Диана Гэблдон.

Написано кровью моего сердца. Книга 2. Кровь от крови моей



скачать книгу бесплатно

Но в складках здешней местности могут скрываться не только трупы. Уильям машинально схватился за пояс, ища нож – которого, разумеется, там не оказалось, и выругался вслух.

Это будто послужило сигналом – из рощи донесся шум. И трупы тут были ни при чем. Мужские голоса то ругались, то убеждали, в ответ раздался визг. Уильям схватил какую-то ветку и побежал в рощу, крича изо всех сил. Его услышали: женщины визжали уже не так истошно, а мужчины – их определенно было больше одного: двое? трое? – испугались и взволнованно заспорили. Но говорили они не на английском!

– Mistkerle!33
  Подлецы! (нем.)


[Закрыть]
– взревел Уильям. – Вонючие гессенцы! Feiglinge!44
  Трусы! (нем.)


[Закрыть]
Трусливые дерьмоеды!

Обсыпанный листьями и ветками, Уильям вывалился из кустов и увидел, как мужчины – судя по шуму, девушки были все еще с ними – направились к дороге.

Перестав кричать, он сменил направление и бросился обратно к дороге. Ветки хлестали его по лицу, недозрелые каштаны били по голове и плечам… Вот они! Из-за деревьев у дороги высунулся мужчина, но тут же отпрянул и под громкий вскрик вытащил за шею упирающуюся Фанни.

Уильям кинулся к ним, громко ругаясь и размахивая импровизированной дубинкой. Должно быть, вкупе с мундиром это выглядело пугающе – мужчина отпустил Фанни и бросился наутек. Фанни покачнулась и упала на колени. Крови на ней нет, значит, не ранена, все хорошо…

– Джейн! – закричал Уильям. – Джейн! Где ты?

– Здесь! Зде… – Она внезапно замолчала, но Уильям уже увидел ее футах в десяти отсюда и нырнул в подлесок.

С нею было двое мужчин. Один зажимал ей рот ладонью, другой пытался снять штык с мушкета. Уильям ногой выбил у него из рук оружие и напал. Через миг дородный солдат сшиб его на землю – может, он и не знал, что делать со штыком, зато руками драться умел.

Они катались по земле, тяжело дыша и пропахивая борозды, сучья ломались под ними с сухим треском, похожим на выстрелы. Уильям услышал хриплый мужской крик – наверное, Джейн ударила его, умничка! – но все его внимание занимал противник, пытающийся его задушить. Уильям схватил его за запястья и, вспомнив Бана Тарлетона, дернул на себя и ударил лбом в лицо.

Прием сработал и на этот раз: раздался жуткий хруст, в лицо брызнула горячая кровь, хватка мужчины ослабла, и Уильям выполз из-под него. Кружилась голова, однако Уильяма ждал другой противник. Гессенец успел открутить штык и теперь держал его в руке.

– Вот, возьми! – напугав Уильяма, из кустов рядом с ним выскочила Джейн и что-то сунула ему в руку.

Нож, слава богу! Со штыком не сравнится, но какое-никакое, а оружие.

Джейн все еще стояла рядом, Уильям схватил ее за руку и принялся отступать, угрожающе выставив в сторону гессенца нож. Может, это один из тех сукиных сынов, что ударили его по голове? Вполне возможно, хотя опознать его Уильям не мог – перед глазами плавали темные пятна, а мужчина сейчас был без зеленого мундира. Смутно подумалось – может, все сукины сыны носят зеленые мундиры?

Они вышли на дорогу, и там на них напали. Девушки снова завизжали, Уильям, кажется, пырнул ножом одного из мужчин, а потом вдруг очутился на земле, глотая пыль. Он быстро поднялся, не дав одному из ублюдков пнуть себя в лицо… кто-то кричал, стучали копыта, Уильям выпустил руку мужчины и обернулся. По дороге на муле скакала Рэйчел Хантер, размахивая чепчиком и крича:

– Дядя Хирам! Кузен Сет! Быстрей! Сюда! Помогите мне!

Мул Уильяма поднял голову от травы, которую щипал, и криком поприветствовал мула Рэйчел. Для дезертиров это стало последней каплей: они замерли, вытаращив глаза, а потом повернулись и помчались за своим сбежавшим ранее товарищем.

Уильям какое-то время стоял, покачиваясь и тяжело дыша, потом опустил руку с ножом и резко сел наземь.

– А вы-то что здесь делаете? – Он и сам заметил, как раздраженно прозвучал его голос.

Рэйчел ничего не сказала. Спрыгнув с мула, она подвела его к мулу Уильяма и привязала к повозке. Потом подошла к Уильяму, стряхнула пыль с его колен и принялась осматривать его конечности.

– Вы, случайно, не видели двух девушек? – спросил Уильям, подняв на нее взгляд.

– Видела. Они убежали в рощу. А насчет того, что я здесь делаю… Я уже трижды проехала по этой дороге туда-сюда в поисках твоего кузена Йена Мюррея. – Она пристально посмотрела на Уильяма, будто ожидая, что он начнет возражать насчет своего родства с Мюрреем.

В иных обстоятельствах Уильям, может, обиделся бы, но сейчас у него на это не хватало сил.

– Если бы ты видел его, мертвым или живым, ты ведь сказал бы мне? – спросила Рэйчел.

– Да.

После удара, сломавшего дезертиру нос, на лбу вскочила шишка, и Уильям осторожно потер ее.

Рэйчел глубоко вздохнула, вытерла фартуком лицо и надела чепчик. Посмотрев на Уильяма, она покачала головой.

– Ты петух, Уильям, – мрачно сказала она. – Я замечала это в тебе раньше, но сейчас полностью убедилась.

– Петух, вот как, – холодно повторил он, стряхивая пыль с рукава. – Значит, вы считаете меня напыщенным, хвастливым задирой?

Рэйчел выгнула брови. Ее брови имели не классическую форму, они поднимались к вискам, и даже когда ее лицо было спокойным, придавали ему заинтересованный вид. А когда Рэйчел волновалась, выражение ее лица становилось несколько хищным. Вот как теперь. Впрочем, лицо Рэйчел снова расслабилось.

– Нет. Уильям, ты когда-нибудь держал кур?

– Несколько лет назад, – ответил он, изучая прореху у локтя мундира, рваную дыру в рубахе и окровавленную царапину на коже. Черт, один из этих мерзавцев успел ткнуть его штыком. – Потом некогда было, и мое знакомство с курицами ограничивалось обедами, на которых они присутствовали в качестве блюд. А что?

– Видишь ли, петух – создание удивительной храбрости. Он бросается на врага, даже зная, что умрет, но это дает его курочкам время, чтобы сбежать.

Уильям дернул головой.

– Моим курочкам? – Кровь бросилась ему в лицо. – Моим? – Он посмотрел на рощу, в которой исчезли Джейн и Фанни, потом перевел взгляд на Рэйчел. – Вы не поняли, что они шлюхи?

Рэйчел раздраженно закатила глаза.

– Полагаю, я провела в армии больше времени, чем ты. Я встречала женщин, у которых нет имущества и защитников, и потому им приходилось прибегать к чудовищным средствам и продавать свои тела.

– Чудовищным? – повторил Уильям. – Вы понимаете, что я… Рэйчел топнула ногой и сердито посмотрела на него.

– Не мог бы ты перестать повторять за мной? Я пыталась сделать тебе комплимент – хотя я твой друг и буду опечалена, если твоя задиристость доведет тебя до могилы. Шлюхи эти девушки или нет и платишь ли ты за их услуги – не важно.

– Не важ… – негодующе начал было Уильям, но осекся, чтобы его снова не обвинили в повторении. – Ни черта я не плачу им!

– Не важно.

О боже, она сама повторила!

– В конце концов, ты и сам вел себя так по отношению ко мне.

– Вы… Я вел?

Рэйчел шумно выдохнула и выразительно посмотрела на него. Забудь она на миг о принципах квакеров, наверное, пнула бы его в лодыжку или наступила на ногу.

– Дважды, – нарочито вежливым тоном добавила она. – Неужели обстоятельства тогда были столь ничтожны или ты просто забыл?

– Напомните, – сухо сказал Уильям, отдирая от мундира порванный подклад, чтобы стереть с лица грязь и кровь.

Рэйчел фыркнула, однако сказала:

– Неужели ты забыл то гнусное создание, что напало на нас в том жутком месте по дороге в Нью-Йорк?

– Ах, это… – От воспоминаний екнуло в животе. – Я это делал не только ради вас. Вообще-то у меня тогда не было особого выбора, он пытался раскроить мне голову топором.

– К тебе прямо-таки мистически влечет маньяков с топорами, – нахмурившись, заметила Рэйчел. – Тот мистер Баг все-таки ударил тебя топором по голове. Однако, убивая его, ты защищал меня и Йена от подобной судьбы, так ведь?

– Да ну? – сердито сказал Уильям. – Откуда вам знать, может, я мстил ему за то, что он посмел напасть на меня?

– Ты, может, задирист, но не мстителен, – упрекнула его Рэйчел. Достав из кармана платок, она отерла лоснящееся от пота лицо. – Давай поищем твоих… спутниц?

– Давайте, – обреченно согласился Уильям и посмотрел в сторону рощи. – Однако они, скорее всего, убегут, если за ними пойду я.

Нетерпеливо фыркнув, Рэйчел вошла в рощу, ломясь сквозь подлесок, будто голодный медведь. Уильям усмехнулся этому сравнению, но раздавшийся крик стер ухмылку с его лица. Уильям бросился за Рэйчел, но она уже возвращалась, таща за руку Джейн. Та пыталась отбиться свободной рукой, метя в лицо Рэйчел.

– Хватит! – рявкнул Уильям, схватил Джейн за плечи и вырвал из рук Рэйчел. Джейн тут же накинулась на него, но руки Уильяма были длиннее, и он без труда удерживал ее на расстоянии.

– Перестань! – сердито сказал он. – Никто здесь не причинит тебе вреда. По крайней мере, сейчас.

Джейн замерла, будто загнанное в угол животное, тяжело дыша и переводя взгляд с Уильяма на Рэйчел и обратно.

– Он прав, – медленно подходя к девушке, подтвердила Рэйчел. – Сейчас тебе ничего не грозит. Как тебя зовут?

– Ее зовут Джейн, фамилии не знаю, – ответил Уильям, ослабляя хватку, но готовясь снова вцепиться в плечи девушки, если она рванется.

Джейн не пыталась бежать, но и ничего не говорила. Ее платье было порвано у шеи, и она машинально ухватилась за края, пытаясь свести их вместе.

– Ты не видел мои вещи? – почти спокойным тоном спросила она. – У меня там были швейные принадлежности. Мне нужна иголка.

– Я поищу, – миролюбиво предложила Рэйчел. – Они остались в лесу?

– Там! – резко воскликнула Фанни за спиной Уильяма, и он понял, что девушка стоит здесь уже какое-то время.

– Что там? – нетерпеливо спросил он, полуобернувшись к ней и одновременно пытаясь не спускать глаз с Джейн и Рэйчел.

– Там индеес! – сказала Фанни и ткнула пальцем в сторону рощи.

– Йен!

Проворно, будто бекас, Рэйчел перебежала через дорогу и исчезла в роще. Уильям поспешил за ней, держа руку на ноже. Индеец мог оказаться не один, а уж если это не Мюррей…

Хотя нет, все-таки Мюррей – судя по смешанному возгласу облегчения и ужаса, который издала Рэйчел.

Мюррей скорчился в тени большой сосны, полузасыпанный сосновыми иголками – видимо, он пытался спрятаться, но потерял сознание прежде, чем успел завершить свой труд.

– Он дышит, – с надеждой произнесла Рэйчел.

– Хорошо, – ответил Уильям и, присев рядом с Рэйчел, положил руку на плечо Мюррея, собираясь перевернуть того на спину.

Бесчувственное тело внезапно вскрикнуло, дернулось и встало на колени. Покачиваясь и дико озираясь, Мюррей схватился за плечо, и Уильям с запозданием увидел засохшую кровь и свежие ручейки крови, вытекавшие из опухшей раны в плече, откуда торчала обломанная стрела.

– Йен, это я, – сказала Рэйчел. – Все хорошо. Я тебя нашла. Ее голос звучал твердо, но руки, когда она коснулась Мюррея, дрожали.

Мюррей хватанул ртом воздух, и его затуманенный взгляд стал осмысленным. Он посмотрел на Фанни и Джейн, потом на хмурого Уильяма, затем с облегчением на Рэйчел, закрыл глаза и глубоко вздохнул.

– Taing do Dhia, – сказал он и сел.

– Воды! – потребовала Рэйчел, встряхнув пустую фляжку, которая лежала рядом с Йеном. – Уильям, у тебя есть вода?

– У меня есть, – сказала Джейн, берясь за висящую на шее фляжку. – Он поправится, как вы думаете?

Бледная от волнения Рэйчел не ответила – она поила Мюррея. Уильям заметил смазанную боевую раскраску на лице Мюррея, и его волосы встали дыбом при мысли о том, что тот мог убить кого-нибудь из английских солдат. Но этот паршивец хотя бы не носит на поясе скальпы.

Рэйчел тихо разговаривала о чем-то с Мюрреем, время от времени задумчиво поглядывая на Уильяма.

Как ни странно, он понял, о чем она думает. Впрочем, ничего удивительного в этом нет: он тоже задавался мыслью о том, сможет ли Мюррей ехать на муле. Пешком он далеко не уйдет. А если не сможет… удастся ли Рэйчел убедить Уильяма отвезти ее и Мюррея в город на повозке?

Сердце екнуло при мысли о возвращении в Филадельфию.

Уильям обернулся к Джейн, но ни ее, ни Фанни уже не было рядом. Он почти встал, когда услышал протестующий рев мула Рэйчел. Через несколько секунд Уильям достиг дороги. Джейн безуспешно пыталась усадить Фанни в седло. Девчушка хваталась за щетинистую гриву мула и пыталась закинуть ногу на его спину, но мул решительно сопротивлялся, дергая головой и пятясь.

Уильям в три шага настиг Фанни и подхватил ее за талию.

– Отпусти его, малышка, – спокойно сказал он.

Несмотря на изящную фигурку, Фанни оказалась довольно увесистой. От нее пахло чем-то сладким, хотя шея была грязной, а одежда в пыли.

Уильям поставил девочку на землю и перевел взгляд на Джейн, которая смотрела на него с вызовом. Он успел немного изучить ее и знал, что вздернутый подбородок и стиснутые зубы означают испуг, и заговорил с ней гораздо мягче, чем мог:

– Ну и куда вы собрались?

– Я… ну, в Нью-Йорк, – неуверенно ответила она, стреляя глазами по сторонам, будто в поисках опасности.

– Без меня? Мадам, меня ранит ваше неожиданное неприятие. Молю, ответьте, чем я заслужил это?

Джейн поджала губы, но шутливый тон Уильяма отчасти ее успокоил. Она была все еще красной от физического напряжения, однако дышала уже не так рвано.

– Полагаю, лорд Элсмир, нам следует расстаться. – Ее попытка говорить, как принято в высшем обществе, была трогательно-нелепой. – Я… мы теперь будем путешествовать сами.

Уильям сложил руки на груди, прислонился к повозке и свысока посмотрел на Джейн.

– Как? У вас нет денег, нет лошадей, и вы не пройдете пешком и пяти миль, чтобы не наткнуться на кого-то наподобие тех гессенцев.

– Я… у меня есть немного денег. – Она провела рукой по юбке, очерчивая выпуклость на месте кармана.

Тлевший глубоко внутри гнев полыхнул ярким пламенем.

– Где ты взяла их? – схватив Джейн за руку, резко спросил Уильям. – Разве я не запретил тебе продавать свое тело?

Джейн выдернула руку и отступила.

– У тебя нет никакого права запрещать мне делать то, что я хочу! – покраснев, выпалила она. – И хотя это не твое дело, но я заработала свои деньги вовсе не лежа на спине!

– А как тогда? Предлагая мужчинам свою сестру?

Джейн влепила ему хлесткую пощечину. Уильям понимал, что не должен был этого говорить, но это знание и горящая от удара щека лишь сильнее разозлили его.

– Следовало бы оставить тебя здесь, ты…

– Отлично! Именно это мне и нужно! Ты… ты…

Прежде чем кто-либо из них подобрал нужный эпитет, из рощи вышли Рэйчел и Йен. Высокий шотландец привалился к девушке, и Уильям, в последний раз зло глянув на Джейн, поспешил помочь Рэйчел и подставил свое плечо под тяжелое тело Мюррея. Тот напрягся, сопротивляясь, однако был вынужден принять его помощь.

– Что случилось? – спросил Уильям, кивая на обломок стрелы. – Личные счеты или случайный выстрел?

Мюррей нехотя усмехнулся.

– Наемники, – прохрипел он и сел у открытого борта повозки. Он дышал тяжело, будто загнанный бык, но вполне владел собой. Он коротко глянул на Уильяма и спросил: – Что ты делаешь здесь, a fang Sassunaich?55
  Английский стервятник (гэльск.).


[Закрыть]

– Не твое дело, я здесь случайно оказался, – ответил Уильям и, приняв решение, повернулся к Рэйчел. – Берите повозку и доставьте девушек куда-нибудь в безопасное место.

– Что… – Рэйчел осеклась, когда девушки пробежали мимо нее и скрылись в роще. – Куда они побежали?

– О боже, – вздохнул Уильям, кинувшись за ними. – Ждите здесь!

***

Девушки бежали медленней его и не умели прятаться в лесу, к тому же Фанни была неповоротливей сестры, и Уильям схватил ее за фартук, когда она перелезала через бревно. К его удивлению, она набросилась на него, пытаясь расцарапать лицо и крича:

– Беги, Двени, беги!

– А ну прекрати! – сердито воскликнул Уильям, удерживая ее на расстоянии вытянутых рук. – Ох! – Фанни укусила его за запястье, и он ее отпустил.

Фанни соскользнула с бревна и бросилась бежать, словно заяц, по-прежнему крича. Уильям кинулся было за ней, но остановился. С одной стороны, ему очень хотелось бросить их на произвол судьбы, а с другой… Вспомнилось, как Мак рассказывал ему о ржанках однажды, когда они сидели недалеко от Уотендлат-Тарн и наблюдали за птицами, поедая хлеб с сыром.

– Отстань, Мак, – пробормотал Уильям и отбросил воспоминания и о конюхе, и о Хелуотере. Но они все равно вернулись.

«Ржанки убегают и кричат, будто раненые, видишь? – Мак удерживал его за талию, не давая подойти слишком близко к порхающим птицам. – Но они всего лишь уводят тебя от гнезда, чтобы ты не раздавил их яйца или не ранил птенцов. Осмотрись, и ты увидишь их».

Уильям затаил дыхание и принялся медленно и тщательно осматриваться, едва двигая головой. Вот оно, гнездо ржанки, – Джейн не повезло, она надела сегодня розовое платье, и ее зад розовел в десяти футах от Уильяма, будто пара яичек в гнезде.

Уильям не спеша подошел к ней. Хотелось шлепнуть ее по соблазнительной округлости, но он просто положил руку на ее спину.

– Попалась. Ты водишь.

Джейн вывернулась из-под его руки и вскочила на ноги.

– Что, черт возьми, ты имеешь в виду? – нервно косясь на него, сердито спросила она.

– Ты никогда не играла в салочки? – удивился он, чувствуя себя довольно глупо.

– А, так это игра. Понятно. Играла, но не долго.

Да уж, в борделе вряд ли играют в салочки…

– Послушай, мы хотим уйти, – скованно проговорила Джейн. – Я… я ценю то, что ты сделал для меня… для нас, но…

– Сядь. – Он подвел Джейн к бревну, через которое недавно перелезла ее сестра, и, надавив на плечо, заставил сесть. Затем сел рядом и взял ее за руку, маленькую, холодную и влажную от травы, в которой Джейн пряталась.

– Выслушай меня, – твердо, но не враждебно, как он надеялся, сказал Уильям. – Я не позволю вам сбежать. Это мое последнее слово. Если вы хотите идти в Нью-Йорк вместе с армией, я помогу вам, я уже это обещал. Если вы хотите вернуться в Филадельфию…

– Нет! – с неприкрытым ужасом воскликнула Джейн. Она отчаянно попыталась выдернуть руку, но Уильям держал крепко.

– Это из-за капитана Харкнесса? Потому что…

Джейн вскрикнула раненой птицей, и Уильям крепче сжал ее запястье. Какие тонкие косточки, удивительно, что Джейн такая сильная.

– Я знаю, что ты украла горжет, – сказал Уильям. – Ничего страшного, никто этого не узнает. Обещаю, Харкнесс больше никогда тебя не тронет.

Она издала странный булькающий звук – то ли смешок, то ли всхлип.

– Полковник Тарлетон – помнишь, тот драгун в зеленом, который заигрывал с тобой? – сказал, что Харкнесс в самовольной отлучке и до сих пор не вернулся в полк. Ты об этом что-нибудь знаешь?

– Нет. Отпусти меня. Пожалуйста.

Прежде чем Уильям успел ответить ей, из-за деревьев донесся высокий, чистый голосок Фанни:

– Лушше скави ему, Двени.

– Фанни! – позабыв, что не свободна, Джейн рванулась к сестре. – Стой там!

Фанни вышла из-за деревьев.

– Если не скавешь ты, скаву я. Он не пведаст. – Ее большие карие глаза, не отрываясь, смотрели на Уильяма. Фанни подошла ближе, настороженная, но ничуть не испуганная. – Если я скаву тебе, ты обесяешь не уводить нас обватно?

– Куда обратно?

– В Филадельфию. Или авмию.

Уильям раздраженно вздохнул, но решил не применять силу. По-видимому, он ничего не добьется от девушек, пока не согласится на их условия. Впрочем, было у него некое недоброе предчувствие насчет того, что он услышит…

– Обещаю.

Однако Фанни попятилась, не веря.

– Клянись, – сложив руки на груди, потребовала она.

– Кля… ох. Черт. Ладно, клянусь честью.

Джейн невесело усмехнулась.

– Полагаешь, у меня нет чести? – уязвленно спросил Уильям, повернувшись к ней.

– Откуда мне знать, что такое честь? – возразила она, выпятив дрожащий подбородок.

– Ради собственной безопасности тебе лучше думать, что человек чести – это я, – ответил ей Уильям и повернулся к Фанни: – Чем мне поклясться?

– Головой матеви.

– Моя мать умерла.

– Тогда головой отца.

«Которого из двух?» – подумал Уильям и глубоко вздохнул.

– Клянусь головой отца, – спокойно произнес он.

И они рассказали ему все.

***

– Я знала, что он вернется, – сказала Джейн. Она сидела на бревне, зажав ладони между коленей и опустив взгляд на землю. – Они всегда возвращаются. Ну, те, которые плохие. – Голос ее звучал равнодушно, но губы на миг поджались. – Им невыносимо думать, что ты можешь избежать… избежать. Хотя я полагала, что он выберет меня.

Фанни сидела рядом с сестрой и теперь обняла ее, и уткнулась лицом в плечо, обтянутое розовой тканью.

– Пвости, – прошептала она.

– Ничего, малышка. – Джейн похлопала Фанни по ноге, и лицо ее приняло жестокое выражение. – Ты не виновата и больше никогда – никогда! – так не думай.

У Уильяма от отвращения перехватило горло при мысли о том, что эту красивую девочку…

– Ее девственность стоит десять фунтов, – напомнила Джейн. – Миссис Эббот берегла Фанни для толстосума, которому нравятся неопытные девочки. Капитан Харкнесс предложил ей двадцать фунтов. – Джейн впервые за последнее время посмотрела в глаза Уильяму и сказала просто: – У меня столько не было, и я попросила миссис Эббот разрешить мне пойти вместе с Фанни – мол, со мной она меньше шуметь будет. Я ведь знала, какой он, Харкнесс. Он не из тех, кто по-простому сунет и делает свое дело. Он играет с тобой, заставляет понемногу раздеваться и… и делать всякое… пока он говорит о том, что с тобой сделает…

Было нетрудно зайти Харкнессу за спину, пока он смотрел на Фанни. Джейн украла с кухни нож и вынесла его, пряча под юбками.

– Я хотела ударить его в спину, – опустив глаза, продолжила Джейн. – Я видела такое однажды. Но он все понял по лицу Фанни… она не виновата, она просто не сдержалась, – быстро добавила Джейн. – Но он тут же обернулся, и у меня не осталось выбора.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10