Диана Гримм.

ЗООПАРК. Книга 1. Deslumbrante



скачать книгу бесплатно

«Что эти двое делают на «Сотне»? Ну и взгляд! Эти точно попали в тюрьму не случайно. У Шрам на лбу написано «убийца», а Рик вообще смахивает на душевнобольного», – Немезида отвернулась от парня и перевела взгляд на сцену.

Толстопузые богачи в сопровождении своих роскошных дам, увешанных мехами и золотом, уже занимали места в креслах. На их раскрасневшихся лицах сияли весёлые улыбки, а глаза горели озорным блеском. При появлении гостей многие заключённые заметно заволновались. Кто-то стал ходить из стороны в сторону, кто-то молился, сложив ладони и подняв глаза куда-то вверх, некоторые заламывали пальцы рук, а несколько человек забились в углы своих камер. Немезида понимала, что это уже повод для страха, но почему-то именно в тот момент она почувствовала небывалую лёгкость. Нервозность отступила, дав возможность девушке немного отдохнуть от постоянного напряжения.

Когда все кресла были заняты, на мониторе высветился знак «100» со словами «Шоу начинается!», и на сцену поднялся молодой ведущий. О его роли сложно было не догадаться. Фрак. Прилизанные тёмные волосы. В одной руке микрофон, в другой планшет. Широкая улыбка, как в рекламе зубной пасты, и сопроводительная речь. Лицемерное приветствие богачей, занявшее, по меньшей мере, полчаса. Глупые шутки. Фальшивый смех.

Стоять в ожидании начала шоу становилось тяжело. Немезида переминалась с ноги на ногу, следя за бесполезным разговором ведущего с богачами, в итоге опустилась на пол и прижалась плечом к стене.

Прошло ещё полчаса. Духота начала давить на голову, сжимая её в свои тиски. Немезида уже не вникала в суть переговоров. Ей надоело слушать о росте стоимости ценных астероидных металлов, выведении новых видов животных, современной медицине, способной пересадить любой орган в тело другого человека, о чудесах техники и прочей чепухе, на которой зациклены все богачи мира. Жажда постепенно брала верх над разумом, и вскоре Немезида не могла думать ни о чём. Ей лишь хотелось, чтобы поскорее всё закончилось. На лбу выступали капельки пота, которые она время от времени вытирала рукавом своего комбинезона. Ожидание настолько выматывало, что девушка уже была готова на любые пытки. «ЗООПАРК меняет психику», – слова, сказанные вчера Каллисто. Если это только начало, то Немезида стала догадываться, что подразумевала соседка. Прошёл какой-то час, а она уже согласна на всё, ради того чтобы выбраться из душной клетки.

Зазвучавшая музыка заставила всех встрепенуться. Немезида с трудом поднялась на ноги и прильнула к стеклу. На краю сцены за большим роялем сидел музыкант, плавно скользивший своими длинными пальцами по клавишам, создавая успокаивающую мелодию из вечной коллекции Людвига ван Бетховена. Рядом с ним стояла оперная певица в длинном пышном платье, которая вскоре звонко запела «Аве Мария». Когда она начинала брать высокие ноты, Немезиде становилось не по себе. По телу пробегала мелкая дрожь, бросая девушку то в жар, то в холод. Атмосфера, и без того напряжённая, становилась совсем невыносимой.

– Шоу объявляю открытым! – радостно объявил ведущий под шквал аплодисментов. – Итак, сегодня разыгрываются: – он обратил всеобщее внимание на монитор, – гридирон!

На экране высветилась первая строчка из пяти.

Некоторые из богатеньких дамочек начали вздыхать и хихикать, тряся своими веерами, а певица продолжала тянуть свою жуткую сонату.

– Бой без правил! – объявил следующую игру ведущий.

Теперь начали ликовать мужчины, улыбаясь и одобрительно кивая друг другу: мол, это будет зрелище.

– Порка! – счастливое лицо ведущего приводило Немезиду в бешенство. Он с таким спокойствием перечислял то, что должны пережить заключённые, будто проводил лекцию в институте. – Пектораль! О, ну это только для девушек, – у парня разве что слюни не текли от собственных слов. – И последнее! Три икса, – он плотоядно усмехнулся. – Посмотрим, есть ли сегодня везунчики! Два билета против пяти игр. Прошу на сцену игрока с билетом номер один!

Раскрасневшаяся полноватая дамочка лет тридцати пяти с копной жёлтых волос, напоминающих солому, поднялась к ведущему и расплылась в довольной улыбке. Ей выпала честь первой выбрать игру.

Немезиду затрясло от подкравшегося ужаса. Каганер продавал билеты на реалити-шоу своего ЗООПАРКа богатеньким извращенцам.

«Вот кто настоящие маньяки! Сколько же Каганер имеет с «Сотни»? Наверное, уже сколотил состояние на десять поколений вперёд!».

Женщина взяла в руки планшет ведущего и включила перемешивание строчек, которые стремительно замелькали на экране. Пока выбиралась игра, богачи совершенно спокойно продолжили обсуждать свои «проблемы». Им было всё равно, что испытывали на тот момент заключённые. Они платили немалые деньги, чтобы оказаться на шоу в качестве зрителя, и ещё больше – чтобы приобрести билет игрока.

Насладившись растерянными напуганными лицами заключённых, дамочка, наконец, прекратила перемешивание. Компьютерная система выбрала порку. Немезида ошарашенно наблюдала за тем, как большинство заключённых облегчённо выдохнули, словно это такая мелочь, которую вполне можно пережить. Кто-то даже заулыбался. С трудом сглотнув подкативший к горлу ком, она вновь смахнула со лба капельки пота и продолжила наблюдать. На сцену выкатили стол с целым арсеналом различных плёток, о которых Немезида могла поверхностно знать только из уроков истории в школе. Недолго думая, богачка остановила свой выбор на плётке с тысячью мелких рыболовных крючков, что очень удивило ведущего.

– Вы же знаете, этой плетью можно ударить лишь раз! – изумился он. – Выберите другую, с помощью которой сможете в полную меру насладиться процессом, – предложил он.

– Нет, нет, я хочу именно эту, – улыбнулась она.

Тогда ему пришлось повиноваться. Настало время выбирать жертву. На этот раз после подачи сигнала разными цветами замигали клетки. Немезида вздрогнула и попятилась назад. Яркие вспышки, ударяющие в глаза, дали понять, что она попала в некое подобие русской рулетки. Выбор мог остановиться на ком угодно. Ноющая певица продолжала свою оперу, богачи поднялись со своих мест, с любопытством наблюдая за огоньками, а многие заключённые закрыли глаза. Постепенно скорость мигающих огней снижалась, что заставляло страх пульсировать в висках. Немезида зарыла рот руками, чтобы не закричать, когда поняла, что выбор медленно подходит к ней.

Двадцать девятая… Тридцатая… Скорость ещё меньше. Тридцать первая… Все в ожидании остановки, но сигнал не поступает. Тридцать вторая… По-прежнему тишина. Шрам и Рик подозрительно улыбаются, не сводя глаз с новенькой.

«Это конец!» – Немезида закрыла глаза и задержала дыхание.

Послышался писк. Система сделала выбор. Музыка стихла, а волна новых аплодисментов встречала «счастливчика» или «счастливицу». Девушка никак не могла открыть глаза. Она боялась узнать, что выбор остановился на ней. Ведь либо это камера 33, либо 34, в которой находился Рик.

«Я должна это сделать», – мысленно уговаривала себя Немезида.

– Поздравляю! – воскликнул ведущий. – Ваш выбор остановился на камере под номером, – после  короткой, но достаточно утомительной паузы он окончил фразу: – …тридцать два!

К тому времени Немезида уже потерялась в реальности. Она с трудом соображала, а голос ведущего и хлопки ладоней казались такими далёкими, будто от них отделяло не тонкое стекло, а бронированная стальная стена. Она пошатнулась и выдохнула. Голова раскалывалась от внезапно подкатившейся боли, а лёгкие кололо от недостатка воздуха. Девушка приложила ладонь к сердцу, вырывающемуся наружу. Ноги подкосились, и она опустилась на пол.

Немезида старалась не смотреть на соседку из 32-й камеры. Антон уже открыл дверь, а подъёмник ждал свою гостью. Она даже представить не могла, что испытывала несчастная девушка в тот момент, но поражалась тому, как стойко и уверенно та направилась навстречу страшной участи. Впрочем, у неё, как и у всех, не было иного выхода. Непослушание – и её органы будут расщеплены на атомы! Человек всегда из двух зол будет выбирать меньшее. Хотя к тому времени Немезида серьёзно задумалась над представленными пытками. Из перечисленного она знала только о порке и имела представление о боях без правил. Гридирон и пектораль ей совершенно ни о чём не говорили, а о трёх иксах она могла лишь догадываться. Наверняка это что-то интимное и даже извращённое.

«В таком случае пусть лучше мои внутренности превратятся в фарш, – со злостью подумала девушка, снова вытерев испарину с лица. – Сейчас бы и от пипетки не отказалась», – с тоской вспомнила она своего адвоката.

Жертву подвели к сооружённому столбу и заставили оголиться до пояса. В зале повисла такая тишина, что стало отчётливо слышно хриплое взволнованное дыхание богачей. Немезида собралась с мыслями и, наконец, подползла к передней стенке. Наблюдать за процессом издевательства над человеком было жутко неприятно, но девушка понимала, что ей нужно бороться со своей трусостью. Ведь она не знала, что выберет второй обилеченный гость, и кто станет жертвой. Игра только начиналась!

Когда дрожащими руками девушка сняла верх комбинезона и обхватила руками столб, Антон надел на её запястья электронные наручники. К сцене приблизились Офелия и двое санитаров с носилками, что вновь заставило Немезиду занервничать.

«Окончательно деградированный класс богачей!» – душа Немезиды кипела от злости.

Дамочка покрутила в руке плётку с тысячью блестящих крючков и широко улыбнулась.

– Боюсь, моей силы будет недостаточно, – промурлыкала она, обходя свою жертву вокруг. – А удар можно нанести только один. Пусть это сделает мужчина! – неожиданно заявила она. – А я продолжу, – женщина перевела взгляд на Антона и передала ему плеть. – Ты! – она сверкнула глазами.

На мгновенье растерявшийся тюремщик тяжело вздохнул, но взял в руки оружие. Дамочка что-то прошептала ему на ухо, после чего он приблизился к жертве и принял боевую позу, расставив ноги в стороны. Музыкант заиграл напряжённую мелодию, и все застыли в ожидании кровавого зрелища.

– Какой кошмар, – в отчаянии прошептала Немезида, распахнув свои и без того большие глаза. Невольно она бросила взгляд на Шрам, упрямо стоящую на ногах и продолжающую наблюдать за новенькой, а потом посмотрела на ухмыляющегося Рика. Парочка буквально упивалась происходящим.

Антон глубоко вдохнул и на выдохе взмахнул плетью, с силой вогнав больше половины крючков под кожу девушки и украсив её бледную спину ярко-алым узором. Жертва вскрикнула от боли, но вмиг замолчала, стиснув зубы и застонав. Богачи засмеялись и стали перешёптываться. Дамочка в разы повеселела и переняла у Антона рукоять плётки. Тюремщик послушно отошёл от места «казни», позволив той довести начатое до конца. Женщина с неприкрытым наслаждением несколько раз легонько подёргала за рукоять, доставляя тем самым немыслимые страдания девушке, и на время замерла, словно размышляя, резко вырывать крючки или медленно. Кровь беспрестанно стекала по спине девушки, впитываясь в комбинезон и капая на пол сцены. Немезиду затошнило. Теперь она поняла, для чего было необходимо пить рвотное. Дальше наблюдать за процессом она не могла. Поэтому отвернулась и закрыла глаза.

Спустя какое-то время дикий крик боли заставил её закрыть руками уши и сжаться. Она поняла, что всё закончилось, когда услышала новый шквал аплодисментов, радостные возгласы и стук хрустальных фужеров. Богачи отмечали окончание первой игры! Тогда Немезида снова осмелилась посмотреть на сцену. Окровавленную обессилевшую девушку освободили, уложили на носилки и, накрыв белой простынёй, поспешно унесли в лазарет. Офелия отправилась вслед за раненой и санитарами, а богачи продолжали пить своё дорогое шампанское.

«Мамочка, мир гораздо страшней, чем мы думали! Нами правят настоящие демоны!» – Немезида проводила медперсонал до лифта печальным взглядом и вновь закрыла глаза, прижавшись лбом к стеклу. Ад наяву! Вот чем теперь представлялась ей жизнь.

Дальше время стало тянуться ещё медленней. Духота, жажда, усталость, моральное истощение едва не доводили Немезиду до обморока. Голода она не испытывала, и вообще была уверена, что не скоро захочет есть после увиденного. Но капля воды была её мечтой. Однако в большей степени утомляло ожидание. Немезида быстро догадалась, для чего нужна была эта рекламная пауза. Какой-то парень из заключённых прибирался на сцене, тщательно отмывая кровь.

«Согласился на эту работу, лишь бы не попасть в сотню!» – единственное, что пришло на ум.

– Успокойся уже! – внезапно заговорил Рик, сидя в углу своей камеры. Немезида бросила на него недоверчивый взгляд. – Сегодня ты просто зритель. Должна же ты знать, чего стоит бояться в ЗООПАРКе больше всего, – его приятный голос был подозрительно вкрадчивым.

Девушка не желала разговаривать, поэтому молча отвела взгляд в сторону.

– Бао обещал отработать, если система не укажет на тебя, – добавил Рик и снова привлёк внимание девушки. – Ты ему понравилась.

Нервы Немезиды были натянуты, как струна. Происходящее давило на психику. Часто задышав от злости, она кинулась в угол и посмотрела в карие глаза парня.

– Значит, выбор не случаен? – прошипела она. – Вы знали, кто станет жертвой!

Рик усмехнулся и встряхнул головой, убрав со лба опустившиеся мокрые завитки волос.

– Пусть богачи и дальше думают, что играют в рулетку. На самом деле выбор делается задолго до их появления. Сейчас ты в этом убедишься. Следующей игрой будет бой без правил. Участниками станем я и она.

Немезида перевела взгляд на Шрам и произнесла:

– Зачем ты мне об этом рассказываешь?

– Об этом все знают, – пожал он плечами и вытер с лица пот. – Странно, что Каллисто тебе не рассказала. Видимо, решила долго с тобой не возиться.

– Чего? – недопонимала она.

Рик хрипло кашлянул и засмеялся.

– Она сказала тебе, что убила шестнадцать человек? Не солгала. Только четверых она прикончила уже в стенах ЗООПАРКа. Это были её сокамерницы, – парень прищурился и внимательно посмотрел в глаза Немезиды. – Последняя всего неделю продержалась.

– Я тебе не верю.

– Поверишь, – протянул Рик. – Когда почувствуешь холодный металл лезвия у своей шеи.

В зал вернулись Офелия и санитары. Это было знаком продолжения игры. Немезида отползла от собеседника и, держась ладонями за стеклянные стены, поднялась на непослушные ноги. Несмотря на слова Рика о том, что она просто зритель, Немезиду по-прежнему мучил дискомфорт, и не отпускало дурное предчувствие. Парень тоже поднялся и выпрямился. Он разминал шейные позвонки и крутил руками, словно разогреваясь для предстоящего боя. Высокий, спортивного телосложения и взглядом, переполненным мужества, мог бы пользоваться популярностью у женского пола, будь он из богатых. Но если попал в ЗООПАРК – значит, был выходцем низших слоёв населения. По крайней мере, так думала Немезида.

Рик не солгал, что должно было обрадовать девушку, но наоборот привело в ещё большее замешательство. Вскоре после того, как мелькающие огни остановились на камерах, в которых находились Шрам и Рик, они без колебаний вышли на сцену. На лицах молодых людей даже были заметны самодовольные улыбки, будто они давно ждали этого часа. А слова лысого толстяка: «Бой насмерть!» нисколько их не смутили. Они были готовы драться до последней капли крови и выполнить прихоть игрока.

Богачи принялись делать ставки, а Шрам и Рик разминаться. Как только ведущий объявил «Бой!», началась настоящая ожесточённая борьба. Парочка нисколько не щадила друг друга и самих себя. Удары кулаками, коленями, локтями, взмахи ногами, захваты – всё выполнялось вполне правдоподобно. Кровь и ссадины постепенно «украшали» лица дерущихся, причём Шрам нисколько не уступала парню, либо же он поддавался.

«Странная парочка!» – думала Немезида, нахмурившись и внимательно следя за боем. Она никак не могла поверить, что они действительно дрались насмерть, и больше остальных ждала окончания шоу. Но послышавшийся хруст, после которого Рик согнулся пополам и упал на колени, заставил её передумать. Парень закашлялся и захрипел. Немезидой вновь овладела паника. Не особо-то приятно наблюдать за тем, как на твоих глазах убивают человека. Она прильнула к стеклу и с ужасом уставилась на сцену. Шрам вытерла с лица кровь и в прыжке нанесла решающий удар коленом по голове Рика. Тот застонал и повалился навзничь.

Не теряя времени, Офелия метнулась к парню и через полминуты констатировала смерть. Богачи начали бурно обсуждать итоги боя и поздравлять победителей, сделавших ставки на Шрам. Сама же девушка совершенно равнодушно перешагнула через тело Рика и, присев на ступеньку, положила локти на колени и опустила голову, чтобы отдышаться. С её разбитого лица капала густая ярко-бордовая кровь, и время от времени она морщилась от приступов боли. Рику удалось нанести ей серьёзные побои.

«Психопаты!» – Немезида сползла по стене на пол и прижалась спиной к углу.

Теперь ведущий объявил окончание шоу, и в считанные минуты богачи скрылись за дверью. Тело Рика погрузили на носилки, накрыли простынёй и спешно удалили из зала, а Офелия подхватила под руку Шрам и повела её к лифту, чтобы отправить в лазарет.

«С ней опасно иметь дело, – размышляла Немезида, провожая бойца угрюмым взглядом. – Прикончила смотрящего. Тем более своего парня, судя по поцелую. Больные люди! Неужели, чтобы выжить, мне придётся стать такой же?».

***

Немезида смогла вернуться в комнату только через час после окончания «Сотни». Её бледное лицо приобрело сероватый оттенок, а глаза потускнели. Бессилие, апатия, эмоциональная подавленность полностью завладели её телом и разумом.

– Я принесла для тебя еду, – сразу сообщила Каллисто, лёжа на кровати и читая книжку.

Но Немезида ничего не ответила. Она молча прошла в уборную и, открыв кран, принялась жадно глотать воду. Вдоволь утолив жажду, сунула голову под ледяную струю, а когда немного остыла, опустилась на колени и зарыдала.

– Эй, ты чего? – спросила соседка, подойдя к приоткрытой двери. – Совсем плохо было?

Немезида толкнула дверь ногой, захлопнув её перед самым носом Каллисто, и прижалась к полотну спиной. Она ни с кем не хотела разговаривать, тем более изливать душу. Она не знала, можно ли кому-то здесь доверять, и как жить дальше после всего увиденного. Девушка не была уверена, что впредь сможет спокойно спать, есть, даже дышать. «Сотня» оставила в её душе кровавый отпечаток обречённой безысходности.

Глава 6. Лазарет

Немезида ступила на путь жизни, насыщенной душевной болью, страхами и недоверием. Неуверенность в собственных силах лишь росла с каждым новым днём. Она плохо спала, а если засыпала – её мучили кошмары, связанные с кровожадными богачами. Чаще приходилось видеть жестокие издевательства над другими заключёнными, но иногда в роли жертвы оказывалась она сама. Вздрагивая и просыпаясь в холодном поту, она долго не могла прийти в себя. Нервно бродила по камере, пыталась успокоиться, обливаясь холодной водой, но сердце уже забыло, что такое привычный человеческий ритм. Теперь оно билось, как у напуганного кролика.



Шрам для Немезиды стала целой отдельной историей. Она не выходила у неё из головы ни днём ни ночью. Девушка никак не могла понять, что могло подтолкнуть её на убийство собственного парня. Если выбор подстроен, а перемешивание – трюк, то почему она организовала эту ситуацию, зная, что у богачей свои причуды? Регулярно видя Шрам в столовой, Немезида приходила в смятение. Побитая, с перевязанным запястьем, швами и пластырями на лице – она всё же была жива. Это создавало много вопросов. Неужели ей удалось победить парня с весьма внушительными мышцами? Или же Рик поддался?



Рик! Тот, кто снился ей каждую ночь! Словно его пронзительные глаза даже после смерти следили за ней. Вспоминая тот жуткий бой вновь и вновь, девушка лишь ещё больше впадала в депрессию.



«Ничто не вечно, а порой вообще кратковременно. Сколько ему было? Лет двадцать восемь, не больше, – Немезида часто размышляла о нём. – Скорее всего, испанец. Интересно, что означает «деслюмбранте»? Надо будет сходить в библиотеку, глянуть в словаре… Нет, о чём я думаю?! Какая библиотека?! Здесь нужно смотреть в оба, чтобы кто-нибудь не пришил ненароком!».



Не меньше Немезиду интересовал Бао, который теперь сидел за своим столиком лишь в компании Геллы, а место Рика одиноко пустовало. Азиат согласился отработать неприкосновенность девушки на прошедшей «Сотне», и ей хотелось обсудить это и выразить свою благодарность. Но слова Каллисто о слабости корейца к пекинеске отталкивали, и она никак не могла решиться на разговор.



Сама же Каллисто вообще стала в жизни Немезиды больным местом. Резкая смена её настроения, грубость и в то же время навязчивая дружба не давали покоя. Каждый вечер, ложась в постель, Немезида вспоминала то, о чём поведал ей Рик перед своей смертью. Каллисто убила четырёх сокамерниц. Если это правда, то у девушки есть веский повод для страха. Но был ли у парня смысл врать?



Вскоре от недосыпания, недоедания и эмоционального потрясения у Немезиды случился обморок. Её доставили в лазарет, где Офелия незамедлительно приступила к осмотру девушки.



– Четыре дня в тюрьме, а уже обморок, – проговорила медсестра, светя в глаза Немезиды ярким лучом фонарика. – Я же говорила, что мы с тобой часто будем встречаться, – она что-то отметила в своём планшете и начала копаться в чемодане с инструментами.



Немезида тяжело вздохнула и опустила голову на кушетку. Лежать на твёрдой поверхности было неудобно, но голова кружилась так, что девушка не могла даже сидеть. Сквозь туманную пелену она смутно видела светло-бирюзовые стены небольшого уютного кабинета, пропитанного запахом нашатыря и прочих лекарств, и множество зелёных растений. Здесь тоже не было окон, и отсутствие солнечного света уже начинало раздражать Немезиду. Становилось ясно, почему у всех заключённых такая бледная кожа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15