Денис Егоров.

Веселая стройка



скачать книгу бесплатно

С чувством юмора у директора было неважно. Он подошёл к дверям кабинета и строго сказал секретарше:

– Антонина Петровна! Я прошу вас срочно подготовить на дверь кабинета табличку с моей фамилией, именем и отчеством! Поскольку товарищи иногда путаются.

Он пожал всем руки и попрощался. Дима хотел снова что-то спросить, но мощный Славик выпихнул его из кабинета и закрыл дверь. Все молча спустились по лестнице и закурили на крыльце конторы.

– Удружил ты мне, – негодовал Дима, – поставил в глупое положение… Абрам Моисеевич…

– Именно поэтому тебя и не назначили начальником, – веселился Славик. – Директор мне сначала говорит: Диму назначим на ответственнейшее дело! Его, и только его! А как же можно дело такое поручать нечестивцу, не знающему имени падишаха?

– Вот ещё! Я бы и не согласился начальником, – неубедительно ответил Дима.

– С чего начнём? – спросил Дэн.

– Машина твоя тут? Поехали на поле глянем, – предложил мудрый Коля.

Поехали на поле.

Снег недавно сошёл, и кругом были лужи, земля была покрыта прошлогодней травой. Поле начиналось от дороги и оканчивалось обрывистым берегом, под которым шумела широкая река. Она служила границей между Россией и Эстонией, русский берег густо порос лесом и выглядел очень дремуче. Прямоугольник поля замыкали ольховые рощи с одной стороны и большой старый дом с забором – с другой.

– Этакая грязища тут, – Дима попробовал ногой землю и тут же увяз. – Намучаемся.

– Ничего. Быстро высохнет, – сказал Коля. Он родился в деревне и с интересом посмотрел на дом. – Похоже на хутор. Неплохое хозяйство. Добротно смотрится.

– Триста метров на пятьсот, – оценил Славик масштабы поля. – Говорю как бывший моряк. У нас один пирс в Архангельске точно как это поле был.

Дэн достал чертёж и расстелил на капоте. Кратко обсудили очерёдность работ и составили список нужных инструментов-материалов.

– Сапоги всем новые – первый пункт! – требовал Славик. – Рукавицы, лопаты, тачки… Всё для человека! И носилки одни закажи.

– Зачем носилки, если тачки будут?

– Для Димы. Будем его на носилках носить иногда. Чтоб не намучился, – хохотал Славик.

– Рукавиц пиши побольше. Славику рот затыкать. Чтоб не болтал, – парировал Дима.

На поле чернело несколько отдельных деревьев. Славик указал пальцем:

– Лагерь разобьём там. Точнее, командный центр. Будем по утрам жечь костёр, греться и размышлять. Дрова имеются, время тоже. Что сказал директор? Могут быть изменения!

– Остановка автобуса рядом. Это удачно, – сказал Коля.

– А может, будешь нас возить на машине? – осведомился Дима, искоса поглядывая на Дэна.

– Ещё чего не хватало! – возмутился Славик. – Хватит с тебя и носилок! Нечего начальника напрягать, у него и так забот полон рот. Вот ты на его месте возил бы?

– Конечно, – отвёл глаза Дима.

– Тогда срочно купи машину и будешь нас возить! Между руководством и подчинёнными должна быть разница.

Будет он сейчас ездить нас собирать по городу, – Славик свирепо посмотрел на Диму и похлопал Дэна по плечу: – Ни о чём не беспокойся, Дэн. Всё будет хорошо! Я тебе говорю.

Дэн покраснел и принялся складывать чертёж…

Глава 2. Эстонец с тачкой

Поначалу работа не шла. Мешали этому два важных фактора.

Во-первых – не было труб. Вообще-то они были на складе, но совсем не те. Директор распорядился их закупить, деньги были переведены, а трубы где-то застряли в дороге. Дэн решил не ждать больше и начать с чего-нибудь другого. И тут вмешалась погода.

Дожди в Эстонии – дело привычное и обычное, как в Лондоне. Они могут идти в любое время года (даже зимой на Рождество). Чаще всего моросит мелкий дождик, ливни и грозы бывают относительно редко. Но тут небеса прорвало…

Дождь лил как с душа, останавливаясь на час-другой, и потом снова продолжался. День, два, три… Ни о какой работе на поле не могло быть и речи. Грязь стояла просто невероятная, а чудом вырытый котлован (или, точнее, его часть) превратился в небольшой пруд.

Между двумя деревьями натянули пару верёвок, повесили большой кусок клеёнки и сидели под ним как в палатке. Большая часть досок, привезённых со склада для работы, была уложена в грязь на манер тропинок и настила. Строители терпеливо ждали, убивая время разговорами и игрой в карты. Дэн очень переживал.

– Ладно тебе, Дэн, – утешал его неунывающий Славик. – Глупо на погоду обижаться. Ты здесь ни в чём не виноват.

– Если мы тут будем целыми днями сидеть – что тогда получим в зарплату? Выполнение какое будет? Нам платят за сделанную работу, а не оклад.

Все помрачнели и задумались.

Ворота хутора приоткрылись, и вышла какая-то фигура с зонтиком. Незнакомец подошёл к навесу и бодро сказал:

– Такоко снекопата… такоко снекопата… Тафно не помнятт стешние местта!

– Служили два товарища… в однем и тем полке, – согласился Славик. – Ты здесь живёшь? Эстонец?

– Та. Я Тынис, – представился неизвестный, поднимая руку с зонтом.

– Абориген. И по-русски говоришь?

– Кофорю. Я толко шифу тутт.

Тынис был крепким сорокалетним мужчиной среднего роста с русыми волосами и ярко-голубыми глазами. Человек очень спокойный и по-крестьянски хозяйственный, имел свой хутор с землёй и неплохо говорил по-русски. Он очень любил внезапно удивить собеседника строчкой стихов или куплетом песни, которые произносил не к месту и с невероятными ошибками. А в общем-то Тынис был славный парень и закоренелый холостяк.

– Слушай, толко-житель, – спросил Славик, – дождь когда кончится? Не в курсе?

Тынис выглянул из-под зонта и посмотрел на небо. Потом немного подумал и ответил:

– Фечером. Латно, пойту…

– Я ему верю, – сказал Коля, кивая на удаляющегося Тыниса. – Эстонцы в таких делах разбираются. Приметы и всё такое.

Дэн тоже поверил.

Дождь кончился ночью. От туч не осталось и следа, а солнце так разогрело землю, что даже парило. За день поле подсохло, и даже вода в котловане куда-то ушла. Невероятная эстонская погода иной раз менялась на глазах. Повеселевший Дэн заказал бетон и экскаватор.

Утром было уже жарко. Дэн вылез из машины и двинулся по доскам к своим подчинённым. Те слушали очередную историю Славика:

– … капитан-лейтенант Глодт. И он был как обезьяна весь такой. Волосатый страшно, и лоб, как у гориллы. Строгий – жуть. Нормально и говорить не мог, орал вечно. Ну, мы тоже матросы были не промах… Раз, помню, пошли всем экипажем в кино. Что-то там показывали такое про Африку, джунгли, природа, все дела. И вдруг крупным планом обезьяна сидит на ветке и чешется. И тут голос в зале громкий: «Да это же капитан-лейтенант Глодт!» И хохот у всех… Ну, Глодт наш кааак подскочил и орёт: «Зажечь свет! Кто кричал? Я вам покажу!..» Я тоже кричу: «Скорее свет! Нам счас покажут!..» Свет зажгли, а кто кричал – не понять. Ну, тут Глодт и говорит: «Кто рожу воротит и в глаза не смотрит, тот и кричал». А там таких, может, половина… Тогда он на меня уставился и злобствует: «Я слышал твой голос!..» Я ему объясняю, что кричал не то совсем, а…

– Всем привет! – бодро крикнул Дэн, и судьба капитан-лейтенанта Глодта осталась загадкой. Люди зашевелились. Коля спросил:

– Чем сегодня заниматься будем?

– Бетон привезут счас. Два куба. Вы его примите тут и делайте вон тот фундамент – указал Дэн на яму. – Потом приедет экскаватор копать…

– Валентин? – с надеждой спросил Славик.

– К сожалению, – помрачнел Дэн. – Как бы не натворил он у нас тут делов…

Валентин имел мрачную славу лихого экскаваторщика и неисправимого алкоголика. Прошлые его подвиги на стройке были столь разнообразны и печальны, что ничего хорошего ждать не приходилось. Впрочем – другого не было, а лучше какой-то экскаватор, чем лопата.

– Нормально, – обрадовался Славик, – повеселимся!

– Он однажды нас всех тут закопает, – пробормотал Дима. – Монстр какой-то, а не механизатор. Как живой ещё он – не пойму.

– Один день нас всех когда-то закопают, – философски заметил Славик. – Ты, Дима, паникёр и скучный человек!

– Чего же это я скучный-то?

– А с тем, что паникёр, стало быть, согласен?

– Я не паникёр. Я осторожный. И совсем не скучный…

– Ах вот как? Тогда придумай быстро рифму на слово бетон!

– Почему же именно бетон? – удивился Дима.

– Я же говорю, ты скучный. Другой бы рифму придумал, а не вопросы задавал.

С дороги свернул потрёпанный ЗИЛ, натужно ревя мотором. Дэн распорядился:

– Я пойду звонить в штаб, а вы бетон примите. Привезли уже.

Телефона на поле не было, но должен был быть на хуторе Тыниса.

Тынис стоял у ворот и с интересом наблюдал за грузовиком. При виде Дэна он поправил кепку и указал на дерево:

– Фесна. Краччи прилетели.

Дэн покосился на дерево. Грачей там, конечно, не было, но с весной трудно было не согласиться.

– Да, весна. Слушай, Тынис, у тебя телефон есть? Позвонить надо.

– Сфони, – разрешил Тынис. – Фсекта сфони. А эта чтто в машинне?

– Бетон. Если останется – заберёшь.

– Ака, – обрадовался Тынис. – Петон нуженн!

– Что лишнее будет – тебе отдавать станем. Ты не против?

– Нетт. Саперу фсё, – Тынис подумал и добавил: – Поттом там фам колпаса немнокко.

Дэн позвонил и вышел. Тынис спокойно указал пальцем:

– Там тфаи терутся!

Дэн присмотрелся и ахнул, а потом рысью припустил через грязь.

Битва была в самом разгаре. Водитель стоял в кабине и через открытую дверь бил Славика большим гаечным ключом по голове. Славик, заслоняясь одной рукой, тянул водителя за куртку, пытаясь стащить вниз. Остальные прыгали вокруг и галдели.

– Немедленно прекратить! – заорал Дэн свирепо. Голосом он был не обижен, и вышло достаточно грозно. Водитель застыл с ключом. а Славик отпустил куртку. – Что здесь происходит?

– Псих-водитель, – сказал Славик, вытирая кровь со щеки. – Сбежал с сумашедшего дома и к нам с бетоном приехал…

– Я вот счас свалю бетон, где машина стоит, и уеду, – шофёр злобно бросил ключ в кабину. – До вас довёз, и ладно. Слушать тут всякого придурка мне не платят. Ты спроси, что он мне тут говорил.

Дэн посмотрел на Славика. Тот отвернулся и пожал плечами. Коля выступил вперёд:

– Тут такое дело, Дэн… Водитель говорит: «Где вам бетон сгрузить?» А Славик говорит: «Вооон там, на лугу…» Водитель говорит: «Не поеду, завязну я в этакой грязи…» А Славик говорит: «Очень просим, старина…» Водитель отвечает: «Если застряну кто вытаскивать будет?..» Ну, а Славик и сказал… – Коля осёкся и замолчал.

– Ничего себе – сказал! – фыркнул водитель. – Ты дальше рассказывай. Всё говори!

Коля молчал. Вмешался Дима:

– Он рифму придумал. К слову бетон, – Дима захихикал. – Говорит: «Привёз бетон нам, видимо…», ну и рифма потом… вот.

Дэн покраснел. Он понял, что это была за рифма. Написать это слово здесь не представляется возможным. Скажем так – эта вещь продаётся в аптеках.

– Кругом предатели, – ухмыльнулся Славик. – Или шоферюги, шуток не понимающие. Я же пошутил. Просто заранее не предупредил.

Водитель насупился:

– Какие ж это шутки, о которых надо заранее предупреждать? Мне три года до пенсии, а этот сопляк такие номера будет откалывать? Материт этак-то… Шутки-то я понимаю как раз!

– Почему ты так уверен? – с интересом спросил Славик. Водитель не знал, что ответить, и выпрыгнул из машины:

– Всё. С меня хватит. Валю бетон, где стою!

– Вали, – неожиданно согласился Дэн. Рабочие удивлённо примолкли. До ямы было далеко, и таскать руками бетон никому не хотелось.

– Ты погоди, Дэн… – начал Славик.

– Нет. Ты погоди, – выкатил глаза Дэн. – Шуточки тебе всё? Вот теперь я посмеюсь… Будете отсюда таскать теперь бетон. Бегом!

– Сатрап ты! – огорчился Славик и вздохнул. – Душитель свободы. Лилльский палач.

– Хорошо, – вдруг вмешался водитель, – я вам подвезу поближе. Потому как вы невиноватые тут… Но этого хохмача убери от меня подальше куда. В другой раз вообще к вам не поеду.

Проблема была решена. Бетон сгрузили куда нужно, работа закипела. Неподалёку бродил Тынис и с надеждой поглядывал на бетон. Дэн услышал рёв трактора и помрачнел. Приехал Валентин.

– Здорово, земляки, – выпрыгнул он из кабины и хлопнул по плечу Тыниса. – Не ждали меня?

– Мы тебя ждали двадцать шестого января, – пошутил Славик, махая лопатой.

– Да ну? – удивился Валентин. – А мне сегодня сказали приехать только.

Дэн взял за рукав механизатора и указал фронт работ. Валентин всё выслушал и спросил:

– У вас ничего нет тут?

– Нет, – сухо ответил Дэн, поняв мысль, – и не будет. Ты выкопай поскорее и ехай сам за этим делом.

– Это дело у меня с собой имеется всегда, – Валентин достал бутылку и глотнул по-богатырски с горла. Его и без того красное лицо заметно побагровело. – Но думал я, вы более приветливы.

– Ты давай поаккуратнее тут, – насторожился Дэн. – А то будет, как в феврале у Петра на обьекте…

– Я там был совсем не виноват, – Валентин вытер рот ладонью и закурил. – Там кабель был на карту не нанесён. Ну я его и того… ковшом… Хорошо, в траншее никого не было, а то зажарились бы все. А так только меня чуть долбануло, да ковш чутка оплавило… Ну, раз вы такие трусы – подальше стойте, когда копаю. Техника – это сила! – уверенно завершил он.

Трактор отьехал и принялся за работу. Фундамент был готов, и бетона оставалось ещё прилично. Тынис с надеждой придвинулся поближе:

– Фсё этта не ната?

– Я тут рифму придумал, – вдруг сказал Дима. Все посмотрели на него.

– Бидон!

– Питон? – спросил Тынис. – Чтто это сначитт?

– У Тыниса рифма получше твоей, – засмеялся Славик. – Бери питон, Тынис.

Тынис бодро принялся грузить бетон в тачку. Бригада закурила, слушая, как Валентин что-то поёт в кабине. Через грохот трактора было не слышно слов, но веселье чувствовалось издалека. Дэн решил поехать в контору за новыми чертежами…

Вернулся он через пару часов и с плохим предчувствием. Это было ясно и по словам Тыниса, таскавшего тачку с бетоном. Он приостановился и доложил вылезающему из машины Дэну:

– Там тракктор сафяз софсем. И папы пришли. Колые.

– Что? – ошалел Дэн. – Чьи ещё папы?

Он решительно ничего не понимал.

– Ппаппы, – напрягся Тынис. – Женшины. Колые. Сагорают. Путетт ещё петон потом?

Дэн молча ринулся на луг. Тынис выразил всё, как спартанец, коротко и верно…

Трактор завяз по самую кабину в грязи и напоминал упавший на Землю космический корабль. Валентин что-то страстно говорил Коле, а Дима со Славиком, поставив нивелир со штативом на пригорок, по очереди смотрели куда-то и потирали руки. Заметив Дэна, исполнительный Коля рапортовал:

– Валентин завяз. Сам себя закопал. Мы от Тыниса позвонили уже его начальнику, и должны прислать другой трактор. Вытащить его…

– А это что? – спросил Дэн, указывая на группу с нивелиром.

– А это… Там пришли какие-то женщины две… загорают на лугу… ну, пока работы нет, Славик на них смотрит…

– Иди сюда, Дэн! Скорее! Эротика! – радостно махал руками Славик, и Дима заглядывал в окуляр.

– Вам что, делать нечего? Какая эротика? – возмутился Дэн.

– Дак а что делать? Яма ещё не вырыта, а копать Валентин не может. Застрял, – улыбался Славик. – А вся другая работа там, в той яме. Что не вырыта ещё… Тут пришли какие-то мама с дочкой. И загорают там, на лугу. Голые по пояс, – Славик сверкал зубом и косил глаза. – А мы вот оптику приспособили. Смотрим!

Дэн беспомощно озирался. Работы и вправду не было, пока яма не будет готова. Валентин подошёл нетвёрдой походкой и заявил:

– Грязно у вас тут что-то. Техника на грани износа. Механизатор на грани истощения. Ты б в город сьездил за эликсиром?

Дэн с отвращением оглядел добродушную физиономию Валентина и махнул рукой. Настроения не было. Валентин повернулся к остальным и зачем-то сказал:

– А в армии я был в ансамбле песни и пляски! Мы выступали по всему Союзу! А что? Нормально. Кто-то с автоматом бегает, а мы поём-пляшем…

– Хорош заливать-то, – Славик отвлёкся от наблюдения, и нивелиром завладел Дима. – Какой ты танцор? Бревно с ногами.

– Я бревно? – обиделся Валентин. – Я счас покажу.

Он решительно раздвинул окружающих и вдруг пустился вприсядку, легко и непринуждённо. Танцевать он действительно умел, грязь так и летела из-под ног. Зрители восхищённо окружили его, даже Дима отвлёкся и хлопал в ладоши.

– Этть. Уххх. Эххх, – залихватски ухал Валентин и ходил по кругу, выбрасывая ноги и подпрыгивая. Тынис с уважением смотрел во все глаза, а Славик хохотал до упаду… Лишь Дэн смотрел на эту картину с неодобрением и мрачно курил. На дороге остановилась какая-то машина, из неё вылез какой-то мужчина в шляпе и, прыгая по грязи, двинулся через поле. Никто, кроме Дэна, его не заметил. Валентин запыхался, но темп не сбавлял.

Мужчина приблизился к строителям и в недоумении разинул рот. На глазах наливаясь кровью, он подскочил к Валентину и крутанул того на месте. Валентин в ужасе замер.

– Ах ты скотина! – заорал неизвестный, швыряя шляпу на землю. – Я там бегаю, другой трактор ищу, на нервах весь. А ты тут пляшешь?

– Дак это… – разводил руками Валентин, сразу став ниже ростом.

– Что это? ТЫ МИ-ХА-НИ-ЗА-ТОР! Не клоун и не паяц, – возмущался незнакомец, широко засоряя речь нецензурными выражениями, – а впрочем – может, как раз и клоун? Прислали тебя сюда копать или плясать? Зарыл собственный трактор в землю по уши и рад-радёшенек. Пляшет… Да ты ж пьян-распьян!

Мужчина подобрал шляпу и угрожающе произнёс:

– Ну всё! Это тебе так не пройдёт! Про премии до конца года забудь. Про отгулы – тоже. И чтоб достал мне трактор сегодня и успел на другом обьекте вырыть ещё! Через полчаса приедет Петрович и тебя вытащит. Всё. А теперь пляши дальше! Публика ждёт!

С отвращением оглядевшись, сердитый начальник двинулся к машине. Валентин огорчённо поскрёб в затылке и побрёл к трактору. Славик смеялся в стороне. Тынис поставил тачку и заметил:

– И тнём, и ноччью котт учёни…

– … налево возит сам бетон, – с хохотом перебил его Славик и хлопнул Тыниса по плечу. – Капиталист-барыга! Колбаса или сало имеются?

– Путет. Поттом. Не катова ещё.

– А ты готовь, – напирал Славик. – Ну-ка, дай тачку мне. Созрела идея.

Он подхватил тачку и широким шагом двинулся по лугу.

Почти на опушке леса расположились загорать в траве две женщины. Видно их было плохо – для этого и приспособили нивелир. Всё-таки увеличение в два раза (правда, кверх ногами). Теперь Славик решил действовать иначе.

С очень рабочим видом и тачкой в руках он проехал чуть ли не в шаге от женщин, при этом отчаянно кося глазами. Скрылся в лесу и через несколько минут прошёл обратным курсом. Вернувшись к своим, он радостно заметил:

– А дочка совсем ничего! Персик. Мамаша, конечно, не фонтан… но на закуску и как гарнир – самое то. Повторим!

Он снова двинулся через луг. Одна из женщин, видимо, дремала, зато вторая приподнялась и свирепо оглядела Славика. Он невозмутимо прошёл мимо и вскоре вернулся.

– Нормалёк. Разврат на палубе. Дэн, не желаешь?

– Нет, – отказался Дэн и снова покраснел.

Тынис вдруг отобрал тачку у Славика.

– Я пойту тепер. Я шелаю.

– Не умеет эстонец этого, – заметил Славик, наблюдая за Тынисом. – Спалится счас.

Тынис, и правда, спалился. В отличие от хитрого и волевого Славика, он возле женщин замедлил шаг и открыто уставился на них. Мамаша насторожилась и принялась громко кричать.

– …вижу вас всех… пошляки и дураки… самый хитрый… по глазам бы тебе полотенцем… – доносилось издали вперемешку с акцентом Тыниса.

– …фотт ещё… клупая шеншина… култура ната снатт и приличия…

Тынис вернулся мрачнее тучи. В сердцах бросив тачку, он заметил:

– Каккая плохая шеншина! Клупая.

Славик коварно усмехнулся и махнул Диме рукой:

– Дима, за мной! Счас отомстим…

– Ээээ, постой, – забеспокоился Дэн. – Ты уже сегодня натворил делов.

– Не волнуйся, Дэн. Я технично счас решу, – Славик взял метр, колышки для разметки и повторил: – Димон, за мной!

Не доходя нескольких метров до загорающих, Славик вручил конец метра Диме и принялся мерить. Подойдя вплотную к женщинам, он воткнул колышек и с деловым видом обошёл их. Мать поднялась опять:

– Тебе чего надо? Опять пришёл?

– Мадамм, – элегантно, но строго выразился Славик, – сейчас на этом месте будет копать трактор. Вы должны немедленно покинуть место строительных работ во избежание риска и неудобств.

– Что? Прямо тут, что ль? – возмутилась мадам. – Другого места не нашли?

– Это загорать можно в другом месте, – пояснил Славик, хищно посматривая на грудь пробудившейся дочери. – А строительные обьекты возводят по плану и в чётко запланированном месте. Вот здесь. Сейчас тракторист перекурит и приедет – махнул он в сторону Валентина, слоняющегося у трактора.

Сердито бурча, женщины стали собираться. Они одевались, и старшая высказала оригинальную мысль:

– Всё кругом перекопали. Скоро и отдохнуть будет негде.

Славик вернулся к своим и плюхнулся на траву. Тынис восхитился:

– Малатецц! Прафилно! Этто наш лук! – он подобрал тачку и подошёл к Дэну: – Польше ниччего нетт? Ненушноко?

– Есть, – устало ответил Дэн. – Бери этого типа и увози насовсем себе. Славик не нужен.

Женщины мрачно прошли мимо. Валентин пнул колесо трактора и ожидал чуда. Славик жевал травинку и думал. Тынис пошутил напоследок:

– Патууу ли я стрелой пронсёни…

– Может быть, – согласился Славик и с надеждой посмотрел на Диму. – Рифму больше не придумал?

– Слон. И миллион, – Дима замешкался и добавил: – Патефон. Фараон. Тутанхамон.

– Трактор он! – внёс свою лепту Валентин.

Славик прикрыл глаза рукой…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное