самую большую опасность для них представляют не клоны, превратившиеся в штурмовиков, и даже не Император, а стремительный и смертоносный алый клинок Дарта Вейдера, ищущий утоления для разбитого сердца и отравленной души своего владельца.





James Luceno

STAR WARS™: Dark Lord

The Rise of Darth Vader

Copyright © & ™ 2017 LUCASFILM LTD

Used Under Authorization



Перевод с английского Валентина Матюши


Серийное оформление и оформление обложки Виктории Манацковой


Издательство благодарит за помощь в подготовке издания «Гильдию архивистов JC».



Посвящается Абелю Лусеро Лима, первоклассному проводнику в Тикале (он же Явин-4), с которым мы оставили свои следы по всему Мундо-Майя






Благодарности

С искренней признательностью Шелли Шапиро, Сью Ростони, Говарду Роффману, Эми Гэри, Лиланду Чи, Пабло Идальго, Мэтту Стоверу, Трою Деннингу и Карен Тревисс. Моя особая благодарность Райану Кауфману и LucasArts, которые описали ощущения, когда надеваешь Костюм.


Джеймс Лусено
Звёздные Войны. Темный повелитель. Восход Дарта Вейдера

Давным-давно в далекой Галактике....
Часть I
Осады планет Внешнего Кольца
1
Меркана. Последние часы Войны клонов

Спуск сквозь клубящиеся облака – продукты метеостанций Мерканы – напомнил Роану Шрайну о медитациях, в которые он погружался под руководством бывшего наставника. Как он ни старался сосредоточиться на контакте c Силой, разум постоянно был наполнен неугасаемым круговоротом мыслей. Годы спустя, когда он наконец научился отбрасывать посторонние мысли и погружаться в Силу, из бесцветной пустоты стали всплывать образы – фрагменты мозаики, мало-помалу складывающиеся в целостную картину.

Картину, которую он часто неосознанно воспринимал как заверение, что он поступает в полном соответствии c велениями Силы.

Часто, но не всегда.

Когда он отклонялся от проложенного Силой курса, знакомая белизна вновь наполнялась стремительными течениями, временами c алым отблеском, будто он поднимал закрытые глаза к ослепительному сиянию полуденного солнца.

Именно эту подернутую алым белизну, он видел сейчас, спускаясь все глубже и глубже в атмосферу Мерканы. Белизну, сопровождаемую раскатами грома, воем ветра, сумбуром приглушенных голосов…

Он стоял у раздвижной двери десантного отсека республиканского штурмового корабля, который несколькими минутами ранее был запущен c «Доблестного», звездного разрушителя типа «Победа». Осаждаемый роем дроидов-«стервятников» и три-истребителей, «Доблестный» завис над планетой в ожидании приказа Верховного командования начать собственное снижение. Позади Шрайна выстроился взвод клонированных солдат – в шлемах, c бластерами в руках, c патронташами, под завязку наполненными боезапасом. Клоны тихо переговаривались, как это делают любые закаленные в боях ветераны перед началом очередного сражения. Солдатские шутки, понять потаенный смысл которых было выше сил Шрайна, заглушали все мрачные предчувствия; единственное, что он мог уловить, – шутки тоже были весьма мрачными.

Благодаря компенсаторам инерции бойцов не швыряло из стороны в сторону в те моменты, когда о корабельные щиты рассеивался вражеский снаряд или когда пилоты совершали невообразимый вираж, уводя корабль от ракет и раскаленной добела шрапнели. Сепаратисты, насытившие небеса Мерканы облаками, распыляли в воздухе противолазерный аэрозоль, а потому ракеты были единственным дееспособным средством поражения.

Вместе c резким запахом в салон проникал рев кормовых двигателей, один из которых заметно барахлил: транспортник был потрепан в боях не меньше экипажа и десантников, которых он доставлял в зону конфликта.

Даже на высоте в четыре сотни метров над уровнем моря плотность облаков оставалась высокой. Шрайн не сильно удивлялся тому, что он едва мог разглядеть собственную вытянутую ладонь. В конце концов, за бортом бушевала война, а за три года он уже успел привыкнуть к неизвестности, которая ждала его на поле битвы.

Бывший наставник Роана, мастер Нат-Сем, нередко говаривал, что цель медитативных упражнений – научиться видеть ясно, что происходит по ту сторону клубящейся белизны. Учитель отмечал, что образы в сознании Шрайна – лишь затененная область пространства, отделяющая его от полноценного контакта c Силой. Шрайн должен был научиться видеть сквозь облака, сколь бы плотными они ни были. Как только Роан этого добьется, он наконец сможет утверждать, что стал настоящим мастером.

Пессимист по натуре, Шрайн мог на это мысленно ответить лишь одно: «Не в этой жизни».

И хотя вслух он не говорил этого ни разу, мастер Нат-Сем мог видеть сквозь него так же легко, как сквозь клубящиеся облака.

Шрайну казалось, что клоны воспринимали войну куда проще, чем джедаи, – и это никак не было связано c системами визуализации, встроенными в их шлемы, фильтрами, глушившими резкие запахи, наушниками, ослаблявшими грохот взрывов. Выращенные специально для войны, клоны, очевидно, полагали, что джедаи – сумасшедшие, раз идут в бой только в плащах c капюшонами и со световыми мечами в качестве единственного оружия. Некоторые даже были достаточно проницательными, чтобы находить что-то общее между Силой и их собственной пластоидной броней; но лишь немногие могли углядеть различия между джедаями «в броне» и «без нее» – теми, для кого Сила была могущественным союзником, и теми, кто по той или иной причине не слишком прочно держался в ее объятиях.

Клубящиеся облака Мерканы начали истончаться, и в конце концов от них осталась лишь тонкая вуаль, окутавшая морщинистый ландшафт планеты и ее вспененные моря. Внезапная яркая вспышка заставила Шрайна обратить взор к небесам. Один из штурмовых транспортов вспыхнул, словно сверхновая, и на мгновение мир в глазах джедая покачнулся – но столь же внезапно восстановил равновесие. В облаках открылся просвет, сквозь который различались очертания леса, столь насыщенно-зеленого, что Шрайн, казалось, мог ощутить его аромат. В подлесках то и дело проблескивали силуэты бойцов, а над кронами парили корабли c гладкими контурами. Посреди всего этого одинокая фигура протягивала ладонь, срывая занавес, черный, как ночь…

Шрайн понял, что прорвался куда-то вне времени, увидел очертания истины, находившейся за пределами понимания.

Видение конца войны, а быть может, и конца времен.

Как бы то ни было, видение в какой-то степени успокоило Роана, убедив, что он в действительности там, где и должен быть; что, несмотря на все ужасы войны, на смерти и разрушения, он по-прежнему сохранял прочный контакт c Силой, оставаясь ее преданным слугой.

В следующую секунду, словно сговорившись, облака скрыли все образы, и Шрайн вновь вернулся туда, откуда начал, туда, где завихрения перегретого воздуха трепали рукава и капюшон его коричневого одеяния.

– Куривары неплохо управляются c метеомашинами, – протрещал голос в левом ухе. – Растормошили все небо. Мы сами проделывали что-то подобное на Малом Паарине. Заманили сепов в искусственные облака и разнесли их к такой-то матери.

Шрайн невесело рассмеялся:

– Рад, что у вас еще остались поводы для восхищения, коммандер.

– А что нам остается, генерал?

Шрайн не мог различить выражение лица за расцвеченным Т-визором, но он знал это лицо не хуже, чем любой другой боец, прошедший войну. Офицер-клон, командир тридцать второго десантного полка, где-то за время службы успел получить прозвище Залп, и это имя подходило ему как нельзя лучше.

Из-за толстых подошв ботинок ростом он был почти как Шрайн, а броня в тех местах, где не наблюдалось вмятин и пробоин, пестрела рыжевато-коричневыми отметинами. В набедренных кобурах клона удобно устроились бластеры, а c пояса свешивалось подобие полуюбки, ставшей последним писком моды в последний год войны. На левой стороне изъеденного шрапнелью шлема лазером был выжжен девиз: «ЖИВУ, ЧТОБЫ СЛУЖИТЬ!»

Маркировка на груди свидетельствовала об участии Залпа в битвах за множество планет, и, хотя он не был ЭРК-клоном – элитным разведкоммандо, – у него наличествовали некоторые резковатые манеры ЭРК и их донора-шаблона Дженго Фетта, чей обезглавленный силуэт Шрайн краем глаза уловил на джеонозианской арене за несколько минут до того, как учитель Нат-Сем пал под огнем противника.

– Орудия Союза уже должны были взять нас на прицел, – заметил Залп, в то время как их транспортник продолжал снижаться.

Другие десантные корабли схожим образом прорывались сквозь облачный покров к поверхности планеты, где их встречал рой вражеских ракет. Два, четыре, затем пять кораблей были сбиты прямым попаданием: фюзеляжи полыхали, а покалеченные десантники вываливались из отсеков прямо во вспененные алые воды Мерканского залива. От носовой части одного из транспортников отстыковалась капсула c пилотом и его помощником, но всего за несколько метров до воды капсулу настиг самонаводящийся снаряд, разнеся ее на атомы.

Еще трое джедаев, среди которых был и мастер Сарас Лорн, спускались к планете в одном из полусотни штурмовых кораблей. Открывшись Силе, Шрайн мгновенно различил их бледные силуэты и тем самым удостоверился, что они по-прежнему живы.

Ему пришлось вцепиться пальцами в одно из обзорных отверстий раздвижной двери, когда пилоты заложили особенно резкий вираж, уводя корабль от встречного ракетного огня. Канониры, скрытые под колпаками выносных армированных турелей, открыли огонь по рою вылетевших навстречу перехватчиков «Мэнквим». Противолазерный аэрозоль рассеял бластерные лучи, однако не меньше десятка сепаратистских истребителей вспыхнули и загорелись, когда их настигли ракеты, выпущенные из верхних пусковых установок штурмового транспорта.

– Командование должно было разрешить орбитальную бомбардировку, – прозвенел усиленный динамиками голос Залпа.

– Наша задача – захватить город, коммандер, а не стереть его c лица планеты, – громко произнес Шрайн. Меркане было выделено несколько недель на капитуляцию, и к настоящему моменту сроки, указанные в ультиматуме, уже истекли. – Разумеется, военные не в восторге от нового курса Палпатина на завоевание умов и сердец сепаратистских народов. Но c политической точки зрения он верен.

Залп уставился на джедая сквозь визор шлема:

– Нас не интересует политика.

Шрайн издал смешок:

– Джедаев тоже.

– Так зачем сражаться, если вы созданы совсем не для этого?

– Мы служим тому, что еще осталось от Республики. – В сознании Шрайна вновь мелькнуло то короткое видение конца войны, и на лице джедая застыла горестная усмешка. – Дуку мертв. Гривус в бегах. Похоже, скоро все будет кончено.

– Имеете в виду – «кончено для нас» или войну в целом?

– Войну, коммандер.

– И чем тогда займутся джедаи?

– Тем же, чем и раньше: будут служить Силе.

– А Великая армия?

Шрайн покосился на клона:

– Поможет нам поддерживать мир.

2

Вдалеке уже различался силуэт столицы Мерканы, приткнувшейся у подножия крутых холмов, которые шли ввысь от длинного полумесяца береговой линии. Сияние перекрывающихся противоударных щитов города тускнело под серой облачной завесой. Краем глаза Шрайн уловил отблеск башни Ардженте, и в следующую секунду их штурмовой транспорт совершил жесткую посадку на гребни вспененных волн. Корабль развернулся и нацелил затупленный нос на силуэт города на горизонте, лавируя меж потоками боеголовок, выпущенных из орудийных укреплений, которые усеивали береговую линию.

Наряду c Майгито, Муунилинстом и Неймодией Меркана была исконно сепаратистской планетой – штаб-квартирой Корпоративного союза и родным домом для бывшего сенатора и нынешнего члена Совета сепаратистов Пассела Ардженте. Мерканские дельцы и законники обустроили себе настоящий карманный рай из высотных офисных строений, роскошных особняков, привилегированных медцентров, а также щегольских торговых пассажей, казино и ночных клубов; все это обслуживалось несметными полчищами хозяйственных дроидов и сотрудников служб безопасности. Только самые дорогостоящие спидеры сновали меж грациозными спиралевидными конструкциями, которые, казалось, были выращены из океанского коралла, а отнюдь не возведены из строительных материалов.

Кроме всего, на Меркане располагался крупнейший и наиболее надежный центр связи в этой части Внешнего Кольца, который и являлся основным источником «Теневого вещания», распространявшего сепаратистскую пропаганду по мирам Конфедерации и Республики.

Словно спицы колеса, четыре длинных десятикилометровых моста соединяли город c гигантской шестиугольной посадочной платформой, выстроенной прямо над водой на толстых сваях, – именно ее республиканским войскам требовалось занять в первую очередь, прежде чем начать высадку в город. А для этого Великой армии было необходимо проникнуть под зонтики щитов и вывести из строя поддерживающие их генераторы. Поскольку почти каждая крыша и каждая посадочная площадка была укрыта щитами, единственным местом, куда транспортники могли выгрузить своих солдат-клонов и джедаев, был полумесяц усеянного черным песком мерканского пляжа.

Шрайн как раз изучал посадочную платформу, когда почувствовал, что кто-то пытается протиснуться между ним и коммандером Залпом c явным намерением получить более полный обзор происходящего за бортом. Джедай понял, кто это, даже раньше, чем в поле зрения попала копна длинных черных кудрей. Оли Старстоун. Уткнув левую ладонь в макушку девушки, Роан втолкнул ее обратно в десантный отсек.

– Если тебе так не терпится стать мишенью для пушек, падаван, подожди хотя бы, пока мы не выберемся на берег.

Потирая макушку, изящная голубоглазая девушка бросила взгляд через плечо на высокую женщину, стоявшую позади.

– Видите, учитель? Он не черствый.

– Хотя все симптомы говорят об обратном, – отозвалась та.

– Я лишь хотел сказать, что мне будет куда проще зарыть тебя в песке, – пояснил Шрайн.

Скривившись, Старстоун скрестила руки на груди и отвернулась от обоих.

Бол Шетак метнула на Шрайна взгляд, в котором прослеживался легкий укор. Поднятый капюшон плаща скрывал под собой ее короткие рудиментарные рожки. Относясь к роду иридонских забраков, она всегда казалась образцом терпимости, никогда не выговаривая Шрайну за раздражительность и не препятствуя его попыткам поддразнить ее собственного падавана, – Старстоун примкнула к Шетак на этой арене битв всего стандартную неделю назад, прибыв вместе c мастером Лорном и еще двумя рыцарями-джедаями. Осады планет Внешнего Кольца требовали отсылки на фронт все большего числа джедаев, и Храм на Корусанте практически опустел.

До недавнего времени у Шрайна тоже был падаван…

Специально для джедаев пилот транспортника объявил о скором приближении к месту высадки.

– Проверка оружия! – скомандовал взводу Залп. – Баллоны c газом и батареи!

Когда десантный отсек наполнился щелканьем оружия, Шетак опустила ладонь на дрожащее плечо Старстоун:

– Пусть тревога усилит твое восприятие, падаван.

– Я постараюсь, учитель.

– Да пребудет c тобой Сила.

– Нам всем суждено умереть, – прокричал Залп солдатам. – Поклянитесь, что умрете последними!

В потолке открылись эксплуатационные панели, и к ногам солдат свалилось более десятка полипластовых канатов.

– Построиться в шеренги! – скомандовал Залп. – Оставить три позиции свободными, – добавил он, когда затянутые в бронеперчатки руки принялись хвататься за канаты.

Подсчитав, что высота прыжка составит не больше десяти метров, Шрайн повернулся к Залпу и покачал головой:

– Не стоит. Увидимся внизу.

При подлете к береговой линии корабль внезапно начал набирать высоту и за несколько метров до берега завис на репульсорах. В следующую секунду на берег стройным маршем высыпали сотни сепаратистских боевых дроидов и открыли слаженный огонь по кораблям.

Затрещал интерком, и пилот скомандовал:

– Сбросить дроидную дробилку!

Контузионное оружие рвануло в пяти метрах над уровнем суши, обездвижив всех дроидов в радиусе пятидесяти метров. Похожие взрывы предшествовали подлету еще десятка штурмовых транспортов по всей береговой линии.

– Где были эти штуки три года назад? – поинтересовался у Залпа один из бойцов.

– Влияние прогресса, – отозвался командир. – Буквально за неделю ход войны повернулся вспять.

Транспортник снизился, и Шрайн совершил прыжок. Имея Силу в качестве надежного союзника, он ладно приземлился на плотную песчаную поверхность. В нескольких метрах от него похожим образом спрыгнули Шетак и Старстоун – разве что продемонстрировали чуть меньшую сноровку.

Следом по канатам начали высадку клоны: держа в свободной руке винтовки, они поливали противника огнем. Когда последний из бойцов достиг поверхности, транспортник задрал нос и начал выруливать прочь от береговой линии. Схожие события разворачивались по всему берегу. Несколько штурмовых кораблей не сумели увернуться от огня артиллерии и рухнули в воду прямо на отлете.

Некоторые попали под огонь, не успев даже выгрузить десант.

Пригибаясь к земле, чтобы не нарваться на шальной снаряд или бластерный выстрел, клоны и джедаи ринулись вперед, стремясь укрыться за подпорным ограждением магистрали, тянущейся от берега к практически вертикальным утесам вдалеке. Связисты Залпа стали запрашивать по комлинку поддержку c воздуха, чтобы устранить наиболее опасные огневые точки врага.

Сквозь пролом в ограждении к ним прорвались четверо солдат-клонов – бойцов диверсионного отряда, буксировавших на веревке военнопленного. В отличие от обычных солдат диверсанты были облачены в броню класса «Катарн» серого цвета и несли более тяжелое вооружение. Броня, способная противостоять магнитным импульсам, позволяла им проникать под оборонительные щиты.

Захваченный в плен боец носил длиннополое одеяние и головной убор c подвязками, однако цвет его лица не был землистым, и отсутствовали горизонтальные лицевые отметины и рожки на черепе, характерные для народа Пассела Ардженте. Как и неймодианцы – их собратья по сепаратистскому движению, – куривары никогда не марали руки войной, но и не гнушались платить любые деньги, чтобы взять на службу самых отъявленных головорезов.

Крепко сбитый командир диверсионного отряда немедленно подскочил к Залпу.

– Ионный отряд, приписанный к двадцать второму полку, расквартированному на Боз-Пити, в вашем распоряжении, коммандер, – отчеканил он. Затем, повернувшись к Шрайну, добавил: – Добро пожаловать на Меркану, генерал Шрайн.

Джедай сдвинул темные брови.

– Голос как будто знакомый… – начал он.

– Лицо знакомо еще больше, – закончил за него диверсант.

Шутке было уже три года от роду, но она по-прежнему была в ходу как у солдат-клонов, так и у джедаев.

– Скалолаз, – представился диверсант. – Мы сражались вместе на Деко-Неймодии.

Шрайн хлопнул солдата по плечу:

– Рад снова тебя видеть, Скалолаз, – даже здесь.

– Как я уже говорила, – шепнула Шетак своей воспитаннице, – у мастера Шрайна друзья по всей Галактике.

– Должно быть, они не знают его так же хорошо, как я, – пробурчала Старстоун.

Скалолаз задрал голову к серым небесам:

– Отличный день для битвы, генерал.

– И не говори, – бросил Шрайн.

– Докладывайте, офицер, – прервал их Залп.

Скалолаз повернулся к коммандеру:

– Куривары эвакуируют город, но делают это жутко медленно. Они возлагают чересчур много надежд на энергощиты. – Он поманил к себе военнопленного и грубо развернул его лицом к Залпу. – Познакомьтесь c Айдисом – человеком, выряженным под куривара. Прославленный член «Бригады виброклинка».

– Банда наемников, – пояснила Бол Шетак для Старстоун.

– Мы отловили его… буквально со спущенными штанами, – продолжил Скалолаз, – и убедили рассказать нам все, что ему известно о средствах береговой защиты. По доброте душевной он выдал нам местоположение генератора, обеспечивающего экранирование посадочной платформы. – Диверсант указал на высокое клиновидное строение дальше по береговой линии. – К северу от первого моста, неподалеку от гавани. Генератор установлен на втором подземном этаже. Чтобы добраться до него, придется занять все строение.

Залп повернулся к связисту:

– Передать координаты здания артиллеристам «Доблестного»…

– Эй, постойте, – встрял Шрайн. – Так мы рискуем задеть мосты. Нужно взять их целыми и невредимыми, если мы хотим ввести в город бронетехнику.

Залп поразмыслил:

– Нанесем точечный удар.

Шрайн покачал головой:

– Есть другая загвоздка. В этом здании госпиталь. Вернее, он там был, когда я в последний раз прилетал на планету.

Залп повернулся к Скалолазу, ожидая подтверждения.

– Генерал прав. Там по-прежнему госпиталь.

Залп перевел взгляд на джедая:

– Вражеский госпиталь, генерал.

Шрайн сжал губы и кивнул:

– В любом случае раненые не являются военными целями. Помните, что я говорил о завоевании умов и сердец, коммандер? – Он метнул взгляд на наемника. – К генератору можно попасть c улицы?

– Зависит от вашей ловкости.

Шрайн посмотрел на Скалолаза.

– Без проблем, – откликнулся диверсант.

Залп неприязненно фыркнул:

– Вы поверите на слово наемнику?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении