Дем Михайлов.

Мир Вальдиры. Вторая трилогия



скачать книгу бесплатно

Чем занимаются наказанные игроки, мне понятно – рассаживают по мусорным урнам слимов, обожающих поедать этот самый мусор. Совсем недавно я проходил мимо такого же природного комбината по переработке мусора.

Интересно, что натворили эти преступники-игроки? Чем разгневали правление города?

Впрочем, мне сейчас не до этого.

Чуть отступив в сторону, я позволил «бравой» тройке медленно пройти мимо меня, невольно услышав обрывки их разговоров.

– Этот слим мне все рукава робы сожрал! – горько жаловался на судьбу последний из троицы, тот самый, что «рассаживал» слимов по урнам. Над его головой светился ник Кархайм.

– Имущество казенное, – меланхолично отозвался впереди идущий стражник. – Двадцать медяков уплатите за порчу.

– Но ведь я не виноват!

– Имущество казенное! Уплатите двадцать медяков по окончании наказания! – не терпящим возражения голосом повторил страж, наклоняясь над очередной урной и заглядывая внутрь. – И тут нет! Вот куда они деваются? Не уползают же! Неужто ворует кто? Так ненадобные они никому! Эх… Эй! Заключенный! Сажай сюда слима! И шибче, шибче! Нам еще две улицы обойти надо!

– Да сажаю, сажаю, – вздохнул Кархайм, «булькая» внутрь урны очередной колышущийся комок полупрозрачного желе. На этот раз ядовито-желтого цвета.

– А потом на свалку, – продолжил стражник, покосившись на носилки. – Как раз Гигуша наплодил потомство.

– А я говорил! – грустно протянул другой заключенный, с ником Сворд. – Не надо было!

– Ты вообще молчи! – прошипел держащийся за задние ручки носилок заключенный Варамо. – Из-за тебя и вляпались!

– Это почему из-за меня? – запротестовал Сворд.

– Потому! Я что говорил перед судом? Надо чистосердечно покаяться! Так, мол, и так – по глупости совершили, простите уж, больше не повторится. А ты что сказал?!

– А я что сказал?

– Не помнишь? Кархайм! Напомни-ка! Ту самую суперречь Сворда! После которой судья дар речи потерял!

Подхватив с носилок еще парочку слимов, Кархайм вытянулся и затараторил:

– Мы не преступники! Мы способствовали сохранению редких видов существ, практически истребленных злобными игроками! И именно по этой причине принесли малыша в самое защищенное место и выпустили пастись!

– Тьфу! – басовито рыкнул Варамо. – Способствовали! Сохранению! Выпустили пастись! Лучше бы ты молчал, Сворд! Тоже мне Гринпис нашелся!

– Верно! – поддакнул Кархайм.

– И ты тоже молчи!

– А я-то что сделал?!

– А кто пытался убежать после вынесения приговора? Кто ломанулся к выходу?!

– Я пытался отвлечь на себя внимание, чтобы вы могли скрыться!

– Да конечно! Всего-то десять шагов ты и пробежал! А нам из-за этого еще по пять часов исправительных работ добавили! За попытку побега!

– А я говорил – не надо было браться за это дело! С самого начала! Я на зайцах больше заработаю!

– Вы работайте, а не разговаривайте! – заворчал стражник. – За мной! Шагом марш! Нам еще работать и работать! А этот где?! Куды делся?!

– Здесь, – отозвался последний страж, оборачиваясь через плечо. – Эй! А ну поспешай!

– Слушаюсь, великий хозяин! – послышался пронзительный и жалобный голос, доносящий откуда-то сзади. – Бегу! Поспешаю!

Голос мне показался крайне знакомым.

Даже слишком знакомым и навевающим какие-то не слишком приятные воспоминания. Связанные с водой и огнем.

– Я тебе не хозяин! – заорал стражник. – А страж славного града Альгора! Живо! Р-работничек! Чего еле лапы переставляешь?!

– Сухо! – пожаловался тот же голос, в темноте мелькнула смутная и странно раскачивающаяся тень. – Лапы болят… камень твердый… руки устали… и рыбы нет!

– Мать твою! – завопил я, выпучившись на вынырнувшую из полусумрака корявую и смешную фигуру.

Лохр! Мой старый знакомый – все черты его морды я запомнил великолепно.

На тонкой шее массивный ошейник, на плечах болтается большая полосатая куртка от тюремной робы, доходящая лохру до самых коленей. Выражение морды крайне плаксивое и несчастное – большущие глаза прямо-таки на мокром месте.

– А ты не выражайся! – мрачно посоветовал последний стражник, покосившись в мою сторону. И тут же вновь переключился на едва ковыляющего по каменной мостовой лохра. – Живее! У-у-у, ворюга!

– О, добрый друг! – в свою очередь, завопил лохр, завидев и услышав мою скромную персону. – О! О! Спаси! Помоги!

– Что, здесь тоже рыбы нет? – с горестным вздохом поинтересовался я.

– Рыба есть! – засиял лохр, и тут же его уши горестно поникли. – Но брать нельзя…

– Уважаемый страж, – обратился я к конвоиру, – прощу прощения, можно ли узнать, в чем обвиняют этого несчастного?

– А ты кто будешь? Его друг? – подозрительно прищурился страж.

– Можно и так сказать, – развел я руками. – Знаком с ним.

– Сей преступник повинен в краже и поедании рыбы прямо с рыночного лотка, – поведал мне страж грустную историю незадачливого преступника. – Схвачен на месте. Приговорен к пяти дням исправительных работ.

– А что так много-то? – поразился я.

– Свободу лохрам! – вякнул прижавшийся к моей ноге лохр.

– Молчи! – шикнул на него дюжий страж и пояснил, уже обращаясь ко мне: – Потому как он съел десяток рыбин до того, как был схвачен. Девять больших и дорогих. За это назначили два дня исправительных работ.

– А еще три за что? – поинтересовался я, искоса глядя на усевшегося у моих ног лохра-преступника, обхватившего мое колено и, судя по всему, не собирающегося его отпускать.

– Как оказалось, до происшествия на рынке сей преступник совершил еще одно злодеяние – похитил из выставленного на подоконник аквариума золотую рыбку и сожрал живьем! Старушка владелица от вида сего отвратительного деяния упала в обморок. Был приговорен к еще двум дням исправительных работ на благо города. Преступнику было предложено уплатить штраф, но он смог предложить в качестве платы только свою набедренную повязку, сняв ее прямо в зале суда… за что был приговорен к еще одному дню исправительных работ.

Лохр утвердительно икнул и погладил себя лапой по впалому животу.

– Ну ты даешь, – покрутил я головой. – Ну ты молодец… эксгибиционист болотный, блин!

– Пошли! – рявкнул страж. – Пр-реступник!

– Спаси! – с мольбой уставился на меня лохр. – Помоги!

– Да как ты вообще здесь оказался?!

– Дом сгореть! Дым, огонь, жарко, сухо! Лохр бежать! Ведь рыбы там больше нет! Не знаю, почему дом сгореть… ты знаешь, почему мое любимый болото сгореть?

– Кхм… Могу ли я внести уплату за него? – скрипя зубами от одолевшей меня жадности, спросил я. Жадность пополам с чувством вины. Болотце-то не без моего участия превратилось в огненный филиал ада.

– Можно, – утвердительно ответил страж. – Завтра, в зале суда. Плата – десять золотых монет.

– А если прямо сейчас? Десять монет штрафа и еще три золотые монеты как пожертвование доблестным стражам великого города Альгоры.

– Это возможно, – после некоторого размышления ответил стражник, протягивая ко мне ладонь. – Плати!

– Пожалуйста, – покорился я неизбежному и отсчитал монеты. – Тринадцать монет.

– Плата принята, – проворчал страж, пряча деньги в поясной кошель. – Он свободен. И то дело – работник с него никакой. Только о еде думать и может. Даже слима слопать пытался!

Ошейник на шее лохра мягко щелкнул, открылся и сам собой подлетел к стражнику, приклеившись к его широкому поясу. Ошейник непростой – с таким устройством на шее не убежишь. Ибо имеется и невидимый обычному глазу магический поводок. Игрокам такие, конечно, не надевают, а вот «местным» – иногда случается. Особенно если преступник – лохр-воришка.

– Спасибо! Спасибо! – заверещал лохр, подскакивая. – Спасибо, добрый друг! Спасибо!

Секунда – и тщедушная фигурка водяного создания оказалась у решетки дренажного колодца, приткнувшегося под дождевой трубой у стены дома.

Еще секунда, и глухо лязгнувшая решетка приподнялась и тут же вновь опустилась на свое место. А лохр бесследно исчез, канув в подземные катакомбы Альгоры. Из темного зева колодца донесся ликующий пронзительный вопль, стремительно удаляющийся и становящийся все невнятней:

– Култых-бултых! Я свободен! Култых-булты-ы-ых!

– Двадцать медяков, – глухо произнес страж, смотрящий в том же направлении, что и я, – на закрывшуюся дренажную решетку, из которой уже не доносилось ни звука.

– Ась?

– Я говорю – двадцать медяков. Столько стоит тюремная роба, унесенная преступником с собой. Плати!

– Вот черт!

– Двадцать медяков! Плати!

– Да-да, плачу… и рыдаю… чертов лохр с его рыбой!

Глава 2
Костерок-костерок. Седри жадюга. Проклятый богом…

Как и планировал, первым делом я наведался в свою личную комнату и оставил там все лишнее. Например, медальон Грима, чьи свойства я так и не посмотрел.

Не из небрежности. Нет. Только из-за нежелания торопиться. Время поджимало – ведь я пообещал встретиться со своими недавними компаньонами по приключениям и посидеть у костра.

А посему торопиться я не стану. Выпью немного виртуального вина, потреплюсь, погляжу на всполохи цифрового костра и полюбуюсь на существующее лишь в моем усталом воображении звездное небо Вальдиры.

А потом вернусь в личную комнату и займусь делами. Которых, как всегда, просто немерено. И которые я всегда откладывал на потом.

Тщательный осмотр трофеев. Примерка снаряжения. Дальнейшее планирование и прочее, и прочее, и прочее… а пока душа желала только одного – небольшого отдыха. И противиться этому позыву я не мог – слишком уж сильно вымотала меня эта вылазка в Гнездилище и яростная схватка с оборотнем.

Я оставил при себе золотые монеты и, выйдя из гостиницы, заглянул в первый попавшийся на пути винный магазинчик, где купил десяток бутылок красного виноградного вина – молодого, сладкого и терпкого, как поведал мне продавец «местный». Вот и хорошо – то, что надо. Старое, горькое и кислое пусть пьют другие. В том же магазинчике приобрел несколько большущих пакетов зефира.

В быстром темпе добравшись до магической лавки, купил несколько свитков телепортации. Убедившись, что ничего не забыл, активировал один свиток и спустя мгновение оказался у входа в Гнездилище – шагах в двадцати от него. При одном только взгляде в ту сторону меня сразу же пробрал мороз по спине.

Несмотря на ночное время, тут практически ничего не изменилось. Все так же бойко шла торговля, сновали среди толпы игроки в белых плащах с алым крестом, звенели в воздухе призывные и рекламные выкрики. Кто-то горестно вопил, призывая добрых людей помочь и вернуть утерянную при гибели экипировку. Все как всегда.


Это объяснимо – Вальдира никогда не спит. А под землей все одно никогда не бывает дневного света. Плюс ночью возможны дополнительные плюшки или проблемы, или и то и другое вместе. Так, например, обитающие в подземелье монстры могут выбраться наружу, к вящей радости сидящих без дела игроков. Ночью всякое случается.

Вот и сейчас наблюдалось какое-то странное оживление у входа в Гнездилище. Там и сям между камней торчали пылающие факелы, плюс над многими игроками-магами висели шары света, так что освещения хватало и я видел все в подробностях. И чем больше смотрел, тем больше удивлялся – полное впечатление, что у входа спешно формировалась боевая группа. Причем весь состав группы щеголял в белоснежных плащах с алым крестом – то есть группа создавалась сугубо клановая, без чужаков. И ребята собрались серьезные – воины в массивных доспехах, маги, лекари и еще несколько игроков, чьи классы я не смог угадать с первого взгляда. Всего рыл пятнадцать. Большие уровни. Слишком большие для этого данжа. Либо весь клан Алого Креста страдал бессонницей, либо что-то другое…

Несмотря на усталость, я заинтересовался. Спрашивать у собравшихся в подземелье было бесполезно – им не до этого, да и не любят кланы лишнего любопытства. К тому же, пока я хлопал глазами, группа слаженно перестроилась в боевой порядок и канула в черноту входа. Рейд начался. Зато чуть в стороне от входа, рядом с ярко пылающим костром, царило явное оживление, и, секунду подумав, я направил свои натруженные стопы в ту сторону. Любопытство – это не порок.

Подойдя ближе, я встал за спинами игроков и стал прислушиваться.

– …тут-то мы их и увидели! – возбужденно тараторил медноволосый эльф, явно повторяя эти слова не в первый раз.

– Увидели! – проворчал воин-человек, облаченный лишь в стандартный подгузник. – Гарпун в моем брюхе вы увидели! А не их!

– А потом твои пятки, улетающие в темноту. И твой вопль «мамочка!» услышали, – ехидно засмеялся эльф, от переизбытка чувств хлопая себя по коленям. Кстати, эльф был одет точно так же – то есть никак. Такой же подгузник.

– А ты бы не заорал? – смущенно пробормотал воин, поспешно отхлебывая из кожаного бурдюка. – Неожиданно так…

– Я тоже закричала. Перепугалась… – тихо произнесла светловолосая девушка в облегающем трико. – И подлечить не успела. Ты так быстро улетел! Р-раз! И нету! А потом нас самих того… загарпунили…

– Да что случилось-то, ребят? – пробасил подошедший гном с лопатообразной бородой. – О чем речь? На босса наткнулись?

– Да ни фига подобного! – с явной охотой ответил эльф, которому, судя по всему, не надоедало повторять одну и ту же историю бесконечное количество раз. – Босс… ха! На гребехроков! Вот на кого!

– На кого, на кого? На гребе… – запнулся гном на непривычном слове.

– На гребехроков! Жуть! Гарпуны! Яд! Броня! Призрачный свет! И агония!

– О как… – едва слышно пробурчал я себе под нос, лихорадочно вспоминая о гребехроках. Что-то в памяти крутилось.

Какие-то крайне редко встречающиеся моллюски. Хищные ракушки, проще говоря. На этом моя информация исчерпывалась, но я все еще не понимал охватившего всех ажиотажа. И почему вдруг клан Алого Креста рванул в подземелье такой большой группой? Не из-за ракушек же…

А дискуссия тем временем продолжалась, и я не преминул вслушаться. Несколько минут «согревания ушей», и я оказался в курсе случившегося. А уши отогрелись и стали мягкими, большими и свернулись от обилия информации… кхм…

Истина была в следующем: группа в восемь игроков отправилась в Гнездилище. Достаточно быстро они добрались до спуска на последний уровень и, в отличие от нас, таки решили попытать удачу и заглянуть на самое дно. За что и поплатились. У самого входа их уже ждал теплый прием. Причем не от кобольдов, а совсем от других, пришлых монстров. Началось все как в фильме ужасов – со страшных и крайне неожиданных спецэффектов. Из темноты вылетел тонкий гарпун и вонзился в живот впереди идущего воина. Сильный рывок, и вопящего воина утащило во тьму. Еще через секунду он помер, а из непроглядной темноты уже летели следующие гарпуны. Часть группы ломанулась вверх, остальные улетели на локацию возрождения. Больше всего всех испугала не гибель товарищей, а невидимость и внезапность противника.

Но суть не в этом. Много кто погибает в Гнездилище. Не редкий случай.

Суть в монстрах – едва только игроки очутились на локации возрождения и принялись вопить о пережитом ужасе, рядом мгновенно очутилась пара воинов клана Алый Крест, будто бы материализовавшихся из воздуха при одном только упоминании слов «гарпун» и «призрачный свет». Потерпевших буквально допросили, пояснили им, какие именно монстры отправили их на тот свет, после чего каждого наградили десятком золотых монет. Еще через три минуты у входа начали появляться бойцы клана Алый Крест, спешно формирующие боевую группу. Именно в этот момент я и появился, застав сборы и отправление.

Многое прояснилось, но вопросы остались. С какого перепугу Алый Крест так спешно кинулся за этими моллюсками? У них панцири из алмазов или золота? Глубоко в этом сомневаюсь.

Черт… как ни пытаюсь, ничего путного вспомнить о гребехроках не могу. Память раз за разом услужливо подсовывала одни и те же сведения. Моллюски. Ракушки. Светятся. Гарпуны. Яд. Обитают в локации… обитают в локации… а вот этого я не знаю. Никогда не был в «родной» локации гребехроков и понятия не имею, где они «живут».

Точно! Гребехроки сродни грейверам!

Обитают в темноте и воде. Иногда внезапно появляются в том или ином подземелье, крайне «радуя» своим присутствием всех игроков. Гребехроки однозначно не «прописаны» в Гнездилище. И попали сюда непонятно каким образом, сразу отправив на локацию возрождения нескольких игроков. Грубо говоря – в Гнездилище на время появилось еще несколько трудноубиваемых чудищ. Хм… Получается, что клан Алого Креста отправился их уничтожить, дабы ничто не мешало новичкам в их приключениях и развитии? Похвальная забота. Так же «большие» игроки поступают, когда в подземельях зарождается грейвер.

– Такелаж! – ворчливо произнес уже знакомый мне детина из Алого Креста – я покупал у него красочный буклет о Карстовых Пещерах.

Уловив пропитанное морским духом соленое словечко, я прекратил копание в залежах собственной памяти и прислушался к вновь оживившемуся разговору, мгновенно навострив вновь воспрявшие уши.

– Что «такелаж»? – удивленно переспросила девушка в облегающем трико, которое, судя по всему, заменяло ей стандартные майку и подгузник. Скромно и со вкусом.

– Из линей гребехроков получается практически идеальный такелаж, – охотно пояснил игрок в белом плаще. – Поэтому, детишки, если где увидите таких вот монстров, сразу говорите нам. Без награды не останетесь. Ладушки?

– Награда… – обиженно протянула девушка. – У меня там вся экипировка осталась…

– Вернем, – абсолютно серьезно пообещал детина. – Если еще на месте твоя тушка – заберем, поднимем и вернем.

– Ой! Спасибо!

– А мои вещи? – вклинился гном, за чьим плечом маячил человек в подгузнике.

– Все соберем и вернем. В благодарность за информацию о ракушках, – вновь повторил игрок клана Алого Креста, для вескости ударяя себя кулаком в грудь.

– Так что за такелаж такой?

– Бегучий, – усмехнулся детина.

– Да ладно шутить… ну! Еще бы сказал – летучий!

– Кто шутил? Эх вы, крысы сухопутные! – покачал головой тот, хотя его облик также никак не смахивал на внешность морского волка. – Какие шутки? Бегучий такелаж! Оснастка. Мачтовое вооружение. Чтобы паруса поднимать и опускать, реи там…

Детина смущенно умолк, и я понял, что он и сам толком не разбирается в этом деле. Так… уловил пару терминов от знающих людей, запомнил, а теперь использовал в нужный момент, за несколько секунд исчерпав весь запас.

А вот я мог бы продолжать куда дольше. При желании мог бы даже перечислить парусное вооружение нескольких знаменитых кораблей прошлого. Про все эти лини, шкоты, фалы, брасы и прочее… – из памяти не вырвать. Хотя морем я однозначно не болел. Это все отец…

– А чем он идеальный? – не унималась девушка, явно воспрявшая духом, стоило ей узнать, что экипировка будет возвращена.

– Стойкостью к повреждениям, – уже разворачиваясь, пояснил белоплащник. – Крайне крепкий, устойчивый физически и магически, плюс… Э-э-э… Короче! Лучшего материала для бегучего такелажа, чем лини гарпунов гребехроков, не найти! Понятно? Идеальный материал. А если их еще зачаровать на дополнительную прочность, провести через руки умелых ремесленников… получится настоящая сказка! Понятно, детишки?

– Да-а-а, папуля, – пискляво протянула девушка.

Остальные заржали и наперебой принялись что-то отвечать, но я уже не слышал, потому как быстрым шагом удалялся прочь, полностью потеряв интерес к теме разговора.

Такелаж. Оснастка для кораблей. И даже дураку понятно, для каких именно кораблей. Работа на верфях не прекращается ни на секунду. Со стапелей сходит корабль за кораблем. И ведь не просто обычные корабли – это шедевры. Даже не по форме, а по содержанию.

С открытием верфей стали доступны чертежи – от мелких корабликов до гигантских монстров. Выбирай любой и за работу! Благо вариантов не счесть – есть из чего выбрать.

Вот только материалы… в них все дело…

Корабль можно построить из обычного корабельного леса с пеньковым такелажем и шелковыми парусами. Стандартный вариант… практически не имеющий ни единого шанса дойти до затерянного материка. Зато ходить на них вдоль побережья – самое милое дело. Для рыбаков или мелких купцов такие посудины в самый раз. Вместительные и относительно дешевые.

А можно построить корабль из уникальных и крайне редко встречающихся материалов. Вставить в корпус специальные артефакты, начертать защитные руны, развесить амулеты и зачаровать паруса… очень, очень многое можно сделать. Все упирается только в деньги. Такелаж из линей гребехроков – один из таких запредельно дорогих вариантов. Потому как гребехроки появляются самым непредсказуемым образом, и их никогда не бывает больше двух, максимум трех особей. А чаще всего – только один. Нет у гребехроков «родной» локации – а если и есть, то я даже не представляю, где это. Хотя твердо знаю, что сейчас в той локации полно высокоуровневых игроков, денно и нощно уничтожающих хищных моллюсков ради их прочных гарпунных линей. Причем если локацию гребехроков оккупировал мощный клан, то он уничтожает не только хищных моллюсков, но и всех забредших «на огонек» игроков. Конкуренция.

Уверен, что если в торговых складах и были запасы линей гребехроков, то они все давным-давно скуплены богатыми кланами за бешеные деньжища. Скуплены и превращены в корабельную оснастку, прочную и легкую. Да и ладно – уж мне об этом волноваться не приходилось. Для меня местечко на корабле всегда найдется – любое на выбор… если сумею набрать нужное количество пунктов маны.

Вспомнив об одном незаконченном деле, я круто развернулся и, чертыхнувшись, заторопился обратно, держа курс на высокую фигуру белоплащника, которому также не удалось уйти и пришлось отвечать на град вопросов. Впрочем, ему, похоже, нравилось исполнять роль всеведущего гуру – оно и понятно. Игрока с другим характером не поставят в такую локацию – я бы, например, взвыл на второй час такой жизни. Ходить по локации, объяснять всем подряд, что и как здесь обустроено, раздавать буклеты, успокаивать игроков, погибших смертью героев, и вдохновлять их на повторение попытки… полный мрак… Для такой работы надо быть настоящей нянькой – только с бородой, в броне и с топором наперевес.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19