Джеффри Янг.

Прочь из замкнутого круга! Как оставить проблемы в прошлом и впустить в свою жизнь счастье



скачать книгу бесплатно

До прихода к нам Хизер за три года перепробовала несколько препаратов (тревожное расстройство чаще всего лечат медикаментозно). Совсем недавно она пошла к психиатру, который прописал ей лоразепам. Она принимала лекарство каждый день, и ей стало легче. Она чувствовала себя лучше и немного спокойнее. Жизнь стала приятнее. Ей было легче от сознания, что у нее есть лекарство. И все же она избегала выходить из дома. Муж жаловался, что теперь ей просто веселее сидеть в четырех стенах.

Другой серьезной проблемой стала зависимость Хизер от лоразепама.

ХИЗЕР: Мне кажется, что я буду принимать его до конца моих дней. Мне страшно думать о том, что придется от него отказаться. Я не хочу снова бояться всего на свете.

Даже справляясь со стрессом, Хизер списывала свой успех на действие лекарства. Она не чувствовала, что сама может справиться со своими проблемами (из-за этого пациенты склонны к рецидиву после отмены лекарств, особенно при лечении тревоги).

Прогресс Хизер при терапии ловушек был сравнительно быстрым. В течение года ее жизнь заметно улучшилась. Она постепенно стала спокойнее переносить тревожные ситуации. Она начала путешествовать, встречаться с друзьями, ходить в кино и в конце концов решила найти подработку вне дома.

В ходе терапии мы научили Хизер адекватнее оценивать вероятность несчастного случая. Мы постоянно подчеркивали, что она преувеличивает риск катастрофы в безобидных ситуациях и переоценивает собственную уязвимость и бессилие. Она научилась разумной осторожности и перестала просить мужа и друзей успокоить ее. Ее отношения в браке улучшились, и она получает больше удовольствия от жизни.

Ирония повторения

Джед и Хизер – примеры двух из одиннадцати ловушек: Эмоциональной депривации и Уязвимости. Далее вы узнаете о других ловушках: Покорности, Недоверии и жестоком обращении, Отверженности, Неполноценности, Избранности, Зависимости, Несостоятельности, Завышенных стандартах и Изгнании из общества. Возможно, в ком-то из описанных нами пациентов вы узнаете себя.

Постоянное воспроизведение боли, испытанной в детстве, – один из постулатов психоаналитической психотерапии. Фрейд называл его навязчивым повторением. Ребенок алкоголика вырастает и вступает в брак с алкоголиком. Ребенок, ставший жертвой насилия, создает семью с насильником или сам становится таким. Ребенок, которого сексуально домогались, начинает заниматься проституцией. Ребенок, которого постоянно контролировали, продолжает беспрекословно подчиняться другим.

Это поразительный феномен. Почему мы так поступаем? Почему мы продолжаем испытывать боль и продлеваем наши страдания? Почему не разрываем закономерность ради лучшей жизни? Почти все люди воспроизводят негативное поведение, разрушая самих себя. Это странная правда, с которой борются психотерапевты. Каким-то образом мы умудряемся даже во взрослой жизни создать условия, удивительно похожие на те, что навредили нам в детстве.

Ловушка – это любые способы воспроизведения такого поведения.

Техническое название ловушки – схема. Концепция схемы взята из когнитивной психологии. Схемы – это глубоко закрепившиеся убеждения о нас самих и о мире, усвоенные в раннем возрасте. Они лежат в центре нашего самоощущения. Чтобы избавиться от убеждения или схемы, нужно изменить восприятие себя и мира; но все дело в том, что это восприятие успокаивает нас, даже если причиняет нам вред. Ранние убеждения дарят нам чувство предсказуемости и уверенности; они удобны и знакомы. В некотором странном смысле мы с ними сроднились. Поэтому когнитивные психологи уверены, что схемы, или ловушки, очень сложно изменить.

Давайте теперь посмотрим, как ловушки влияют на влечение, которое мы испытываем к нашим романтическим партнерам.

Патрик: Тридцатипятилетний строительный подрядчик. Чем больше у его жены Франсин романов с другими мужчинами, тем сильнее он желает ее. Патрик попал в ловушку Отверженности.

Патрик очень несчастен. Жена постоянно изменяет ему с другими мужчинами. Когда она заводит роман на стороне, он впадает в отчаяние.

ПАТРИК: Я готов на все, чтобы вернуть ее. Это невыносимо. Я знаю, что если потеряю ее, то пропаду. Я не понимаю, как вытерпеть это; когда она не со мной, я как будто люблю ее еще сильнее. Я начинаю думать: «Если бы я мог стать лучше, ей не пришлось бы так поступать. Если бы только я был лучше, она бы осталась со мной». Я не могу выносить этой неопределенности.

Франсин все время обещает хранить верность, и Патрик ей верит. И каждый раз его надежды втаптывают в грязь.

ПАТРИК: Не могу поверить, что она снова так поступает со мной и заставляет меня пройти через все это. В последний раз я поверил, что она остановится. Ведь она видела, что делает со мной. Я чуть не наложил на себя руки. Не могу поверить, что она может сделать это снова.

Брак Патрика – это американские горки. Его несет от исступленной надежды к отчаянию, он то взлетает, то падает и не может это контролировать.

ПАТРИК: Сложнее всего ждать. Знать, что она делает, и ждать ее возвращения. Иногда я несколько дней просто сидел и ждал, когда же она вернется домой.

Пока Патрик ждет, его бросает то в слезы, то в ярость. Когда Франсин наконец-то приходит домой, разражается скандал. Несколько раз он поднял на нее руку и потом долго умолял о прощении. Он хочет слезть с этих американских горок и мечтает о стабильности и покое. Но в этом заключается вся ирония ловушки Отверженности: чем более непредсказуемо Франсин себя ведет, тем сильнее его эмоциональное влечение к ней. Когда она грозится уйти, его тянет к ней сильнее.

В детстве Патрика были потери и непредсказуемость. Его отец оставил семью, когда ему было всегда два года. Мать одна воспитывала его и двух его сестер. Она была алкоголичкой, которая, напившись, забывала о детях. Ему знакомы эти чувства, и он воспроизводит их, женившись на Франсин и мирясь с ее неверностью.

Патрик в течение трех лет проходил психоаналитическую терапию. Он встречался с психоаналитиком три раза в неделю по пятьдесят минут за внушительную плату.

ПАТРИК: Я приходил, ложился на кушетку и рассказывал все, что приходит на ум. Мне было очень одиноко. Мой психоаналитик очень мало говорил все эти три года. Даже если я плакал или кричал на него, он обычно молчал. Мне казалось порой, что его вообще там нет.

Патрик много рассказывал о своем детстве и о том, каково ему было лежать на той кушетке.

Психоанализ его разочаровал. Прогресс казался очень медленным. Он стал лучше понимать свои проблемы, но не мог от них избавиться (это частая жалоба на психоанализ: простого понимания недостаточно). Он хотел получить терапию, которая была бы быстрой и прямолинейной. Ему нужно было больше руководящего участия.

Наш метод ловушек обеспечил Патрику руководство, в котором он нуждался. Вместо того чтобы вести себя с ним отстраненно и нейтрально, мы сотрудничали с ним. Мы помогли ему увидеть закономерности в его поведении и подсказали, как их сломать. Мы научили его быть разборчивее с женщинами. Мы предупредили его об опасностях отношений с деструктивными партнерами, которые сильно его привлекают. Мы поставили его перед печальным фактом: он, как и многие из нас, влюбился в партнера, который усилил его ловушку.

Через полтора года нашей терапии Патрик решил развестись с Франсин. К тому времени он уже много раз давал ей шанс. Он пытался исправить ее поведение, разрушающее брак, – и тем самым невольно отталкивал ее. Теперь он перестал контролировать ее и дал ей свободу. Он больше заботился о себе, когда она обращалась с ним плохо. Но и после этого Франсин не изменилась. Наоборот, все стало еще хуже.

Когда мы впервые спросили, не хочет ли Патрик уйти от Франсин, он уверял нас, что не переживет этого. Но когда их брак наконец распался, Патрик стал спокойнее и увереннее в себе. Он увидел, что может жить и без Франсин. Мы думаем, что он правильно поступил, освободившись от этих разрушительных отношений.

Вскоре Патрик начал встречаться с другими женщинами. Поначалу он находил женщин как две капли воды похожих на его жену – нестабильных и неспособных поддержать его. Он словно бегал в том же самом колесе, только быстрее. Постепенно мы помогли ему сделать здоровый выбор, хотя влечение не было сильным. Патрик шесть месяцев прожил с Сильвией, спокойной и надежной женщиной, которая верна ему. Она не так очаровательна, как Франсин, но с ней Патрик впервые начал получать удовлетворение от стабильности.

Метод ловушек показывает, какие отношения вам нужны, а каких следует избегать в вашем конкретном случае. Зачастую это непросто. Возможно, вам, как и Патрику, скоро придется сделать выбор, который кажется трудным в краткосрочной перспективе. Может быть, вам даже придется изменить своей интуиции, чтобы выбраться из своей наезженной колеи.

Карлтон: Тридцать лет, работает на отца в семейном текстильном бизнесе. Он не очень хорошо умеет руководить людьми и с радостью занимался бы чем-нибудь другим. Карлтон попал в ловушку Покорности.

Карлтону нравится быть услужливым. Он ставит нужды окружающих выше своих. Он всегда говорит: «Мне все равно, решай ты».

Карлтон пытается угодить своей жене, отвечая «да» на все ее просьбы и капризы. Он пытается угодить детям, никогда им не отказывая. Он пытается угодить отцу, занимаясь семейным бизнесом, хотя эта работа ему не нравится.

По иронии, Карлтон, несмотря на всю свою услужливость, часто раздражает других людей. Он излишне жертвенный. Жену сердит его бесхребетность. И хотя дети пользуются его податливостью, иногда они тоже злятся, что он не может их ни в чем ограничить. Отец вечно недоволен слабостью и беззубостью Карлтона на работе, особенно в отношениях с подчиненными.

И сам Карлтон тоже сердится, не сознавая этого. В глубине души он негодует на то, что так долго пренебрегает своими потребностями. Это поведение он усвоил в раннем возрасте. Его отца считают тираном; тот процветает, доминируя и подчиняя других и никому не позволяя с собой спорить. В детстве отец шлепал или унижал Карлтона, если тот перечил ему. Мать Карлтона выбрала пассивную роль. Почти все время она пребывала в депрессии, и Карлтон опекал ее, стараясь помочь. Никто не заботился о том, что было нужно ему.

Перед тем как прийти к нам, Карлтон два года проходил эмоционально фокусированную гештальт-терапию. Терапевт советовал ему жить сегодняшним днем и осознавать свои чувства. К примеру, он давал Карлтону задание представить себе отца и постараться с ним поспорить. Этот метод помог. Карлтон начал понимать, как сильно он злится.

Проблема заключалась в том, что такой терапии не хватало направленности. У нее не было постоянной цели. Карлтон ходил на одну сессию за другой, изучая сильные чувства, которые он испытывал в данный момент. Его злость на близких выходила наружу, но он не мог действовать согласно своим чувствам и не понимал почему. Терапевт не собрал для него воедино все компоненты проблемы и не научил его специальным техникам, которые помогли бы избавиться от покорности в поведении.

Терапия ловушек дала Карлтону простую и понятную концепцию, продемонстрировавшую, что вся его жизнь пронизана покорностью. Только тогда он начал менять свое поведение. Его прогресс был стремительным. Мы часто обнаруживаем, что ловушку Покорности удается разрушить быстрее всего.

Карлтон научился хорошо понимать себя и лучше осознавать собственные желания и чувства, которые когда-то подавлял. У него появились мнения и предпочтения. Он также стал напористее в отношениях с отцом, подчиненными, женой и детьми. В частности, он поработал над проявлением гнева; научился говорить о своих нуждах в спокойной и сдержанной манере. Его жена и дети поначалу сопротивлялись, обнаружив, что теряют власть над ним, но вскоре привыкли к этой перемене. По правде говоря, он стал им нравиться гораздо больше. Они хотели, чтобы он был сильным.

С отцом борьба была труднее. Хотя отец пытался подавить бунт и вернуть себе позицию лидера, Карлтон обнаружил, что у него гораздо больше рычагов давления на отца, чем он думал. Когда он пригрозил, что оставит бизнес, если отец не будет вести себя с ним на равных, тот сдался. Карлтон теперь берет на себя немалую часть обязанностей отца, который готовится к уходу на пенсию. Он также обнаружил, что отец зауважал его.

Этот случай демонстрирует, что мало просто осознать свои чувства. Многие виды эмоционально-фокусированной терапии, такие как работа с «внутренним ребенком», играют важную роль, помогая нам понять связи между нашими повседневными чувствами и детскими воспоминаниями. Но эти подходы редко заходят далеко. Участникам становится лучше после терапевтических сессий или семинаров, но они чаще всего быстро откатываются назад к своему старому поведению. Подход ловушек предлагает структурированные домашние задания для работы над своим поведением и постоянную конфронтацию, которая помогает поддерживать прогресс.

Революция в когнитивной терапии

Терапия ловушек выросла из когнитивной терапии, разработанной доктором Аароном Беком в 1960-х годах. Мы включили многие аспекты этого лечения в наш метод.

Основная идея когнитивной терапии заключается в том, что наши мысли о событиях нашей жизни (познание) определяют и чувства по отношению к ним (эмоции). Люди с эмоциональными проблемами склонны искажать реальность. Например, мать научила Хизер считать опасными повседневные действия вроде поездки на метро. Ловушки заставляют нас неправильно воспринимать определенные ситуации и нажимают на наши когнитивные кнопки.

Когнитивные терапевты считают, что если научить пациентов точнее интерпретировать разные ситуации, им станет лучше. Если мы покажем Хизер, что она может путешествовать самостоятельно, она будет меньше бояться и сможет снова начать жить.

Доктор Бек предлагает логически изучать наши мысли. Когда мы расстроены, преувеличиваем ли мы случившееся, переходим ли на личности, делаем ли из чего-то катастрофу? Есть ли в этом смысл? Можно ли взглянуть на ситуацию иначе? Далее Бек говорит, что нужно проверять негативные мысли, проводя небольшие эксперименты. К примеру, мы попросили Хизер пройтись одной по зимнему кварталу, чтобы она увидела: ничего плохого не случилось, хотя она считала, что обязательно заболеет или подвергнется нападению грабителей.

Когнитивная терапия заслужила широкое признание. Растущий объем исследований подтверждает ее эффективность при таких расстройствах, как тревога и депрессия. Это активный подход, который учит пациентов контролировать свое настроение, управляя мыслями.

Терапевты этого направления обычно комбинируют когнитивные методы с поведенческими техниками, обучая пациентов недостающим им практическим навыкам: умению расслабляться, уверенности в себе, работе с тревогой, решению проблем, распределению времени и навыкам общения.

Однако за годы практики мы обнаружили, что хотя когнитивные и поведенческие методы бесценны, их недостаточно, чтобы изменить сложившиеся паттерны. Поэтому мы разработали метод ловушек, совмещающий когнитивные и поведенческие техники с психоаналитическими и эмоционально-фокусированными. Мадлен, последняя пациентка, о которой мы расскажем в этой главе, наглядно демонстрирует и достоинства, и недостатки использования одних лишь когнитивно-поведенческих методик.

Мадлен: Двадцатидевятилетняя актриса и певица. Она подвергалась сексуальному насилию со стороны отчима и до сих пор страдает от последствий. Мадлен все еще в ловушке Недоверия и жестокого обращения.

У Мадлен никогда не было длительных отношений с мужчинами. Вместо этого она бросается из крайности в крайность: либо избегает мужчин вовсе, либо заводит бесконечные случайные связи.

До колледжа Мадлен никогда не ходила на свидания и у нее не было бойфренда.

МАДЛЕН: Я не подпускала к себе парней. Помню, как меня впервые поцеловал мальчик. Я убежала. Когда я чувствовала, что нравлюсь мальчику, я напускала на себя равнодушный вид, чтобы он ушел.

В первые два года в колледже Мадлен начала выпивать и принимать наркотики. В этот период у нее был секс с десятками мужчин. «Ни один из них ничего для меня не значил», – говорит она.

МАДЛЕН: В колледже я как с цепи сорвалась. Спала со всеми подряд. Переспала со всеми парнями из студенческого братства. Я была несчастна. Я чувствовала себя грязной дешевкой, как будто меня использовали. Я просто не могла сказать «нет». Я шла на свидание с парнем и ложилась с ним в постель, хотя обещала себе не делать этого. Я думала, что парням больше незачем со мной встречаться. На самом деле я не знаю, почему вела себя так. Я словно потеряла контроль над собой.

Сексуальность Мадлен и ее способность строить близкие отношения с мужчинами пострадала из-за пережитого насилия со стороны отчима. Секс и насилие для нее неразрывно связаны.

Сейчас Мадлен снова избегает мужчин. Она много лет ни с кем не встречалась и переживает, что никогда не выйдет замуж и не заведет детей.

Сначала Мадлен попробовала ходить на обычную когнитивную терапию. Ее терапевт сосредоточилась на проблемах настоящего – на том, что Мадлен избегает мужчин. Они редко обсуждали ее детство. Вместо этого Мадлен делала домашние задания: например, заводила разговоры с мужчинами или ходила на вечеринки. Терапевт помогала ей бороться с ошибочными мыслями, такими как: «Мужчины хотят только секса». Для этого она спрашивала, знает ли Мадлен мужчин, которые могут заботиться о ней и хотеть близких отношений.

Терапия продолжалась несколько месяцев. Мадлен снова начала ходить на свидания, но ее тянуло к людям, склонным к насилию. Она признавала, что существуют деликатные мужчины, но ей не доводилось встречаться с ними. Мадлен понимала, что для изменения глубинных закономерностей ее поведения нужно нечто большее.

МАДЛЕН: Мне кажется, терапевт просила меня измениться, но не понимала, почему я такая. Я знаю, что должна ее послушаться, начать доверять мужчинам и перестать избегать отношений. Но ведь я не просто так избегаю мужчин. Мне нужно понять, в чем причина.

Мадлен начала злиться на всех мужчин, которые проявляли к ней интерес. Она понимала, что злость – результат ее искаженных мыслей, но не могла ничего с собой поделать. Ей нужно было направить свой гнев на его истинную причину – отчима. Ей следовало выразить свой гнев и убедиться, что она имеет на него право.

Первые полтора года терапии мы помогали Мадлен вспомнить о насилии с помощью визуализации. Мы побуждали ее обратить свой гнев на отчима и предъявить ему обвинения. Мы посоветовали ей вступить в группу поддержки для переживших инцест и убедили ее, что выбор жестоких партнеров подкрепляет ее ловушку Жестокого обращения.

Понемногу Мадлен снова начала ходить на свидания. И хотя ее по-прежнему привлекали жестокие мужчины, она следовала нашему совету и держалась от них подальше. Вместо этого она обращала внимание на мужчин, которые ей меньше нравились, но зато вели себя уважительно. Она училась требовать уважения к себе, вместо того чтобы ожидать, что мужчина проявит его. Она научилась говорить «нет».

Примерно через год она влюбилась в Бена, нежного и чувствительного мужчину. Даже с ним ей не удалось избавиться от утраты полового влечения, но он был готов помочь ей преодолеть эти проблемы. Сейчас она думает о браке.

В главе 16 мы опишем множество вариантов искоренения ловушки Недоверия и жестокого обращения. Но нужно подчеркнуть, что многие ловушки, особенно Недоверие и жестокое обращение, меняются очень долго и с ними следует работать с помощью терапевта или группы поддержки.

Лечение Мадлен показывает, как терапия ловушек сохраняет практический фокус когнитивной и поведенческой терапии: она развивает навыки и приводит к переменам. Но мы хотим добиться большего, чем кратковременное изменение поведения. Мы стремимся к решению долгосрочных проблем, особенно трудностей в отношениях, заниженной самооценки и карьерных затруднений. Мы стараемся работать с поведением, но обращаем внимание и на то, что люди чувствуют и как они строят отношения.

Следующая глава начинается с опроса, который поможет вам обнаружить, в какие ловушки вы попали.

2
Какие ловушки есть у вас?

В этой главе мы поможем вам определить, какие ловушки сильнее всего проявляются в вашей жизни.

Поставьте каждому из следующих двадцати двух утверждений оценку от 1 до 6 в зависимости от того, насколько оно правдиво для вас.

Критерии оценки

1 Совершенно не обо мне

2 В основном неверно

3 Скорее верно, чем неверно

4 Верно в небольшой степени

5 В основном верно

6 Идеально описывает меня

Вначале оцените, насколько точно это утверждение описывает вас, когда вы были ребенком. Если в разные моменты детства вы ответили бы по-разному, выберите значение, которое больше подходит для возраста до двенадцати лет. Затем оцените, насколько они верны для вас сейчас, во взрослом возрасте. Если в разные периоды вашей жизни ответ был бы разным, поставьте оценку в соответствии со своими чувствами в последние полгода.


Опросник о ловушках





скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8