Десмонд Моррис.

Голый человек (сборник)



скачать книгу бесплатно

Помимо откусывания и пережевывания пищи зубы стискиваются, скрежещут и стучат от холода. Стискиваются они при большом физическом усилии или в предвкушении боли. Это действие отражается на лице борца, проводящего схватку, и ребенка, которому собираются делать укол, и представляет собой древнюю реакцию на угрозу телесного повреждения. Удар в приоткрытый рот способен причинить гораздо больший ущерб, чем в том случае, если зубы стиснуты.

Скрежещут зубы главным образом во сне, и это является признаком сдерживаемой ярости. Это тоже первобытная реакция, своего рода «сон, приснившийся мышцам», когда спящий человек символически сокрушает во сне врагов.

Хотя зубная эмаль является самым твердым веществом во всем человеческом теле, сегодня кариес – самый распространенный недуг в мире. Причина вполне очевидна. Живущие в полости рта бактерии Lactobacillus acidophilus любят углеводы, и, если после еды частицы пищи, содержащие сахар или крахмал, прилипают к зубам или деснам, они быстро превращают их в молочную кислоту. Ее бактерии любят еще больше и начинают активно производить, пока слюна во рту не оказывается перенасыщенной ею. Молочная кислота разъедает эмаль, в результате чего в зубах образуются отверстия, которые со временем превращаются в гниющие дупла. Примеров, подтверждающих это, немало. Так, у живших в военное время в Европе детей, в рационе которых имелось очень мало рафинированного сахара и крахмалосодержащих продуктов, дыр в зубах почти не было. Точно так же у животных, потребляющих богатую сахаром пищу, зубы гниют, если они поедают ее обычным способом. Однако если их зубы не касаются этой пищи, то есть животным дают ее через трубочку, процесс гниения их не затрагивает. Больше того, шимпанзе, живущие в глубине джунглей, имеют превосходные зубы, тогда как у их собратьев, кормящихся у человеческих поселений, они гнилые.

И все же есть феномены, которые мы просто не в состоянии объяснить. Например, некоторые люди, судя по всему, обладают иммунитетом к кариесу, даже когда в их рацион входит самая нездоровая с точки зрения сохранности зубов пища. У других зубы гниют, несмотря на все профилактические меры как в плане диеты, так и в плане гигиены полости рта. В соответствии с элементарной логикой, нижние передние зубы должны быть более подвержены кариесу, так как они, в силу земной гравитации, больше других зубов контактируют с пищей, а следовательно, и с молочной кислотой. Как это ни удивительно, они наиболее устойчивы к поражению эмали. В западном мире 90 % людей имеют здоровые нижние передние зубы, в то время как у 60 % отсутствуют верхние правые коренные зубы, потерянные в результате кариеса. Несмотря на крупные достижения в области стоматологии, зубы все еще хранят некоторые из своих тайн.

На Западе здоровые белоснежные зубы всегда считались признаком красоты, но представители многих культур придерживались иного мнения. В Африке, Азии и Северной Америке существовала практика удаления центральных резцов, чтобы подчеркнуть заостренные клыки, дабы рот выглядел угрожающе и больше походил на пасть животного.

Еще одним способом придания зубам зловещего вида является подпиливание их с целью заострения на концах.

Он также был широко распространен в Африке, Юго-Восточной Азии, Северной и Южной Америке. Иногда, подчеркивая высокий статус, зубы заменяли драгоценными камнями или благородными металлами. Зачастую эти операции осуществлялись в определенные моменты жизни, в первую очередь по достижении половой зрелости и перед свадьбой.

В некоторых уголках мира роль зубов не преувеличивалась, а преуменьшалась. На Бали, к примеру, юноши и девушки подвергались болезненной операции по стачиванию заостренных концов резцов, чтобы их рот меньше походил на пасть животного. В других восточных культурах женщины красили зубы в черный или красный цвет, делая их фактически невидимыми, что придавало лицу детское выражение – словно они находятся на той стадии развития, когда у них еще нет зубов. В таком виде они представлялись мужьям более зависимыми и смиренными.

Поскольку сегодня на Западе два ряда белоснежных зубов являются неотъемлемым атрибутом красоты (ее можно усилить с помощью современных методов отбеливания), нам трудно понять, как можно считать черные зубы привлекательными. В конце концов, естественный цвет здоровых молодых зубов – белый, так что же могло придавать черным зубам привлекательность?

Ответ на этот вопрос в эпоху Елизаветы I был следующим: цена на сахар. Тогда лишь очень богатые люди могли позволить себе набивать рот сластями, в результате чего и ходили с гнилыми, почерневшими зубами. Из этого следовало, что, если человек был слишком беден, чтобы испортить себе зубы, но ему очень хотелось выглядеть богатым, оставалось лишь придать им испорченный вид. Таким образом, окрашивание зубов в черный цвет создавало видимость обладания высоким статусом и, соответственно, повышало социальную привлекательность. В конце концов у самой королевы были черные зубы.

Раньше в Японии черные зубы тоже были в моде. В этот цвет их красили женщины из высшего общества. Считалось, что черные зубы (охагуро) делают женщину особенно красивой. Краску изготавливали, вымачивая железные опилки в саке или чае. Ее использование достигло пика в XVIII веке, и эта мода сохранялась до 1873 года, когда императрица впервые появилась на публике с белыми зубами. В других странах Востока было весьма популярным жевание бетеля, в результате чего зубы тоже чернели. Делали эту жвачку из листьев растения бетель, пальмовых орехов и известковой пасты, получаемой в результате измельчения раковин моллюсков. По своей консистенции бетель напоминает жевательный табак. Схема была такая: кусочки ореха добавляли в пасту, все это заворачивали в лист бетеля, после чего засовывали в рот и жевали. Бетель оказывает слабое стимулирующее действие, а также придает зубам темный цвет, а губам красный. Его употребление было настолько распространено в Юго-Восточной Азии, что местные девушки говорили: «Только у собак, духов и европейцев белые зубы». Популярность бетеля начала падать в XX веке сначала в городах, а затем и в сельской местности.

Как правило, жевание бетеля окрашивало зубы лишь в темно-коричневый цвет, и в некоторых странах, к примеру во Вьетнаме, женщинам, желавшим добиться совершенства в красоте за счет радикально черных зубов, приходилось принимать особые меры. Они использовали черный лак, но этот метод был сопряжен с определенными трудностями, поскольку слюна его вымывала. В результате нанесение на зубы лака превратилось в настоящую церемонию, включавшую несколько процедур и предусматривавшую определенные ограничения – отказ от твердой пищи в течение недели и потребление жидкости только через соломинку. Для молодых девушек это был ритуал вступления во взрослую жизнь, после которого они считались достаточно красивыми для замужества. Если бы тамошних барышень спросили, что плохого в белых зубах, они ответили бы, что с такими зубами могут ходить только дикари.

В конце XX века западные женщины проявили первые признаки неудовлетворенности абсолютной белизной своих зубов. Однако речь шла не о черных зубах, а о «зубных драгоценностях». Пионеры этой моды просверливали в зубах маленькие отверстия и вставляли в них крошечные бриллианты. Сверкающая улыбка стала ослепительной. Но для большинства женщин эта процедура была все-таки экстремальной. Затем некоторые знаменитости, включая одну из участниц популярной группы Spice Girls, вставили себе по золотому зубу. В скором времени вошли в обиход съемные золотые коронки. Затем мода наклеивать очень маленькие драгоценные камни на ногти распространилась на зубы и неожиданно приобрела популярность. Для того чтобы прикрепить их специальным клеем к зубам, требуется три минуты. Снимаются они так же легко. Крошечные кристаллы в форме сердец, цветков, кружков или звезд размером от 2 до 4 миллиметров можно носить и всего один день, и целый год. Они бывают как бросающимися в глаза, так и весьма скромными – в зависимости от того, к каким зубам крепятся. Тот факт, что они нарушают естественность широкой белозубой улыбки, может свидетельствовать лишь об одном: это не более чем преходящий каприз моды.

Два главных компонента рта – зубы и язык – постоянно увлажняются за счет секреции трех пар слюнных желез. Пара, расположенная в щеках, известная как околоушные железы, выделяет около 25 % всей слюны; та, что расположена под коренными зубами – подчелюстные железы, – является наиболее производительной, на ее долю приходится 70 % слюны; и та, что расположена под языком – подъязычные железы, – вырабатывает оставшиеся 5 %. Общий объем слюны, вырабатываемой за день, колеблется от 0,5 до 1,5 литра. Чем больше съедается пищи, тем больше выделяется слюны. Страх и сильное возбуждение снижают ее производство.

Когда слюна выходит из каналов слюнных желез, она стерильна – в ней нет бактерий, но после нескольких кругооборотов по полости рта она уже содержит от 10 миллионов до миллиарда микроорганизмов на 1 кубический сантиметр. Бактерии проникают в нее из крошечных фрагментов «влажной перхоти», которые всегда присутствуют в полости рта, поскольку от ее поверхности постоянно отделяются старые клетки, заменяющиеся новыми.

Слюна выполняет несколько функций. Она смачивает пищу и делает ее доступной для вкусовых рецепторов, так как вкус сухой пищи ощутить невозможно. Она также пропитывает массу пережеванной пищи, прежде чем та будет проглочена, и тем самым облегчает ее прохождение по пищеводу. Ее качество как смазывающего средства повышается в присутствии белка, называемого муцином. Если пища пережевывается достаточно долго, содержащийся в слюне энзим, называемый птиалином, начинает превращать крахмал в мальтозу. Птиалин обладает бактерицидными свойствами, как и другие лизоцимы, которые способствуют очищению полости рта и зубов. Кроме того, слюна содержит химические вещества, создающие слегка щелочную среду, а она обеспечивает частичную нейтрализацию кислоты на зубной эмали. И наконец, смазывающее действие слюны улучшает качество вокализации, что, несомненно, понимает тот, кто когда-либо пытался говорить с пересохшим ртом.

10
Шея

На Западе мужчины склонны смотреть на женскую шею как на нечто, служащее опорой для головы. Они могут сознавать, что ее кожа чувствительна к ласкам и что поцелуи в этой зоне способны возбуждать женщину во время любовной прелюдии, но не более того. Во всяком случае, она не рассматривается в качестве важной эрогенной зоны.

В Японии ситуация совершенно иная. Там демонстрация обнаженной задней части женской шеи считается одним из наиболее откровенных сексуальных проявлений – чем-то вроде демонстрации обнаженной груди на Западе. Это было допустимо для гейши, но абсолютно неприемлемо для порядочной женщины.

Каждая гейша обучалась искусству элегантного обнажения шеи, в чем можно удостовериться в Киото, где еще сохранились традиции этого ремесла. Спереди кимоно гейши поднимается высоко, а сзади опускается, обнажая шею и часть спины, «намного ниже первого позвонка». Как заметил некий комментатор, мужчины повсюду любуются декольте, но в Японии оно находится сзади.

Нанося белую косметику (одним из главных ее ингредиентов является помет соловья), гейша оставляет небольшую полоску чистой кожи вокруг линии волос. Это подчеркивает искусственность украшения и возбуждает мужчин, привлекая их внимание именно к этой коже. Согласно мнению одного наблюдателя, эротическая значимость данного обычая усиливается формой зоны «обнаженной шеи» – «идеальной буквы V, намекающей на интимные части женского тела».

В японском языке существует специальное определение красивой формы линии волос на задней части шеи – комата но кереагатта хито, но его смысл со временем изменился. Поскольку рисунок умышленно выполняется в форме гениталий, эта фраза теперь означает понятие «гейша с красивым лоном».

Бытует любопытная версия относительно того, почему в центре эротического внимания японцев оказалась женская шея, а не грудь. Согласно ей, причина заключается в том, что японские дети традиционно проводят время за спиной матери, привязанные сзади, а также в том, что грудь японок сравнительно невелика по размерам.


В анатомическом плане шея считалась самой тонкой частью женского тела. Наряду с тем что она служит мостом между ртом и желудком, носом и легкими, головным и спинным мозгом, по ней проходят важнейшие кровеносные сосуды, соединяющие сердце и мозг. Все эти коммуникации окружены сложными по составу группами мышц, которые дают голове возможность наклоняться, поворачиваться, откидываться назад и совершать целый ряд движений, посылающих важные сигналы в процессе общения.

Традиционно в высшей степени женственной считается грациозная лебединая шея, а подлинно мужскую называют бычьей. Эти различия достаточно ощутимы. Женская шея длиннее и тоньше, чем мужская, а также имеет коническую форму. Отчасти это связано с тем, что женщины отличаются более короткой грудной клеткой, верхняя часть их грудины располагается ниже по отношению к позвоночнику, чем верхняя часть мужской грудины, а отчасти с тем, что у мужчин более развитая мускулатура. Это половое различие, вне всякого сомнения, появилось во время продолжительной охотничьей фазы человеческой эволюции, когда мужчины с сильной, короткой шеей имели преимущество в любой схватке.

Еще одно половое различие в отношении шеи касается адамова яблока, которое намного лучше выражено по сравнению с яблоком Евы. Дело в том, что женщины, обладающие более высоким голосом, имеют короткие голосовые связки. Длина женских голосовых связок составляет всего 13 миллиметров, тогда как длина мужских достигает 18 миллиметров. Женская гортань приблизительно на 30 процентов меньше, чем мужская, и располагается она чуть выше, в результате является менее выпуклой. Это различие появляется только после полового созревания, когда мужской голос ломается и становится низким. Голос взрослой женщины в гораздо большей степени сохраняет «детскость», и его частота колеблется от 230 до 255 герц, в то время как частота голоса взрослого мужчины составляет 130–145 герц.

По какой-то причине гортань профессиональных проституток имеет несколько большие размеры по сравнению с гортанью остальных женщин, и, соответственно, у них более низкий голос, то есть они более мужеподобны. Почему это происходит, неизвестно, и остается только предполагать, что необычный стиль сексуальной жизни так или иначе нарушает гормональный баланс.

Поскольку женская шея значительно более изящна, чем мужская, художники зачастую преувеличивали эту черту, стремясь создать суперженственные образы. Мультипликаторы идут еще дальше, делая женские шеи у?же и длиннее, чем это допускают анатомические нормы. Модельные агентства, как правило, отбирают девушек с более тонкой и длинной шеей, нежели у среднестатистических представительниц слабого пола.

В одной культуре стремление к тому, чтобы женщины обладали длинной шеей, дошло до крайности. Женщины племени падаунг, принадлежащего к народу каренов и обитающего в Бирме, имеют – по определению европейцев – «жирафьи шеи». Слово «падаунг» означает «тот, кто носит медь», и женщины племени, в соответствии с местной модой, с раннего возраста начинают носить медные шейные кольца. Начинаясь с пяти, из года в год число колец увеличивается. Взрослые женщины носят 20–30 колец, но их конечная цель – 32, хотя такой результат достигается довольно редко. Медные кольца надевают также на руки и на ноги, и их общий вес может доходить до 30 килограммов. Несмотря на это, женщины не сидят сложа руки. Они много ходят и трудятся в поле.

Самое удивительное в этом обычае заключается в достигаемом благодаря ему эффекте удлинения шеи. Документально зафиксированный рекорд составляет 40 сантиметров. В результате такой практики шейные мышцы и позвонки растягиваются совершенно аномальным образом. Говорят, что, если женщина с такой длинной шеей снимет кольца, она не сможет держать голову. Европейцы, восхищенные этими удивительными анатомическими достижениями, показывали таких женщин во время цирковых реприз – пока демонстрация людей с необычными анатомическими особенностями не перестала считаться допустимой.

Сегодня для женщин падаунг главная забота состоит не в том, как дальше жить с этими причудливыми украшениями, доставляющими столько неудобств, что казалось бы вполне естественным, а в том, где раздобыть денег на дорогостоящие медные кольца. Не так давно они смогли решить эту проблему. Женщины начали тайком пробираться через границу в Таиланд и позировать перед фотокамерами туристов, получая за каждый снимок 10 долларов. Некоторые наблюдатели говорят о возврате к порочной практике цирковых реприз, но им можно возразить, что, с учетом роста цен на медные кольца, это по крайней мере позволяет сохранить древнюю традицию.

Если вы спросите историков, каким образом в племени падаунг возник обычай удлинения шеи, они ответят, что в древности женщины подвергались нападениям тигров и были вынуждены защищать шею с помощью колец. Современные женщины падаунг никогда не слышали эту легенду и говорят, что носят кольца просто для красоты. И кто мы такие, с нашими штифтами в языках, проколотыми пупками и кольцами на гениталиях, чтобы критиковать их?


В оккультных кругах шея всегда считалась важной зоной тела, и не случайно в мифологии о вампирах ритуальный укус неизменно производится именно в шею. В некоторых культах, таких как вуду, практикуемом на Гаити, существует поверье, будто человеческая душа пребывает в задней части шеи. Оккультное значение шеи явилось причиной широкого распространения обычая носить ожерелья. Это были не просто украшения. Они защищали жизненно важную часть тела от пагубных влияний, таких как сглаз.

Старейшее из известных ожерелий носил неандерталец. Эта форма телесного украшения действительно имеет древнюю историю. Во Франции были обнаружены два доисторических ожерелья, изготовленные из зубов животных: одно, из Ла Кины, датируется IV веком до н. э., второе, из Грот-дю-Ренн, – еще старше. Столь же древнее ожерелье найдено в Западной Австралии, в местечке Манду-Манду. И наконец, обнаруженное в Патнии, индийский штат Махараштра, ожерелье из скорлупы страусиных яиц датируется III веком до н. э. Эти несколько примеров ясно свидетельствуют о том, что ношение ожерелий было широко распространено еще 30 тысяч лет назад.

Некоторые из первых ожерелий делали из простых предметов, таких как рыбий позвоночник. Но одно весьма необычное, найденное во Франции, было изготовлено 11 тысяч лет назад – в каменном веке – из 19 искусно вырезанных костных фрагментов. 18 из них имели форму головы козерога, а один – бизона. Это говорит о том, какое внимание уделялось украшениям, носившимся на шее.

Шея являлась объектом оккультных ритуалов. Известно, что, если на некоторое время перекрыть сонные артерии, располагающиеся на шее сбоку и снабжающие кровью мозг, сознание мутится и человек становится легко внушаемым. Причина заключается в недостатке поступающего в мозг кислорода, но во время религиозных ритуалов такая реакция могла приписываться действию сверхъестественных сил.

Гораздо более щадящая форма манипуляции с шеей была разработана Матиасом Александером и носит название «метод Александера». В его основе лежит идея, согласно которой при изменении основного положения шеи на плечах можно не только устранять определенные физиологические симптомы, но и лечить различные психологические расстройства. Некоторые критики этой концепции заявляют, что она и наделяет шею чуть ли не мистической властью над всеми остальными частями тела, но все это имеет довольно простое объяснение. Поскольку жители городов проводят много времени сгорбившись за столом или ссутулившись в кресле, шея постепенно утрачивает свое естественное вертикальное положение. Если метод Александера поможет его восстановить, остальные части тела автоматически обретут утраченные баланс и здоровый тонус, а это, в свою очередь, будет способствовать улучшению психологического состояния. Здесь не больше мистики, чем в упражнениях, выполняемых балериной на репетиции. В обоих случаях шея является ключом к равновесию тела.

Число связанных с шеей жестов сравнительно невелико. Самый распространенный из них – когда люди проводят ладонью, имитирующей нож, перед горлом. Этот жест имеет два тесно взаимосвязанных значения. Если человек гневается, это может означать, что он перерезал бы горло кому-то другому. Если же он испытывает чувство вины, то адресует данное действие самому себе.

Другой широко известный жест – «шутливое самоудушение», когда человек хватается руками за горло, делая вид, будто душит себя. Как и в случае с «перерезанием» горла, этот жест имеет два тесно взаимосвязанных значения: «Я хочу задушить тебя» или «Я бы задушил себя».

Еще один популярный жест, связанный с шеей, – «Я сыт по горло», когда человек несколько раз постукивает внутренней боковой поверхностью указательного пальца по горлу. Этот жест означает, что он настолько наелся, что больше ему ничего не лезет в горло.

Гораздо большее значение, нежели эти региональные жесты, имеют движения шеи, вызывающие, в свою очередь, различные движения или положения головы. Эти движения бывают двух видов. Первые адаптируют тело к окружающей среде, когда голова поворачивается, чтобы взглянуть на что-то, подается вперед, чтобы что-то лучше расслышать, и поднимается, чтобы понюхать воздух. Функция вторых – передача визуальных сигналов компаньонам. Это кивки головой, ее наклоны, встряхивания, вскидывания и указания. Женщины и мужчины выполняют эти и большинство других движений шеи одинаково, но три сигнала свойственны только женщинам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49