Даниэла Стил.

Встреча с прошлым



скачать книгу бесплатно

Блейк ушел в офис рано утром. Сибилла отвезла Чарли в школу и, вернувшись домой, села за письменный стол в своем кабинете. Она решила выбросить из головы тяжелые мысли. Блейк не был импульсивным человеком, в своих поступках всегда руководствовался здравым смыслом и не меньше, чем Сибилла, любил Нью-Йорк. Работа в фирме вполне устраивала его. Он анализировал новые сделки и оценивал их с точки зрения инвестиционных рисков. На переговорах в Сан-Франциско Блейк наверняка поймет, что стартапы не для него, какими бы грандиозными они ни казались. Как и Сибилла, он был привязан к Нью-Йорку и не стал бы лишать жену и детей радости жить в любимом городе. Сибилла решила отпустить мужа в Калифорнию, чтобы он съездил на переговоры и убедился, что начинать дело с нуля слишком рискованно и хлопотно.

Вечер прошел мирно и спокойно, супруги избегали бесед на неприятную тему, которая могла снова вызвать споры и привести к размолвке. В среду Блейк уехал в аэропорт прямо из офиса. Перед вылетом позвонил жене, чтобы попрощаться и сказать, что любит ее.

– Желаю тебе приятно провести время, – спокойно произнесла Сибилла, и Блейк почувствовал облегчение. – Надеюсь, ты успеешь погулять по Сан-Франциско. Когда еще выпадет случай побывать там!

Теперь Сибилла была уверена, что какие бы деньги ни предлагали мужу, он не покинет Нью-Йорк. Блейк был человеком привычки и любил свою работу.

– Да, конечно, дорогая. Передай детям, что я их люблю. Я вернусь поздно вечером в пятницу.

Блейк должен был сесть на последний самолет из Сан-Франциско, тот с учетом разницы во времени прилетал в Нью-Йорк очень поздно, в два часа ночи. В это время Сибилла и дети наверняка уже будут спать. А в субботу вся семья собиралась рано утром ехать в загородный дом, который они снимали в Хэмптонсе. Там родители с детьми обычно жили летом целый месяц и проводили выходные в теплое время года. В Нью-Йорке и окрестностях установилась прекрасная, солнечная, погода, и семейство, включая Блейка, с нетерпением ждало уик-энда, чтобы отдохнуть на природе.


Разница во времени сыграла на руку Блейку, и он смог встретиться с учредителями компании уже вечером в среду за поздним ужином. Это были увлеченные своим делом бизнесмены. Несмотря на молодость (Блейк был, пожалуй, лет на двенадцать старше их), эти люди успели сделать головокружительную карьеру. Блейк хорошо знал их биографию. Оба молодых гения были в детстве вундеркиндами, в юности окончили Гарвардский университет и начали заниматься бизнесом. Им нравилось генерировать идеи, открывать компании, а потом продавать их и двигаться дальше. Бизнесмены предлагали Блейку стать генеральным директором новой компании и возглавлять ее, пока они станут дорабатывать концепцию, развивая свои идеи. А затем они были намерены – в зависимости от того, что будет более прибыльным, – либо продать эту компанию, либо преобразовать ее в открытую, то есть выпустить акции на свободный рынок. У них было достаточно денег для развития проекта.

Блейк слушал этих людей как завороженный и чувствовал, что их планы все больше увлекают его.

В ту ночь он так и не уснул, а на следующее утро за завтраком встретился с начальниками отделов будущей компании. Это были креативные люди, до прихода на новое место работы они успели сделать блестящую карьеру. Основатели стартапа приглашали только звезд, состоявшихся бизнесменов. К ним они причисляли и Блейка Грегори, который должен был занять место генерального директора. Основателям нового бизнес-проекта нравилось в нем то, что он стоит на земле обеими ногами, а не витает в облаках. У них был безупречный бизнес-план, открывавший огромные перспективы для Блейка. Реализация данного плана сулила ему большую выгоду. Весь день Блейк провел на совещании с начальниками отделов и персоналом будущей компании, а перед ужином снова встретился с учредителями, чтобы поделиться с ними впечатлениями. Бизнесмены были довольны тем, что услышали. Блейк – опытный финансовый аналитик. Благодаря его опыту и здравому смыслу команда выглядела более сбалансированной и эффективной.

В пятницу переговоры прошли еще более успешно. Блейку нравилась рабочая обстановка, сложившаяся в коллективе. Новая компания расположилась в реконструированном здании бывшего склада, находившемся к югу от рынка. В просторных залах были поставлены перегородки, делившие помещения на офисы, которые уже заполнили молодые, энергичные, полные новых идей сотрудники. Блейку нравилась царившая здесь атмосфера увлеченности и энтузизама, хотя концепция проекта все еще была не совсем ему ясна. Да, развивать новый бизнес всегда рискованное дело, но сотрудники компании производили впечатление опытных толковых работников. Команда выглядела удивительно сплоченной, и Блейк прекрасно вписывался в нее.

Прежде чем попрощаться, учредители повторили свое предложение, настойчиво приглашая Блейка возглавить компанию. Судя по всему, они убедились, что он именно тот человек, кого они искали. За два дня им удалось развеять все его сомнения. Сидя в салоне самолета на обратном пути в Нью-Йорк, Блейк напряженно размышлял о том, что ему теперь делать. В Сан-Франциско он как будто заново родился, почувствовав себя молодым, бодрым, полным сил. Никогда еще работа не казалась ему столь увлекательным и интересным делом.

Блейк вернулся домой в три часа ночи, когда Сибилла крепко спала. Подойдя к кровати, он поцеловал жену в макушку, но она даже не пошевелилась.

На следующий день Блейк встал довольно поздно, когда вся семья уже проснулась. Чувствуя себя усталым и не выспавшимся, Блейк переступил порог кухни. Сибилла и дети упаковали все необходимое для отъезда в загородный дом. Сибилла ни о чем не спрашивала мужа, словно тот и не уезжал на два дня в Калифорнию. Блейк понимал, что она не хочет начинать разговор при детях и ждет удобного случая, чтобы побеседовать наедине.

И только когда они добрались до арендованного в Хэмптонсе дома с видом на океан и дети побежали на пляж, родители на террасе, Сибилла, старательно подбирая слова, стала задавать мужу вопросы о поездке в Сан-Франциско.

– Как прошли переговоры?

– Надо быть полным идиотом, чтобы отказаться от такого предложения, – произнес Блейк хрипловатым, севшим от волнения голосом. – Никогда прежде я не получал столь щедрого подарка судьбы. И вряд ли когда-нибудь получу.

Он назвал жене сумму, которую мог бы заработать, если бы подписал контракт, и снова упомянул об обещанных ему акциях. Когда проект будет реализован, учредители продадут компанию какому-нибудь гиганту, например «Гугл», и тогда акции взлетят в цене.

– Жизнь состоит не только из денег, – заметила она. – С каких пор они стали для тебя высшей ценностью? Нельзя отказываться ради них от всего, что нам дорого.

Сибилла увидела выражение тоски в его глазах и удивилась. Блейк прежде не относился к работе с полной самоотдачей. Она понимала, что тут дело не в деньгах, а в увлеченности новыми идеями. Они полностью завладели им. В Блейке проснулся небывалый интерес к новому бизнесу. Возможно, этот бизнес станет делом всей его жизни, принесет невиданный успех, и в конечном счете от этого выиграет не только ее муж, но и вся семья.

– Когда речь идет о подобных суммах, остальные аргументы блекнут и теряют значение, Сиб, – мягко промолвил он. – Ты же сумеешь пожить в Сан-Франциско несколько лет, правда? Ты там будешь работать над своей книгой, посылать статьи в различные издания. Оттуда сможешь летать в музеи, чтобы курировать выставки, и в Нью-Йорк для встречи с частными клиентами.

Блейк старался хоть как-то примирить жену со своим решением переехать в Сан-Франциско, но это было похоже на попытку взобраться на гладкую стеклянную стену. Он чувствовал, что терпит поражение.

– Ты предлагаешь мне всю жизнь проводить в самолетах? А дети в это время будут сидеть дома и ждать маму?

Сибилла была возмущена тем, что мужу могла прийти в голову подобная мысль. Она заметила, что он готов вполне серьезно обсуждать возможность переезда в Калифорнию. Неужели Блейк не понимал, что это могло разрушить их семейную жизнь? Сибилла считала, что было бы несправедливо так жестоко поступать с детьми и с ней самой.

Вскоре дети вернулись домой, чтобы перекусить, и родители прекратили неприятный разговор. Он возобновился вечером, когда Эндрю и Каролина ушли к друзьям, а Чарли заснул у себя в комнате.

– Я знаю, что хочу от тебя слишком многого, но мне кажется, скоро дети привыкнут к новому окружению, – сказал Блейк. – Они заведут друзей. А что касается Энди, то он все равно через год уезжает учиться в колледж. А я могу остаться ни с чем. Мои потенциальные работодатели не станут ждать. Если я не приму их предложение, они возьмут в компанию другого человека. Им срочно нужен генеральный директор.

В голосе Блейка слышалось отчаяние, и Сибилле стало жаль его. Но еще больше она жалела себя и детей. Сибилла видела, что мужу очень хочется работать в новой компании, но его желание шло вразрез с интересами семьи.

– Калифорния – сейсмически опасная зона, – напомнила она, словно хватаясь за соломинку.

– Настоящее землетрясение было там последний раз лет сто назад!

– Неправда! В тысяча девятьсот восемьдесят девятом году Сан-Франциско сильно трясло.

– Ты думаешь, там произойдет землетрясение только потому, что мы туда переедем? – улыбнулся Блейк, обнял жену и забыл обо всем на свете.

В воскресенье вечером они вернулись в Нью-Йорк, так ни о чем и не договорившись. Блейк и Сибилла не обижались друг на друга, но им было необходимо расставить все точки над i.

В течение следующих нескольких дней супруги вели жаркие дискуссии, каждый стоял на своем, стараясь убедить другого в собственной правоте. Вскоре Сибилла поняла, что муж не простит ее, если она заставит его отказаться от новой работы. Разочарование Блейка будет столь сильным, что это начнет изнутри разъедать их брак. Сибилле было легче справиться со своей тоской по Нью-Йорку, чем смириться с потерей мужа. Кроме того, в глубине души она чувствовала, что Блейк прав: в его возрасте нельзя упускать такой шанс. Не последним аргументом в ее споре с собой являлись, конечно, деньги. В случае успеха их дети будут обеспечены до конца своих дней.

Блейк обещал, что семья уедет из Нью-Йорка только на два года. Если жене и детям не понравится в Сан-Франциско, он уволится из компании и вернется вместе с ними домой. Сибилла любила мужа и не хотела вредить его карьере, а тем более разводиться с ним. Через две недели она все-таки поддалась на его уговоры.

– Сдаюсь, – обняв Блейка, заявила она. – Я слишком люблю тебя и не желаю, чтобы ты приносил свои интересы в жертву семье. Ничего, как-нибудь все наладится.

Сибилла вдруг почувствовала, что у нее как будто гора с плеч свалилась. Радость и благодарность светились в глазах Блейка, и она поняла, что поступила правильно.

Утром Блейк позвонил в Сан-Франциско и сообщил, что уволился из инвестиционной фирмы. В этот же день, ближе к вечеру, супруги сказали детям, что переезжают в Сан-Франциско.

Каролина и Эндрю возмутились, но мать твердым тоном объяснила, что сейчас они должны поступиться своими интересами ради общего блага. Новая работа отца была важной ступенью в его карьере, а в долгосрочной перспективе должна обеспечить процветание семьи. Каролина и Эндрю были достаточно взрослыми, чтобы понять мать. Тем более что родители не оставили им выбора. Сибилла в разговоре с детьми подчеркнула, что тоже приносит в жертву семье свой комфорт и профессиональные интересы. Для нее переезд в Сан-Франциско – нелегкое испытание.

Блейк не хотел срывать детей с места посреди учебного полугодия и предложил им остаться вместе с матерью до января в Нью-Йорке. Сам же он должен был уехать в Калифорнию в течение ближайших двух недель. В Сан-Франциско ему предстояло найти подходящее жилье для семьи. О покупке квартиры или дома не могло быть и речи, поскольку Блейк не был уверен, что его семья переезжает в Сан-Франциско на постоянное место жительства. Сибилла высказала мужу свои пожелания: ей хотелось бы жить в просторной, светлой, современной квартире. Она уже позвонила в школы Сан-Франциско и подыскала учебные заведения для детей. Квартиру в Трайбека семья решила оставить за собой на случай, если им придется вернуться в Нью-Йорк через два года. Кроме того, Сибилле нужно было жилище, где она могла бы остановиться во время своих приездов по работе в Нью-Йорк. До января оставалось еще два с половиной месяца, и за это время Сибилле предстояло организовать окончательный переезд семьи. Она старалась не паниковать, пытаясь убедить себя, что переезд – не конец света. В глубине души Сибилла надеялась, что они не задержатся в Калифорнии.

Энди был сильно расстроен решением родителей, ему не хотелось в выпускном классе покидать школу. Однако он понимал, какие финансовые перспективы открывала новая работа отца. В душе он гордился им. Каролина была категорически против переезда, капризничала и заявляла, что не поедет ни в какую Калифорнию. Но по закону она не имела права жить одна в Нью-Йорке. У нее не было ни бабушек, ни дедушек, ни дядей, ни тетушек, а в интернат, о котором заикнулись родители, она идти не желала. В общем, ей оставалось одно – ехать вместе со всей семьей в Сан-Франциско. Что касается весельчака Чарли, то, как и ожидали родители, его уговаривать не пришлось. Малыш обрадовался, что его ждут приключения, и стал расспрашивать мать о новой школе.

В Сан-Франциско Блейк сразу отправился в выбранные женой для детей школы и поговорил с директорами и учителями. Он остался доволен тем, что увидел и услышал, и позвонил Сибилле. А вот поиски жилья затянулись надолго. На День благодарения Блейк прилетел домой и сообщил жене о возникших трудностях. Найти квартиру, расположенную недалеко от школы, да еще светлую, просторную, современную, с высокими потолками и приятным видом из окна, было непросто. К тому же арендная плата в Сан-Франциско даже по сравнению с Нью-Йорком казалась Блейку безумно высокой.

Сибилла не узнала мужа после недолгой разлуки. Он выглядел на десять лет моложе, и она еще раз убедилась в том, что поступила правильно, поддавшись на его уговоры. Однако проблемы с квартирой беспокоили ее. Блейк обещал, что разобьется в лепешку, но найдет в ближайшее время подходящее жилье для семьи.

– Мы будем жить в гостинице? – спросил Чарли маму, когда отец снова уехал в Сан-Франциско.

– Надеюсь, что нет, сынок, – грустно ответила Сибилла. Она не хотела жить в отеле с тремя детьми, хотя, судя по всему, Чарли не пугала подобная перспектива. – Папа непременно что-нибудь придумает.

Вскоре Блейк сообщил жене, что риелтор предлагает им квартиру в небоскребе Миллениум-тауэр на Мишн-стрит, на пятьдесят восьмом этаже, с живописным видом из окон. Однако высотка располагалась в районе без необходимой детям инфраструктуры, среди офисных зданий. Здесь не было ни парка с аттракционами и велодорожками, ни игровых площадок для Чарли. Квартиру выставили на продажу год назад. Ее владелец переехал в Гонконг, а в огромном здании все еще шли строительные работы, что затрудняло продажу готовых жилых помещений в нем. Поэтому риелтор решил в течение года или двух, пока заканчивается строительство, сдавать квартиру в аренду, снизив плату. Цена, которую он запросил, была вполне разумной, и Блейк согласился осмотреть квартиру. Сибилла торопила его.

До назначенной даты переезда в Сан-Франциско оставался месяц. Энди встречался с друзьями, ходил в спортивные секции баскетбола и хоккея. А Каролина обижалась на родителей, считая их жестокими, однако это не мешало ей веселиться с друзьями. Семья собиралась провести рождественские праздники в Нью-Йорке, а под Новый год отправиться в Сан-Франциско. Сибилла надеялась, что к тому времени им будет где жить, и Блейк изо всех сил старался не разочаровать жену. То, что ему до сих пор не удалось найти подходящее жилье, вызывало у обоих супругов досаду. Блейк перенес на 1 декабря встречу с риелтором и осмотр квартир, мечтая, что на сей раз ему повезет. Он не понимал, почему ему было так трудно найти в огромном городе светлую просторную квартиру с четырьмя спальнями. И вот наконец наступило 1 декабря. В этот день Блейк вместе с риелтором должен был осмотреть пять квартир. Та, что находилась в Миллениум-тауэр, не выдерживала никакой критики. Перебравшись в Сан-Франциско, Блейк жил в апартаментах отеля «Ридженси», но для семьи хотел подобрать постоянное жилье.

Риелтор, средних лет дама, заехала за ним утром, когда над городом еще не рассеялся туман. Она заявила, сославшись на свою интуицию, что сегодня они непременно найдут подходящее жилье для семьи мистера Грегори. Блейк надеялся на это. Он был благодарен жене и детям за то, что они в конце концов согласились переехать в Сан-Франциско, и хотел, чтобы им понравилась квартира, которую он выберет для них.

Первый объект находился в престижном районе Пасифик-Хайтс, в здании, которое было построено в тридцатых годах XX века. Хотя из выходивших на север окон квартиры открывался прекрасный вид на город, сама она была удручающе темной. Это жилище никак нельзя было назвать современным, а значит, оно не устроило бы Сибиллу.

У Блейка испортилось настроение, он уже сомневался, что ему удастся подыскать подходящее жилье. У него не хватило духу написать Сибилле о том, что первая же квартира, какую он сегодня осмотрел, разочаровала его. И все же нельзя было отчаиваться. Блейк сказал себе, что где-нибудь в Сан-Франциско обязательно отыщется дом, где он и его семья счастливо проживут долгие годы.

Сибилла позволила ему осуществить заветную мечту, и теперь долг Блейка состоял в том, чтобы обеспечить жену и детей крышей над головой. Он должен найти достойное жилище в городе, куда семья согласилась переехать ради него. Сидя в машине риелтора, он на минуту закрыл глаза. Блейк очень скучал по жене. Машина остановилась на перекрестке, и он, открыв глаза, увидел прямо перед собой здание, которое походило на музей Фрика в Нью-Йорке. Раньше Блейк не обращал на него внимания, хотя не раз проезжал по этой улице.

– Что это за дом? – поинтересовался он.

Здание действительно больше напоминало небольшой музей. Оно выглядывало из-за деревьев сада, который стеной окружал его, и было обнесено решеткой с воротами ажурной ковки. Сад был старым, запущенным.

– Это особняк Баттерфилдов, – ответила риелтор, и автомобиль снова тронулся с места.

Блейк обернулся, чтобы посмотреть на дом, оставшийся позади. Это был импозантный особняк в викторианском стиле, но, несмотря на свое великолепие, он казался заброшенным.

– Кто в нем живет? – с любопытством спросил Блейк.

– Никто. На рубеже девятнадцатого и двадцатого веков в этом доме проживала семья известного банкира. Здание было построено более ста лет назад, еще до землетрясения тысяча девятьсот шестого года. Его владельцы потеряли все деньги в эпоху Великой депрессии и продали дом. Затем он несколько раз переходил из рук в руки, а недавно, пять или шесть лет назад, стал собственностью банка. С тех пор он пустует. Никому больше не нужны такие огромные дома. Их содержание стоит слишком дорого, и с ними обычно возникает много проблем. Думаю, в конце концов его купит какой-нибудь застройщик, а потом снесет и построит на этом месте отель. Насколько я помню, в доме около двадцати спален, множество комнат для прислуги и бальный зал. У нас есть план здания, но я никогда не была внутри. Этот дом – часть истории Сан-Франциско. Жаль, что никто не купил его до сих пор, хотя в городе немало состоятельных людей. Банк мечтает избавиться от него и выставляет на продажу по смехотворно низкой цене, но никому не нужен чемодан без ручки.

Блейк кивнул. Он был согласен с риелтором: чтобы привести в порядок запущенное здание, требовалось много денег, а затем на плечи владельцев тяжким бременем легло бы дорогое содержание дома. Блейку было жаль, что никто в течение долгих лет не заботился о красивом особняке.

– А что случилось с семьей, которая там жила? С этими Баттервортами?

– Баттерфилдами, – поправила риелтор. – Не знаю. До наших дней никто из них не дожил. Известно лишь, что они продали дом и вроде переехали в Европу. С тех пор в Сан-Франциско о них никто ничего не слышал.

Грустно, что люди, жившие в столь роскошном доме, умерли, не оставив наследников. На Блейка произвел огромное впечатление особняк и все то, что риелтор рассказала о его истории. Но его ждали еще четыре квартиры. Увидев их, Блейк понял, что Сибилла никогда не согласится поселиться здесь. После осмотра он поехал в свой офис, а вечером вернулся в отель и позвонил жене. Выслушав отчет мужа о сегодняшнем дне, она тяжело вздохнула:

– Не расстраивайся, еще не все потеряно. Может, нам что-нибудь подвернется… Ты говорил с владельцем квартиры в Миллениум-тауэр?

Вообще-то Сибилла с опаской относилась к небоскребам в сейсмически опасной зоне. Кроме того, всегда существовала угроза пожара. Спустить троих детей с пятьдесят восьмого этажа – нелегкая задача.

– Владелец находится в Гонконге и не отвечает на звонки риелтора. Вероятно, он передумал сдавать квартиру в аренду.

– Ну, и хорошо, – облегченно вздохнула Сибилла.

Блейк хотел сообщить жене о пустующем особняке, который видел сегодня, но она перевела разговор на другую тему, и он забыл, о чем собирался сказать. Лежа в постели ночью, Блейк представлял, как выглядит особняк изнутри, какая у него планировка. Чувствуя неловкость, утром он позвонил риелтору и навел справки о стоимости особняка. Этот таинственный дом, как магнит, притягивал его к себе. Риелтор ответила ему, и Блейк был поражен низкой ценой, какую запрашивал банк за старый особняк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6