Десмонд Моррис.

Голый человек (сборник)



скачать книгу бесплатно

Тоффана была ответственна более чем за 600 смертей (и за появление такого же числа состоятельных вдов), в результате чего именно она считается величайшей отравительницей всех времен. Ее преступная деятельность стала достоянием общественности в 1709 году. Джулия Тоффана была арестована, подвергнута пыткам и умерщвлена в тюрьме.

Наряду с цветом щек важную роль играет их форма. В Европе щеки с ямочками всегда считались привлекательными, так как, согласно поверью, ямочки представляли собой отпечатки пальца Господа. Сегодня они встречаются довольно редко, и так, по всей вероятности, было всегда. Наверное, по этой причине с ними связано множество суеверий. Им посвящено немало поговорок, таких как «Если у тебя ямочки на щеках, ты покоришь много сердец» и «Если у тебя ямочки на щеках, ты никогда не совершишь убийство».

Древние греки тоже придавали большое значение форме щек как стандарту красоты и практиковали особый жест – поглаживание щеки. Большой палец упирался в одну скулу, а указательный в другую. Из этого исходного положения ладонь мягко опускалась по щекам к подбородку. В процессе этого движения большой и указательный пальцы постепенно сближались друг с другом, как бы придавая лицу конусообразную форму. Эллины считали яйцевидную форму лица идеалом женской красоты. Современные греки интерпретируют это движение точно так же.

Когда человек хочет выразить недоверие, он упирается языком в щеку, в результате чего ее форма искажается. Считается, что это единственный способ воспрепятствовать словам, которые «вертятся на кончике языка». Показать «щеку» подобным образом считалось грубостью, особенно если это делали дети.

Еще один жест, связанный со щекой и практикуемый главным образом в Италии, – завинчивание щеки. Указательный палец упирается в щеку и совершает вращательное движение, словно что-то завинчивает. Он известен почти каждому итальянцу, от Турина на севере до Сицилии на юге. Он всегда имел одно и то же значение: «Хорошо!» По своему происхождению это комплимент шеф-повару, означающий, что паста превосходна – al dente, или «на зубок», о чем свидетельствует упертый в зубы палец. Однако со временем этот жест использовался во все более и более широком контексте, означая все хорошее.

Если сложить ладони вместе и опереться щекой на верхнюю, получится широко распространенный знак «я хочу спать», в основе которого лежит убеждение, будто процесс сна начинается с того момента, когда щека касается подушки. Интересно, что, когда люди испытывают усталость или скуку, но вынуждены оставаться за столом или за партой, они чаще всего подпирают щеку ладонью. Если лекторы или преподаватели видят, что их студенты сидят в такой позе, это должно заставить их задуматься. Еще более очевидный знак скуки – сморщивание щеки, когда уголки губ оттягиваются назад, в результате чего щеки собираются в складки. Это мимическое движение означает также недоверие и сарказм.

В некоторых областях Средиземноморья щипок за собственную щеку выражает восхищение чем-либо.

Почти всюду тот же самый щипок, но за щеку другого человека означает расположение и привязанность. Этот жест в обиходе уже свыше 2000 лет – он был популярен еще в Древнем Риме. Его обычно практикуют взрослые по отношению к детям (что тем зачастую очень не нравится), но он может использоваться в шутливой форме и среди взрослых.

Похлопывание по щеке практикуется в качестве более мягкой альтернативы, но этот жест тоже может вызывать раздражение, если носит слишком энергичный характер. В случаях, когда проявление расположения и привязанности неискренно, похлопывание может граничить с легкими оплеухами. Человек попадает в неловкое положение: он сознает, что подвергается оскорблению, и ничего не может с этим поделать, так как этот жест очень близок к дружественному.

Давние традиции имеет пощечина. Это классическая реакция женщины на нежеланное внимание к ней со стороны мужчины. В сущности, пощечина – это демонстративный удар, то есть удар, создающий много шума, но не влекущий большого физического ущерба и не вызывающий чрезмерной защитной или агрессивной реакции со стороны жертвы. Пощечина лишь охлаждает пыл того, кто ее получил, а собственно значение происходящего доходит до него позже.

На противоположном конце эмоциональной шкалы находятся поцелуй в щеку, прикосновение к щеке и нежное поглаживание щеки. Поцелуй в щеку – это взаимное действие, допустимое только для тех людей, которые имеют одинаковый статус. Он широко распространен во многих странах как знак приветствия и прощания. Женщины с накрашенными губами соприкасаются щеками, издавая звук поцелуя. В театральных кругах и в высших социальных сферах поцелуй в щеку практикуется очень часто, тогда как в низших слоях общества им обмениваются редко – в основном близкие родственники. В разных странах существуют разные обычаи на этот счет. Жители некоторых государств Восточной Европы в знак приветствия целуются в губы, а не в щеку.

Причинение увечий в районе щек никогда не пользовалось особой популярностью. Однако в соответствии с существовавшим в древности обычаем женщины во время погребальной церемонии расцарапывали лица в кровь, выражая тем самым скорбь. Джон Булвер сообщает, что это привело к принятию закона «о гладкости щек»: «У пожилых римских дам настолько вошло в привычку расцарапывать себе щеки в знак траура, что сенат издал эдикт, запрещавший им делать это, так как гладкие щеки служат символом скромности и стыдливости».

Члены племенных сообществ разукрашивали щеки краской, наносили на них татуировки и надрезы и прокалывали их. За исключением уже упоминавшихся пудры и румян, на Западе какие-либо средства для украшения щек практически не использовались, если не считать короткого периода расцвета панк-рока в 70-е годы XX века, когда женщины протыкали щеки булавками, обычно ближе ко рту. Постепенно на смену настоящим булавкам пришли ложные, создававшие иллюзию, будто щеки пронизаны ими, хотя в действительности это было не так.

Единственная другая форма украшения щек, заслуживающая особого упоминания, – это мушка, бывшая в большой моде в XVII и XVIII веках. Она началась с сокрытия небольших изъянов на коже лица, но в скором времени обрела собственную косметическую жизнь. Согласно легенде, Венера родилась с натуральной мушкой на щеке, и считалось, что подражающие ей дамы становятся красивее. Это дало повод маскировать родинки, бородавки и оспинки с помощью круглого кусочка черной бумаги или закрашивать их черным карандашом.

Данная форма украшения щек стала настолько популярной, что даже женщины с идеальной кожей лица начали приклеивать мушки с чисто декоративной целью. Со временем они приобрели в придворных кругах такое значение, что в течение определенного периода господствовало мнение, будто все следующие моде дамы должны носить их постоянно, если только они не соблюдают траур. В конце XVII века один злой на язык француз, посетивший Лондон, заметил: «В Англии все женщины – молодые и старые, красивые и уродливые – носят наклейки на лице, пока не оказываются прикованными к постели. Я насчитывал по пятнадцать и больше наклеек на смуглых, морщинистых лицах старух, похожих на ведьм…»

К началу XVIII века эта мода настолько развилась и усложнилась, что расположение мушек на щеках стало иметь политическое значение: сторонницы партии тори (правое крыло) украшали правую щеку, а сторонницы партии вигов (левое крыло) – левую. Мушки перестали быть круглыми и приняли формы звезды, полумесяца, короны, ромба и сердца. Впоследствии они исчезли, но время от времени появлялись, оставаясь пережитком прошлого.

В наши дни данная мода фактически канула в Лету, и сегодня женщины борются с изъянами кожи щек другими способами. Поскольку гладкие щеки свидетельствуют о том, что их обладательница молода и здорова, для привлекательной женщины вдвойне важно скрыть угри, прыщи, пятна, морщины, неровности кожи и другие дефекты. Если традиционные косметические средства не помогают, необходимо применять более радикальные методы. С этой целью пластические хирурги разработали несколько новых процедур.

Одна из них – шлифование кожи, или, если использовать научный термин, «микродермабразия». В ходе ее щеки обдувают струей мелких, как песок, кристаллов оксида алюминия, в результате чего удаляется верхний слой кожи. Если процедура проходит успешно, после нее кожа щек становится гораздо более гладкой.

Другая манипуляция – химическое отслаивание кожи. В этом случае на щеки наносят тонкий слой специального геля, который примерно через пять минут аккуратно стирают. Этот кислотный состав удаляет наружные поврежденные слои кожи.

Третий метод предусматривает использование высокотехнологичной комбинации ультразвука, микротока, вакуума и лазера.

Все три процедуры обычно приходится повторять несколько раз, и результаты не всегда получаются идеальными, но прогресс в этой области косметологии осуществляется постоянно, и недалек тот день, когда любая женщина сможет купить себе гладкие щеки – за определенную цену.

8
Губы

В человеческих губах есть нечто очень странное. Их способность выворачиваться наизнанку уникальна для животного мира. Большинство людей не осознают этого, воспринимая свои губы как должное, и им в голову не приходит сравнивать их с губами наших родственников – обезьян. Но если мы бросим взгляд на рот шимпанзе или гориллы, то не увидим мягких, мясистых, блестящих губ, подаренных природой каждому человеку.

Почему же у людей такие губы? И опять ответ на этот вопрос связан с нашей эволюцией как «детоподобных» взрослых. По мере того как наша взрослая анатомия и наше взрослое поведение становились все более детскими, мы сохраняли все больше и больше «младенческих» черт. Наши губы являются частью этой тенденции. И поскольку в анатомическом плане женщина более продвинута, нежели мужчина, то есть более юна, ее губы заметнее и сильнее выдаются вперед. В результате они стали объектом пристального внимания.

Но каково происхождение этих уникальных губ? Ответ может дать не человеческий младенец и даже не детеныш шимпанзе, а его крошечный эмбрион. В гестационном возрасте шестнадцать недель у зародыша обезьяны наблюдается типичный человеческий рот с большими, мягкими губами. Через два месяца, когда он достигает возраста двадцати шести недель, они уменьшаются в размерах, становятся тонкими и остаются такими на всю последующую жизнь. Таким образом, человеческие губы не просто младенческие, а эмбриональные.

В отличие от детеныша шимпанзе, человеческий младенец сохраняет черты, свойственные зародышу, и появляется на свет с надутыми губами, которые в скором времени жадно обхватывают округлый сосок матери. А детеныш шимпанзе вместо этого зажимает своими тонкими губами длинный сосок своей матери и выкачивает молоко, подобно тому, как фермер доит корову.

Таким образом, уникальные вывернутые человеческие губы прекрасно приспособлены к выполнению своей первой функции – извлечению молока из не менее уникальной женской груди. Они герметично соединяются с округлой поверхностью соска. Однако если бы история заканчивалась на этом, то после отлучения от груди и перехода на твердую пищу губы младенца заворачивались бы внутрь и с возрастом делались тонкими, как у других приматов. Действительно, у взрослых мужчин они становятся чуть плотнее и тоньше, а в первобытном состоянии со временем исчезают из вида среди усов и бороды.

Тем не менее у обычной женщины губы остаются полными и мягкими на протяжении всей жизни или по крайней мере до очень пожилого возраста, когда она присоединяется к лагерю тонкогубых. С наступлением половой зрелости девушка начинает относиться к своим губам как к источнику мощных сексуальных сигналов. Она облизывает их, надувает и посылает воздушные поцелуи. Еще до того, как губы молодой женщины встречаются с губами ее первого возлюбленного, они играют важную роль в демонстрации женственности.

Что же придает губам такую сексуальность? Дело в том, что по форме, текстуре и цвету они очень напоминают другие женские губы, являющиеся средоточием сексуальности.

Когда женщина испытывает сексуальное возбуждение, к ее половым губам приливает кровь и они набухают. Одновременно то же самое происходит и с губами на лице. Ключевым фактором этого процесса является приток крови из внутренних органов к поверхности. Кожа сексуально активной женщины в результате того, что крошечные кровеносные сосуды наполняются кровью, пылает и блестит. Эта дополнительная кровь прибывает быстрее, чем происходит ее отток, и поверхность кожи становится все более чувствительной к прикосновениям. В первую очередь сказанное относится к губам. Расширенные капилляры делают губы – и те и другие – более заметными, так как они ярко контрастируют с окружающей плотью.

В первобытном обществе женщины интуитивно эксплуатировали эту мимикрию. В Древнем Египте проститутки красили губы красной краской. На одном папирусе, датируемом 1150 годом до н. э., изображена сцена в борделе Фив, на которой полуодетая молодая женщина в одной руке держит зеркало, а другой наносит длинной палочкой краску на губы, в то время как плешивый клиент с эрегированным пенисом протягивает руку к ее гениталиям. Таким образом, связь между красными женскими губами и сексом люди понимали свыше трех тысяч лет назад.

На самом деле женщины начали красить губы намного раньше. Великая царица Пуаби, правившая в городе Ур, который находился на юге современного Ирака, была погребена вместе с большим запасом косметики для загробной жизни. Ее краски – красные для губ, белые, зеленые и черные, вероятно, для глаз – хранились в больших раковинах моллюсков либо в имитировавших их раковинах из серебра и золота.

Самая первая краска для губ изготавливалась путем дробления красной охры в мелкий порошок с помощью пестика и ступки, который затем смешивался с животным жиром. Позже, в IV веке до н. э., склонные к экспериментам древние греки добавляли в эту смесь растительные красители, человеческую слюну, овечий пот и даже крокодильи экскременты. Во II веке н. э. женщины в Палестине уже имели возможность выбирать цвет краски – красный, оранжевый, малиновый или лиловый.

С тех времен эта практика демонстрации женственности неизменно пользовалась популярностью, хотя иногда она подвергалась гонениям со стороны власть имущих пуритан. В тех культурах, где царил режим, проводивший политику ограничения сексуальных удовольствий, женщинам запрещалось красить губы. В экстремальных случаях даже ненакрашенные губы считались слишком сексуальными, и несчастным женщинам приходилось прятать их под вуалью или закрывать шарфом.

Широко распространено мнение, будто нормы ислама требуют от женщины прятать губы. Это не так. Действительно, в мусульманских странах многие женщины скрывают их под паранджой, но это не имеет никакого отношения к учению Мохаммеда. Данный обычай был навязан женщинам патриархальным обществом. В его основе лежат не религиозные, а сексистские мотивы, поскольку в исламском обществе мужчины рассматривают женщин в качестве своей собственности.

Христианская церковь в разные эпохи своей истории относилась к красным женским губам по-разному. Когда ее иерархи придерживались широких взглядов, отношение было терпимым. Но были периоды, когда накрашенные губы считались злом и дерзким вызовом Богу, сотворившему человека по своему образу и подобию. В XVII веке один священник назвал накрашенные губы эмблемой шлюхи, поскольку они разжигают огонь похоти в сердцах мужчин, имевших несчастье бросить на них свой взгляд.

Политики обычно стараются не касаться подобных вопросов, но однажды в Англии XVIII века они сочли себя обязанными принять закон, запрещавший красить губы, ибо некоторые мужчины опасались, что женщины с красными губами способны обманом заманить их под венец. Этот нелепый закон стал для молодых дам того времени настоящей проблемой, но они ее, конечно, решили. Перед тем как появиться на публике, женщины сосали зерна гранатов или просто щипали свои губы.

Несмотря на запреты со стороны церкви и государства, косметика для губ не исчезла и время от времени продолжала появляться в рамках того или иного стиля. Из «Журнала для женщин» конца 20-х годов XIX века явствует, что в тот период в моду вошла новая форма губ – «лук купидона». В соответствии с ней губы увеличивались вертикально, а не горизонтально. Нижняя губа была глубже, но не шире, а верхняя имела выраженное углубление под носом. Такая форма придавала женскому рту детское выражение и служила призывным сигналом галантным кавалерам, сообщавшим о том, что невинная девушка нуждается в их защите.

В наши дни употребление губной помады обеспечивает существование крупной отрасли экономики. Эта отрасль неуклонно развивалась на протяжении XX века. К концу Викторианской эпохи, в силу присущих ей ханжеству и двойных стандартов, красные губы стали символом служительниц домов удовольствий. Бесчисленные клиенты наслаждались ими, прежде чем вернуться домой к своим женам с бледными губами.

Во время Первой мировой войны губная помада начала медленное восхождение по социальной лестнице, проникнув из борделей в театры, а из театров в среду богемы. После войны, в бурные 20-е годы XX столетия, она распространилась еще дальше – в танцзалах появились элегантные девушки с накрашенными губами. В 20–30-е годы губной помадой начали пользоваться звезды бурно развивавшегося кинематографа, и в скором времени она стала социальной нормой.

Одна из первых кинозвезд, Клара Боу, возродила форму губ «лук купидона», но еще в более смелой, яркой версии. Из-за детского лица ее вполне заслуженно окрестили самой страстной джазовой малышкой в кино, и в 1925 году она снялась в фильме «Губы моей леди». В 30-е годы на сцену вышли более импозантные женщины с агрессивной раскраской губ, после чего наивный «лук купидона» был признан устаревшим оружием.

К началу Второй мировой войны ярко-красные губы, по крайней мере у молодых женщин, стали символом патриотизма. Они были призваны повышать боевой дух солдат. На плакатах с призывами вступать в армию мы видим изображения красных женских губ, словно обещавших свою поддержку всем, кто выступит на защиту родины.

В 1945 году, с окончанием Второй мировой войны, начался период строгой экономии. Разрушенное хозяйство восстанавливалось, но губная помада считалась теперь роскошью и была представлена лишь в нескольких оттенках ярко-красного цвета. Никакие другие цвета не использовались. Все изменилось в 50-е годы. Во Франции и Италии в губную помаду стали добавлять белую титановую краску для получения более бледных цветов, в результате чего диапазон ее оттенков резко расширился. Имевшие большое влияние модные журналы каждый год предлагали новый цвет, который приобретал бешеную популярность на весь сезон, а потом уступал место очередному «последнему писку».

В 60-е годы прошлого столетия, когда появились противозачаточные таблетки, начался бум неприкрытой сексуальности, и женщины стали энергичнее выражать свою индивидуальность. Вместо одного доминирующего цвета губной помады предлагался широкий диапазон оттенков, многие из которых были очень бледными.

С приходом феминизма, в 70-е годы, опять произошли коренные изменения. Наступила новая эпоха пуританства, за которое на сей раз ратовали женщины, и теперь пользование губной помадой рассматривалось как потворство мужским желаниям. Феминистки принципиально не красили губы. В то же самое время женщины в массовом порядке протестовали против войны во Вьетнаме, и те из них, кто не разделял феминистские взгляды, иногда пользовались губной помадой темных цветов – синей, лиловой и даже черной.

Когда война во Вьетнаме закончилась и женщины добились большего социального равенства, они отказались от крайних форм боевой раскраски и захотели опять стать похожими на женщин. В 80–90-е годы снова вернулась ярко-красная помада.

К началу XXI века женщины начали выражать свои сексуальные желания откровеннее, чем когда бы то ни было, и вместе с большей уверенностью в себе и открытостью появились новые виды губной помады, отражавшие эту эротическую тенденцию. Использовались три основные стратегии – ярко-красные губы, более яркие, чем когда-либо раньше, губы натурального цвета с блеском и комбинация этих двух вариантов – очень красные и блестящие губы. Ключевым фактором стала индивидуальность. Женщины перестали быть рабынями одного доминирующего стиля. Каждая из них самостоятельно принимает решение, какой ей быть сегодня. На одном концерте поп-звезда может выйти на сцену с кроваво-красными губами, на другом – с блестящими розовыми, а на третьем – вообще без помады.

Рекламные объявления пестрят описаниями ультраблестящих губ, сочных губ, роскошных губ, влажных губ. Описания сопровождаются цветными фотографиями губ, настолько блестящих и влажных, что они неизбежно вызывают физиологическую реакцию. Производители губной помады создают не увеличенный рот, а пару супергуб. Посылаемый ими сигнал очевиден для всех – женщины активно демонстрируют свою любовь к сексу, и им безразлично, кто как к этому относится.

Однако все эти ухищрения по увеличению губ бледнеют на фоне того, что делают с женскими губами в некоторых племенных сообществах. У народа сурма, обитающего на юго-западе Эфиопии, взрослых представительниц слабого пола называют «женщины-тарелки». В возрасте двадцати с небольшим, за шесть месяцев до свадьбы, им надрезают либо нижнюю, либо верхнюю губу и в разрез вставляют маленькую пластинку, называемую губной серьгой. Она оттягивает губу, делая ее похожей на обтянутое кожей кольцо. Женщины периодически заменяют пластинку, каждый раз на чуть большую, пока она не становится размером с тарелку. Прежде пластинки имели клиновидную форму и вырезались из дерева, но впоследствии стали применяться круглые из обожженной глины. Когда женщины остаются одни, едят, спят или находятся в компании товарок, им позволено вынимать губную серьгу. При этом их разрезанная, растянутая губа безвольно свисает вниз. В присутствии мужчин они обязательно должны носить пластинку, ведь она является показателем их статуса. Размер губной серьги соответствует ценности женщины. Самая большая пластинка, какую только способна носить женщина, служит мерой ее красоты и определяет число голов скота, которое семья жениха должна заплатить за нее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49