Бретт Финлей.

Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет



скачать книгу бесплатно

Делать / Не делать

+ Делать. Ешьте ради своих микробов, а не только ради своих желаний. В вашем рационе должно быть много овощей, фруктов и клетчатки, а также других пищевых групп, и поменьше сладкого. Разнообразная диета – это здоровая диета для вас, ребенка и микрофлоры.

+ Делать. Дополните свой рацион ежедневным курсом пробиотиков, йогуртом или кефиром. Увеличив рост полезных бактерий во влагалище, вы обеспечите передачу их ребенку, в организме которого они выполняют очень важные роли.

+ Делать. Если возможно – старайтесь предотвращать инфекционные заболевания. Вы не только избежите плохого самочувствия во время беременности, но и избежите необходимости лишний раз принимать антибиотики. Чаще мойте руки, избегайте близких контактов с больными, следуйте современным рекомендациям на тему того, какой пищи стоит избегать беременным. Если прием антибиотиков необходим, начинайте (или продолжайте) принимать пробиотики.

Во время беременности

– Не делать. Не расстраивайтесь по мелочам и старайтесь по возможности контролировать стресс. Сильный стресс у матери связан с разнообразными расстройствами у детей и изменениями микробиома. Если стресс прочно обосновался в вашей жизни, постарайтесь получить помощь врача. Даже если ваш стресс не очень силен, постарайтесь его ограничить, введя в режим дня зарядку, йогу или медитации.

+ Делать. На всякий случай применяйте вагинальные суппозитории с пробиотиками в третьем триместре, чтобы снизить вероятность положительного анализа на стрептококки группы В. Отрицательный анализ на стрептококк повышает вероятность того, что вы будете рожать без антибиотиков.

Кому ложечку земли?

Возможно, одно из самых странных желаний при беременности – стремление есть грязь. Это форма пикацизма (непреодолимого желания употреблять в пищу что-то малосъедобное). Некоторые эксперты считают, что грязевой пикацизм – это попытка организма хотя бы таким способом получить минеральные вещества, и он связан с недостатком железа, от которого страдают многие беременные. Впрочем, точные причины, по которым некоторые будущие матери едят грязь, до сих пор не выяснены.

Распространение грязевого пикацизма зависит от культуры и социально-экономического статуса. В Кении он встречается настолько часто, что считается одним из признаков беременности; землю и грязь едят 56 % беременных. Даже в США 38 % бедных женщин из южного Миссисипи говорили, что им хочется есть грязь или глину. Грязевой пикацизм настолько распространен, что вы можете даже заказать грязь через Интернет, чтобы удовлетворить свое желание! Однако не стоит забывать, что беременные женщины более уязвимы для инфекционных болезней, и поедание грязи может быть опасным. Грязь – это известный источник патогенов, токсинов и даже свинца, так что для удовлетворения даже самых странных желаний это не очень хороший вариант.

Глава 4
Рождение: добро пожаловать в мир микробов
Все идет по плану

В 3:50 утра, за неделю до предварительной даты родов, Эльза поняла, что у нее начались схватки.

Она спала (сон под конец беременности, если честно, должен называться как-то по-другому, потому что это совершенно не то же состояние, что обычно), и тут у нее отошли воды, «сообщив» ей и ошарашенному мужу, что время пришло. Сидя в мокрой постели, они нервно хихикали, понимая, что очень скоро их уже ждет встреча с маленьким сыном. Они составили целый план родов: схватки в ванне, «веселящий газ» для борьбы с болью, четкий план возможных вмешательств, – а потом, когда схватки станут повторяться слишком часто, они спокойно наденут удобную одежду, возьмут уже заранее сложенные сумки с вещами (в том числе журналами, iPad в качестве плеера и видеокамеры, массажером и каталитической грелкой), еду, энергетические напитки, позвонят своим родителям и поедут в роддом. Детское кресло у них в машине стояло уже с месяц, они даже несколько раз съездили до госпиталя и обратно. Они уже знали, где лучше парковаться и где находится роддом. В общем, Эльза с мужем предусмотрели все… по крайней мере, они так думали!

Первое же происшествие разрушило весь идеальный план: воды отошли раньше, чем начались схватки (это называется «преждевременный разрыв мембран», или ПРМ). Эльза хотела пересидеть схватки дома, но сейчас она понимала, что в больницу надо ехать прямо сейчас. При отходе вод разрывается мешок с амниотической жидкостью, которая защищает плод. В отходе вод до схваток нет ничего необычного – такое случается примерно у каждой десятой женщины, – но в этих случаях за детьми нужно тщательно наблюдать из-за повышенного риска осложнений, например, выпадения пуповины или инфекции.

Через пятнадцать минут они уже стояли в дверях. Они оделись, схватили сумку, забыли еду (ой!), а родителям решили позвонить уже по пути. Еще десять минут понадобилось Эльзе, чтобы найти более-менее удобную позу, чтобы сесть в машине, и тут у нее случились первые настоящие схватки. Они были невероятно сильными. «Если это уже начинаются роды, – подумала она, – я не справлюсь с болью». Муж Эльзы, Пол, до этого вызвался наблюдать за ее схватками. Он даже установил на телефоне специальное приложение, которое отсчитывает время между схватками и предлагает поставить им оценку по интенсивности от одного до пяти. Увидев первые схватки, Пол тут же достал телефон и отметил время начала и окончания, а потом возбужденно спросил Эльзу:

– Как ты оцениваешь эти схватки, дорогая?

Смотря на него отсутствующим взглядом, совершенно потерявшая голос Эльза с трудом разжала руку и показала пять пальцев.

– Пять? – спросил Пол. – Невозможно, они же только начались!

Эльза лишь взглянула на него (о, этот взгляд, который ощутили на себе столько мужей во время схваток!) и сказала:

– Поехали уже!

Когда они доехали до госпиталя, матка Эльзы уже раскрылась на пять сантиметров (примерно наполовину), и схватки были очень сильными.

– Забудь о плане! – заорала она. – ЭПИДУРАЛКУ МНЕ, СРОЧНО!!!

Медсестра прикрепила к животу Эльзы монитор, чтобы наблюдать за сердцебиением младенца и артериальным давлением Эльзы. После следующей схватки (они уже повторялись каждые три минуты) медсестра заметила, что сердцебиение плода замедлилось – не намного, но достаточно заметно, чтобы на всякий случай позвать акушерку. Затем, когда медсестра собралась ставить Эльзе капельницу, ребенок заерзал, и Эльзе стало еще больнее. Хуже того, сердцебиение сильно замедлилось. Акушерка понаблюдала за ребенком во время следующих схваток и предположила обвитие пуповины.

– Нужно доставать его прямо сейчас, – сказал врач.

Следующие несколько минут показались Эльзе часами. Ее спешно привезли в операционную и дали спинальную анестезию для кесарева сечения, после чего впустили Пола. Эльза и Пол были в ужасе.

Но совсем вскоре после этого они услышали самый прекрасный в мире звук – плач их малыша Илайджи. Педиатр и медсестры быстро осмотрели Илайджу, чтобы убедиться, что с ним все в порядке (так и оказалось). Взвесив и измерив малыша, они принесли его родителям, которые плакали от облегчения, волнения и любви.

– Вот тебе и идеальный план, – сказал Пол. Плач перерос в хохот – они поняли, что по плану не пошло вообще ничего. Да и неважно уже: ребенок родился, все хорошо. Пол достал телефон, сделал первую фотографию Эльзы и Илайджи и отправил ее новоиспеченным дедушкам и бабушкам – всего часа через два после того, как у Эльзы отошли воды в спальне.


Эпидемия кесаревых сечений

Роды происходят в самых разных обстоятельствах, длятся разное время, да и результаты у них бывают разные, но все-таки у них есть две общие вещи. Во-первых, как в случае с Эльзой и Полом, они редко идут по плану; роды совершенно непредсказуемы. Во-вторых, никто и никогда не забывает родов – как они прошли, когда, и как при этом роженица себя чувствовала. Никакое другое событие в жизни нельзя сравнить с родами по интенсивности и эмоциональному воздействию. С биологической точки зрения рождение ребенка – это вершина нашего существования, но вот человеческие роды очень болезненны и часто рискованны. По сравнению с обезьяньими человеческие роды идут дольше, и они более опасны. Роды Эльзы прошли необычно быстро – всего за два часа, но у большинства первородящих женщин роды идут в среднем часов по десять, а у некоторых – и того дольше. Кроме того, примерно у каждой 250-й женщины рождается младенец, у которого голова слишком большая, чтобы пролезть в родовой канал, и в этом случае требуется кесарево сечение. Можно было бы подумать, что эволюция сделает выбор в пользу легких родов, но наши тела не слишком-то улучшили процесс. До появления современного акушерства и гинекологии смертность составляла примерно 70 детей на 1000 родов. С тех пор статистика улучшилась, но тем не менее даже сегодня 500 000 женщин в год умирают из-за осложнений при родах. Почему человеческие роды – такая сложная и опасная работа?


Наши роды – самые сложные в природе из-за того, что мы ходим на двух ногах и у нас большой мозг.

Ученые считают, что наши роды сложнее, чем у других видов, из-за «человеческого состояния»: мы ходим на двух ногах, и у нас большой мозг. Хождение на двух ногах стало несомненным преимуществом для наших предков: с помощью рук они смогли брать фрукты и другую еду, носить разные предметы (а также детей), охотиться, делать орудия труда, а выпрямившись во весь рост, люди смогли видеть поверх кустов. Но за это преимущество пришлось заплатить анатомическую цену – бедра у людей сузились, чтобы лучше держать равновесие и поддерживать вес тела на двух ногах. Еще одна уникальная черта людей – большой размер мозга. Благодаря развитому мозгу люди могут производить математические расчеты, строить небоскребы и читать книги. Большой мозг (и, соответственно, большая голова) плюс узкие бедра? Такой расчет может произвести любой человек: именно из-за этого у нас схватки пятого уровня по шкале Эльзы, и именно поэтому нам иногда необходимо кесарево сечение.

С медицинской точки зрения кесарево сечение – это настоящее чудо: оно спасло жизни множеству матерей и детей. Представьте, насколько ужаснее прошли бы роды Эльзы, если бы кесарево сечение сделать было нельзя. Пуповина обвилась вокруг шеи Илайджи, из-за чего он не получал достаточного притока кислорода и крови к мозгу. Илайджа получил бы серьезную травму мозга или даже умер от удушья, если бы врач-специалист не извлек его хирургическим путем. Сто лет назад матери и дети намного чаще умирали во время родов, и современное кесарево сечение сыграло важнейшую роль в предотвращении этих смертей.

Где и когда было сделано первое кесарево сечение, история умалчивает, но есть рассказы о похожих операциях еще в Древней Греции. Обычно считается, что современное название этой хирургической процедуры происходит от имени римского императора Юлия Цезаря, якобы рожденного таким способом. В Риме существовал закон, требовавший разрезать живот умирающим или умершим роженицам, чтобы попытаться спасти хотя бы ребенка. К сожалению, матери очень редко переживали такие операции в древности, и их делали только в самых крайних случаях. После того, как вошли в норму анестезия и антисептики, кесарево сечение стало намного более безопасной процедурой, и оно спасло множество жизней. В начале XX века на каждую 1000 родов умирало 9 женщин и 70 детей, а сейчас – лишь 0,1 женщин и 7,2 ребенка. Снижение смертности более чем на 90 % – настоящий триумф современной медицины.

Тем не менее в течение десятилетий кесарево сечение проводилось только в случае медицинской необходимости – если под угрозой оказывалось жизнь и здоровье матери и/или ребенка. Однако в последней четверти XX века количество кесаревых сечений стало расти экспоненциально. В 1970 году кесарево сечение в США проводилось лишь при 5 % родов, в 1990 – уже при 25 %, а в 2013 – при 33 %. Всего за сорок лет при помощи кесарева сечения стал рождаться уже не каждый двадцатый ребенок, а каждый третий. В Канаде количество кесаревых сечений чуть поменьше – 27 %, но тем не менее она тоже пережила 45-процентный рост с 1998 года.

Кесарево сечение ранее проводилось только в случае медицинской необходимости, если под угрозой была жизнь мамы или ребенка.

В отличие от первоначального спада в смертности матерей и младенцев, резкий рост числа кесаревых сечений в последние тридцать пять лет не улучшил показатели ни смертности, ни морбидности (заболеваемости). Напротив: кесарево сечение, выполненное не по медицинским показателям (элективное), рискованнее, чем естественные роды. Кесарево сечение – это сложная операция, которая несет с собой большой риск кровопотери и инфекций для матери. Кроме того, любая мать, которой делали кесарево сечение, может с уверенностью сказать, что восстановление длится куда дольше, чем при естественных родах, не говоря уж об ограничении мобильности – нужно дождаться, пока шов на животе полностью заживет. Трудно и держать ребенка, и вставать, чтобы сменить ему подгузник (хотя постойте – может быть, это и плюс), иногда – даже кормить грудью. В 1985 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) установила, что идеальное количество кесаревых сечений не должно превышать 10 – 15 %. Новые исследования показывают, что это число ближе к 10 %. Когда количество кесаревых сечений в популяции приближается к 10 %, смертность, связанная с родами, снижается. Но вот когда их количество становится выше, показатели смертности уже не улучшаются.

У широкого распространения необязательного кесарева сечения есть много объяснений; если обсуждать все связанные с этим сложности, понадобится еще одна, отдельная книга. Достаточно сказать, что количество кесаревых сечений все растет, и это превращается в настоящую эпидемию и глобальную проблему здравоохранения. Многие эксперты не согласны с этим взглядом и одобряют увеличение числа кесаревых сечений, потому что эта процедура очень безопасна, пусть и рискованнее, чем естественные роды. Современные акушеры великолепно подготовлены для проведения этой операции, а большинство осложнений, вызванных ею (довольно редких), можно вполне вылечить в госпитале. Матерям кесарево сечение тоже дает преимущество: реже бывает недержание мочи, они избегают родовой боли (и, соответственно, меньше боятся родов), да и вообще запланировать рождение заранее очень удобно. Для некоторых женщин запланированные, безболезненные роды – это просто мечта.

Если говорить о ребенке, то сторонники кесарева сечения уверяют, что осложнения для здоровья младенцев, рожденных при помощи элективного кесарева сечения, редки и обычно излечимы. Дети, появившиеся на свет с помощью кесарева сечения, действительно выглядят не так, как дети, прошедшие через родовой канал (их головки не сплюснуты), но через несколько дней все дети уже выглядят одинаково. Впрочем, несмотря на то, что сторонники кесаревых сечений правы, утверждая, что тяжелые осложнения при родах, в частности, мертворождение, при кесаревом сечении очень редки, сейчас стало известно, что кесарево сечение представляет опасность для здоровья – в том числе из-за повышенного риска хронических расстройств в дальнейшей жизни, таких как астма, аллергии, ожирение, аутизм, синдром раздраженного кишечника и целиакия. Риск всех этих проблем при кесаревом сечении возрастает примерно на 20 %. Это невероятно беспокоит, учитывая, что во многих странах количество кесаревых сечений намного превышает рекомендации ВОЗ.


По миру гуляет новая эпидемия – необязательное кесарево сечение.

6,2 миллиона человек в год ложится под нож без каких-либо на это показаний.

Страны-рекордсмены: Бразилия, Китай, США, Мексика и Иран.

Ситуация в Бразилии вообще критическая: многим женщинам приходится рожать путем кесарева сечения без всякой на то медицинской необходимости просто потому, что в госпиталях слишком мало палат для естественных родов (см. «Бразильцы любят кесарево сечение»).

Хорошая (ну, типа «хорошая») новость: расстройства вызываются не самой процедурой. Дело только в том, что не происходит в те несколько минут, что требуются врачу для хирургического удаления ребенка из матки: ребенок не контактирует с богатыми микробами влагалищем и фекалиями матери.


Грязное рождение – хорошее рождение

Самая первая встреча младенца с микробами чаще всего происходит, когда его головка проходит через влагалище матери. Как уже говорилось, влагалище содержит очень много микробов, так что нескольких секунд (или минут), за которые младенец проходит по родовому каналу, достаточно, чтобы на губах, носу, глазах и коже осело немало из них. Кроме того, у многих женщин во время родов (особенно когда они тужатся) опорожняется кишечник. Младенцы обычно выходят из родового канала лицом к материнскому анусу; сейчас считается, что эта позиция обеспечивает дополнительный контакт с фекальными микробами матери.

Все дети оказываются покрытыми микробами сразу после рождения вне зависимости от того, как они родились.

Все совершенно логично. Мир полон микробов, и все дети оказываются покрыты ими сразу после рождения, как бы они ни родились. Почему бы тогда не гарантировать, что ребенок окажется покрыт микробами, которые для него полезнее всего? Природа предусмотрела, что при естественных родах первые микробы, с которыми встречается младенец, – те, которые помогают переваривать молоко, а также способствуют развитию незрелой иммунной системы и даже защищают от инфекций. Влагалищные выделения полны Lactobacillus, а другие переваривающие молоко бактерии, Bifdobacterium, живут в фекалиях. Вы, наверное, слышали эти названия в рекламе йогуртов. Их не случайно поставила себе на службу молочная промышленность: они – настоящие эксперты по перевариванию и ферментации молока и приносят пользу здоровью. Сами того не зная, все матери снабжают своих малышей особым набором микробов, лучше всего удовлетворяющих потребности малыша. Вскоре после рождения младенцы начинают инстинктивно тянуться к материнской груди – именно грудное молоко требуется этим микробам, чтобы начать активно размножаться в кишечнике. Эта прекрасная синхрония биологических событий – отличный урок того, как работает природа.

Но, к сожалению, не любое рождение обеспечивает передачу новорожденным полезных микробов. Как уже обсуждалось в главе 3, если влагалищная микрофлора разбалансирована (во влагалищных выделениях мало лактобацилл), или у женщины положительный анализ на стрептококк группы В, то малыш не получит той же «микробной ванны». Учитывая, насколько важно получить эти полезные микробы при рождении, очень важно, чтобы женщины тщательно следили за влагалищной микрофлорой в последние недели перед родами. Если появляются малейшие признаки вагинальной инфекции (чесотка, жжение во время мочеиспускания, ненормальные выделения), будущей матери рекомендуется проконсультироваться с врачом и начать курс пероральных или вагинальных пробиотиков. На самом деле, учитывая, что прием пробиотиков во время беременности полностью безопасен, всем беременным стоит включить их в свой рацион, особенно в последние недели перед родами (см. также дополнительные рекомендации в главе 3).

Прием пробиотиков во время беременности не опасен, а полезен. Ученые рекомендуют включить их в рацион, особенно, в последние недели перед родами.

Если бы на роды можно было смотреть в микроскоп, то мы бы сразу увидели, насколько кесарево сечение отличается от естественных родов: микрофлора у детей совершенно разная. Исследования, сравнивавшие кишечную микрофлору новорожденных в первые дни и недели после рождения, всегда показывают, что у детей, появившихся на свет после кесарева сечения, меньше Lactobacillus и Bifidobacterium, да и состав некоторых других бактерий различается. Этих детей колонизируют микробы, часто встречающиеся на коже, почве и других внешних поверхностях, а не те, что живут во влагалище и кишечнике. Что еще неприятнее, некоторые из этих различий наблюдаются у детей даже в семилетнем возрасте, по данным голландского исследования, опубликованного в 2014 году.

Чтобы лучше понять, насколько отличается кесарево сечение от естественных родов с точки зрения микробов, давайте посмотрим, какими будут первые контакты ребенка с микробами после кесарева сечения. Каждый новенький ребенок оказывается в руках врача, на которые надеты стерильные перчатки, затем его переносят на столик или на весы, где трогают медицинскими инструментами и тканями. Еще в процессе он может задеть чей-нибудь белый халат или руку. Если все хорошо, то через несколько минут младенца приносят родителям, и они наконец-то касаются и целуют его – есть контакт с кожей и ртом. Очень часто малыша запрещают кормить грудью до тех пор, пока мама не отойдет от анестезии, на что требуется несколько часов (хотя в нескольких госпиталях сейчас кормление разрешается и сразу после родов). В этот период малыша начисто вытирают, кутают в чистое больничное одеяло, кладут в прогреваемую лампой колыбельку и дают теплую стерильную молочную смесь. Все это время ребенок контактирует с воздухом, в котором носится много микробов, но они заметно отличаются от маминых микробов – тех, к контактам с которыми при рождении адаптирован наш организм. Иногда проходит не менее двух часов, прежде чем малыша возвращают маме, и он наконец-то впервые прикладывается к груди.


Посеем надежду на будущее

Очевидно, что младенец, родившийся путем кесарева сечения, теряет кое-что важное – тот самый первый контакт с мамиными микробами. Но вместо того, чтобы осуждать матерей, которые решили так рожать – или даже не решили, а просто иначе родить не могли, – давайте лучше посмотрим, что можно сделать, чтобы «подружить» кесарево сечение с микрофлорой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6