Дарья Донцова.

Дневник пакостей Снежинки



скачать книгу бесплатно

– Слова этого ком… во… жер я не знаю. Простите. Мама вместо тети Липы отправилась.

– Значит, у тебя все-таки есть тетя? – обрадовалась я, давно поняв, что девочку нельзя оставить одну дома.

– Она не настоящая тетя, не по крови. Подруга мамы, они всю жизнь вместе, их родители дружили. Я слишком маленькая, чтобы звать ее просто Липой. Поэтому – тетя.

– Можешь ей позвонить?

– Нет.

– Почему?

– У меня нет мобильного. Только компьютер. Я пользуюсь им для уроков. Мама запретила соцсети. Я в них не хожу. А излучение от ноутбука вызывает рак. Если долго им пользоваться, в день по несколько часов, я заболею и умру.

– Здесь же есть городской аппарат?

– Да! Ой. Я не сообразила. Простите.

Зяма схватила трубку, которая лежала на буфете, потыкала в нее пальцем и дала мне. Через секунду я услышала веселый голос:

– Котеночек. Ура! Я все успела сделать. Эй, чего ты молчишь?

– Вы Липа? – осторожно спросила я.

– Боже! Что случилось? Кто это? Почему вы дома у Али? Авария произошла? Да? Господи!

– Все в порядке, – сказала я, – меня зовут Даша Васильева. Алевтина Михайловна приехала к нам в Ложкино с пылесосом.

– К вам? – перебила меня собеседница. – Она же отправилась к Глобусовой!

– А-а-а, – протянула я, – теперь понятно. Мы живем на Сосновой, семь. А Ирина и Михаил на Еловой, семь. Улицы параллельные. Нас постоянно путают. Молочник частенько привозит Глобусовым наши заказы, а нам их. И доставщики воды тоже невнимательны. Еловая – Сосновая. На мой взгляд, не очень похоже, но вот у почтальона другое мнение. Остается только смеяться, когда в очередной раз путаница происходит. У Алевтины Михайловны эпилепсия?

– Да вроде нет, – ответила Липа, – хотя в последнее время она не очень хорошо себя чувствовала.

– Я у Зямы, – начала я, – девочку нельзя оставить одну. И…

– Боже, боже, боже, – зачастила трубка. – Немедленно расскажите, что случилось?

– Вы далеко находитесь? – поинтересовалась я.

– Я тут, – закричали в телефон, – дверь открываю!

Я не успела сообразить, что происходит, как в столовую ворвалась женщина в джинсах и пуловере с изображением кошки. В волосах у нее сверкала заколка, более подходящая воспитаннице детсада: пластиковая собачка в стразах.

– Тетя Липа! – обрадовалась Зяма.

– Иди в свою комнату, – распорядилась Липа.

Девочка покорно двинулась к двери, но на пороге остановилась и показала на меня пальцем:

– Она говорит…

– Не «она», а Дарья, – тут же остановила Зяму Липа.

– Дарья говорит, – послушно повторила девочка, – мама в больнице, надо ей паспорт отвезти.

– Я разберусь, – пообещала Липа, – пойди отдохни, а потом садись за уроки.

– Можно пазл собирать?

– Пожалуйста.

– Новый!

– Да.

– Ой, спасибо! – захлопала в ладоши Зяма и убежала.

– Ей пятнадцать? – уточнила я. – Или девочка прибавила себе для солидности возраст?

– На днях будет шестнадцать, – сказала Липа. – Понимаю ваше недоумение.

Но в связи с рядом обстоятельств Зяма и выглядит, и ведет себя как десятилетка. Теперь рассказывайте, что случилось с Алей.

Глава 4

– Где ты пропадала? – спросила Маша, когда я вошла в дом.

– Сначала я поехала к Зяме, потом отправилась в больницу к Алевтине, – ответила я. – А как Дунечка?

– Похоже, у нее зубы режутся, – вздохнула Манюня, – капризничает весь день, я на террасу ее в коляске выкатила, она там спит. Свежий воздух девочку вмиг угомонил. Прямо боюсь ее в дом вносить, проснется и снова закричит. Афина ее караулит. Наша собакопони лучше всех радионянь. Стоит малышке закряхтеть, как Афина ко мне несется и тянет на веранду. А зачем ты в больницу ездила?

Я села в кресло.

– В двух словах не описать. Зиновьева так боится за свою дочь, что никуда ее от себя не отпускает…

Маруся некоторое время слушала мой рассказ, потом вдруг встала.

– Мусик, подожди, я кое-что принесу.

Я переместилась с кресла на диван, легла на него, подсунула под голову подушку, накрылась пледом и начала шарить рукой по столику. Отлично помню, что утром положила на него новый роман Смоляковой…

– Вот, смотри, – сказала Манюня, входя в комнату с двумя книгами. – Я собираю для Дуняши библиотеку. Ищу добрые издания с красивыми картинками. Монстры, всякие ужасы сразу отвергаю. Это сказки о стране, в которой живут кошки. Посмотри на иллюстрации.

Я начала перелистывать страницы и пришла в восторг:

– Какая прелесть! Очаровательно.

– А во второй книге речь идет о стране собак, – сказала Маша, – она соседствует с землями кошек, никто не воюет, все дружат. Картинки еще лучше. Мне так понравились иллюстрации, что я посмотрела, кто их автор: Алевтина Зиновьева. Это она к нам приходила.

Я натянула плед до подбородка.

– Очень талантливая и, похоже, добрая женщина, жаль только, что ей в жизни мало счастья досталось. Все хорошее, что она получала, у нее отнимали. Ее подруга Липа…

– Странно называть человека, как дерево, – перебила меня Маруся, – Липа.

– Сокращенное от Олимпиада, – пояснила я, – раньше очень популярное имя, а нынче почти забытое. Липа Маркина и Аля Зиновьева считают себя сестрами. Их родители дружили, работали на одном заводе, вместе построили дачу и славно там проводили лето, никогда не ругались. Когда у Али умер отец, а потом мать, Маркины не позволили забрать девочку в детдом, оформили над ней опеку, воспитали ее как родную дочь. Жизнь Зиновьевой текла гладко, Маркины ее любили, они разглядели у девочки талант, отправили ее заниматься в художественную студию. После школы Аля с первого раза поступила в институт, окончила его, стала иллюстратором книг. Диплом она получила, уже став замужней дамой. Ее супруга Алексея Шереметова можно считать второй после смерти матери и отца бедой. Он не имел ни кола ни двора, ютился в трущобе, работал в НИИ, а в свободное время изобретал какую-то, как сказала мне Липа, – хрень.

Аля же имела собственную квартиру, которая ей досталась от покойных родителей, и неплохо зарабатывала. Липа знала, как подруга любит Лешу, и не говорила ей того, что просилось на язык. А сказать хотелось многое, ну, например: «С ума сошла! Едва восемнадцать стукнуло, как ты в загс побежала. Да с кем! Неужели не видишь, что он городской сумасшедший? Не моется, не бреется, ходит в обносках, получает копейки, изобретает дребедень. Это не муж! А камень на шее!» Но Олимпиада помалкивала. Она сама надела фату через год после Али. Петя, жених Маркиной, происходил из обеспеченной чиновной семьи, часто летал за границу в командировки, одевал, обувал жену, осыпал подарками, имел квартиру, машину, дачу, деньги. У него был близкий друг Костя, тот на свадьбе заметил Алю, попытался за ней ухаживать, но получил резкий отпор. Спустя пару месяцев Петя попросил жену:

– Объясни Але, что Костик отличная партия. Все при нем. Родители прекрасные, в доме полный достаток, радужные перспективы. На фиг ей нищий идиот Леша?

Липа отважилась поговорить с подругой, но едва она произнесла:

– Ты очень нравишься Косте, – как Аля отрезала:

– А он мне нет. Я замужем.

– Развод не запрещен, – пробормотала Липа.

– Да, – кивнула Аля, – но я люблю Алексея. Мне не нужен кошелек. Я живу с человеком, а не с его деньгами. Замуж пошла потому, что встретила своего единственного. Мне безразлично его материальное положение. Он нищий? Так я сама заработаю.

Липа поняла Алевтину, и более подруги эту тему не обсуждали. Спустя некоторое время Олимпиада поймала супруга с другой женщиной, развелась с ним и до сих пор живет одна. Она не хочет опять себе ярмо на шею вешать. Детей у нее нет. У Али и Алексея родилась Светлана. Имя для девочки выбрал супруг. Алевтине оно совсем не нравилось, но всегда и во всем согласный с женой муж неожиданно проявил характер, заявил:

– Дочь будет Светланой. Конец!

– Ладно, – согласилась Аля, – просто объясни, почему ты так решил.

– Имя – это шанс, – пробурчал Леша.

– На что? – спросила Алевтина.

– Ерунда, забудь, – отмахнулся Алексей.

Когда Света начала ходить в детский садик, то один раз на вопрос мамы: «Как твоя фамилия?», девочка ответила:

– Зяма.

Аля расхохоталась, ну надо же, как малышка переиначила Зиновьеву. Свете понравилась реакция мамы, она стала говорить, что ее зовут Зяма. Алевтина обрадовалась, сама стала так звать дочку. Нелюбимое «Светлана» исчезло из обихода, осталось только в документах.

Алевтина много работала, кормила семью. Алексей сидел в НИИ на самой последней должности, потом вообще ушел со службы. В гараже, где стояла когда-то машина родителей супруги, он оборудовал мастерскую, делал там всякую ерунду. Алевтина откладывала каждый месяц деньги на питание и коммунальные расходы, а остальные отдавала мужу. Тот тратил их на покупку гаек-болтов-железок для своих научных изысканий. Алю отсутствие средств не смущало. Она безропотно носила летом и зимой одно платье, не жаловалась на свой скудный гардероб, одевала дочь в секонд-хенде. И чувствовала себя абсолютно счастливой. Была лишь одна странность. После свадьбы Алевтина хотела взять фамилию супруга, но тот возразил. Алексей сам решил стать Зиновьевым.

– У тебя такая красивая фамилия, – изумилась супруга, – Шереметов.

– Она мне не нравится, – хмуро ответил Алексей, – несчастливая.

Вскоре после свадьбы в доме Алевтины раздался звонок, незнакомый женский голос сказал:

– Спишь в одной постели с убийцей?! Он и тебя жизни лишит.

Перепуганная Аля рассказала о звонке Липе, та махнула рукой.

– Алексей совершенно не годится в мужья. Мало того что он нищий, так еще и лентяй. Не желает копейки в дом принести. Но на убийцу он никак не тянет, муху прихлопнуть не способен. Забудь о дурацком звонке. Телефонный шутник постарался. Майе Касаткиной недавно ночью звякнули и прошептали:

– Езжай скорей на Полярную улицу. Там твой муж с бабой веселится.

– Непременно поеду, – зевнула Майка, – спасибо, что правду сообщил. Может, теперь посоветуешь, где мне жениха найти? Одинокая я.

– Ни на секунду не верю подлецам, – объяснила Алевтина, – мне пару раз звонили парни и хрипели в трубку: «Мама, помоги, я человека сбил! Нужно триста тысяч! Тогда меня не посадят! Принеси их к метро». Я таких сразу посылала в далекое пешее путешествие с сексуальным уклоном. Но тут все ясно, это аферисты, им нужны деньги. А почему мне про убийцу сообщили? Зачем?

– Ты нарвалась на психологического садиста. Мерзавец ждал, что ты заплачешь, испугаешься, начнешь его расспрашивать. Но ты сразу трубку повесила, – объяснила Олимпиада, – не получил подонок удовольствия. Не переживай. Больше он тебя не побеспокоит. Такие сволочи просто абы какой номер набирают, а запоминают его, только если ожидаемые эмоции у абонента вызовут: страх, гнев, ненависть.

Але и правда более никто не звонил. Семья жила счастливо, но бедно, очень бедно, на грани нищеты. И вдруг!

Алексей в конце концов изобрел свою «хрень». И стал обивать пороги российских предпринимателей, пытаясь объяснить, что эта вещь крайне полезная. Но везде получал от ворот поворот. Леша ради изобретения забыл про свое нежелание общаться с людьми и решил искать производителей за границей. И неожиданно им заинтересовалась всемирно известная фирма. О чудо! Зиновьев подписал с ней контракт, появились деньги. Сначала суммы поступали маленькие, но они показались Алевтине огромными. Затем доходы стали увеличиваться, увеличиваться, увеличиваться. «Хрень» пользовалась невероятным спросом во всех странах, ее не успевали производить, а Леша получал отчисления от продаж. Нищие Зиновьевы сказочно разбогатели.

Первым делом Аля купила большой дом, в котором поселилась вместе с Липой. Обзавелась машинами, одеждой, стала брать в работу только те книги, которые ее интересовали, а не все подряд. У Алексея появилась огромная мастерская. Он начал изобретать нечто иное. Теперь Липа прикусила язык, больше не называла его неудачником. Аля же получила возможность осуществить свою мечту детства, правда, через дочку.

Когда-то Алевтине невероятно хотелось стать балериной, но родители отправили ее в общую школу, сказав:

– На сцене пляшут только те, у кого предки танцевали.

Когда Зяме исполнилось пять лет, Аля отправилась с ней на подготовительные курсы при балетном училище. Девочку сочли малоперспективной и не взяли. Но потом, когда в семье появились деньги, Зяму с распростертыми объятиями зачислили за плату в Академию танца Степана Лукина. Зяма занималась с упоением, видела себя примой Большого театра. Судьба дарила Зиновьевым один подарок за другим, потом мешок с подношениями иссяк. И тогда Пандора открыла свой ящик.

Как-то раз Алексей поехал за какими-то покупками для работы и надолго пропал. Часы показывали десять вечера, а муж все не возвращался.

Аля звонила ему, но Леша не брал трубку. Около полуночи на очередной звонок ответил незнакомый мужской голос, он сухо сообщил:

– Зиновьев попал в аварию. Сожалею, но ваш муж мертв.

Глава 5

Алексей стал жертвой пьяного водителя. Сам он правил не нарушал, ехал во втором ряду, не занимал пустую левую полосу, остановился на светофоре. И тут прямо в багажник его автомобиля влетела фура, легковушку отбросило на бетонный отбойник. Изобретатель умер на месте, наверное, он даже не успел понять, что произошло.

Липа боялась, что подруга сойдет с ума, но Аля, пролежав неделю пластом, встала. Западный производитель теперь присылал отчисления от продаж вдове, ее признали единственной законной наследницей. Алевтина стала учиться жить без любимого. Вроде все постепенно наладилось. Зиновьева вела тихую жизнь. И вдруг…

Совершенно неожиданно к Алевтине домой пришла дама неопределенного возраста и заявила:

– Я Светлана Федоровна Шереметова, мать Алексея.

Алевтина, человек вежливый, впустила незнакомку и сказала:

– Мой супруг сирота. Его родители давно скончались.

– Да ну? – воскликнула Светлана. – Давайте сядем, я вам покажу семейный альбом.

– Хорошо, – согласилась Аля, но тут же отправила Липе эсэмэс: «Срочно сюда».

Конечно, у Олимпиады был ключ от половины подруги. Когда Липа вошла в гостиную, она увидела ошарашенное лицо Алевтины. Зиновьева сказала:

– Светлана Федоровна, познакомьтесь с моей сестрой.

– Прекрасно, – отрезала гостья, – надеюсь, она будет более понятливой, чем вы.

– Начните, пожалуйста, рассказ заново, – прошептала Аля.

– Я не привыкла работать заезженной пластинкой, – выпалила гостья, – обычно один раз рассказываю. Но, учитывая обстоятельства…

Дама начала повествование, Липа лишилась дара речи. Аля схватила подругу за руку, она тоже чувствовала себя хуже некуда. Она прожила с мужем не один год, но выяснилось, что супруг почти ничего не рассказал ей о себе.

Оказывается, родители Алексея на момент его свадьбы с Алей пребывали в добром здравии. Отец, правда, вскоре умер. Но Светлана Федоровна до сих пор отлично себя чувствует. Она принесла семейный альбом, продемонстрировала снимки со словами:

– У вас не должно возникнуть подозрения, что я мошенница, поэтому посмотрите фотографии. У нас родилось двое детей. Валерочка и Алексей. Мальчик был на три года старше сестры. Дочка была идеальным ребенком: умница, красавица, жизнерадостная. Ее все обожали. Алексей был мрачным двоечником. Как я его ни воспитывала, толку из него не вышло. Прививала мальчику манеры, но он даже вилкой, не то что ножом, пользоваться отказался, ел все ложкой. «Мне так удобно». Загнать его в душ было проблемой. Уроки делать он не желал. Два раза на второй год оставался. В выпускном классе осел в своей комнате и сообщил:

– Я изобретаю гениальную вещь.

Константин Сергеевич, отец Алеши, по врачам с ним ходил, думал, что у сына болезнь какая-то. Нет. Он был здоров. Характер оказался дурной. В спальне у себя порядок наводить запретил. Один раз я подняла с пола скомканные листы бумаги и выкинула. Боже! Он устроил такую истерику! Оказывается, я уничтожила его невероятно важные расчеты. В институт его еле засунули. Так он со второго курса ушел. Объяснил: «Мне это не интересно. Отвлекает от изобретения». Муж в сердцах закричал:

– В стройбат тебе дорога.

Алексея призвали в армию. Но через три месяца домой вернули. Почему? Ответ: идиот! Вы когда-нибудь слышали о парне, которого даже в воинской части сочли настолько тупым, что выгнали? Знакомьтесь! Алексей Шереметов. Позор семьи, фамилии и предков. Но мы все терпели. Крест такой. Тащили лентяя на горбу, пристроили в НИИ пробирки мыть.

Когда Алексею исполнилось двадцать пять лет, семья выгнала его на улицу. Отец просто выставил парня за дверь. По какой причине?

У Валерии, младшей сестры Алексея, была любимая кружка для чая, эмалированная белая, с изображением зайчиков. Лера купила ее в каком-то маленьком магазинчике в Праге, куда ездила с мамой отдыхать. Светлана Федоровна сначала поморщилась, по ее мнению, пользоваться эмалированной посудой, кроме как на кухне, не комильфо. Но потом увидела в глазах дочки такой восторг, что воздержалась от замечания.

Однажды вечером Лерочка не нашла любимую чашку, а домработница пояснила:

– Ее взял Алексей, только он потом сразу ушел.

– Зачем она ему? – удивилась девушка и поспешила в спальню брата.

Через час домой вернулась Светлана Федоровна, стала искать дочь. В комнату сына мать заглянула лишь после того, как прислуга рассказала ей про кружку. Валерия лежала на полу. В дом примчалась «Скорая», медики констатировали смерть, приехала милиция…

После вскрытия стало ясно: Лера умерла от поражения током. Следователь расспросил Алексея, тот объяснил, что использовал чашку для проведения одного из своих научных экспериментов, подключил ее к мощному источнику тока. На беду, у девушки были проблемы с сердечным ритмом. Ничего страшного, с такой особенностью люди живут долго. Но удар тока спровоцировал остановку сердца.

Светлана, узнав правду, налетела на сына с криком:

– Зачем ты оставил на столе кружку под напряжением?

– А зачем сестра полезла в мою комнату без разрешения? – парировал тот.

Повисла пауза, потом отец спросил:

– Похоже, ты совсем не раскаиваешься в содеянном?

– Нет причины волосы на башке рвать, – пожал плечами сын, – сестра сама виновата. Не надо было переть в комнату в отсутствие хозяина.

– Но ты же взял кружку Лерочки, не спросив у нее разрешения, – зарыдала Светлана.

– Да? – удивился Алексей. – Я думал, эта уродская чашка общая. На ней не написано – «Валерия».

Матери стало плохо, а отец схватил парня за шиворот и вытолкал его за порог со словами:

– Ты моральный урод. Забудь к нам дорогу, живи где хочешь и с кем хочешь, только не с нами…

Прошло время, у Алексея родилась девочка. И вот тогда он впервые позвонил матери и сказал:

– Я чувствую некую вину за смерть Валерии. Хочу помириться. Я женился, стал отцом. У меня родилась дочь, я назвал ее в честь тебя. Она может заменить тебе Леру.

Светлана Федоровна не поверила своим ушам, она повторила:

– Чувствуешь НЕКУЮ вину? Твоя дочь заменит мне Леру?

– Конечно, – обрадовался Алексей, – ты все правильно поняла.

И тут госпожа Шереметова сделала то, чего никогда ранее себе не позволяла и за что всегда осуждала других: громко и нецензурно выругалась.

Алексей повесил трубку, более он с матерью не общался.

Гостья замолчала. Липа посмотрела на Алю, увидела, что у той лицо побелело до синевы, а глаза словно провалились, и поняла, что подруга ошарашена сверх меры. Бедная Алевтина наконец получила ответ на свои вопросы: почему Леша назвал дочку Светланой и по какой причине он отказался от своей фамилии. Наверное, он опасался, что родные узнают о его женитьбе и расскажут Але про Леру… Или, может, просто не хотел иметь ничего общего с отцом, который пинком выставил его вон. Олимпиада решила продолжить разговор сама:

– И зачем вы приехали к вдове сына?

Светлана закрыла альбом.

– Я только сейчас узнала, что Алексей получал большие деньги. Случайно это выяснила. Потому что он сменил фамилию. Стал Зиновьевым. Отвратительный поступок. Я его мать. А значит, наследница!

– Елки-палки! – подскочила Липа. – Выгнали сына из дома, не простили его, когда он неуклюже попытался отношения наладить. Отшвырнули Алексея, как кусок дерьма, а теперь явились откусить часть наследства?

– Я мать, мне по закону положено, – заявила Светлана.

– Убирайтесь отсюда, пока я не позвала своего мужа и его брата, – пригрозила Липа, – они боксеры. Еще перепутают вас с грушей.

– Своим поведением вы вынуждаете меня к решительным действиям, – заявила госпожа Шереметова и удалилась.

После визита матери Алексея Але позвонил юрист, который предложил решить дело миром, не доводя его до суда. Вдова отказалась общаться с адвокатом, но тот продолжал упорно названивать Зиновьевой.

Аля не выдержала и пригрозила:

– Если не оставите меня в покое, я обращусь в полицию.

Но наглый адвокат не испугался.

– Я бы на вашем месте согласился на любезное предложение госпожи Шереметовой.

– Какое? – процедила Алевтина.

– Она предлагает вам поделить доходы пополам.

Алевтина расхохоталась.

– Она? Предлагает мне? Я законная наследница! Вдова! А ваша клиентка так любила своего сына, что узнала о его смерти спустя много месяцев после того, как Алексея не стало. Светлана Федоровна хочет денег? Ну и пусть идет в суд!

– Хочется взглянуть на завещание покойного.

– Он его не оставил. Мы еще молодые, в голову мысли о смерти не приходили.

Адвокат издал смешок.

– Думаю, завещание было, а вы его уничтожили, потому что там упоминалась мать покойного. Похоже, вы не знаете, что завещание составляется в двух экземплярах. Один отдают на руки клиенту, а вот второй хранится в нотариальной конторе, найти его просто. Я непременно это сделаю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5