Данияр Гафаров.

Есть только миг…



скачать книгу бесплатно

Часть 1

Глава 1

Ну вот, кажется, оторвался. Нет ребятки, так не пойдет, не для того я все это затевал, что бы так бездарно все похерить. Притормозим чуток, ага, вот и вы родимые. Ну что убивцы, стрелять то будете, нет? Пора бы уже, и в округе никого нет поблизости, вот и поворот приближается удачный. Все, началось. Ого, так у них и калаш присутствует, нехило ребятки прибарахлились, и ведь разрешения на него нет, а не боятся с собой возить. Ну, куда вы стреляете бараны? Так ведь и задеть меня можете, а я вам живой нужен, Погост ведь вам бошки пооткручивает. По колесам стреляйте, по колесам. Хм, услышали что ли? Не удивлюсь, после всего, что со мной произошло в последнее время, приму как данность, ну и в памяти надо пометку сделать, на досуге разберусь с сим фактом. Есть, попали, и самое главное там, где надо, тут ведь обрыв крутой, и очень глубокий, не один десяток машин внизу уже лежит, или то, что от них осталось ха-ха. Я ведь не случайно это место выбрал, мне нужно исчезнуть, исчезнуть навсегда… “

Меня зовут Александр, Александр Стрелок. Вот такая у меня фамилия и я горжусь ею. И не надо путать там со всякими Санями или Саньками, меня с детства звали только Александр. Думаю пока кувыркается моя машина и летит в обрыв, у меня есть время рассказать о себе и о той ситуации в которой оказался, даже не думаю а знаю, ведь я могу управлять временем. Нет, в прошлое или будущее перемещаться не могу, могу только останавливать время, но все по порядку.

Родился я в Узбекистане, в Ферганской долине, в 1970 году, тогда еще мы жили в СССР. Все было отлично: школа, техникум уже в России, армия, какие-то планы строили на будущее. Звезд с неба не хватал, но учился очень хорошо, даже техникум связи закончил с отличием. Телосложением не сказать что атлет, но крепенький такой парнишка, первые места занимал на соревнованиях по легкой атлетике, да и сам физически занимался. Рост метр восемьдесят, шатен, глаза больше синие чем голубые, внешность обычная, но бабам нравлюсь. По национальности русский. Как так получилось, что с Узбекистана и русский? Так говорю же, при СССР жили, отца по распределению туда отправили, он ведь офицер, сейчас уже полковник, командир непростой такой ракетной части на просторах Сибири, это как раз до известных событий в Россию перевели. Ну а я по его стопам пошел, в смысле военным. Служил я в 106 воздушно-десантной дивизии. Служил хорошо, на учебах выкладывался полностью, благодаря чему развил свое тело, этакий атлет переросток, но кроме этого очень заинтересовался восточными видами единоборств. Был у нас в части прапорщик Олег Вьюжин, участник практически всех «локальных конфликтов», когда только успевал. Правда и возраст у него уже не маленький, действующий пенсионер, так вот, какое-то время он служил в Японии, уж не знаю кем, а он не распространяется, и там он обучался у великих мастеров «Айкидо», получил 1 кю 8 дан. И чем-то я зацепил его, в прямом смысле слова, правда, случайно, а он не смог увернуться, не ожидал просто.

Пришлось поваляться в пыли ему, а потом уже мне и много раз. Обидно просто стало, я ведь сразу извинился, и отряхнуть его от пыли хотел, сначала, и не понял, как оказался на земле. Потом решил повторить попытку, и снова принял упор лежа. И тут только я сообразил, что меня целенаправленно роняют. Еще и салажата рядом хихикают тихонько в кулачек. Обиделся я в общем, а когда я обижаюсь, у меня шторки красные на глаза опускаются, и мозг отключается напрочь, остаются одни инстинкты. И ведь боец то я не плохой, самбо – это мое все, троих подготовленных бойцов укладываю на раз, а его так ни разу и не достал. Когда мозг включился, я уже был в санчасти, видимо с мозгом у меня отключилось и сознание в какой то момент, и так мне стало тоскливо тогда от осознания того, что без последствий это не останется, это ведь как минимум дисбат мне светит, а про максимум и думать не хочется. С этой тоской и с болью во всем теле я и уснул.

Проснулся от того, что почувствовал чьё-то внимание, знаете, это если во сне вас кто-то окликает, и ты сразу просыпаешься, так и в этот раз. Рядом на стуле сидел Олег.

– Ну что, Аника воин, как самочувствие?

– До дисбата оклемаюсь. Если не прямо сейчас заберут.

Настроение и так на нуле, еще и он тут. Позлорадствовать пришел что ли? Как же так вышло то? На ровном месте ведь? Извиниться сейчас, за размазню примет, тем более я сразу извинился после происшествия, не помогло это, или не извинился? Может просто не успел с его-то реакцией? Ничего не помню.

– Зачем же ждать дисбата?

И он очень быстро, проделал какие то манипуляции с моим многострадальным телом, понажимал на какие-то точки, я уж думал все, хана, я и до дисбата не доживу, боль меня скрутила изнутри всего, от мизинцев на ногах, до волос на голове, и ведь пошевелиться совершенно не могу, а потом, как-то всё сразу прошло, одномоментно, как будто родился заново. Попробовал поднять руку, рука меня слушалась, с ногами тоже полный порядок, нигде ничего не болит, чудеса просто.

– Спасибо товарищ прапорщик. А что это было? Я себя чувствую, как будто в раю отдыхал? И вы простите меня, я тогда случайно вас задел, хотел извиниться сразу, да видно не успел.

– Это ты меня извини, автоматом все прошло. Я ведь не одну горячую точку прошел, а в тот момент задумался о чем-то, вот на автомате и сработал. Когда в себя пришел, ты уже видимо себя не контролировал, вот и пришлось повалять тебя немного. А ты здоровый чёрт!!! В конце вырубить пришлось, иначе без переломов дело бы не обошлось. Ты где так драться научился? И ведь целых полторы минуты продержался. Против меня никто больше минуты выстоять не может, обычно пятнадцать-двадцать секунд и аут, а тебя мне пришлось вырубать совсем не стандартно, иначе покалечился бы.

– А что это за борьба такая? Я за вас даже ухватиться не мог?

– А научиться хочешь?

– Очень!!! Только ведь не получится теперь ничего, мне ж теперь в дисбат дорога.

– Да что ты со своим дисбатом привязался? Не будет никакого дисбата. Я уже командиру твоему доложил, что проводил с тобой тренировку, и ты теперь официально мой ученик. Так что не парься. Надо было только выяснить, надо это тебе или нет. Но судя по всему, ты не против, так что с завтрашнего дня вместо занятий по расписанию отправляешься ко мне в подчинение, с командиром я уже этот вопрос утряс. И вот еще что, ты между нами зови меня просто Олег, не смотри на возраст, тем более что и выгляжу я не старо. Договорились?

Он и правда, выглядел совсем молодо, если бы я его не знал, дал бы лет тридцать пять не более. На Востоке что ли законсервировался? А ведь он уже пенсионер. Командование не отпускает, да и он на покой не стремится.

Я облегченно вздохнул, жизнь – кажется, налаживается, и домой я еще попаду через годик, немного осталось. Да и напрягов уже нет никаких, все привычно. Я тогда не знал, как сильно я ошибался насчет дома и напрягов…

– Хорошо…. Олег. А что это за борьба? На Айкидо похоже, но странное какое-то, там ведь только броски насколько я знаю, а тут ведь и удары присутствовали?

– Айкидо и есть, но доработанное под наши условия. Это же в основном борьба для обороны, а нам ведь и нападать надо. Вот и изобрел свой комплекс. Понравилось?

– Просто, отпад, в прямом и переносном смысле. А как ты боль мою унял? Я же совершенно ее не чувствую?

– А этому очень долго учиться надо. Я ведь тебе только боль снял, правда, насовсем – с этими повреждениями, а вот синяки и ссадины сами заживут, не маленький. У каждого человека есть энергетические точки на теле, которые отвечают за тот или иной участок тела или функцию организма, и при правильном воздействии на них, можно человека как вылечить – так и к праотцам отправить. Тебя я вырубил именно так. Но учиться этому долго, и не каждый способен это принять, а вот контроль над собой держать надо, и начнем мы с тобой именно с этого Стрелок, или тебя назовут «Берсерк».

Вот так мы и познакомились, и с этого дня для меня начался персональный такой АД. Свободного времени у меня не было совсем, когда говорю совсем, то подразумеваю под этим, что не было свободной ни одной минутки. А ведь от общих занятий меня никто не освобождал. Все как у всех, только вот когда мои сослуживцы уходили отдыхать, я шел к Олегу. И теперь я очень благодарен ему, что не дал мне сломаться, в момент моего эмоционального истощения и научил ко всему прочему медитации, которая и помогала мне вынести все это.

Что говорить, выучил он меня здорово за такой короткий срок, год всего. До 1 кю я правда чуть – чуть не дорос, но 8 дан имел уверенно. Это если чисто об Айкидо говорить, а я то учился другой борьбе, на ее основе, правда, но другой, более приспособленной для задач десанта. Он ее скромно Вьюжкой назвал, не путать с вьюшкой от печи. А что, такой борьбы я нигде не видел, так он никому ее более и не передавал. Да и как он мне объяснил, вьюжка – это от слова вьюжить, то бишь – не стоять на одном месте, дезориентировать противника. А что, очень даже похоже. Как возле него крутился командир роты, да и командир батальона от него не отставал, все просились к нему в ученики, их даже не смутило, что занимались бы рядом со мной, но проведя тест на пригодность – он им отказал, по физическим параметрам. Уж не знаю, что ему не понравилось, вроде и мужчины в прекрасной спортивной форме, но в какой-то параметр они не уложились. Да и среди бойцов желающих было не мало, никто не прошел его тест. Вот и занимались мы с ним только вдвоем.

Ох, сколько было пролито пота и крови, да-да, не удивляйтесь, без нее не обошлось, он ведь меня обучал еще и с применением ножевого боя. Хоть и ножи были затупленные, но от случайных порезов это не спасало. Да и воспитывало это здорово. Зная, что может случиться, не будь ты более расторопнее, как то в подкорку входит способ противодействия, и работаешь уже на одних рефлексах, а голова занята параллельно решением уже другой задачи, а их можно нарезать много за время боя. Попутно отточил и метание ножа до 25 метров. В глаз белке не попадал, но в круг диаметром 5 см. легко. А это очень не просто, но и тут есть свой секрет. Просто в момент броска надо видеть только свою цель, это что-то вроде туннельного зрения, видишь центр, и он как будто увеличивается и приближается, как в древних подзорных трубах – а периферия расплывается, ну и уверенный и правильно поставленный бросок, естественно, тоже значит не мало. Ну а первоначально, естественно, он меня обучил выдержке, я бы даже сказал – не обучил, а воспитал во мне выдержку, да еще и с дополнительными плюшками в виде распараллеливании сознания на два потока, сам-то он может на три, у меня пока на три не выходит. Это – когда например, во время боя ты можешь один поток сознания направить на физику ведения боя, а второй на этическую его часть, то бишь – как этот бой отразится в будущем. Но и три не предел, нет предела в совершенстве. А как воспитывал? Если просто, то через медитации, перед началом занятий обязательно проводил время в медитации. Уже много позже, мне эти техники медитации очень помогли разобраться в себе и в своих возможностях.

Так я и обучался почти до самого дембеля. Хм, дембеля… Не дембель это оказывается был, а только начало службы.

В один из дней, во время тренировок, ко мне прибежал посыльный из штаба, и сказал, что бы я быстрее шевелил булками и бежал в штаб, к командиру полка. Я сразу стал вспоминать, где я мог накосячить, и почему сразу к комполка вызывают? Туда обычно за пряниками не зовут. То – что я зубы посчитал одному мегрелу, так там свидетелей не было, да и он молчал как рыба об лед «потом я объяснил, где он был не прав, и он со мной согласился и даже извинился разбитыми варениками», в самоходы я не ходил « да просто некогда было». А может из-за того, что в один из прыжков с парашютом я в затяжной ушел, и только на ста метрах купол раскрыл? Так там я отмазался, даже доказал неисправность вытяжной системы. Неужели докопались?

Так, перебирая все возможные свои «залёты» я и бежал в штаб, и уже ставил крест на всех своих планах. Заходя в кабинет комполка, весь в расстроенных чувствах, я представился, не заметив в углу кабинета еще одного человека в штатском, не мудрено, мне его дверь прикрывала.

– Товарищ полковник, сержант Стрелок по Вашему приказанию прибыл!

– Ну чего стоишь там Александр как бедный родственник, проходи, присаживайся.

Оба-на, он меня даже по имени знает. Не-ет, что-то тут не то. Или расстреливать будут, или одно из двух, простым разговором здесь не пахнет. Ух ты, чёрт, а этот откуда здесь, и кто это вообще? Как я его вообще не заметил? Ладно, думаю сейчас все и узнаю.

– Вот, знакомься, твой новый командир, майор Гущин Сергей Георгиевич, до конца службы отправляешься в его распоряжение, ну а дальше, дальше уже сам решишь.

Он протянул мне руку, и мы крепко пожали друг другу руки. М-да, а рука-то у него словно из стали, такими руками подковы выгибать, но и я молодец, мне он тоже ничего не раздавил. Сам выше среднего роста, сухощавый такой, ни грамма жирка нигде не висит, не сказать – что накачан, но чувствую силы он неимоверной, да и в психологическом плане он очень силен. Глаза серые, глубоко посаженые, и как будто это и не глаза вовсе, а амбразуры, из которых твою тушку противник рассматривает, очень неприятные ощущения. Хм, а сейчас уже нормальный взгляд серых глаз, да что ж такое-то. А-а припоминаю, Олег же проделывал со мной такое, как он сказал это, сканирование? Да-а, не простой дядечка. Я этому еще не научился. И вообще

я не понял, что значит в его распоряжение? Кто это вообще такой? Чувствую, я попал, и попал серьезно.

– Рад с тобой познакомиться Стрелок. Мне о тебе много понарассказывали, и о Вьюжке твоей. Продемонстрируешь?

– Она не моя, это прапорщик Вьжин ее разработал, ну а продемонстрировать – что ж, можно и продемонстрировать, только пару найти надо. И прежде всего, хотелось бы узнать, кто Вы? И зачем я понадобился?

Майор хмыкнул, слегка улыбнулся, и все же выдал тайну. Хотя, как потом я понял, это была не вся тайна.

– Командир оперативной группы Комитета Государственной Безопасности. Ну а по поводу зачем, скажем так, нам нужна новая кровь в нашей организации, толковые и умелые ребята, которых хотя бы самообороне обучать не надо, а всему другому мы обучим, не в первой.

Ну и нихре… ж себе! Эк меня занесло. А как же политическая составляющая? Туда ведь берут политически грамотных, морально устойчивых и тд. и тп. А вот как раз первым я похвастаться и не могу.

– Простите, может, я не совсем правильно понимаю, ведь мне служить осталось несколько месяцев, для чего все это?

– Да ты не переживай, никто тебя насильно удерживать сверх нормы не будет, отслужишь свое, а после окончания срока службы сам решишь как поступить. Ну а теперь пошли на спортплощадку, покажешь, что ты умеешь, а в спарринге с тобой буду я.

Мы вышли из штаба и направились на спортплощадку. Находится она недалеко от штаба, в двухстах метрах всего, так что через пару минут мы были уже на месте. У майора с собой была спортивная сумка, и когда мы подошли к скамейке у песчаной бойцовой площадки, он вытащил комбез и быстро переоделся. Я остался в своем повседневном комбезе. У площадки никого не было, сейчас час свободного времени у ребят, новости наверно смотрят, ну а мне лишний народ здесь ни к чему. Кто знает, как бой сложится, не хотелось бы упасть лицом в грязь. Хотя с двух сторон площадки – казармы окнами выходят сюда, но в окнах вроде никого нет. С третьей стороны столовая, но ужин уже прошел, и рядом со столовой тоже никто не ошивается. А с четвертой стороны плац и штаб, у штаба дежурные подметают крыльцо, да и далековато. Хорошо хоть дождя нет, песочек сухой, а то опять стираться не хочется, вчера только постирался. Конец июля на дворе, не холодно, но погода сегодня прохладная, думал дождь сегодня будет, давно ждем, но теперь и рад, что его не было.

Мы вышли на площадку, встали в паре метров друг от друга и замерли, изучая друг друга. Первым не выдержал майор, и решил произвести классический захват с заломом руки за спину, и я почти купился, но в последний момент понял, что это отвлекающий маневр, а цель была ноги. Я подпрыгнул, подсечка не удалась, и при приземлении правой ногой с замаха ударил по голове, но он перехватил мою ногу, и потянул на себя, заламывая ее на болевой, но финт не удался. Перекатом через левое плечо, левой ногой я все-таки достал его и нога освободилась. Уйдя перекатом через голову, я оказался на ногах и спиной к майору, но не успел повернуться, как почувствовал угрозу сзади. Слегка отведя корпус влево, заметил – как у правого плеча выскочила нога майора, мне осталось только ее схватить и направить по легкой параболе в перед. Майор очень хорошо приложился спиной, и если бы это был асфальт, то, думаю, он бы уже не встал. А так, через несколько секунд он оклемался, и мы продолжили бой. Ну что я скажу, техника боя у него не плохая, уж, получше дерётся – чем наши ребята, но все таки Вьюжка – это Вьюжка. В ходе боя я его еще четыре раза условно отправлял на «перерождение», но успокоился он только после того, как один раз достал меня, не «насмерть», но с отключкой на пару секунд точно, да и то, он видимо понял, что я ему слегка поддался, но бой прекратил. Вот так вот, а я боялся, ха-ха. Не знают у нас еще этой борьбы, оттого и противоядия не придумали. Не плохо все-таки меня Олег обучил, командира оперативной группы КГБ завалил несколько раз, а там совсем не мальчики служат.

Майор удовлетворенно хмыкнул, отряхнулся, и пожал мне руку, а глаза такой радостью блестят. Не думаю что из-за того, что он меня достал, тут что то другое…

– Я рад, что не ошибся в тебе. Нам, очень нужна эта борьба. Обращались непосредственно к Вьюжину, но он, по каким-то своим критериям забраковал всех наших ребят. Может, ты будешь не таким требовательным?

– Извините товарищ майор, но, думаю, он не просто так отбраковывал, есть на то причины. Мне он не говорил о тех критериях, которые необходимы для этой борьбы, но думаю, что здесь все дело в сверх реакции. Я сам не знал об этом, пока мне Олег глаза на это не раскрыл. Обещать ничего не буду, но постараюсь сделать все, что в моих силах.

Глава 2

Так я попал на конспиративную оперативную базу КГБ, где-то в Подмосковье, а где я и сам пока не понял. Везли в автобусе с закрытыми окнами, привезли куда-то в лес. Почему в Подмосковье? Так ехали всего пару часов. Вокруг базы высокий забор, за забором видно только лес и тишина. Сама база небольшая, сто на сто метров всего снаружи, и посередине – такой средний дачный домик, ну, средний для руководителей государства. Размер домика, где то 40 на 20 метров, двухэтажный особняк, бревенчатый. Несколько окон на первом этаже, несколько на втором, да с лоджией. Обычный, в общем, домик. У ворот, правда, охрана из двух караульных, да куча камер по периметру, но, установлены так, что с наружи не увидишь. Колючей проволоки на заборах нет, но датчики контроля периметра, думаю, присутствуют. Да и собачки тут бегают с серьёзными мордами и умными глазами. Сбоку дома расположен сарай, хм, сарай, выглядит то он действительно как сарай с наружи, но вот внутри там все серьёзно оборудовано для постоянного комфортного пребывания 15 человек. Внутри проведён водопровод от общей скважины участка, есть электричество, кондиционер, холодильник, своя столовая, туалет. Ну, вы поняли, что это караулка, я-то это узнал позже, через несколько дней, когда хотел узнать, что же в этом сарае. Все обошлось, меня просто попросили вернуться в расположение. Да, кстати, расположение. Домик-то этот не простой, под ним четыре этажа вниз общей площадью 6400 квадратных метра. А что вы хотели, здесь ведь не только постоянно проживают, но и несколько часов в день тренируются.

На минус первом этаже – расположены комнаты командиров, там же живёт и майор. Я говорю, живёт, потому что да, действительно живёт, не женат, “развёлся еще в юности, причину никто из ребят не знает", детей нет, вся его семья – это мы. Он наш непосредственный начальник, а выше его мы никого и не знаем. Как он нам сказал – "Вам оно и не надо". На этом же этаже живет и начальник склада, прапорщик Загоруйко Семен Никитич. Человек степенный, спокойный, но задевать его не стоит. Он на спор пальцами одной руки рублёвую монету в конвертик выгибает. Да и чревато это, с начальником склада лучше дружить. По возрасту, он уже давно на пенсии, но вот уходить не хочет, его также никто не ждёт, да и жилья своего нет, бессребренник, хоть и начальник склада. Мы его зовём просто Никитич, сам так просил, но при посторонних, если такое случается, то только товарищ прапорщик.

На этом же этаже расположена общая столовая и кухня. Столовая небольшая, на сорок пять человек всего рассчитана. Нетипично как-то, взвод не взвод, да и служивые все офицеры, до капитана включительно. Правда их всего двое, но старлеев и лейтенантов где-то поровну, человек по двадцать, да плюс я тут, сержант. Дико как-то первое время для меня было, пока ребята не сказали – " Ты Стрелок чё мнешься? Успокойся и расслабься, здесь тебе не твоя родная рота, здесь вокруг люди уже давно устоявшиеся, беспричинно никто не обидит, главное сам не косяч. Да и сложно это здесь накосячить, все ведь вместе, на виду круглые сутки. И позывной возьми себе, Стрелок не пойдет, это твоя фамилия, "Ухватом" будешь, как тебе?" – " Не вопрос, Ухват, так Ухват, мне нравится, и в тему" – " Тут у всех в тему, проще запомнить и ни за что не ошибёшься, и бросай свои – "товарищ лейтенант", обращайся по позывным. Будь проще и люди к тебе потянутся." Вот так я и "прописался" и успокоился, да и ребята ведь не старые. Лейтенантам слегка за двадцать, старлеям чуть больше. Это только оба капитана за тридцать. Ну и конечно штаб находится здесь же. Начальником штаба здесь тоже майор, Лисиков Павел Константинович. Он здесь не живёт, да и бывает не каждый день. Через него мы и держим связь с внешним миром. Через него же получаем и задания. А Гущин уже разрабатывает его исполнение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8