Борис Миронов.

Ура-путинизм. Кто толкает Россию к гражданской войне



скачать книгу бесплатно

Деньги, поступившие в 17 фирм, далее переводились на счета подставных российских коммерческих компаний, так называемых ООО, созданных банком «ДИСКОНТ» (среди которых ООО «Соланж» и ООО «Сатурн-М»), а уже с них – на счета трех иностранных офшоров на Кипре и Британских Виргинских островах. Отдельно в этой схеме, по словам того же источника, выделялась российская «дочка» крупного европейского банка: «Банк не пользовался услугами 17 подставных фирм, а использовал свои собственные. Из них деньги переправлялись через «ДИСКОНТ» в три иностранных офшора, а из них уже через австрийский «Райффайзен» – в другие иностранные банки». Как утверждают в МВД, данная схема проработала около полутора лет. «Массовый отток денег чиновников за границу начался еще в 2001–2002 годах одновременно с резким ростом цен на нефть, – сообщает источник. – Но это никогда раньше не носило столь централизованного характера, обычно деньги уводились различными группировками по отдельности. В схеме же, завязанной на банк «ДИСКОНТ» и австрийский «Райффайзен», были замешаны практически все крупные банковские структуры и примерно один и тот же круг чиновников».

Кроме вывода денег за границу через банк «ДИСКОНТ» централизовано осуществлялось обналичивание крупных сумм внутри России. В этом участвовали некоторые банки из упомянутого списка. Схема работала предельно отлаженно, а использовались в ней, как правило, гастарбайтеры из стран СНГ, а также нерезиденты из стран Прибалтики. «Как правило, гастарбайтер привозился в один из банков (из списка более чем 50 банков – «The New Times»), куда предварительно на его имя осуществлялся денежный перевод на физическое лицо по поручению банка «ДИСКОНТ». За один раз гастарбайтером могли сниматься суммы от нескольких десятков тысяч до полутора миллионов долларов. За один рабочий день в различных банках по такой схеме могли обналичивать до нескольких десятков миллионов долларов. После этого деньги забирались, а гастарбайтер получал свои копейки». Так, только в одном из банков, фигурирующих в списке, за короткий период времени были осуществлены переводы на физических лиц – нерезидентов и обналичены суммы в 1,36 млн, 257 тыс., 566 тыс., 420 тыс. и 824 тыс. долларов. По данным источников, банки можно было бы обвинить в нарушении 115-го федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Согласно статье 7 этого закона, банк обязан не позднее рабочего дня, следующего за днем совершения операции, предоставлять в Федеральную службу по финансовому мониторингу всю информацию об операциях, превышающих сумму в 600 тыс. рублей (около $23 тыс. – «The New Times»). Как заявляет источник, информация о всех переводах из банка «ДИСКОНТ» на конкретных физических лиц в другие российские банки предоставлялась задним числом с большим опозданием. По данным МВД, российские банки, участвовавшие и в переводе денег за границу и в обналичивании средств через банк «ДИСКОНТ», якобы получали за каждую проведенную операцию «до 10 % от общей суммы».

Как стало известно The New Times, еще в марте 2006 года в департаменте Центрального банка России, ответственном за банковское лицензирование, и до сентября 2006 года возглавляемом зампредом Андреем Козловым, был подготовлен аналитический документ о возможном отмывании средств через иностранные банки целым рядом российских коммерческих организаций, а также физическими лицами.

Информация, озвученная в докладе, была взята на проверку Департаментом экономической безопасности МВД. Уже в июле 2006 года Андрей Козлов в узких кругах говорил о трех иностранных компаниях, через которые идет основной «отмывочный» поток за границу. К концу августа общая схема потока денег через банк «ДИСКОНТ» и три иностранных офшора со счетами в австрийском «Райффайзене» была установлена, и 31 августа зампред ЦБ лично настоял на отзыве лицензии у банка «ДИСКОНТ». Спустя 8 дней по итогам проверки Департамента экономической безопасности МВД и при непосредственном содействии Козлова было возбуждено уголовное дело № 248089 в отношении неустановленных лиц из числа сотрудников банка «ДИСКОНТ». Еще через 5 дней, 13 сентября 2006 года, на зампреда Центрального банка было совершено покушение, когда он выходил из спорткомплекса на улице Олений Вал в Москве. Его водитель скончался от полученных ранений на месте, а сам Козлов умер на следующее утро в больнице.

Уголовное дело, возбужденное по факту убийства Андрея Козлова, было передано в управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры РФ. Вскоре представители ведомства официально заявили, что у следствия нет никаких сомнений в том, что «убийство замглавы Центробанка связано с его профессиональной деятельностью». Уже в октябре 2006 года было объявлено о задержании исполнителей убийства – трех граждан Украины, приехавших в Москву из Луганска. Чуть позже, в ноябре, были задержаны посредники в организации покушения. В начале декабря 2006 года генпрокурор Юрий Чайка заявил на пресс-конференции в Москве: «Можно говорить о том, что уголовное дело раскрыто». Спустя месяц, 11 января 2007 года, в Москве был задержан главный подозреваемый в организации убийства – банкир Алексей Френкель. Однако собеседники «The New Times» в МВД, в Госдуме и в банковском сообществе убеждены, что «Френкель никакого отношения к убийству не имеет; задержан он был по одной-единственной причине – он довольно подробно знал схему отмывания «черных» денег, как и вообще многие в банковском секторе, но при этом не отличался особой молчаливостью». Из источников «The New Times», близких к Генпрокуратуре, стало известно, что банк «ДИСКОНТ» в деле об убийстве Андрея Козлова не фигурировал ни на одном из этапов. Никаких заявлений о возможной связи возбужденного 8 сентября при непосредственном сотрудничестве зампреда Центробанка и ДЭБ МВД уголовного дела № 248089 и убийства, совершенного спустя пять дней после возбуждения дела, озвучено не было.

О том, что Френкель не будет молчать, было понятно уже после его задержания, когда стало известно о том, что еще в декабре 2006 года он намеревался открыто выступить в СМИ с обвинениями в коррупции в адрес руководства Центрального банка и критикой его политики по отзыву лицензий. В российские газеты попали так называемые три письма Френкеля, в которых подробно описывается схема обналичивания крупных сумм различными банками и вывода за границу через офшоры «серых» средств…

Raiffeisen Zentralbank Oesterreich AG, видимо, был выбран не случайно. Как сообщили источники в МВД, связано это в первую очередь с тем, что через австрийский «Райффайзен» идет основной поток денег на строительство Северо-Европейского газопровода (СЕГ) по дну Балтийского моря от России (Выборг) до Германии (Грайсфальд). «Под прикрытием этих денег параллельно выводятся деньги целого ряда высоких российских чиновников и контролируемых Департаментом экономической безопасности ФСБ коммерческих структур», – отметил источник.

Строительство СЕГ началось в декабре 2005 года и по планам продлится до 2010 года. Главным оператором проекта стала компания Nord Stream, 51 % акций которой принадлежат «Газпрому» и по 24,5 % – немецким компаниям BASF AG и E.ON AG. Президент Института национальной стратегии Станислав Белковский в интервью «The New Times» утверждает, что деньги на строительство Северо-Европейского газопровода идут «в том числе и через австрийский «Райффайзен». «По моим данным, этот банк вообще давно принадлежит нашим согражданам – господину Ковальчуку и компании, они уже выкупили часть акций банка. Именно с этим и связаны столь тесные и теплые отношения», – продолжил Белковский.

Объем сумм, идущих на строительство газопровода, оценивается, как официально заявил в апреле 2006 года генеральный директор «Газпром экспорт» Александр Медведев, в $10,5 млрд. Любопытно, однако, что изначально озвученная сумма строительства была около $5 млрд. «Объяснить экономическими причинами, почему стоимость проекта буквально за четыре месяца возросла более чем в два раза, невозможно, – утверждает президент Института энергетической политики Владимир Милов. – Один километр газовой трубы в мире стоит от $600 тыс. до $1,5 млн, а при строительстве СЕГ уже сейчас цена одного километра достигает $2,5 млн». Значит ли это, что $1 млн с каждого километра трубы идет в откат?

Как стало известно «The New Times» из источников в Генпрокуратуре, в ближайшие дни в стенах ведомства должен рассматриваться вопрос о «списании дела (о банке «ДИСКОНТ». – «The New Times») как незначительного» и переводе его на рассмотрение «в одно из территориальных подразделений ГУВД Москвы или московской прокуратуры». Задача – прикрыть дело окончательно. Одновременно с этим, как заявил адвокат банкира Алексея Френкеля Игорь Трунов, совершенно неожиданно 17 мая в Генпрокуратуре ему сообщили, что следствие по делу его подзащитного завершено и в течение ближайшей недели будет передано в суд. Все попытки адвоката заявить ходатайство о проведении дополнительной экспертизы были встречены отказом.

По имеющейся у «The New Times» информации, в самое ближайшее время должна произойти серия громких увольнений ряда российских чиновников различных уровней, причастных к коррупционным делам. Как сообщили источники в МВД, «под прикрытием коррупционных зачисток в ведомстве могут начаться увольнения людей, с самого начала занимавшихся делом по «ДИСКОНТУ». Цель – сократить до минимума круг лиц, знающих о схемах вывода денег через указанный банк. Так, по нашей информации, в ближайшее время может быть уволен один из руководителей оперативно-розыскной части Департамента экономической безопасности МВД» (Наталья Морарь «Чиновники уводят деньги на Запад», «The New Times», № 15, 21 мая 2007 года).

Статья Натальи Морарь, как видите, вышла в 2007 году, но прописывает механизм незаконного вывода из страны миллиардов, начиная с 2001 года. Глава Центрального банка Сергей Игнатьев говорит о том же самом в июне 2013 года. Понятно, что все эти годы банковский механизм преступного высасывания миллиардов долларов из России, работал как нефтяная «качалка» – без сбоев. Это значит, что материал Натальи Морарь хоть и переполошил ФСБ, объявившую автора статьи нежелательной персоной, но так и остался делом одного лишь журнала и пересудов в среде его читателей, зато сегодня он дает нам возможность предположить участие в деле нескольких конкретных фигур из размытой формулировки бывшего главы Центрального банка о том, что криминальный вывод из России денежных средств в многомиллиардных масштабах осуществляется «одной хорошо организованной группой лиц». Кого конкретно называет прекрасно информированный и, очень важно заметить, безупречной репутации среди профессионалов журнал «The New Times»: Юрий Валентинович Ковальчук – бизнесмен, крупнейший совладелец и председатель совета директоров банка «Россия«; Александр Васильевич Бортников – директор ФСБ России и председатель Совета руководителей органов безопасности и спецслужб стран СНГ; Виктор Петрович Иванов – директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, председатель Государственного антинаркотического комитета; Игорь Иванович Сечин – президент нефтяной компании «Роснефть«. Объединяет их всех близость к В. В. Путину. Юрий Ковальчук вместе с Путиным учреждал дачный кооператив «Озеро «близ Приозерска. Виктор Иванов служил вместе с Путиным в КГБ, потом работал плечом к плечу в мэрии Санкт-Петербурга. И Александр Бортников – сослуживец Путина в КГБ. А Игорь Сечин и вовсе с 1991 года от Путина ни на шаг – с управления внешнеэкономических связей исполкома Ленсовета.

Журнал «The New Times» продолжает выходить, не растеряв за эти годы авторитета серьезного источника информации, на «The New Times» безбоязненно ссылаются самые солидные издания как в России, так и за рубежом. Но и скандальные герои публикаций «The New Times» Ковальчук, Бортников, Иванов, Сечин продолжают занимать высшие государственные, финансовые посты, из ближайшего окружения Президента страны не выпали. Но ведь так не бывает! Так не должно быть! Если люди замешаны в преступном обескровливании российской финансовой системы, они должны ответить, а если журнал возвел на них напраслину, то покаяться должен журнал. Или-или. Третьего не дано. В ситуации, когда речь идет о выводе из страны сотен миллиардов долларов – триллионов рублей – делать вид, что ничего не происходит, – преступно. Да ладно журнал, сегодня можно на «продажных щелкоперов» внимания не обращать, «их дело писать, наше дело плевать», но вот же крупнейшая государственная фигура – Председатель Центрального банка России ударил в набат: «хорошо организованной группой лиц» осуществляется криминальный вывод из России денежных средств на десятки миллиардов долларов в год – и … тишина! Страшная тишина, жутью от нее веет при одном только предположении, что в этом криминальном бизнесе участвует Президент страны. Свои ли деньги на Запад гонит, чужие ли покрывает, но он молчит, а, значит, по всем, что нашим, что не нашим законам, соучаствует.

* * *

Из послания в послание Федеральному собранию Путин не устает твердить одно и тоже: «Деньги должны работать на нашу экономику, в нашей стране, а не «болтаться» в офшорных зонах». Это он говорил в 2005 году, слово в слово повторил через восемь лет, в 2013 году. Бессовестность его даже не в том, что за долгие годы на вершине власти Путиным ничего не сделано, чтобы наши деньги работали на нашу экономику. Да Путин никогда и не брал на себя таких обязательств, он же не говорит: «наши деньги будут работать на нашу экономику» или «мы предпринимаем (предпримем) меры, чтобы наши деньги работали на нашу экономику» и уж тем более не говорит «я обещаю (гарантирую), что наши деньги не будут «болтаться» в офшорных зонах», нет же! он говорит обезличенно-неопределенно ««деньги должны работать на нашу экономику», адресуясь невесть к кому, похоже к самим деньгам. Должны! – и точка. Умный поймет, что эти слова никого, в первую очередь самого Президента, ни к чему не обязывают, и спросить, стали ли «наши деньги работать на нашу экономику», будет не с кого. Наглость Путина заключается в том, что говорит он хоть и пустые по наполнению, но по экстерьеру правильные вещи, а делает преступно противное. Журналисты «Новой газеты» Дарья Пыльнова и Дмитрий Шкрылев, проведя кропотливое расследование, определили, что роскошная путинская белоснежная 57-метровая пятипалубная мега-яхта «Олимпия», сошедшая со стапелей судоверфи в нидерландском городе Папендрехт, выстроенная лидером в производстве королевских океанских яхт компанией «Feadship» за 50 миллионов долларов (не считая ежегодных расходов на содержание и обслуживание судна, которое обычно составляет не менее 10 процентов стоимости мега-яхты), зарегистрирована на офшорной территории в Джорджтауне (George Town), Каймановы острова. Компания Unikom Management Services, за которой в британском судовом регистре Lloyd s числится путинская мега-яхта, является дочерней компанией российского ОАО «Союзкомфлот», сто процентов акций которой принадлежат государству. Совет директоров компании возглавляет помощник Президента Путина Игорь Шувалов («Новая газета», № 38, 2005 год).

Цинично отношение Путина и к борьбе с коррупцией, когда люди, именно Путиным приставленные к основным государственным финансовым потокам, лично Путиным назначенные распорядителями государственной казны, грабят казну и остаются безнаказанными, более того, получают повышение и благодарственную милость Президента в виде высочайших государственных наград. Грабителям Отечества – ордена «За заслуги перед Отечеством». В послании 2002 года Президент Путин чеканит: «Одним из факторов, который делает нашу страну некомфортной, к сожалению, для граждан и негостеприимной для иностранцев – является преступность. Правоохранительные органы должны направлять свои усилия на защиту прав граждан, жесткую борьбу с рэкетом, административным произволом и коррупцией». Через десять лет снова: «Всем очевидны и главные проблемы, ничего нового здесь тоже не скажу – это низкая эффективность государственной власти и коррупция» (из послания Президента Федеральному собранию», декабрь 2012 года). А на деле? Сотни миллиардов рублей из государственного бюджета вложены в госкорпорации. В Агентство по страхованию вкладов – три миллиарда рублей, в «Роснано» – 130 миллиардов рублей, в «Фонд содействия реформированию ЖКХ» – 240 миллиардов рублей, в «Олимпстрой» – 170,79 миллиардов рублей, в «Ростехнологии» – 426 отечественных предприятий, минимальная стоимость активов которых, по оценкам экспертов, составляет 18 миллиардов долларов. Проверив лишь частично их работу, Генеральная прокуратура повсеместно выявила «факты нецелевого и неэффективного расходования выделенных государством финансовых и материальных ресурсов», «расточительное расходование бюджетных средств на выплаты сотрудникам», «факты несоответствия деятельности госкорпорации целям, сформулированным в федеральных законах об их создании» («Новая газета», 25 ноября 2009 года).

О коррупции, разъевшей Кремль, открыто говорит мировая пресса. Сошлюсь для примера на публикацию в «Sunday Times». Успешный бизнесмен, активно участвующий в подготовке зимней Олимпиады 2014 года, 56-летний Валерий Морозов, занимающийся строительным бизнесом, признался, что заплатил крупную взятку в размере четырех миллионов фунтов стерлингов одному из кремлевских чиновников, чтобы заключить выгодный государственный контракт для предстоящих Игр. Морозов рассказал, как участвовал в операции правоохранительных органов по задержанию чиновника. Для защиты своих показаний Морозов прибыл в Великобританию, передав все документы британским адвокатам. «Я обратился в редакцию газеты «Sunday Times», так как прекрасно осознаю, какому риску я подвергся бы, оставив всю информацию в России», – заявил Морозов. На зимние Олимпийские Игры в Сочи Россия собирается потратить примерно девять миллиардов фунтов стерлингов, что более чем в шесть раз превышает затраты на минувшие игры в Ванкувере. Эти игры – любимый проект Владимира Путина. Он видит в них шанс продемонстрировать миру новую Россию. Его претензии на проведение Чемпионата мира по футболу в 2018, обойдя такие западные страны, как Англия, Испания и Португалия, имеют ту же цель.

Решение Морозова предать эту историю огласке поставило Кремль в крайне неудобное положение. Совсем недавно на кремлевское руководство посыпались обвинения со стороны Лорда Трисмана и председателя Футбольной Ассоциации по поводу того, что Россия планирует подкупить судей на следующем чемпионате мира, чтобы повысить собственные шансы на проведение чемпионата в 2018 году.

Морозов, бывший аппаратчик партии коммунистов, имеющий свой бизнес в Эссексе, владеет 74 процентами «Москонверспрома», строительной компании, которая является собственностью Москвы. Четыре года назад компания выиграла государственный контракт на строительство 700квартирного роскошного жилого комплекса на побережье Черного моря. Он предназначен для проживания государственных чиновников на время проведения Олимпийских Игр в 2014. Согласно заявлению Морозова в московскую прокуратуру, от него стали требовать 12 процентов от 33 миллионов фунтов, полученных им под контракт. Деньги необходимо было выплатить наличными и по частям.

«12 процентов довольно крупная сумма, но у меня не было выбора. Мне нужно было заплатить или попрощаться с контрактом, – говорит Морозов. – Деньги я выплачивал около 20 раз в период с середины 2007 по июнь 2009. Обычно я передавал наличные в хозяйственной сумке или небольшом портфеле. В основном это происходило в офисе недалеко от Кремля, а пару раз в машине. В целом я заплатил около 180 миллионов рублей (четыре миллиона фунтов)». В отчаянии он обратился в милицию в отдел по борьбе с экономическими преступлениями Министерства внутренних дел.

По данным «Трансперенси Интернэшнл», лидирующей международной организации, изучающей уровень коррупции в различных странах, Россия занимает 146-ое место из 180 государств по уровню коррупции, пишет «Sunday Times». Большинство россиян убеждены, что все чиновники – взяточники. Удивительным является то, что об этом заговорил и такой человек, как Морозов. Для получения доказательств правоохранительные органы поручили Морозову поучаствовать в ряде операций. При одной из них Морозов заплатил кремлевскому чиновнику около 60 000 фунтов прямо в его офисе. Во второй раз следователи дали Морозову ярко фиолетовый галстук со встроенной видеокамерой, а на спине прикрепили микрофон. Однако все приборы были обнаружены службой охраны в здании, где должна была состояться встреча. Тогда было решено провести встречу с чиновником в московском ресторане «Сливовица». Камеру встроили в ремень Морозова, кроме того, в вазе с цветами, стоявшей на столе между мужчинами, спрятали микрофон. Сотрудники МВД сели за соседний столик. В книге одного из них была установлена скрытая камера. Он заснял, как чиновник получает сумку с содержимым в размере 90 000 фунтов. Из ресторана он вышел с деньгами. К несчастью для Морозова, доказательства были уничтожены. На следующий день после операции сотрудники МВД сообщили ему, что начальство не рискнет начать дело против такого высокопоставленного лица. Морозов перешел в наступление. Он направил два письма Медведеву, где обвинил не только чиновника, но и сотрудников милиции в отказе бороться с преступностью. Кроме того, он подал иск в прокуратуру о факте коррупции в особо крупных размерах. За содеянное он уже поплатился. Морозов рассказал, что он лишился всех прав на управление своей компанией, которая занимается строительством олимпийского отеля. Он утверждает, что правоохранительные органы нарушили закон, не передав данные в прокуратуру (Дэвид Леппард, Марк Франкетти «Sunday Times» от 30 мая 2010 года).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8